Сергей Лесков: Лукашенко своими метаниями всё больше и больше напоминает Гамлета – брать или не брать нефть, по какой цене

Сергей Лесков: Лукашенко своими метаниями всё больше и больше напоминает Гамлета – брать или не брать нефть, по какой цене
Зачем такая пенсионная реформа? Прогрессивную шкалу придётся подождать. География роста зарплат. Путин об Украине. Налог на старые машины
Бюджетные траты на пенсионеров сократили, а их жизнь к лучшему не изменили. Об эффективности пенсионной реформы
Сергей Лесков: В России власть своей герметичностью напоминает тайную ложу
Олег Бондаренко: Один из двух больших проигрышей Путина на Украине – это возвращение Крыма
Алексей Коренев: У нас несправедливы не только налоги, но и отчисления. В фонд соцстраха те, чей доход до 912 тысяч, платят 2,9%. А те, кто получают больше, не платят вообще
Действия при нападении хулигана, вооруженного ножом. Помощь пострадавшему с колотой раной
Алексей Зубец: Согласно нашим расчётам, реальные зарплаты людей будут расти практически по всей стране
Самые популярные народные поправки в Конституцию
Налог на старые машины увеличат
Зачем такая пенсионная реформа?
Гости
Сергей Лесков
Ведущий программ

Оксана Галькевич: После недолгого антракта мы возвращаемся в прямой эфир. С вами по-прежнему Иван Князев...

Иван Князев: ...и Оксана Галькевич. Через полчаса вместе обсудим итоги нашего опроса о семейных ценностях. Всю неделю зрители ОТР отвечали на наши вопросы о том, как должна выглядеть современная семья в России. Картина получилась интересная, местами даже неожиданная, дождитесь подробностей и выходите на связь, чтобы поделиться своим мнением.

Оксана Галькевич: Ну а сейчас пятница, друзья, вечер. Лучший способ провести это время какое? – встретиться со старым другом.

Иван Князев: Да.

Оксана Галькевич: И ваш старый друг, наш обозреватель Сергей Лесков уже в студии «ОТРажения», готов поделиться своим бескомпромиссным видением итогов этой недели, да, Сергей? Здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте.

Сергей Лесков: Ну я... Если бы я был красной девицей, я бы зарделся после таких слов Оксаны, вот. Но интенсификации подкожной пигментации, кажется, не произошло.

Иван Князев: О чем будем говорить сегодня?

Оксана Галькевич: Вы так или иначе отреагировали, восприняли это как комплимент, правда?

Сергей Лесков: Да. Ну комплимент – это же завуалированная правда, поэтому...

Оксана Галькевич: Даже не завуалированная.

Сергей Лесков: Ну так вот, в общем-то, конечно, главное событие недели – на этой неделе закончилась драма, за которой весь мир следил, затаив дыхание, несколько месяцев, а именно процедура импичмента президента США. При том влиянии, которым пользуется США во всем мире, конечно, этот интерес был не наигранный, а естественный. Причем совершенно удивительно, что США-то влиятельная держава, с этим спорить невозможно, но судили Трампа за то, что он влиял на другую страну, а именно на Украину.

Здесь получается какое-то логическое несоответствие. Вообще что такое политика? – это влияние, вмешательство в политику других стран. Вообще сама по себе жизнь любого человека, даже если он не дорос до чина президента США, это влияние на других людей. Ну, мы все помним, что Трамп пытался подвигнуть президента Украины Зеленского, возбудить уголовное дело там о коррупции, каких-то взятках сына его предполагаемого соперника на следующих президентских выборах по фамилии Байден.

Я на самом деле не понимаю, в чем здесь вина Трампа. Как оказалось, как показывают опросы США, и большинство американцев этого не понимают. Ну смотрите, папа, Буш-старший почти уничтожил Ирак, потом Ирак добил до конца, доделал то, что не доделал папа...

Иван Князев: ...младший.

Сергей Лесков: ...Буш-младший. Миротворец, получивший Нобелевскую премию мира, мы это не забыли, Барак Обама изничтожил в пух и прах, вообще стер с карты государство под названием Ливия, достаточно процветающее. Потом он еще то же самое пытался сделать и с Сирией. Это не вмешательство? То, что делал Трамп, посылал эскадру авианосцев к маленькому-маленькому полуострову – это не вмешательство?

Иван Князев: Ну они по-другому это называют, они называют это спасением и демократией.

Сергей Лесков: Ну Иван, согласитесь, это все интерпретация, это интерпретация. На самом деле, я еще раз повторю, жизнь – это вообще вмешательство в жизнь других людей, тем более политика самой могущественной страны – это вмешательство, конечно, в дела всех других стран на белом свете. А если они там еще на Марс полетят, то еще и в дела Марса. Это какая-то фальшивая позиция.

И, в общем-то, как говорят американские политики и эксперты, в общем-то, эта фальшь послужила причиной провала Байдена на первичных выборах, так называемых кокусах, в штате Айова, которые сразу же совпали чисто случайно по времени с голосованием в Сенате. Байден, который казался фаворитом, занял вообще четвертое место, это полный провал. Здесь, конечно, взаимосвязь просчитывается.

Оксана Галькевич: А позиции самого Трампа в этой гонке какими стали?

Сергей Лесков: Позиция Трампа? Ну там тоже же были кокусы Республиканской партии, он победил с каким-то фантастическим отрывом от всех прочих, по-моему, там 90%, если не больше. Здесь на самом деле самое интересное вот что: он будет добивать Байдена или нет вот сейчас, на волне этого успеха? Помните, великий русский полководец Александр Суворов говорил, что недорубленный лес вырастает.

В принципе, конечно, неудача Демократической партии с этим импичментом подорвала не просто престиж самой Демократической партии, потому что, в общем-то, эти обвинения были фальшивые, она поставила под сомнение саму систему демократических ценностей в Америке, которыми Америка очень гордится. И, конечно, рейтинг демократов резко снизился. Означает ли это, что провал импичмента открывает Трампу зеленую дорогу к победе на президентских выборах, которые будут не далее, как в ноябре, ну очень быстро, мы оглянуться не успеем, как будет ноябрь? Ну не совсем понятно. Если бы выборы были через неделю, конечно, Трамп бы победил, но в Америке такие политтехнологи, мы видели в фильме «Хвост виляет собакой», они могут вообще все что угодно сделать.

Можно оглянуться в недалекое прошлое, мы уже упомянули Буша-старшего, стоит напомнить, что, в общем-то, по каким-то внешним проявлениям это был самый удачливый президент Америки за последнее время. Во-первых, он стал президентом на волне невиданной популярности Рональда Рейгана, у которого он был вице-президентом, как бы наследовал этот отраженный след. При Джордже Буше-старшем была победоносная война в Персидском заливе, помните эту «Бурю в пустыне», это первое как бы такое масштабное вторжение армии XXI века, где были показаны как бы военные технологии будущего. Самое главное, при Джордже Буше-старшем развалился СССР.

Чем закончилось это? Это был единственный президент в новейшей истории, который правил один срок, потому что на выборах его в пух и прах разнес молодой и никому до этого не известный Билл Клинтон. А в чем была главная слабость, раз уж мы об этом заговорили, Джорджа Буша-старшего? Он повысил налоги, хотя обещал этого не делать. Конечно, у нас безразлично, у нас в нашей стране можно повышать тарифы, налоги, какие-то акцизы сколько угодно, и все как с гуся вода, но в Америке, видите, такие номера не проходят.

На самом деле демократы, если у них еще остался интеллектуальный ресурс, могут провести мозговой штурм и что-то еще придумать, но вся эта многомесячная, даже больше, многолетняя история с импичментом Трампа ставит под сомнение наличие у Демократической партии какого-то такого интеллектуального ресурса, который помог бы свалить Трампа. Кстати, а кто у них там первые кандидаты? На этих кокусах в Айове победил Пит Буттиджич.

Оксана Галькевич: Тот самый первый открытый гей, про которого вы нам рассказывали?

Сергей Лесков: Да, открытый гей, да. Нет, сам он не из Айовы, потому что Айова – это штат суровых фермеров, там, конечно, ловить нечего. Он был мэром какого-то городка, где, в общем, такие номера проходят. Да, он победил, очень долго пересчитывали, может быть, он поделил первое-второе место с Берни Сандерсом. Мне кажется, что сам Трамп думает, что его соперником будет Берни Сандерс, потому что на этой же неделе было его обращение к Конгрессу США. Кто не слушал, тот много потерял. Мне кажется, что сейчас мало кто читал книгу Альфонса Доде «Тартарен из Тараскона», это как бы такой нарицательный образ человека, который является олицетворением бахвальства и хвастовства. Ну вот Трамп, конечно, мог бы заткнуть за пояс Тартарена из Тараскона, только что он там не рассказывал, как он на львов охотится, столько побед он одержал вообще на всех мыслимых фронтах, какие только можно.

Ну это само по себе интересно, но там была любопытная часть, которая была посвящена критике социализме. Чего это вдруг ему социализм критиковать? Дело в том, что Берни Сандерс хочет построить социализм в США, единственный. Конечно, гримаса такая, самая капиталистическая страна на свете, сколько карикатур написали Кукрыниксы по поводу империализма и капитализма, а вот на тебе, реальный претендент. Помните, кстати, что Черчилль говорил, какая разница между капитализмом и социализмом? Сейчас я попробую процитировать: «Главный порок капитализма – это неравное распределение богатства. Главное достоинство социализма – это равное распределение бедности».

Сможет ли Берни Сандерс, если он победит, ему 79 лет, по-моему, перевернуть вот эту вот пирамиду? Посмотрим. Само по себе интересно. Итак, возможные противники Трампа чрезвычайно колоритные персонажи: как сказала уже Оксана, не побоявшись этого слова, Буттиджич, первый открытый гей в такой высокой политике, и Берни Сандерс, американский социалист в возрасте 79 лет.

Оксана Галькевич: Это основные конкуренты Трампа сейчас, по раскладу на сегодняшний день?

Сергей Лесков: Нет, там есть еще три кандидата, конечно, остается Джозеф Байден, он же еще не выбросил белый флаг. Есть еще небезызвестный Майкл Блумберг, миллиардер, бывший мэр Нью-Йорка. Мы знаем, журналисты знают это имя, потому что это одно из крупнейших агентств. Ну и, наконец, может быть, еще там есть женщина по имени Элизабет Уоррен, которая является сенатором от какого-то штата. Если говорить без шуток, я думаю, что Буттиджич не избираем, все-таки Америка достаточно патриархальная страна, Байден теперь тоже не избираем, остается Сандерс, но его не любят сами демократы, Блумберг, может быть, тоже пользуется каким-то недоверием, к тому же ему тоже очень много лет, и не исключено поэтому, что все-таки появится в конце соперника Трампа Элизабет Уоррен, про которую мы пока мало что знаем, но, в общем, это, конечно, обрадует Оксану.

Иван Князев: То, что женщина будет президентом.

Оксана Галькевич: Да вы знаете...

Сергей Лесков: Хиллари Клинтон ведь не удалось пробиться, а, может быть, Элизабет Уоррен...

Оксана Галькевич: ...было бы интересно понаблюдать за схваткой интересных, так скажем, партнеров в каком-то спарринге. Вот с Клинтон у них было захватывающе, правда?

Сергей Лесков: Вот что касается меня, мне было бы интересно, если бы победил Пит Буттиджич. Это настолько перевернет вообще представление о добре и зле... Как он будет встречаться с мировыми лидерами, что вообще? Это будет какая-то совершенно невиданная карусель.

Оксана Галькевич: Не женщина ради женщины в политике, понимаете, и не мужчина ради мужчины. Я еще раз говорю, это должны быть интересные партнеры, как с Клинтон, там было увлекательно наблюдать за этим поединком.

Сергей Лесков: Ну да, но там было...

Оксана Галькевич: И в разные моменты перевес...

Сергей Лесков: ...жульничество, которое тоже, сейчас-то это уже не вызывает сомнений, там тасовали карты и подмешивали голоса, иначе бы Сандерс мог выиграть у Хиллари Клинтон еще 4 года назад.

Оксана Галькевич: Сергей, вы знаете, может быть, мы перейдем ко второй теме нашего обзора?

Сергей Лесков: Да, давайте.

Оксана Галькевич: Потому что телезрители, что давайте поговорим уже о нашей стране, очень хотелось бы уделить ей...

Сергей Лесков: Давайте поговорим о нашей стране. Сегодня началась очередная историческая встреча президентов Белоруссии и России, в Сочи они встречаются, опять в Сочи, они недавно встречались в Сочи. И опять они говорят о нерешенном вопросе о поставках в Белоруссию из России нефти и газа. Пока подписано временное соглашение на 2 месяца. К сожалению, из-за непогоды переговоры были отложены, потому что самолет с правительственными экспертами, там и министры были из Москвы, в Сочи из-за непогоды задержался. Это время Лукашенко и Путин потратили на то, чтобы играть в хоккей. Как закончился хоккейный матч, корреспонденты не сообщают.

Оксана Галькевич: Но мы знаем, что они сыграли за одну команду.

Сергей Лесков: За одну команду.

Иван Князев: Ну вот почему-то я вот сейчас смотрю...

Сергей Лесков: Но в разной форме при этом.

Иван Князев: Да, у Лукашенко была форма с эмблемой Белоруссии, у Путина своя.

Сергей Лесков: Да, а у Путина был свитер с номером 11. Наверное, все уже забыли, что под 11-м номером играла легенда советского хоккея Анатолий Фирсов.

Иван Князев: А Лукашенко играл под номером 01, между прочим.

Сергей Лесков: 01 – это о многом говорит.

Иван Князев: Да-да-да.

Оксана Галькевич: Вы думаете, надо это как-то трактовать вообще?

Иван Князев: Ну не знаю, как это трактовать, но вот смотрите, два разных агентства дают разный счет, одно агентство говорит, что 9:2 Путин с Лукашенко выиграли, другое пишет, что 13:4. Так или иначе счет разгромный.

Сергей Лесков: Вот теперь понятно, команда Путина и Лукашенко выиграла, теперь остается выяснить, кто выиграет в переговорах, Путин или Лукашенко. На самом деле в переговорах по газу Лукашенко, который сейчас получает газ дешевле, чем получает Европа, хочет еще снизить эту цену до уровня, на котором платят российские потребители. В России цена за тысячу кубометров порядка 70 долларов, Белоруссии мы продаем порядка 120 долларов, а в Европу цена колеблется, 200–250 долларов за тысячу. Но идет спор по этому поводу.

И столь же жесткие споры, где не удается найти компромисса, по поставкам нефти. На самом деле еще раз напомню, что Белоруссия продает российскую нефть на Запад, гонит ее уже по другой цене. Мало того, и из российской нефти она еще делает нефтепродукты и тоже их продает. Структура ВВП Белоруссии на 45% состоит из экспорта, половина этого экспорта – это поставка на Запад российских нефтепродуктов и нефти. То есть фактически, если посчитать, в нашей передаче мы считали, 12–15% ВВП Белоруссии – это как бы подарок России, которая поставляет эти материалы по заниженным ценам. Это сложный вопрос, встревать в него невозможно, договориться никак не удается.

Мне даже в последнее время кажется, что какие-то метания Лукашенко, из высказываний которого о России уже можно составить просто собрание сочинений, он столько наговорил афористических вещей о России и о русских тоже, впрочем, достаточно благожелательно, он мне все больше и больше напоминает своими метаниями фигуру принца датского Гамлета, который тоже не понимал, быть или не быть, брать нефть или не брать, по какой цене. Впрочем, принц датский, как выяснилось, в хоккей-то, конечно, не играл, тогда и хоккея не было, у него были другие спортивные увлечения.

Иван Князев: Да и вообще плохо кончил.

Сергей Лесков: Да, и кончил плохо.

Оксана Галькевич: Сергей, а вы думаете, принц датский мечется, мучается из-за нефти, нефтяной вопрос основной тут, не дает покоя Александру Григорьевичу?

Сергей Лесков: Нет, конечно, нефть – это важный вопрос, потому что, уезжая в Сочи к Путину, Лукашенко собрал своих министров и сказал, что несмотря на то, что Россия поставила в январе только четверть от обещанной нефти, вместо 2 миллионов тонн 500 тысяч тонн, он приказал министрам не допустить снижения жизненного уровня граждан Белоруссии, обеспечить полную загрузку этих самых нефтеперерабатывающих заводов и обеспечить обещанный объем экспорта на Запад. Как это можно сделать, я не знаю. Я понимаю намек Оксаны...

Оксана Галькевич: Нет, я не говорю, что вопрос не важный, я говорю...

Сергей Лесков: Это важный вопрос, сам по себе нефтяной вопрос важный. Но, конечно, очевидно, что поставки углеводородов из России в Белоруссию российскими властями используются как инструмент давления на президента Белоруссии. Хотелось бы Кремлю, чтобы он поступился частью своей власти и пошел на более тесную интеграцию и политическую, и экономическую с Россией, чтобы союзное государство существовало не на бумаге в некоторых таких эмпириях, а чтобы союзное государство было реальным: чтобы экономические законы, которые действовали в России, действовали бы и в Белоруссии, чтобы были созданы совместные холдинги, сейчас на это Лукашенко не идет, чтобы были одинаковые тарифы на ЖКХ и на те же самые энергоносители, чтобы законодательство сблизилось. Означает ли это поглощение Белоруссии, экономика которой равна экономике Краснодарского края? Этот вопрос, я думаю, сейчас не рассматривается.

Но, в общем-то, и звонки наших зрителей говорят, что, в общем-то, и российская глубинка, наши граждане далеко не шикарно живут несмотря на то, что Лукашенко говорит, что россияне богачи по сравнению с белорусами, вот одно из его высказываний было такое. Нет, у нас достаточно много проблем, и надо поднимать Россию и, конечно, не хотелось бы, чтобы это происходило за счет поддержки, при всей нашей любви, Белоруссии. Вопрос очень сложный, необходимо найти компромиссы. Я думаю, что, может быть, надо пойти на какие-то уступки, ну пусть символические уступки. Знаете, как в хоккее иногда дают пробить буллит, это хоккейный пенальти, человеку, которому хочется сделать приятно.

Иван Князев: Да, чтобы он очков набрал.

Сергей Лесков: Да, чтобы он что-то такое. Ну вот, может быть...

Иван Князев: Сергей, давайте послушаем, у нас телезритель на связи из Брянской области. Галина, слушаем вас. Галина, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Галина.

Зритель: Здравствуйте. Я бы хотела вот обратиться к Сергею Лескову и спросить. Вот не все же нам считать эти все копейки, нам же надо все-таки с соседями дружить, все-таки как-то нам общаться, вот, а мы все считаем, это самое... Считать-то, конечно, надо, это понятно...

Сергей Лесков: К тому же это не копейки.

Иван Князев: Да, вот насчет копеек я бы поспорил.

Зритель: Ну а потом я хочу сказать, что мы же тоже не очень-то прекрасно живем, правильно? Поэтому как бы и нас тоже обижают. Кто-то живет шикарно в нашей стране, а кто-то живет тоже плохо.

Сергей Лесков: Правильно.

Зритель: Поэтому я не знаю, откуда чего брать, но с Белоруссией надо дружить, как и с Украиной.

Сергей Лесков: Да, конечно, Белоруссия...

Зритель: Украину потеряли, чтобы Белоруссию тоже не потеряли, как Украину.

Сергей Лесков: Давайте я продолжу то, что вы говорите. Конечно, Белоруссия наш геостратегический, политический, военный союзник. Нельзя не сказать, что буквально днями в Белоруссии, да и во многих странах, в нескольких странах СНГ побывал госсекретарь США Майк Помпео, и стоит, конечно, обратить... Почему, почему он ездил, его желание оторвать союзников России от России очевидно. Многие лидеры в этих странах, конечно, ну извините за такое сравнение, выстроились на подоконнике чуть ли не в трусах и радостно приветствовали Помпео. Лукашенко этого не сделал. Конечно, он был рад этому визиту, но на подоконник или на табуретку, декламируя стишки, он не влезал, это факт. При этом, конечно, Помпео сказал, что он чрезвычайно хочет, чтобы Белоруссия построила суверенное самостоятельное государство и, сказал Помпео, Америка готова на 100% обеспечить нужды Белоруссии в нефти и газе.

Иван Князев: Но только не по той цене, по которой белорусы сейчас...

Сергей Лесков: Не по той цене и непонятно, по какому маршруту это все пойдет.

Иван Князев: Сергей, смотрите, эксперты пишут, что белорусы, Минск экономит на покупке углеводородов из России примерно 4–5 миллиардов в год, это фактически наша...

Сергей Лесков: Ну правильно, потому что, ну я это и сказал, ВВП Белоруссии 50 миллиардов долларов, 10–12% и будет как раз 5–6 миллиардов, наши цифры сходятся с экспертами, которые говорят.

Иван Князев: Да.

Сергей Лесков: Просто у меня бумаг перед собой нет, я в голове это держу.

Иван Князев: Нет, я просто к тому, что США дружить-то хотят, но такие деньги они на благотворительность не пожертвуют.

Сергей Лесков: Ну вот, от 10% до 15% ВВП. И не надо, Лукашенко достаточно опытный политик, он видит, что произошло с южным соседом (южный сосед Украина, да, Оксана?), который купился на «печеньки» американских дипломатов, и он понимает, что если он перестроит экономику и политику в соответствии с мнением американских друзей и партнеров, то это приведет к закрытию заводов на Белоруссии, как и произошло на Украине, и к массовому оттоку белорусских граждан в поисках, значит, средств для пропитания в другие страны. Лукашенко как рачительный хозяин на это пойти не может, но...

Оксана Галькевич: Сергей, скажите, а вот интеграция, глубокая интеграция с Россией что означает для Белоруссии и что означает для России?

Сергей Лесков: Ну я уже говорил неоднократно...

Оксана Галькевич: Это переезд в общую квартиру или все-таки самостоятельное проживание на собственной жилплощади?

Сергей Лесков: В Белоруссии есть немало предприятий, которые... Там же сохранилось производство, там предприятия не закрываются, там можно было бы организовать холдинг «МАЗ-КамАЗ», например. Там сохранились предприятия по электронике. Мы считаем, что в России нет электроники, но это, конечно, не так, потому что у нас есть ВПК, ВПК, конечно, без микроэлектроники сегодня невозможно. Там, я не знаю, колесные тягачи, например, в Белоруссии очень хорошие; они делают хорошие трактора, там много всего. Между прочим, эти колесные тягачи для ракетных комплексов. То есть там есть тяжелая промышленность. Но в России считают, что создание общих холдингов, это вообще мировая тенденция, было бы чрезвычайно полезно.

Лукашенко от этого открещивается, отказывается, он хочет получать кредиты, хочет получать нефть по таким ценам ниже мировых, но на вот это вот создание совместных производств он не идет, ну потому что он боится потерять контроль. Как он говорит, «я первый президент Белоруссии и не хочу быть последним». Ну, его позиция такова, но и позиция Кремля тоже, в общем-то, понятна и заслуживает... Ситуация непростая, это тот случай, когда надо искать компромиссы. Политика – это не только влияние, как с Трампом, а политика – это еще и поиск компромиссов, это жизнь.

Конечно, уже не первую неделю важной темой остается коронавирус.

Оксана Галькевич: Вы переходите к третьей теме?

Сергей Лесков: Да, это не связано с Лукашенко и с Путиным, ни одному из них коронавирус не грозит.

Иван Князев: И с Трампом не связано, наверное.

Сергей Лесков: И Трампу не грозит, самое удивительное. Мало того, даже Буттиджичу коронавирус не грозит, потому что во всех странах уже приняты какие-то совершенно кардинальные меры, очень такой суровый режим карантина.

Ну так вот, число жертв коронавируса достигло такой сакральной отметки в 500 человек, причем там постоянно это нарастает, может быть, завтра уже будет больше. Число заболевших порядка 25 тысяч. Есть какие-то совершенно драматичные сюжеты: на каком-то корабле круизном, который курсирует на Дальнем Востоке, оказался больной китаец, и теперь всех заперли на этом корабле, там довольно много заболевших, там есть российские граждане, но, слава богу, они не заболели.

Ну, в общем-то, мне кажется, что здесь есть как бы два главных аспекта: коронавирус в России, и грозит ли этот самый коронавирус кризисом мировой экономики. По части России у нас только два больных, да и те китайцы, которые приехали из Китая.

Иван Князев: И то один из них уже почти выздоровел.

Сергей Лесков: Один выздоровел, да.

Иван Князев: Почти, да.

Сергей Лесков: У нас очень много замечаний к системе здравоохранения, и, конечно, борьба с этим коронавирусом, кстати, создание вакцины от коронавируса – это экзамен для российской системы здравоохранения. Пока, мне кажется, она справляется с этим, если не считать этого безумного роста цен на маски.

Ну, конечно, спекулянты такие люди, которые всегда наживаются на человеческой трагедии. В данном случае рост цен на обычно никому не нужные маски в 10 раз, конечно, об этом говорит. У нас есть антимонопольный комитет, есть многие другие службы, которые должны положить конец этой спекуляции. Спекуляция вообще неплохо, конечно, но в данном случае эта спекуляция, за которую во времена Великой французской революции отправляли на гильотину. Я, конечно, не говорю, что так надо сделать, но укоротить эти аппетиты необходимо.

Кстати, мы тут обсуждаем Конституцию, поправки к Конституции, столько дурацких совершенно предложений, что меня удивляет, что никто еще не внес предложение запретить коронавирус в России. Может быть, это бы настолько его отпугнуло, что он просто убежал, подтягивая штаны. Есть еще одно предложение. У нас есть такой персонаж, главный санитарный врач, бывший главный санитарный врач Онищенко, человек суровых нравов и радикальных идей. Вот если вдоль российско-китайской границы поставить портреты Онищенко, то, может быть, тоже этот коронавирус настолько, значит, потеряет себя, что отползет подальше.

Но шутки шутками. Пока, в общем-то, ситуация для России благоприятная. Эвакуированы военно-транспортной авиацией наши граждане, которые были в провинции Хубэй, в Тюменскую область, их поселили в санатории. Условия там не курортные. Вот французы, например, тоже эвакуировали своих граждан из этой провинции Хубэй и отвезли их на остров в Средиземном море. К сожалению, так получилось, что у России нет острова в Средиземном море, а есть только санаторий в Тюменской области. Можно сколько угодно, значит, жаловаться, что-то говорить, но так вот, мы северная страна, северная цивилизация, не обзавелись островом в Средиземном море. Поэтому тут, в общем, выражать сочувствие этим людям как-то, мне кажется, не совсем честно. Власти Тюменской области и медики делают там все возможное, чтобы они нормально там жили.

Ну и, наконец, второй вопрос – это кризис мировой экономики. Да, мы уже об этом говорили, но кризис разрастается. Вы знаете, сколько народу живет в этой провинции Хубэй, которая окружена карантином? – 60 миллионов человек, это половина России, причем это экономически далеко не самая развитая провинция Китая, но тем не менее, тем не менее 60 миллионов человек, почти половина России. Там есть, например, заводы iPhone и этого Huawei, на этих заводах, два завода, в общей численности работают 650 тысяч человек.

Оксана Галькевич: Ну поменьше, чем половина России, конечно, 146–147...

Сергей Лесков: Я сказал «чуть поменьше», что же вы, Оксана, прямо такие арифметические познания такие глубокие. Но так или иначе iPhone и Huawei, как известно, в общем-то, являются самыми непримиримыми конкурентами. Видите, в общем-то, беда сплачивает: по правилам карантина, если в цехе заболел один человек, то весь цех закрывается. Пока эти предприятия не работают. О закрытии своих производств, сборочных производств в Китае объявили несколько автогигантов, по-моему, «Ford», «Nissan», «Honda», «Citroen», еще кто-то. Совсем недавно в Шанхае завод открыла знаменитая «Tesla» Илона Маска, так они тоже закрыли этот завод, не успев его открыть. Мало того, наш «КамАЗ» получает 80 наименований комплектующих из Китая, это тоже обрублено.

Итак, есть три отрасли промышленности, которые получили самый большой как бы удар: микроэлектроника, автомобильная и авиационная. Авиадетали, комплектующие тоже в значительной мере делаются в Китае. Что из этого следует? А может быть, Трамп был прав, когда он говорил, что мы слишком много производств перенесли в Китай?

Оксана Галькевич: Сконцентрировали там экономическую мощь мира, да, производства?

Сергей Лесков: Да. Вы знаете, есть такая основополагающая книга китайской философии, называется «Книга Перемен», там есть такая мысль основная: вещь или явление, которое достигает предела своего развития, оборачивается в свою противоположность. В данном случае я вижу признаки этого справедливого утверждения из «Книги Перемен»: глобальное разрастание влияния Китая на все сферы экономики из-за этого китайского коронавируса обернулось в свою противоположность. Весь мир теперь пребывает в панике и кризисе объективно, начиная с нефти, цены на которую значительно упали, ОПЕК уже рекомендует снизить добычу, по ключевым показателям падение на 10%. Пока Россию это, впрочем, не трогает, но, может быть... Даже, по-моему, сегодня Набиуллина что-то сказала, что мировой кризис экономики Россию пока не коснулся. Так было и...

Оксана Галькевич: Сергей, почему вот именно в связи с коронавирусом в Китае в этом году заговорили о том, что этом тем самым черным лебедем? Ведь в принципе это же не первая такая массовая эпидемия, которая стремительно распространяется в том числе с этой территории.

Сергей Лесков: Нет, в данном случае первая. Если вы имеете в виду... Этот вопрос совершенно справедлив, и в то же самое время на него легко ответить. Дело в том, что во время вспышки атипичной пневмонии почти 20 лет назад (кстати говоря, там число жертв было больше, чем сейчас, и тоже происхождение было китайское) влияние Китая на мировую экономику было несопоставимо меньше. Сейчас проект этого Великого шелкового пути охватил все азиатские и европейские страны, а также Африку, китайцы везде. В той же Америке, китайцы небогатые люди, каждый 10-й турист из Китая, они туда приезжают не просто так, а потому что связи с Америкой очень большие.

Оксана Галькевич: То есть то самое решительное влияние на мировую экономику они приобрели именно за эти 2% лет?

Сергей Лесков: Да, конечно. А вообще великое китайское чудо, ему 30 лет. Двадцать лет назад, когда была атипичная пневмония, нет, Китай еще не получил такого глобального развития. Это я и говорю, вот то, что я процитировал из «Книги Перемен», тогда это самое явление, китайская глобализация еде не достигла своего высшего проявления.

Иван Князев: Ну и что нас в итоге ждет? Рынки обрушатся? Китайский рынок уже немножко пострадал.

Сергей Лесков: Теперь... Вы знаете, есть такой китайский... Понятие «кризис» в китайском языке состоит из двух иероглифов, они так сочетаются вместе, – это «опасность» и «возможность», вот когда два эти иероглифа совпадают, это в китайском языке называется кризисом. Да, то, что сейчас происходит, кризис, но это и необходимость открыть какие-то новые возможности по решению этих проблем. Это и есть экзамен, экзамен гораздо строже, чем ЕГЭ, для всей мировой цивилизации.

Надо найти какие-то алгоритмы решения подобных проблем, и я уверен, что они будут найдены, и вакцина будет от этого китайского коронавируса найдена, и алгоритм действий, который поможет выходить из этого кризис. Мир развивается от кризиса к кризису, это неизбежно, поэтому кризисам, может быть, надо говорить даже спасибо.

Иван Князев: Ну мы говорим спасибо вам.

Оксана Галькевич: Сергей, спасибо.

Иван Князев: Сергей Лесков был у нас в гостях.

Оксана Галькевич: И основные темы этой недели. Сергей Лесков каждый понедельник, среду и пятницу в эфире Общественного телевидения России.

Иван Князев: Спасибо.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски