Сергей Лесков: Коронавирус приведет к тому, что уровень здравоохранения в мире вырастет на порядок. Правда, не исключено, что Китай скрывает истинные масштабы эпидемии

Сергей Лесков: Коронавирус приведет к тому, что уровень здравоохранения в мире вырастет на порядок. Правда, не исключено, что Китай скрывает истинные масштабы эпидемии | Программы | ОТР

Темы дня от обозревателя

2020-02-11T17:29:00+03:00
Сергей Лесков: Коронавирус приведет к тому, что уровень здравоохранения в мире вырастет на порядок. Правда, не исключено, что Китай скрывает истинные масштабы эпидемии
90 лет Михаилу Горбачеву. Миллиарды для села. Пенсии работающим. Налог на роскошь. Жить стали хуже
Ковид вывернул наши карманы
Горбачеву - 90. В XX веке не было политика, к которому относились бы так полярно
Села вытянут миллиардами
Льготы: все в одно окно
На селе денег нет
Источник доходов один – кладбище… СЮЖЕТ
ТЕМА ДНЯ: Пандемия лишила доходов
Автомобиль становится роскошью
Пенсии для работающих: какой будет индексация?
Гости
Сергей Лесков
Обозреватель

Александр Денисов: Ну а сейчас у нас реальный Сергей Лесков, про «Реальные цифры» мы рассказали.

Сергей Лесков: Да. Реально на самом деле я бы дорого дал, чтобы посмотреть реальный разговор адвоката Ольшанского и сотрудника ГАИ. Мне кажется, что это просто было бы какое-то раздвоение сознания. Если бы сотрудник ГАИ увидел такой монолог, то он бы, наверное, бежал на противоположную сторону улицы, нарушая все мыслимые правила. Не знаю, это на самом деле очень интересно было бы.

Ну так вот, какие события, о чем мы сегодня поговорим? Помните, недавно был назначен новый кабинет министров, и мы об этом, естественно, говорили? Но мы столкнулись с затруднением, потому что практически никого из министров мы не знали, откуда...

Александр Денисов: Нет, ну «старички» были тоже.

Сергей Лесков: Были, да, но я же говорю «практически никого». Это какие-то новые люди, никакой какой-то там конкуренции идей, которая вроде бы должна была предшествовать попаданию на столь высокий пост, не было. Создавалось впечатление, что эти министры являются чьей-то креатурой, что идет борьба кланов и для равновесия этих кланов, этих кремлевских башен были выбраны эти министры, чтобы не нарушился вот этот вот гомеостаз власти. Ну это, конечно, не так, конечно, они замечательные профессионалы, но мы о них просто ничего не знали. И вот поэтому за первыми проявлениями министров мы следим столь пристально, чтобы понять, во-первых, что это за люди, во-вторых, представить, что нам ожидать от их руководства отраслью.

Вот сегодня я хотел поговорить о двух министрах, здравоохранения и науки. Новый министр здравоохранения, его зовут Михаил Мурашко, он прибыл на федеральный пост... Сначала, впрочем, он еще поработал главой Росздравнадзора, но вообще он из Коми, где был министром здравоохранения Коми, а так он акушер-гинеколог, специалист по самым-самым маленьким детишкам. Но он давно уже как бы бюрократ.

Первое его публичное выступление свелось к тому, что он сообщил, что 70 тысяч врачебных ошибок в год приводят к тяжелым последствиям для пациентов. Это можно было бы расценить как камень в огород предыдущего министра здравоохранения Вероники Скворцовой, но здесь возникает несколько вопросов. Итак, запомните цифру, 70 тысяч врачебных ошибок, сколько смертей, он не сказал, наверное, все-таки меньше. Но в то же самое время в США, где уровень здравоохранения значительно, мягко говоря, выше, чем в России, 250 тысяч врачебных ошибок приводят к смерти пациентов. У нас тогда миллион должен быть, а у нас всего 70 тысяч.

Очень странные цифры. Я поговорил с экспертами, они не понимают, откуда министр взял эту цифру, она не фигурирует ни в одной статистике. Может быть, это какие-то закрытые исследования Росздравнадзора? Впрочем, он, как говорят эксперты, не занимался проверкой качества врачебной деятельности.

Я думаю, что новому министру здравоохранения стоило бы обратить внимание на другой аспект вверенной ему области, а именно на то бедственное состояние, в котором находятся больницы, поликлиники. Мы знаем немало случаев, когда пациентам приносят простыни, одноразовые простыни из морга, когда из-за отсутствия медицинских каталок больные люди ползут по лестничным пролетам в рентгеновский кабинет, все это в социальных сетях показано. Мы знаем, что постоянно происходят забастовки врачей из-за чудовищной переработки и невыплаты, недоплаты заработной платы; их, впрочем, удается остановить, эти забастовки. Но так или иначе уровень социальной напряженности в здравоохранении растет – может быть, это проблема более важная, чем сомнительная статистика, которая новым министром приведена? Он, кстати, ведь тоже из органов надзора и контроля, как и сам премьер; видимо, ему просто вот такая стратегия понуканий просто ближе.

И вообще это продолжает общую линию, которую несколько лет назад уже заявил Следственный комитет, который стал возбуждать дела против врачей по этим якобы врачебным ошибкам. Помните это дело Елены Мисюриной, был такой даже хештег #ЯЕленаМисюрина, за нее заступались многие видные врачи, сотни врачей, и даже такой высокий руководитель, как Сергей Собянин, заступился.

Ну вот. А что такое врачебная ошибка? Вы знаете, что чтобы решить какую-то проблему, надо договориться о терминах. Медицина очень быстро прогрессирует: если во время Чехова хорошим доктором считался тот врач, который выступал в роли психотерапевта и лечил не болезнь, а больного, известный народный афоризм «хороший врач лечит не болезнь, а больного», то сейчас медицина ушла от этого правила, и те, кто ходят к врачам, это знают, в общем, там отдается считанное количество минут на разговор.

И неслучайно, когда мы говорим про какие-то футурологические прогнозы, врачи многих специальностей будут вытеснены роботами. Хороший врач сейчас работает, выписывает, значит, изучает анализы, ставит диагноз, выписывает какой-то рецепт не из-за того, что он посмотрел в страдающие глаза больного, а по другой причине – он соблюдает протокол. Если врач соблюдает протокол, то это и есть выполнение профессиональных функций. В США даже если пациент пострадал, а врач не нарушал протокол, никаких претензий ни врачу, ни госпиталю, ни уголовной, ни административной ответственности быть не может, в этом надо отдавать себе отчет.

Вот эта вот Елена Мисюрина, у которой пациент умер, она не нарушала протокол, его смерть была по каким-то другим причинам, и это чрезвычайно важная черта, характеристика современной медицины, которая достигла очень большого прогресса, как бы мы ни сожалели о том, что врачу некогда с нами поговорить, но по всем объективным показателям, конечно, здравоохранение добилось прогресса больше, чем в любой другой области. Ну я не знаю, вы знаете, что раньше инфаркты практически не лечили, сейчас лечат инфаркты; раньше в больницах эти отделения инсультников вообще называли врачи между собой, говорили, что это «валежник», сейчас инсульт лечат. И все это происходит благодаря именно современным протоколам, высоким технологиям. Поэтому в этом надо отдавать себе отчет, а не пугать врачебное сообщество вот этими цифрами, из которых следует только одно, что министр здравоохранения не будет защищать своих коллег от посягательств Следственного комитета, который хочет, видимо, продлить эту линию.

Важно еще вот что, что я хотел бы сказать по поводу здравоохранения. На самом деле прогресс-то очень большой, но стоило бы обратить внимание на... Да, кстати говоря, если не будет изменено отношение следователей к врачам, которых преследуют за выдуманные ошибки при соблюдении протокола, то врачи повторят слова профессора Преображенского, помните, как он сказал: «Я закрываю свою деятельность, пусть дальше оперирует Швондер». Такого допускать нельзя, и министр здравоохранения, новый министр должен это отчетливо понимать. Пока он занимается какими-то, так мне представляется, второстепенными вещами.

Ну так вот, а какие показатели в области здравоохранения в России по сравнению с другими развитыми странами? Ну, у нас очень большой прогресс, здесь Скворцова об этом неоднократно докладывала президенту, по части младенческой смертности. Да, прогресс потрясающий: если 30 лет назад было 30 смертей на 100 000 родившихся, то сейчас 8. Однако надо отдавать себе отчет, что мы в несколько раз уступаем все равно, я не знаю, в Португалии и в Японии от 2 до 4 смертей, а у нас 8. То есть прогресс есть, но мы не дотягиваем до стран даже не первой руки. Ну я не знаю, например, сердечно-сосудистые заболевания у нас 620 смертей на 100 тысяч населения, а, например, в Германии меньше 200, то есть в 3 раза мы отстаем, и так по всем категориям. И это вовсе не из-за врачебных ошибок, а из-за просто самого уровня здравоохранения, из-за того, что закрываются больницы...

Министр не знает, кстати говоря, что лучше попасть к врачу с риском, значит, столкнуться с врачебной ошибкой, чем вообще не иметь возможности попасть к врачу. Сколько у нас позакрывалось больниц и поликлиник? Даже в Подмосковье люди не могут сходить к врачу из-за того, что в рамках оптимизации системы здравоохранения закрылись многие пункты. Ущерб от того, что люди не могут попасть к врачу, значительно выше, чем ущерб от вероятной врачебной ошибки, я в этом совершенно не сомневаюсь. Мне кажется, что об этом надо в первую очередь говорить. Мне кажется, что, в общем, пока в Министерстве здравоохранения произведен какой-то фальстарт, не в ту сторону двигается руководитель, не видит главных проблем.

Министр науки тоже новый, Валерий Фальков, он заменил Михаила Котюкова, который издал приказ, против которого восстало все научное сообщество, даже была масса публикаций «Академики против силовиков». Приказ вообще был фантастический, таких даже не было в 1930-е гг., когда научные институты жили под сенью НКВД. Ученый если собирался встретиться с иностранными коллегами...

Александр Денисов: Хорошо жили, Сергей.

Сергей Лесков: ...он должен был за 5 дней уведомить начальство о встрече с иностранными коллегами, не ходить одному на эти встречи...

Александр Денисов: Отчет потом еще писать.

Сергей Лесков: Да, потом надо было подать отчет с круглой печатью и с паспортными данными всех участников, даже отсканировать иностранные паспорта... Где он найдет таких? Ну это вообще что-то, отсканировать иностранные паспорта. И там было, в этом приказе даже регулировалось использование этими иностранными учеными, которые пришли в российский институт какой-нибудь биосферы и охраны водных видов животных, использование часов, телефонов и даже биноклей.

Александр Денисов: Биноклей, да, и носителей электронных, флеш-карты.

Сергей Лесков: Да что бинокль? Что там рассматривать, микробы в бинокль, что ли? Ну это настолько абсурдно... Как сказал какой-то исторический персонаж, «это хуже, чем преступление, это ошибка», а я продолжу: это не ошибка, это дурацкая ошибка. При Петре I, когда была создана Академия наук в 1724 году, к нам из Европы ехала интеллектуальная элита, из Германии, особенно много из Голландии приехало ученых высшего уровня. Сейчас мы такими приказами только создаем железный занавес и отпугиваем иностранцев, это противоречит курсу на модернизацию. Не бывает, как говорил Чехов, национальной таблицы умножения, мировая наука едина, а мы замыкаемся в какой-то скорлупе и обрекаем себя на отставание.

Ну слава богу, что этот приказ отменили, но я должен сказать, что отменить приказ легко, хорошо, что это сделано, но проблемы науки, конечно, это не решает. Перед наукой такие проблемы, даже перед здравоохранением их меньше, мне кажется.

Александр Денисов: Ой, перед здравоохранением...

Сергей Лесков: Да. Ну вот мы представили двух наших министров, хотя, конечно, министр науки Валерий Фальков сказал странную фразу, она буквально звучит так: «Приказ отменен, но отменил его не я».

Александр Денисов: Да, не «отменил», а «отменен».

Сергей Лесков: Отменен, да. Ну я не знаю...

Александр Денисов: Я тоже вдумывался, я несколько раз перечитывал.

Сергей Лесков: Да. Что, кто-то другой отменил этот приказ? Какая-то высшая сила? А какая высшая сила? Назвать ее нельзя. Есть такие религии, где нельзя называть высшую силу, вот, не будем вспоминать эти религии. Может быть, Валерий Фальков поклоняется каким-то божествам, которых нельзя назвать? В общем, кто-то отменил этот приказ, но не он.

Коронавирус тем временем шагает по планете. Он достиг в своем наступлении на человечество символических цифр, 1 тысяча жертв и 50 тысяч заболевших. Впрочем, среди российских граждан заболевших нет, ну и жертв тоже нет, у нас только два китайца с зафиксированным коронавирусом. Почему-то эта зараза минует наши просторы, может быть, холодно, например, может быть, еще что-то.

Александр Денисов: Да сейчас не холодно, погода...

Сергей Лесков: Может быть, у нас, как бы нам... Вы знаете, есть такой миф о том, что китайцы заполонили Дальний Восток, на самом деле этот миф не соответствует правде. У нас экономические связи с Китаем есть, но они значительно слабее, чем в любой другой стране мира, и китайцев у нас, конечно, несопоставимо меньше, чем в других странах. Тем не менее туристические потоки сейчас из Китая ограничены, это известно.

Глава Счетной палаты Кудрин сделал заявление о возможном снижении экономики из-за эпидемии. Несмотря на то, что больных нет, но карантин на многих китайских предприятиях, которые поставляют комплектующие, может привести к тому, что «Nissan», сборочное производство в России будет закрыто. Уже «КамАЗ» ограничивает производство, они тоже из комплектующих из Китая производят. В Якутии затруднены поставки угля в Китай. Ну и по многим таким направлениям Кудрин насчитал ущерб в 250 миллиардов рублей за год, это примерно Крымский мост. То есть эта китайская зараза, которая не проникла в Россию, тем не менее украла у нас целый Крымский мост, а Крымский мост дорогой, мост через реку Лена в той же самой Якутии значительно дороже, можно было бы построить, а этот вирус, которого мы в глаза не видели, нанес нам такой предательский удар.

Александр Денисов: Сергей, с другой стороны, шкура неубитого медведя, еще неизвестно, заработали бы мы эти деньги или нет, тоже такой ущерб гипотетический.

Сергей Лесков: Я не могу не верить Кудрину, но трудно не согласиться с вами. Ущерб – это нечто такое, что нельзя пощупать. Вот Настя не даст соврать, есть такая народная мудрость, что черный цвет делает женщину стройной только до 48 размера, а дальше помогут только леопардовые лосины. Ну вот здесь с этим китайским коронавирусом...

Александр Денисов: Настя, у тебя есть леопардовые лосины?

Сергей Лесков: ...примерно то же самое: некий ущерб от того, что мы не видели. Ну вот.

Александр Денисов: Сергей, вы в леопардовых лосинах лучше разбираетесь, чем Настя, она никак не прокомментировала.

Сергей Лесков: Настя не знает, что такое леопардовые лосины?

Александр Денисов: Нет, знает, но не знает их секрета такого волшебного.

Анастасия Сорокина: Приятно, что вы обсуждаете мои знания.

Сергей Лесков: Как говорил герой Вицина, я свою невесту могу узнать только в пальто и в головном уборе.

Александр Денисов: В пальто, да.

Сергей Лесков: И в леопардовых лосинах, продолжая эту тему.

Ну вот. Так что же с этим самым коронавирусом? Конечно... Вообще, конечно, если говорить без шуток, то это экзамен для национальной системы здравоохранения, может ли она построить эффективный карантин. В данном случае мы видим, что, в общем-то, наши органы надзора, которые я критиковал только что, в данном случае справляются, в общем, эффективно сработано. Очень часто мы не замечаем усилий чиновников, когда не произошло несчастье. Мы по свойству человеческой натуры чаще всего говорим о каких-то негативных последствиях, но ведь очень часто бывает так, что удалось предотвратить несчастье, и мы вот обычно в этом случае молчим. А вот самое главное, конечно, самая большая ценность у чиновников тех, которые предотвращают несчастье, и мы даже об этом ничего не узнаем. Если благодаря усилиям каких-то неизвестных нам борцов невидимого фронта мы не увидим в лицо этот коронавирус, вот это будет, конечно, и главное достижение. В этом случае экзамен, который важнее, чем любой ЕГЭ, будет сдан, конечно, успешно.

В общем-то, в истории России бывали случаи, когда чудовищные эпидемии приводили к значительным изменениям. Ну я не знаю, конечно, этот самый китайский коронавирус не сравнишь с чумой, но после чумного бунта в 1771 году, который был подавлен фаворитом Екатерины II Григорием Орловым, а в России была введена на самом деле система карантинов очень стройная, в Москве был построен первый водопровод, потом водопроводы появились и в других городах. В общем, любой кризис, согласно китайскому иероглифу, это «опасность» и «вызов», два иероглифа сочетаются. И в данном случае я совершенно уверен в том, что этот китайский коронавирус приведет к тому, что уровень здравоохранения в мире вырастет на порядок.

Правда, есть две неприятные новости. Глава Всемирной организации здравоохранения сказал, что ситуация может быть и сложнее, что, может быть, мы видим только верхушку айсберга. Видимо, он намекает на то, что Китай скрывает истинные масштабы эпидемии. Это не исключено, есть даже такие конспирологические теории, что это подкоп под товарища Си, который хотел бы продлить срок пребывания во главе Компартии Китая и самого Китая. И глава Всемирной организации здравоохранения сказал, что только через полтора года будет создана вакцина против этого коронавируса.

Александр Денисов: А она быстро не делается, потом изготовят, это долгий срок...

Сергей Лесков: Да говорили, что 2–3 месяца поначалу.

Александр Денисов: Да, Сергей. Вакцина, которую мы делаем в этом году, например, от гриппа, делается за год.

Сергей Лесков: Ну мы же вакцину против лихорадки Эбола создали быстрее и побыстрее против атипичной пневмонии. Вот в данном случае это такое известие, конечно, не очень хорошее. Но там, по-моему, и без вакцины их, этих больных, удается лечить. Число вылеченных растет быстрее, чем число жертв, это важно.

Наконец, есть еще одна неприятная новость, это уже китайские врачи сказали, что не исключено, что этот самый инкубационные период не 14 дней, как считается сейчас, а 24 дня. Тогда эти люди, которых сейчас запирают на карантин на 2 недели, не исключено, что им придется находиться в карантине 3,5 недели. Но пока это вот неизвестно.

Ну вот такие новости. В общем, падение в мире мировой экономики оценивается... У нас, я напомню, как подсчитал Кудрин, 0,002% ВВП, а в мире, вероятно, будет больше, 0,4% мирового ВВП, потому что связи с Китаем все-таки у развитых стран больше, чем у России, хотя мы считаем, что китайцев у нас много, – нет, вот сами цифры говорят, что степень вовлеченности Китая в мировую экономику по крайней мере в 2–2,5 раза выше, чем в Россию. Это следствие, конечно, глобализации.

Я позволю себе пофилософствовать. Вы знаете, отчего вымерли динозавры и отчего развалилась Британская империя. Есть такая китайская «Книга Перемен», которая была написана еще до Рождества Христова, там есть такой тезис о том, что всякое явление, достигнув своей высшей точки развития, начинает деградировать и превращается в свою противоположность. Это случилось с динозаврами, которые достигли высшей стадии развития и потом вымерли; это же случилось с Британской империей, последствия распада которой в виде Брексита и Мегзита мы сейчас видим. Может быть, и глобализация, вот тоже первый такой щелчок – это этот самый китайский коронавирус. С атипичной пневмонией было не так, потому что 20 лет назад влияние Китая на мировую экономику было значительно меньше.

Еще одна тема, которая представляется мне интересной, хотя, конечно, она лежит в стороне от Великого шелкового пути, который Китай пытается построить сейчас, – это архипелаг Шпицберген. Находится он далеко-далеко на севере на равном расстоянии от Норвегии и Новой Земли. По существу это самый северный архипелаг на свете, там где-то, наверное, рядом только Земля Франца-Иосифа. Где-то в XII веке там уже селились архангельские поморы, викинги туда не ходили, потому что грабить некого было. Температура там адски холодная... В общем-то, он был открыт русскими, довольно часто там бывали какие-то русские путешественники, Ломоносов туда отправлял две экспедиции, Русанова, по-моему, но, в общем, так как-то закрепиться никому не удавалось, безжизненные края. И только в начале XX века там нашли уголь, и сразу же свои права на Шпицберген заявила Норвегия, все-таки самое близкое такое государство.

Надо сказать, что мы считаем, что Норвегия была всегда, да, она была всегда, но государство это возникло только в 1905 году, когда была первая русская революция. До этого Норвегия принадлежала то Дании, то Швеции, то Дании, то Швеции, так непонятно, кому. И в начале века была Парижская конференция ровно 100 лет назад, в 1920 году, и поскольку Россия в то время пребывала в таком межеумочном состоянии, что не могла заявить свои права, Норвегия этим воспользовалась и, в общем-то, юридически это как бы территория Норвегии. Но она только что демилитаризована, а России там разрешено вести хозяйственную деятельность.

И надо же такому случиться, что вот именно в последнее время хозяйственная деятельность, мы там уголь добывали и рыбу ловили, был «Арктикуголь», довольно много добывали, но в 1990-е гг. все это прекратилось, и норвежцы стали нас оттуда вытеснять. Как это ни печально, в общем, тут трудно что-то сделать, но значение Шпицбергена большое. Конечно, это ворота в Арктику. Мы обращаем много внимания на развитие Крайнего Севера, на атомные ледоколы. Кстати, вы помните такой фильм «Красная палатка»? Знаменитый фильм...

Александр Денисов: Ты знаешь, Настя?

Анастасия Сорокина: Нет.

Сергей Лесков: Это фильм Калатозова. Калатозов вообще два фильма, по-моему, снял в своей жизни – это «Летят журавли», который собрал все мировые премии, которые только возможно, и «Красная палатка». Это фильм про довольно героический эпизод, когда случилась трагедия с экспедицией Нобиле, которая на дирижаблях летала на Северный полюс, в Аляску, они разбились во льдах. Кстати, знаменитый норвежский путешественник Амундсен погиб, пытаясь спасти Нобиле, и экспедиция Нобиле была спасена советскими моряками, знаменитым теплоходом «Красин». И Калатозов снял про это фильм «Красная палатка». Ну как же? Там играл Шон Коннери, Джеймс Бонд.

Александр Денисов: Мы знаем, Сергей.

Сергей Лесков: Да, Клаудия Кардинале. Мало того, там сыграл Никита Михалков, который именно тогда поднялся до европейского и даже мирового масштаба. То есть, в общем, экспедиция Нобиле была спасена именно советскими моряками в 1928 году, по-моему, и там были, в общем-то, совершенно героические какие-то действия. Вот этот вот летчик Чухновский, которого играл Михалков, его самолет тоже разбился во льдах, и он послал радиограмму, чтобы «Красен» шел спасать итальянцев, а не его.

Александр Денисов: То есть Кардинале.

Сергей Лесков: Да. Это факт исторический.

Александр Денисов: Логично, их надо было спасать, да.

Сергей Лесков: Да, это исторический факт. В общем, я не знаю, могли бы там рациональные немцы какие-то или гордые британцы так сделать, а для советского человека это было нормально. Но так или иначе, видите, сейчас этот Шпицберген находится под угрозой. Никаких реальных инструментов у России, которая сама свернула там свою деятельность в 1990-х гг., не остается. Было бы очень жалко, потому что очень много связано в истории России со Шпицбергеном. Кстати, там была самая крупная авиационная авария, именно в 1990-е гг. наш самолет Ту-154 разбился, 140 человек погибло, это тоже связано, конечно, с бесхозяйственностью и с тем, что мы махнули рукой.

Я об этом говорю, для того чтобы все-таки, может быть, кто-то услышит и обратит внимание на то, что негоже России терять территории. Мы вчера говорили о том, что мы с щедрого барского плеча раздаем и территории свои, и отказываемся от сфер влияния, мы вчера говорили про объединение Германии, где мы фактически подарили ГДР за какие-то копейки. А в данном случае мы можем вообще отказаться от исторически каких-то русских территорий, хотя там исконное население только белые медведи.

Александр Денисов: Говорят, там даже рестораны есть, на Шпицбергене.

Сергей Лесков: Да, там есть рестораны.

Александр Денисов: Жизнь там присутствует.

Сергей Лесков: Да, но это рестораны, конечно, в норвежской части. Население Шпицбергена 2 400 человек, из них 20% русских, то есть, в общем-то, немного, 2 400 разделить на 5, это 400–500 человек, да и то некоторые русские уже живут из-за того, что деятельность экономическая прекращена, на норвежской территории. Все равно это русские территории. Неизвестно, как повернется история дальше, может быть, там на шельфе что-то будет найдено. Кстати, норвежцы говорят, что там шельф безумно богатый, мы русским не дадим разрабатывать шельф.

Александр Денисов: Они все на чудо опять надеются.

Сергей Лесков: Да.

Александр Денисов: Однажды им достались невиданные, неслыханные в северных морях богатства, еще раз хотят.

Сергей Лесков: Да-да, поэтому... А вдруг? А что, а если шельф, почему мы должны от этого отказываться? Там огромные, богатые косяки рыбы ходят. Они заявляют свое исключительное право, вводят там, по-моему, 200-мильную зону. Вы, кстати, знаете, почему введена была 3-мильная зона морская вот так исторически? Сколько моря может отхватить себе страна? В XVIII веке был такой голландский юрист по имени ван Бинкершок, он придумал следующий метод: на сколько может пушечное ядро выстрелить, настолько море твое, вот так и была трехмильная зона. Потом пушки стали стрелять дальше, появилась 12-мильная зона, а сейчас уже 200-мильная. Но если идти по этой аналогии, то Россия, у которой есть баллистические ракеты, может вообще все моря считать своими, так что не знаю, сработает ли этот аргумент в споре с этими самыми норвежцами на Шпицбергене, но не надо об этом забывать.

Александр Денисов: К тому же новые ракеты, которые могут уклоняться бесконечно и летать вокруг Земли.

Сергей Лесков: Да, уклоняться, бесконечно летать вокруг Шпицбергена.

Александр Денисов: Да-да.

Спасибо, Сергей. Встретимся в пятницу, подведем информационные «Итоги недели».

Сергей Лесков: В пятницу, да.

Александр Денисов: Ну а дальше у нас большая тема.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (1)
Евгений
Удачи Сергею Лескову, всегда в точку. и без вранья! Молодец.
Темы дня от обозревателя