Сергей Лесков: Ответный сокрушительный ракетный залп Ирана – это удар не по американским военным объектам в Ираке, а по ушам иранского народа

Сергей Лесков: Ответный сокрушительный ракетный залп Ирана – это удар не по американским военным объектам в Ираке, а по ушам иранского народа
Кого и как учить? Китайцам въезд запрещён. Хакеры атакуют банки. Опасен ли 5G? Передел рыбного рынка. Индексация для работающих пенсионеров
Сергей Лесков: У нас очень неравномерное распределение ресурсов по стране. Где-то не хватает рабочих, а где-то работы. Это беда!
Сергей Обухов: С тех пор, как отменили индексацию работающим пенсионерам, их количество резко сократилось. Стало меньше налогов и отчислений в ПФ
Герман Зверев: В стоимости рыбы - 35% отпускная цена рыбака. Остальное - это перевозка и ритейл
Татьяна Овчаренко: У сбытовых компаний манера обсчитывать и начислять долги просто фантастическая!
Как оплачивают счета в глубинке, где нет почты и денег на интернет?
Валентина Иванова: Норматив школьного питания вырос вдвое – до 75,6 рублей. Но есть проблема ежедневного контроля качества и разнообразия рациона
Почему наши мегаполисы превращаются в гетто?
5G убьёт абонента? Действительно ли высокочастотные сети провоцируют онкологию?
Пассажир, выключи музыку! Надо ли запретить использовать в транспорте гаджеты без наушников?
Гости
Сергей Лесков
Ведущий программ

Константин Чуриков: Ну а сейчас, после долгих каникул, к нам наконец-то вернулся обозреватель ОТР Сергей Лесков, «Темы недели». Сергей, здравствуйте. С прошедшими праздниками.

Сергей Лесков: Спасибо, и вас.

Константин Чуриков: «С отступающим», как сейчас шутят.

Сергей Лесков: Ну там еще старый стиль, они второй волной нас накроют. Лучшее, конечно, вложение для денег – это купить счастливый лотерейный билет и выиграть миллиард рублей, как одна барышня.

Оксана Галькевич: Вам везет?

Сергей Лесков: Мне никогда не везет, на мне всегда все кончается, я всегда последний в очереди.

Оксана Галькевич: Нет, но в любви вам везет, Сергей, мы знаем.

Сергей Лесков: В любви?

Оксана Галькевич: Конечно.

Сергей Лесков: Да никому не везет, вы что! Это такая напасть. Недаром самые достойные люди мировой истории легко обходились без этого, без той любви, на которую вы намекаете.

Так вот. Что случилось за эти дни, пока мы не выходили в эфир? Событий на самом деле очень много, и хорошие, и трагические, драматические, на любой вкус. Прежде всего открыт «Турецкий поток», газопровод из России через Турцию в Южную Европу. Это случилось в первые дни нового года, президент Путин был в Турции, вместе с президентом Эрдоганом они сделали этот символический жест.

Тут, мне кажется, надо отметить несколько важных моментов. Во-первых, ведь сама по себе идея «Турецкого потока», этого газопровода, возникла после того, как не получилось построить газопровод через Болгарию, а еще раньше возникли сложности всем известные газового транзита через Украину. Я напомню, что в советские времена, да даже уже и в постсоветские времена через Украину осуществлялось 95% транзита газа из России, сейчас значительно меньше, по-моему, 40% в зависимости от контрактов, ну 40%, вот. И Россия была вынуждена искать обходные пути, так появился и газопровод через Белоруссию в Польшу «Ямал – Европа», так появился и «Северный поток – 1», «Северный поток – 2», вот эти турецкие варианты. Это печальный вывод, конечно, ведь и Украина, и Белоруссия, как говорит история, в общем-то, ближайшие, почти кровные братья для России.

Но с «братушками» договориться не удалось, а удалось договориться со страной, с которой Россия воевала больше, чем с кем бы то ни было. Ведь были подсчеты, сколько раз Россия и Турция воевали, там какое-то астрономическое число, больше, чем клеток на шахматной доске. Все это говорит о том, что, в общем, в экономике и в политике друзья – это, может быть, самое ненадежное дело. Вот Оксана не даст соврать: говорят, что лучше всего жениться на сироте, может быть, и...

Константин Чуриков: Это говорил герой Андрея Миронова в «Берегись автомобиля».

Сергей Лесков: Да, как говорил в знаменитом фильме.

Оксана Галькевич: Интересные параллели, Сергей. Я не сирота, мне кажется, моему мужу тоже повезло.

Сергей Лесков: Вы не сирота, но когда речь заходит о женщинах и о любви, вы знаете все, что только можно предположить.

Константин Чуриков: Эксперт, конечно, безусловно.

Сергей Лесков: Да, эксперт. Поэтому, конечно же, жениться-то лучше всего на сироте, а вот в таких вещах, в экономике надо быть поосторожнее с друзьями. Вот эта вот история с российскими трубопроводами это подтверждает.

Но есть и еще одни такие наблюдения, как мне кажется, чрезвычайно важные. К слову через «Турецкий поток», там общая мощность у него 30 миллиардов кубометров в год, в Южную Европу пойдет 15, половина. Если прибавить сюда еще «Северный поток – 2», который, я совершенно уверен, в 2020 году, несмотря на американские козни, мы достроим, это еще 55 миллиардов кубометров, это фактически в сумме будет пропускная мощность украинского газопровода, хотя с Украиной мы подписали соглашение о транзите на несколько лет на выгодных для Украины условиях, не замерзать же братскому народу.

Надо сказать, что, в общем, этим Зеленский принципиально отличается от Порошенко, который то и дело стрелял себе в колено, как будто у него коленей, как у сороконожки. Зеленский так все-таки не делает. К слову я не могу не заметить, что если Болгария и Украина идут в фарватере американской политики, то ни один американский президент не выстрелил бы себе в колено: американцы всегда делают так, чтобы извлекать максимальную прибыль, и в этом, как поется в одной песне, они, конечно, правы, вот. Но почему-то те страны, которые находятся под их покровительством, так не действуют.

Ну так вот. Мы говорили в конце года с Костей и Оксаной, когда подводили итоги 2019 года, что год прошел под какой-то звездой российских трубопроводов, можно вспомнить «Силу Сибири» в Китай, «Турецкий поток», «Северный поток», подписание соглашений с Белоруссией и с Украиной. Но кажется, на этом российские трубопроводные планы закончились, и я выскажу робкую надежду, что все-таки Россия обратится к другим источникам экспортных доходов. Сейчас мы от экспорта газа получаем, кстати, около 50–60 миллиардов долларов в год, хорошие деньги при общем ВВП 1,5 триллиона, на самом деле хорошие деньги.

Но надо все-таки развивать перерабатывающую промышленность и высокие технологии, о чем неоднократно говорили руководители страны. Но пока там вот как-то не видно особых достижений, хотя сами по себе газопроводные успехи могут создать какой-то финансовый такой фундамент для подпитки высоких технологий. Дай бог, если это произойдет.

Константин Чуриков: У нас уже очень хороший фундамент, там в этом фундаменте уже...

Сергей Лесков: Фундамент замечательный.

Константин Чуриков: …такая башня выросла из денег.

Сергей Лесков: Хорошо бы, если бы этот фундамент был не бетоном, а некой плодородной почвой, чтобы из него на самом деле пошли какие-то животворительные для развития страны деревца.

Ну так вот. Значит, я думаю, что про трубопроводы мы пока говорить не будем, «Турецкий поток», конечно, расширил наш лингвистический багаж. Что у нас раньше было? «Турецкий гамбит» все смотрели, что еще...

Константин Чуриков: Турецкий чай предлагали когда-то купить.

Сергей Лесков: Чай.

Константин Чуриков: Но на любителя.

Сергей Лесков: Была турецкая кошка, которая называлась, по-моему, турецкий ван какой-то, а теперь появился еще и «Турецкий поток».

Константин Чуриков: Еще можно было сидеть по-турецки.

Сергей Лесков: Еще турецкие бани.

Оксана Галькевич: И по-турецки говорить.

Сергей Лесков: Да, по-турецки говорить, правильно, вот. Но самое хорошее из всего этого набора, друзья мои, – это «Турецкий поток», который с головой накрывает все турецкое, что было раньше. Еще был сын турецко-подданного, вот что.

Ну так вот. На самом деле самые важные события, которые произошли за эти дни, пока у нас были каникулы, – это, конечно, война, квазивойна вокруг Ирана. Я не знаю, надо ли напоминать канву этих событий. Третьего января американцы убили в другой стране, в Ираке, в соседней стране иранского генерала Сулеймани, а у США есть военные базы в Ираке. Восьмого января Иран нанес сокрушительный ракетный удар по американским военным объектам в Ираке.

Константин Чуриков: Но ущерб был минимальным, никто из американцев не пострадал.

Сергей Лесков: Да, ну это удивительно.

Константин Чуриков: Хотя была информация в СМИ, что там под 80 человек погибло.

Сергей Лесков: Сейчас я это прокомментирую. И восьмого же января в Иране погиб при невыясненных обстоятельствах украинский Boeing, лучший самолет украинского авиапарка, почти 180 человек погибло, в основном граждане Ирана и Канады, но тоже иранского происхождения.

В общем, мне кажется, что во всей этой истории надо остановиться на нескольких моментах, которые, мне кажется, заслуживают какого-то толкования и интерпретации. Ну, конечно, если Костя обратил внимание, что сокрушительный удар привел к минимальным жертвам, то... Это, видимо, на самом деле жертв не было. Однако лидеры Ирана сказали, что в результате ракетного обстрела погибло 80 американских террористов, и потом они эту информацию не опровергли, то есть иранский народ уверен, что погибло 80 американских террористов. Сами американцы ничего не знают об этих потерях. Видимо, надо признать, что удар был очень точный, но его точность измеряется именно минимальностью этих жертв. А вообще все это говорит о том, что в современном мире каких-то фактов и правды нет, а есть только интерпретация действительности.

Константин Чуриков: Подождите, может быть, это был в буквальном смысле театр военных действий?

Сергей Лесков: Да, это был театр, да, пантомима. Это был удар по ушам, по ушам иранских граждан, и именно на это все и было рассчитано. И вообще в любом случае, кстати говоря, очевидно, что и Трамп ударил по Ирану вдруг и убил этого несчастного генерала, и Иран произвел этот ответный, удивительной точности залп тоже из каких-то внутриполитических целей. Почему это сделал Трамп? Ну понятно, у него в этом году выборы, необходимо повышать рейтинг на внутриполитической арене. Но ведь и в Иране, мы не забудем, в 2019 году была масса волнений, по-моему, сотня людей погибла, и если персы сплотятся вокруг внешнего врага, особо нелюбимой в этой стране Америки, то опять же это поднимет авторитет аятолла Хаменеи, духовного лидера Ирана. То есть в этом отношении и Трамп, и аятолла Хаменеи действовали одинаково.

Константин Чуриков: Зачем тогда нужна такая демократия, которая предусматривает развязывание войны перед выборами?

Сергей Лесков: Да. Мне это напомнило вы знаете, что? Помните, была схватка Кисы Воробьянинова и отца Федора за стул, когда они держались за стул каждый со своей стороны и беспорядочно пытались попасть ногами друг другу в живот, но ни у кого не получилось. Ипполит Матвеевич кричал: «Может быть, вы, святой отец, еще и партийный?» Тот ему отвечал: «Очень может быть». Вот примерно то же самое: каждый старался нанести другому сопернику минимальный ущерб, но тем не менее для своих сторонников оказаться героем. Кстати, этот самый генерал Сулеймани, он же сотрудничал с предыдущим президентом Обамой по искоренению мирового зла в виде экстремизма и терроризма, а для Трампа он уже оказался врагом, его замочили, завалили, как бандита.

Константин Чуриков: Нам звонит Лариса из Москвы, давайте поговорим с ней. Лариса, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Дело в том, что я так долго ждала, вы, наверное... У меня звук давно отключен. У меня вопрос по газу, наверное, уже не актуальный...

Константин Чуриков: Так, давайте-давайте, спрашивайте.

Зритель: Я хотела спросить Сергея Лескова, он с таким энтузиазмом рассказывал о новых ветках газовых труб...

Константин Чуриков: Сергей очень любит трубопроводы, углеводороды, да.

Зритель: Мне интересен один вопрос: когда окупятся все траты на построение вот этих, понятно, да?

Константин Чуриков: Да, спасибо.

Сергей Лесков: Да. Я неоднократно отвечал на этот вопрос. Если мы только что говорили об императиве американской политики, то американец никогда не откажется от дохода. Доход от трубопроводов у нас очень большой, мы продаем газ за границу, там примерно 250 долларов за тысячу кубометров. Цена газа на внутреннем рынке 60 долларов за тысячу кубометров – видите, в 4 раза дороже. За эти деньги удается проводить отчасти, конечно, газификацию.

У нас есть программа газификации районов России, на 15% она повысилась за последние, по-моему, 12 лет, сейчас уровень газификации российских населенных пунктов подбирается к 70%, хотя, конечно, он должен быть выше, я согласен. Но это один из источников тех денег, на которые живут все наши бюджетники. Хотя я с вами согласен, лечить детей, повышать зарплаты – это первоочередная задача любого правительства. Я, кстати, вот о чем мы сейчас говорим, я к этому плавно перейду. Так вот...

Оксана Галькевич: Но телезрительница имела в виду, когда окупятся затраты на строительство.

Сергей Лесков: Что такое?

Оксана Галькевич: Сколько потрачено было на строительство «Турецкого потока» и когда... Есть же планы.

Сергей Лесков: Они окупятся очень быстро.

Оксана Галькевич: Очень быстро?

Сергей Лесков: Конечно. Там затраты порядка 10 миллиардов. Вы посчитайте: если Россия в год получает от экспорта 50–60 миллиардов, то как раз затраты на трубопроводы окупаются довольно быстро, тут сомнений нет. Я думал, что вопрос с подковыркой, а он такой был. Нет, это быстро окупается, и здесь на самом деле капитальные затраты не слишком велики, это не строительство, предположим, Международной космической станции с непонятными затратами.

Ну так вот, по поводу иранского кризиса. Мне кажется, что он имеет огромные какие-то цивилизационные и корни, и последствия. Прежде всего Костя уже сказал, что это за демократия. На самом деле что это за демократия? В Америке выборы, и в рамках этой демократии Трамп считает возможным убивать мировых лидеров, это странно. Еще до этого в рамках демократии было уничтожено государство Ливия, разгромлен Ирак, где непонятно, кто сейчас у власти, да и масса других трагедий в мире происходила из того, чтобы провести транзит демократии, как ее понимает Америка, в другие страны. Мы об этом неоднократно говорили в наших передачах.

Я думаю, что здесь дело не столько в демократии, а в том, что... Демократия – это не больше, чем процедура. Мое мнение, что все-таки в мире сейчас есть другая религия, эта религия называется экономикой, извлечение прибыли. Как говорил китайский лидер Дэн Сяопин, единственный смысл истории – это развитие, он, собственно, Китай и сподвигнул на этот путь. И все страны вне зависимости от религии и формы правления сейчас пытаются развивать экономику, развиваться, как говорил Дэн Сяопин. Все политические лидеры на всех демократических выборах говорят исключительно об экономике и о том, как будет развиваться эта страна. В этом отношении Иран ничем не отличается от США.

Но модель развития на самом деле лучше всего в Америке. Цифры, конечно, там удивительные, я не знаю, 20% мирового ВВП, треть мировых патентов, 50% медицинского и фармацевтического рынка, более 50% в информационных технологиях. И, конечно, ни одна страна, если она не хочет оказаться на задворках, не решается портить отношения с Америкой, поэтому аятолла Хаменеи, как Ипполит Матвеевич, только имитировал удары ногой в живот отцу Федору, «отцу Трампу».

Константин Чуриков: Сергей, вас прерву. Сейчас кажется, что и Америка очень-очень не хочет на самом деле не то что портить отношения с Ираном, а доводить дело до края. Какие осторожные заявления, вот это послание Трампа, значит, их вообще комментирование на официальном уровне ситуации с этим Boeing.

Сергей Лесков: Америка кого хотела, того и убила, того и завалила. На самом деле да, я согласен: самый главный итог этого иранского кризиса, этой квазивойны – это то, что Третьей мировой войны не будет. Но пару дней на самом деле была лично у меня, не скрою, такая обеспокоенность. Но когда понятно, что удар по американским базам был фиктивный, понятно, что эти заявления, которые сейчас цитирует Костя, были сделаны со стороны американской стороны, там какой-то официальный человек сказал, что если Иран ничего больше предпринимать не будет, то Америка считает войну законченной. Ну слава богу, Третьей мировой войны не будет, это чрезвычайно важно.

Есть еще, по моим представлениям, важный вывод из всех этих событий. Кто-то может сказать, что нам до Ирана, что нам до Ирака, это далеко от нас.

Константин Чуриков: Вы прямо будто читаете SMS-портал.

Сергей Лесков: Да, ну я же...

Константин Чуриков: Вы чувствуете.

Сергей Лесков: Я же на многие вопросы отвечаю, не первый раз мы говорим про это. Да, это далеко от нас, но не забывайте, что в значительной мере нас бюджет формируется за счет нефти, а это нефтяные регионы, где формируется цена на нефть, поэтому мы заинтересованы в этом хотя бы по этой причине. Но есть еще одна причина. Мне представляется, что сейчас происходит какой-то процесс территориального переформатирования Ближнего Востока, многие страны. Это не только та страна, где четверть населения наши, она, наверное, останется в ее границах, в ее маленьких границах...

Константин Чуриков: Мы поняли, о какой стране, да.

Сергей Лесков: Да. Но вот это вот искусственное государство под названием Ирак, которого никогда не было, древняя Персия, нынешний Иран, Сирия и многие другие страны этого региона, там маленькие все эти эмираты, они могут поменять свою территорию.

Россия и СССР неоднократно становились участниками передела мировых границ. В последний раз, хочется напомнить, это было после Второй мировой войны, и по моим представлениям, мы сейчас являемся, мы страдаем от того, что после Второй мировой войны мировые границы были прописаны не так, как это следовало сделать. Уже очевидно, что слишком большими территориями, которые исторически, может быть, эти страны и не имели такого прямого отношения, были наделены, предположим, Польше и Украине. Может быть, стоило больше развивать так называемую русскую Пруссию, ведь эти территории, которые достались Польше, входили в Пруссию. Может быть, и сейчас, когда будут с большой степенью вероятности переписаны территории Ближнего Востока, нам тоже надо быть в этом регионе? Мы там находимся, та же самая Сирия многими-многими умными политологами именована сейчас «пробкой Ближнего Востока», и очень важно, что Россия там сохраняет важные позиции.

Еще раз: чисто экономически нам это важно из-за нефти, но это важно нам и политически, и в гуманитарном аспекте, потому что невнимание к этим вещам, как было в 1990-е гг., приводит просто к человеческим трагедиям, как случилось, например, с русскими людьми, которые жили в Средней Азии.

Константин Чуриков: Вы хотите сказать, что там, где происходит некий передел какой-то важной территории...

Сергей Лесков: Да, там Россия...

Константин Чуриков: ...там обязательно должна быть Россия?

Сергей Лесков: Конечно, иначе это может привести к непредсказуемым последствиям, как было у нас в 1990-е гг., когда Россия самоустранилась из мировой политики, ну вот взять ту же самую Ливию, например.

Ну и, кстати говоря, по поводу Америки, если уж мы об этом заговорили, то есть еще, наверное, третий какой-то такой общефилософский аспект. Из-за того, что вот этой вот самой мировой религией стала экономика и идея развития, которую лучше всего реализует Америка, так уж вышло, то, конечно, она исповедует такую политику: делаем, что хотим, а они утрутся. Вот что и получилось с Ираном, вот.

Мне это, кстати, напоминает историю, которая описана Булгаковым. Помните, там болела голова у прокуратора Иудеи, и из-за того, что у него болела голова, он фактически повесил несчастного Иешуа Га-Ноцри. Вот так и Америка: у нее там из-за внутриполитических проблем болит голова, и для того чтобы выйти из этого болевого шока, она обрушает палицу то на одну страну, то на другую. И то, что сейчас сделал Трамп с генералом Сулеймани, – это то же самое, что сделал Обама с бен Ладеном, за что его в свое время критиковал Трамп.

Но так или иначе никто не рискует сейчас связываться и критиковать Америку, вообще, окидывая взглядом историю XX века, мне кажется, что только одна партия умела найти разговор с Америкой. Знаете, кто умел с ними разговаривать? Большевики. Большевики и американские империалисты очень легко находили общий язык на многих поворотах мировой истории. Почему? Потому что и те и другие выполняли некую мессианскую функцию, понимали друг друга.

Константин Чуриков: Сергей, вот нам многие зрители пишут, что Иран молодец, показал Америке кузькину мать. Вот ваше ощущение все-таки, кто, скажем так, победил в этой несостоявшейся войне? Кто больше выиграл?

Сергей Лесков: Ну, вы знаете, итоги Второй мировой войны стали понятны через несколько десятилетий, стало понятно, что победила там только Америка. Здесь? Посмотрим, я бы не сказал, что Иран что-то показал. Он сохранил лицо перед гражданами Ирана, которые верят, что там погибло 80 американцев. Что думают американцы, пока рано говорить. Сумел ли Трамп повысить свой внутриполитический рейтинг? Посмотрим, пока там еще не было никаких замеров.

Оксана Галькевич: У нас Людмила из Петербурга хочет высказаться, давайте ей такую возможность предоставим. Людмила, здравствуйте.

Зритель: Да, добрый день. Я не высказаться, я хотела спросить. А как возникло вот это право у Америки раздавать санкции, наказывать и даже убивать? И почему все остальные смотрят на это и молчат?

Сергей Лесков: Ну я же объяснил, потому что... Дело в том, что Америка является главным интерпретатором мировой политики, она... Если уж вы об этом спрашиваете, вы знаете, есть такой термин «международное право», ему учат в различных дипломатических академиях. Но на поверку оказывается, что все международное право – это право сильного. Международное право – это некая интерпретация состоявшихся политических действий, которые производит сильный. Вот я совершенно уверен в том, что американские политики спокойно интерпретируют убийство Сулеймани, одного из политических лидеров суверенного государства, в рамках международного права. Если вспомнить, например, то, что вменялось в вину России недавно, якобы Россия убила полковника...

Константин Чуриков: Мы уже даже с трудом вспоминаем.

Сергей Лесков: Я уже даже не хочу фамилию этого человека называть.

Константин Чуриков: Скрипаль.

Сергей Лесков: Ну пусть Скрипаль, ну что-то еще вменялось России, недавно в Германии, еще что-то. Ну совершенно очевидно, что этот персонаж, например, которого убили в немецком зоопарке, реальный убийца десятков человек, но России, даже если она это сделала, казнить его нельзя, силы недостаточно, а Америке можно. Вот вам международное право. Международного права нет, это интерпретация совершенных действий, которые делает сильный, вот вам и все международное право. Значит, надо быть сильнее, и тогда ты можешь интерпретировать то, что ты сделал, так, чтобы все согласились, я могу только такой вывод сделать.

И еще: поскольку наша слушательница задает такой важный вопрос, я не могу не сказать еще об одном. У меня ощущение, что после Второй мировой войны было некое табу, негласное соглашение о том, чтобы не убивать политических лидеров в других странах. Даже охота на Фиделя Кастро кажется мифом, там вроде бы американцы несколько десятков покушений сделали, но похоже на миф. Все-таки мировых лидеров не убивали, но американцы несколько раз это делали опять же. То, что они убили генерала Сулеймани в открытую, может открыть ящик Пандоры: если можно Америке, кто-то подумает, может быть, и нам можно, подумают другие. Очень опасно, это заразные вещи вообще такие.

Есть какая-то латинская поговорка: то, что позволено Юпитеру, не позволено быку. Вы помните, при каких обстоятельствах родилась эта поговорка? Костя, знаток древнегреческой мифологии, помнит, что это все получилось, когда Юпитер в образе быка украл Европу и отвез на остров Крит, в результате чего на острове Крит появился минотавр, который пожирал прекрасных девушек. Вообще заразные такие вещи. Вот вам, пожалуйста, ящик Пандоры: если бы Юпитер не преобразился в быка, то не было бы жуткого даже для Древней Греции кровопролития, которое помнят до сих пор знатоки древнегреческой мифологии.

Вот. Посмотрим. Я думаю, что все-таки Третьей мировой войны не будет, но последствия могут быть весьма непредсказуемыми. И еще об одном нельзя не сказать: погиб украинский самолет, это тоже, конечно, связано с этими событиями...

Оксана Галькевич: Это мы к третьей теме, финальной переходим, да?

Сергей Лесков: Да...

Константин Чуриков: Это еще не финальная, предпоследняя.

Оксана Галькевич: А, еще не финальная, предпоследняя.

Константин Чуриков: Не торопись, Оксана.

Оксана Галькевич: Время спешит.

Сергей Лесков: Да. Очень странное событие: он погиб в тот же день, когда Иран обстрелял эти самые американские базы, и тут же родилась версия, что по американцам-то они не попали, а попали по самолету, через несколько часов. Доказательств никаких, но США, Канада и Великобритания устами своих политиков и средств массовой информации в один голос заявляют, что нет никаких сомнений. Президент Зеленский пока, надо отдать ему должное, проявляет осторожность. В условиях...

Константин Чуриков: Сергей, подождите, вчера буквально по CBS, я даже не поленился, открыл прямо эту программу, где показывали тот самый репортаж, но там показывали какие-то маленькие-маленькие такие вот вмятины-точки, причем плохо видно, что это такое. Мне всегда казалось, что вот эта вот ракета, если это ЗРК «Тор», как указывается, наверное, все-таки там по-другому должно было выглядеть. Хотя, с другой стороны, тоже обратим внимание на то, что при этом разбросаны на довольно большой территории вот эти обломки.

Сергей Лесков: Это надо быть специалистом по баллистике, по взрывным процессам. Вы знаете, черные ящики только сегодня должны вскрыть, я не знаю, что они там показали. Там же переговоры экипажа должны сохраниться.

Оксана Галькевич: Ну вот буквально перед нашим эфиром пришло сообщение, даже во время нашего эфира, в 20:10, о том, что Киев сообщил о последнем сеансе связи пилотов разбившегося самолета. Ни о каких технических неполадках сообщений с их стороны не было, но перед крушением внезапно изменил курс.

Сергей Лесков: Взрывы двигателей даже на таком неплохом самолете, как Boeing, не являются исключением. Часто пилотам удается вернуться в аэропорт. Я бы все-таки, учитывая сложность этой техники, авиационной техники, не спешил с выводами. И опять я хочу сказать: такая скоропалительность версий, которые высказаны, опять говорит о том, что интерпретация владычествует над фактами. Ясное дело, что версия об иранской ракете, да еще с российской зенитной установки... Может быть, туда вообще диверсанты...

Константин Чуриков: С установки российского происхождения, так скажем.

Сергей Лесков: А почему она российского происхождения, почему не украинского? Украина тоже направо и налево продает советскую военную технику. Потому что можно вообще договориться, что до Ирана доползли ракетчики из Донбасса, ну почему такого не сказать? А почему не сказать, если ты на другой стороне находишься, что это американский лазерный луч из космоса уничтожил этот самолет? Да все что угодно можно говорить, это опять политическая интерпретация в выгодном для тебя ракурсе.

Но если говорить об истории, то, конечно, военные уничтожили немало самолетов, и есть некоторая, как бы это сказать, печальная закономерность, что нередко это связано с Украиной. Вы помните, в 2001 году был сбит украинской ракетой над Крымом самолет, который летел из Израиля в Новосибирск, печальная судьба малазийского Boeing, который был сбит над Донбассом, не совсем понятно, кем, но так или иначе...

Константин Чуриков: Над территорией Украины.

Сергей Лесков: Над территорией Украины, и авиадиспетчеры Украины направили этот самолет, не вызывает сомнений, в район боевых действий. Кстати, те же западные специалисты однозначно сейчас говорят о том, что Иран во время этих событий, такой квази-, еще непонятно какой, войны, должен был закрыть свое воздушное пространство для полетов гражданских самолетов, – почему они Украину не обвиняют в том же за 2014 год? Самый, по-моему, потрясающий случай из этого ряда – это 1988 год, когда американский ракетный крейсер просто напрямую сбил Airbus, в котором было 300 человек, который взлетел из Тегерана, просто взял и сбил.

Оксана Галькевич: Сергей...

Сергей Лесков: И тогда (сейчас, Оксана, один момент) Джордж Буш сказал замечательную фразу: «Я никогда не буду извиняться за США несмотря ни на какие факты», – это позиция Америки, это то, о чем мы говорили в предыдущей истории. Правда, деньги американцы выплатили, но извиняться не стали.

Оксана Галькевич: Коротко, возвращаясь к предыдущей истории, США объявили о вводе санкций против Ирана буквально только что в ответ на атаки. Это секторальные санкции, они будут касаться производителей меди, алюминия, дальше нужно уже вчитываться, добывающий сектор экономики, строительство, производство металла и текстиля.

Сергей Лесков: Ну что? Да, весь мир живет под американскими санкциями. Америка выступает... Я не знаю, осталась ли какая-то страна, которой не коснулись эти санкции или какие-то экономические контрмеры. Ну тут же другой вопрос напрашивается: может быть, всему миру объединиться и что-то противопоставить произволу Америки? Нет, никакого объединения не происходит. Может быть, какие-то санкции против США весь мир может объявить? Нет, такой идеи даже нет.

Поэтому возникает другая мысль: а может быть, миру нужен мировой жандарм? Может быть, мы, сами того не осознавая, подобно крепостным, скажем так, может быть, нас это устраивает? Вы помните, был у Чехова такой персонаж под именем Фирс, который говорил, что воля – это несчастье. Если никто не может предложить идею объединения всего другого мира против произвола мирового жандарма, может быть, мы все как Фирс, который говорил «что-то жизнь прошла, как будто и не жил»? Не знаю, такие мысли возникают.

Константин Чуриков: Сергей, ну что вы предлагаете? Взяться за оружие? У нас еще Третьей мировой не было, а вы уже Четвертую...

Сергей Лесков: Я не предлагаю, почему оружие? Америка же не берется за оружие, она точечно уничтожает лидеров. Но какие-то экономические санкции против Америки возможны, если у них только 20% мирового ВВП? Я просто задаю вопрос. Восемьдесят процентов мирового ВВП молчат, не в состоянии объединиться. Это какой-то Вавилон получается.

Константин Чуриков: Ну давайте, граждане, наращивать экономику, давайте делать так, чтобы мы...

Сергей Лесков: Давайте, да. Искать общий язык.

Константин Чуриков: Не только оружием, но, в общем...

Сергей Лесков: Нет, я же не говорю про...

Константин Чуриков: Мягкой силой.

Сергей Лесков: Я ни слова не сказал про оружие, но, в общем, такие вещи... Посмотрим. Совершенно очевидно, что мы будем говорить про Ближний Восток, про мессианскую роль Америки, про квази-, якобы мессианскую роль Америки еще неоднократно.

Но мы не можем не сказать еще об одном. Наш любимый президент Белоруссии Александр Григорьевич Лукашенко опять много чего наговорил. Мы в конце прошлого года все время об этом говорили, ну просто какой-то фонтан красноречия.

Константин Чуриков: По поводу нефти, да?

Сергей Лесков: Да.

Константин Чуриков: Есть свежая новость: Белоруссия ввела, значит, как это здесь называется...

Сергей Лесков: Да, я знаю, экологический налог.

Константин Чуриков: ...экологический сбор, экологический налог.

Сергей Лесков: Ну да. Мы же пустили туда откуда-то с Волги какую-то отравленную нефть, их можно понять. Но в любом случае на сей раз Лукашенко говорил такие русофильские вещи, он сказал, что россияне наши братья, кому-то хочется нас столкнуть, два народа, не выйдет, на разрыв отношений с братской страной не пойдем, много других еще таких комплементарных вещей в адрес нашего народа он сказал. Собственно, мы все с этим согласны, никто и не думал иначе. Но если вспомнить, что до Нового года он пугал нас тем, что заберет себе две нитки трубопровода из трех, еще что-то там говорил такое ужасное, то вывод надо сделать один: по нефти удалось договориться. Потому что настроение Лукашенко, настроение его речей про Россию зависит от цены на нефть, которую ему продает Россия.

Я хочу напомнить, что мы в конце прошлого года говорили, что самой Белоруссии надо 7 миллионов тонн нефти, а закупки у России в 3,5 раза больше, 23 миллиона тонн нефти, весь остаток она гонит в Великобританию, Германию и Голландию, формирует таким образом значительную часть своего ВВП, 12% белорусского ВВП за счет перепродажи (или спекуляции, как хотите назовите, спекуляцией в хорошем смысле этого слова), то есть мы подкармливаем белорусов за синие глаза. Подкармливать и прощать долги другим странам мы не можем, а белорусов мы так любим, что, значит, 12% ВВП за счет нашей помощи. С другой стороны, это, конечно, наш стратегический партнер.

Константин Чуриков: Сначала о братстве народов говорили, о братьях.

Сергей Лесков: Ну это на самом деле...

Константин Чуриков: Может быть, по-братски?

Оксана Галькевич: Вы знаете, зрители многие пишут, что мы много кого любим больше, чем себя.

Сергей Лесков: Ну да, это правда, потому что, как говорил Достоевский, смысл жизни – это страдать. Ну что же, нельзя Федору Михайловичу не верить.

Оксана Галькевич: Ой-ой, Сергей...

Константин Чуриков: Как бы вот, понимаете, очиститься от этого, круг страданий преодолеть.

Оксана Галькевич: Наблюдая за нашим SMS-порталом, хочу сказать, что топ тем, который вы сегодня предложили к обсуждению с нашей аудиторией, №1, конечно, «Турецкий поток», в общем, газификация нашей страны, вот в таком виде, ну и, пожалуй, последняя тема тоже. У нас до сих пор, по-моему, потоком идут...

Константин Чуриков: Это правда.

Оксана Галькевич: ...SMS про то, что газа где-то нет, про то, как вообще жить, почем нам продавать.

Сергей Лесков: Ну да, цены на газ у нас, на прокладку газа, на эту последнюю милю несчастную, конечно, безбожные, я в этом согласен.

Оксана Галькевич: Да. Спасибо, Сергей.

Константин Чуриков: Спасибо.

Оксана Галькевич: Полтора миллиона, говорят нам тут, в Подмосковье – конечно, это кошмар, катастрофа.

Сергей Лесков, обозреватель Общественного телевидения России, был у нас в студии. Понедельник, среда, пятница ваше время, всегда ждет вас аудитория.

Константин Чуриков: В 20:30 встречайте по понедельникам, средам и пятницам Сергея Лескова.

А через несколько минут о том, какие крупные или средние траты вы запланировали на этот год, финансовые планы – 2020.

Оксана Галькевич: Например, газ подвести к дому, 1,5 миллиона.

Константин Чуриков: Да, кстати, между прочим, большая инвестиция.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (3)
Владимир
Я сразу это отметил для себя, странная атака с предупреждением противника, позорище.
Ирен
Как всегда - блестяще! Много эрудиции, немного иронии и насмешки. Смотрю с неизменным интересом. Константин, как всегда, на высоте. А Оксане лучше бы держаться ровнее и спокойнее.
Андрей Хозяинов
Для того, чтобы понять для чего было убийство Сулеймани, необходимо посмотреть на график нефти и золота. В конце декабря эти биржевые инструменты резко стали расти. Количество длинных позиций увеличилось кратно, те кто их покупал знали, что будет заварушка. Интересно сколько миллиардов смог заработать Трамп себе на предвыборную компанию?

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски