Сергей Лесков: При НЭПе же не было ни одного экономического форума, но экономику за считанные годы удалось поднять в разы!

Сергей Лесков: При НЭПе же не было ни одного экономического форума, но экономику за считанные годы удалось поднять в разы! | Программы | ОТР

Темы недели от обозревателя

2020-03-06T18:44:00+03:00
Сергей Лесков: При НЭПе же не было ни одного экономического форума, но экономику за считанные годы удалось поднять в разы!
На МКС пора ставить крест? Деньги на свалку. Маньяк выходит на свободу. Страна под снегом. Как победить бедность
Сергей Лесков: Любой памятник - это некая точка единения нации. Если памятник служит возникновению напряжения в обществе, ему нет места на площади
Что такое бедность и как с ней бороться?
27 февраля - Всемирный день НКО
МКС переработала свой ресурс
Дорогая передача: Нам мешают парковки!
Свободен и особо опасен
ТЕМА ЧАСА: Страна под снегом
Чёрные дыры МКС
Новый техосмотр отложили
Гости
Сергей Лесков
Обозреватель

Иван Князев: Ну а прямо сейчас передадим слово нашему постоянному обозревателю, Сергей Лесков у нас в студии. Сергей, здравствуйте. О чем будем говорить?

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Сергей.

Сергей Лесков: Да-да, добрый вечер.

Оксана Галькевич: Не только постоянный, но еще и единственный, луноликий, солнцеподобный, да, Сергей, это вы.

Сергей Лесков: Ну дождетесь, Оксана.

Оксана Галькевич: Дождусь?

Сергей Лесков: Дождетесь.

Оксана Галькевич: Поздравлений с праздником, я надеюсь?

Сергей Лесков: На этой неделе состоялись переговоры Путина и Эрдогана. Эрдоган прибыл в Москву. Переговоры по поводу обострения военного конфликта в Сирии. Показательно, конечно, что Эрдоган приехал в Москву, а не наоборот.

Кстати, многие комментаторы обратили внимание на то, что встреча проходила в зале Кремля, который был сплошь уставлен какими-то художественными произведениями, прославляющими победу русского оружия над Турцией. Не знаю, может быть, это случайно было сделано, но некоторые комментаторы просто исходились восторгом по поводу тонкости этого дипломатического намека. Мне так не кажется, мне кажется, что если это сделано сознательно, то, может быть, это даже не слишком прилично. Но, в общем-то, я уже говорил на этой неделе: вся военная история России сводится к бесконечной череде военных побед больше всего над Турцией, но каким-то образом Турция как птица феникс восставала из пепла, и, может быть, это даже интереснее, чем сама по себе победа России над Турцией. Вот каким образом она сумела, Турция, все время из состояния нокдауна вперемешку с нокаутом опять вставать на ноги.

Но так или иначе, если сейчас Россия опять победила, ведь смотрите, северная часть этой спорной территории осталась за Сирией, контроль над трассой М4 Дамаск – Алеппо... Все думают, наверное, что трасса М4 – это трасса Москва – Ростов-на-Дону – Краснодар – Туапсе. Нет, М4 – это трасса на самом деле такая есть и в Сирии. Вообще до чего они договорились? Ну, прежде всего, конечно, режим прекращения огня, и это самое важное, потому что если гибнут люди, ну это уже без шуток, это самое плохое. Даже если они не наши братья по вере, все равно это люди, это трагедия и для Сирии, конечно, и для Турции, и для курдов. Тут как ни посмотри, я в этом совершенно убежден.

Во-вторых, начинается совместное патрулирование этой самой трассы М4, которая идет с запада на восток Сирии. С 15 марта будет это патрулирование. Правда, я не совсем хорошо понял, там же эта территория сплошь напичкана непризнанными Россией, даже мы считаем их террористами, назовем их мягче комбатантами – эти комбатанты пустят российскую полицию на свою территорию? Неясно, посмотрим.

Ну и, наконец, трасса М5, по-моему, это Москва – Урал, да, Оксана?

Оксана Галькевич: Это Дон, М4.

Сергей Лесков: М4 – это «Дон», а М5?

Оксана Галькевич: Не знаю.

Сергей Лесков: Это Москва – Урал, насколько я знаю.

Оксана Галькевич: Наверное.

Сергей Лесков: Но там тоже М5 есть, Дамаск – Алеппо, она находится под контролем сирийских правительственных войск. То есть, в общем, такое впечатление, что как бы наша сторона выиграла больше, чем сирийская сторона. Посмотрим, потому что я не думаю, что это первая встреча Путина и Эрдогана, я не думаю, что режим прекращения огня сохранится очень долго, слишком уж противоречивые интересы сторон, а сторона, как мы говорили еще в начале этого кризиса, слишком много, много группировок.

А о чем не договорились? Мне кажется, что это интересно, может быть, за скобками что-то осталось. Кстати, я попутно скажу, может быть, Екатерина II и подглядывала своим историческим взором за переговорами своих наследников и потомков, но, в общем-то, конечно, для историка и психолога подсмотреть за ходом таких переговоров из-за какой-нибудь портьеры было бы чрезвычайно любопытно. Я думаю, что можно было бы полцарства отдать, чтобы тайком поприсутствовать на подобного рода переговорах. Переводчики же ничего не расскажут, а когда расскажут, уже всем будет неинтересно.

Ну так вот, о чем не договорились? Во-первых, о претензиях Эрдогана к режиму Асада не сказано ничего, а там претензии такие, что просто без них решить этот кризис невозможно. Во-вторых, вы помните, что всегда устанавливается в подобного рода конфликтах бесполетная зона так называемая? Тоже ничего не сказано, а ведь самые такие обидные, досадные, кровопролитные происшествия сирийской войны связаны именно с уничтожением самолетов, ничего не сказано о бесполетной зоне. Наконец, не упомянуты беженцы. Но, как говорят... В общем, сам факт того, что проблему беженцев Эрдоган обсуждает не с Меркель, а с Путиным...

Иван Князев: Ну почему, он с Меркель уже поговорил по телефону вот буквально несколько...

Сергей Лесков: По телефону да, а что такое телефонный разговор? Это все равно что в любви объясняться по телефону, правда, Оксана? Это не пройдет. Тут все-таки он с Путиным это обсуждал. Но опять же в этом коммюнике о беженцах не сказано ничего, хотя когда он открыл границы для беженцев, а там, по-моему, около 30 тысяч просочились в Европу, прорвали эти кордоны...

Кстати, Греция разрешила использовать водяные пушки и слезоточивый газ, чтобы этих беженцев посылать обратно в Турцию, но и турецкая полиция разрешила использовать водяные пушки и слезоточивый газ, чтобы гнать их в Европу. Ужас, беженцам вообще, конечно, не позавидуешь, причем их же там, по-моему, около 3 миллионов... Самые несчастные люди на свете, конечно, без отечества, без племени, которые не могут прокормить детей, не могут их отдать в школу... Жуть какая-то.

Иван Князев: При этом греки так интересно сказали, что они не позволят Турции спекулировать на страданиях людей, а сами их водометами и слезоточивым газом.

Сергей Лесков: Да. Вопрос к Екатерине II. Екатерина II, когда в Германии в конце XVIII века возникли религиозные войны, она же пригласила несколько десятков тысяч меннонитов, амишей и членов других религиозных сект в Россию. Вот все вот эти вот поволжские немцы, немцы, которые жили в Новороссии (тогда это было официальное название), стали частью русской истории, многие из них оставили заметный след в нашей истории. А почему бы нам этих несчастных беженцев, которые там мыкаются, не позвать? У нас столько...

Иван Князев: Ох, сейчас заклюют вас.

Сергей Лесков: Да пусть заклюют, а чего? Что?

Иван Князев: У нас своих мигрантов хватает.

Сергей Лесков: Я задаю вопрос просто. Они бы могли обустроиться. На самом деле Россия стоит перед почти неразрешимыми демографическими проблемами, а эти люди... Ну почему на них сразу ставить крест? Они что, прокаженные, что ли? Нет. В конце концов, Америка достигла своего величия благодаря мигрантам, это тоже мигранты.

Иван Князев: Ну Америка создавалась благодаря мигрантам.

Сергей Лесков: Ну вот. Да нет, можно обсудить этот вопрос...

Иван Князев: А у нас своих кормить нечем.

Сергей Лесков: Но, в общем, это был бы гуманитарный акт. Может быть, часть из них можно было бы принять. У нас огромное количество заброшенных деревень, тут-то спорить никто не будет, и наша экспедиция объездила десятки таких деревень, к чему их не отдать.

Иван Князев: Померзнут же, померзнут все, Сергей.

Сергей Лесков: Вот. Ну ладно, посмотрим. Я думаю, что о Сирии нам придется говорить еще неоднократно, и говорить о том, что нынешние и очередные переговоры Путина и Эрдогана поставили точку в этой истории, не представляется возможным. Мне кажется, что это та война, которая развивается, уже не следуя логике политиков, пусть даже они очень мудрые и могущественные, все равно эта война превозмогает желания политиков и развивается, следуя своей логике, военной логике. Такое часто бывало в истории, а спрогнозировать ее невозможно.

Ну что же, невозможно не говорить о коронавирусе, который...

Иван Князев: Сергей, прошу прощения, у нас есть звонок.

Сергей Лесков: Да, давайте звонок.

Оксана Галькевич: Звонок есть из Липецкой области, Виктор хочет высказаться.

Иван Князев: Видимо, как раз-таки по теме Турции. Здравствуйте.

Зритель: Алло?

Оксана Галькевич: Да, здравствуйте, Виктор, говорите, пожалуйста.

Зритель: Добрый вечер, ведущие и гость. Я бы хотел такой вопрос задать. Вот Сирия не получится, что второй Афганистан для нас, для России?

Оксана Галькевич: Ага, спасибо.

Сергей Лесков: Я не понял.

Оксана Галькевич: Не получится ли второй Афганистан из Сирии для России?

Сергей Лесков: Ну, этот вопрос задается постоянно, мы неоднократно обсуждали эту тему. Численность российского контингента в Сирии несопоставима с тем, что было в Афганистане. В Афганистане мы воевали на земле, здесь мы воюем только в воздухе, в наземных операциях практически не принимаем участия. Вы могли бы задать более жесткий вопрос, зачем нам Сирия, но и на этот вопрос мы отвечали неоднократно, поэтому я ограничусь только этой реакцией. Нет. Жертвы, кстати говоря, России на этой войне ну просто минимальны даже по сравнению с тем, что потеряла Турцию, просто минимальны.

Коронавирус – вечная, конечно, тема. С точки зрения мировых СМИ вообще первая тема, и практически во всех странах первые полосы, кричащие заголовки, все это обсуждают. Нам он подбрасывает новые сюжеты, причем ведь Россия, наверное, с точки зрения вторжения коронавируса является самой благополучной страной в Европе, у нас там по пальцам одной руки можно перечесть число больных. В основном, кстати, это те, которые вернулись из Италии. Почему так происходит? Непонятно. Как, впрочем, непонятно и то, почему Италия вдруг среди всех западноевропейских стран стала вот такой вот зоной поражения.

Между прочим, многие западные аналитики используют коронавирус с точки зрения пропаганды и обвиняют Китай в неэффективной борьбе с коронавирусом, что подтверждает неэффективность вообще тоталитаризма. А западные демократии, говорят эти аналитики, очень эффективно борются с коронавирусом. Ну тогда надо объяснить, конечно, казус Италии, это же демократическая страна, там же уже не Муссолини, там же уже каждые полгода правительство меняется; чем чаще меняется правительство, тем больше демократии. А что коронавирус-то там, уже там несколько сот больных. Кстати говоря, надо объяснить и казус Южной Кореи и Северной Кореи. Почему Южная Корея изнемогает под тяжестью коронавируса, а в Северной Корее все спокойно?

Иван Князев: А там никто никуда не летает.

Сергей Лесков: Нет, там очень большие связи с Китаем. У Северной Кореи единственная страна в мире, с которой у них связи, благодаря которой она и живет, – это, конечно, Китай.

Иван Князев: Значит, не говорят.

Сергей Лесков: А, ну такое объяснение. Ну тогда надо объяснить.

Иван Князев: Ага.

Сергей Лесков: В любом случае вопросы есть, вот.

Что касается того, что происходит в нашей стране. Ну, прежде всего отменен Петербургский международный экономический форум, который летом уже несколько... Ну традиционный форум, как его называют «русский Давос»: туда съезжаются потенциальные инвесторы, там всякий раз выступает Путин с оптимистическими речами, и вообще под звон фанфар мы рассказываем, как хорошо вкладывать деньги в Россию, только никто не вкладывает. Еще и Красноярский экономический форум отменили.

Оксана Галькевич: Перенесли тоже, да.

Сергей Лесков: Да, меньшего масштаба, значения, но туда тоже съезжаются политики такого второго уровня. Вот за это надо коронавирусу сказать спасибо. По-моему, нашим министрам, да и капиталистам надо больше работать, а не сидеть на заседаниях. У нас этих форумов ну просто такое количество, что я не понимаю, когда министры занимаются непосредственной работой, все они ездят с одного форума на другой, тусуются, возят с собой в папочке один и тот же доклад. Ну чего-то вот во времена НЭПа не было ни одного экономического форума, а удалось поднять экономику России за считанные годы, за 3–4 года в несколько раз удалось поднять. А эти сидят уже 15 лет, докладывают на форумах о перспективах, а перспективы не оправдываются. Спасибо, коронавирус. Может быть, они начнут больше работать.

Оксана Галькевич: Но я думаю, что выделенные на эти форумы деньги уже вряд ли как-то можно будет вернуть.

Сергей Лесков: Посмотрим. Ну хотя бы время сэкономим.

Оксана Галькевич: А-а-а.

Сергей Лесков: А то вспоминается образ пролетарского поэта Владимира Маяковского «прозаседавшиеся». Вот прозаседавшиеся и есть.

Иван Князев: Ага.

Сергей Лесков: Ну и, наконец, мэр Москвы Собянин ввел меры повышенного контроля. Там несколько, конечно, мер, некоторые из них, по-моему, находятся в ведении федерального правительства, но разберемся. В общем-то, вес Собянина больше, чем вес федерального министра. Самое интересное, что съездил в Италию – и тогда сиди, даже если ты здоров как бык...

Иван Князев: ...на карантине.

Сергей Лесков: Все равно сиди дома.

Оксана Галькевич: Отдыхай, набирайся сил.

Сергей Лесков: Отдыхай. Можно съездить в Италию только ради того, что потом...

Иван Князев: ...не работать.

Сергей Лесков: Туда-сюда, туда-сюда, слетал в Милан, даже в магазины не пошел на распродажу, и 2 недели дома сидишь.

Оксана Галькевич: Как говорится, раньше ходили в поликлинику за больничным, а теперь летают в Италию.

Сергей Лесков: В Италию, да. Недорого, говорят, что билеты уже упали в цене в Италию, то есть, в общем, можно купить себе больничный на 2 недели. Кто будет оплачивать больничный, в постановлении мэра не сказано, непонятно.

Оксана Галькевич: Может, Москва и на это найдет средства?

Сергей Лесков: Найдет средства? От плитки оторвет?

Оксана Галькевич: Кстати.

Сергей Лесков: Плиток меньше будет?

Оксана Галькевич: «Заметьте, не я это произнесла».

Сергей Лесков: Да. Но, Оксана, я должен сказать в продолжение этой темы: конечно, образцом ответственного социального поведения теперь становится домосед.

Оксана Галькевич: Ага.

Сергей Лесков: Если ты хочешь быть полезен обществу, сиди дома.

А вообще если говорить серьезно, то я совершенно убежден, что коронавирус – это уже не болезнь отдельного организма, это не эпидемия, это некий социальный феномен, который используют для своей выгоды фармакологические компании, производители медицинского оборудования (чего стоит только взлет цен на медицинские маски в сто раз), а также политики, которые, как известно, и в данном случае это доказано еще раз, могут использовать любую беду для достижения своих высоких, а на самом деле низменных политических целей. И, конечно, разговоры о конце света – это некая такая псевдореклама, чтобы реализовать свои цели. В одном из романов Стивен Кинг говорил, что если вы слышите слова о конце света, вы должны иметь в виду, что вам хотят продать кукурузные хлопья.

Оксана Галькевич: Если мы слышим звонок, Сергей, давайте, может быть, мы выслушаем нашего телезрителя.

Сергей Лесков: Стивен Кинг?

Оксана Галькевич: Константина из Ставропольского края. Здравствуйте, Константин.

Зритель: Алло, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте, Оксана, здравствуйте, ведущий.

Иван Князев: Добрый вечер.

Зритель: Сергей, здравствуйте.

Сергей Лесков: Здравствуйте.

Зритель: Хотел вопрос такой задать. Не считаете вы, Сергей, что это вот коронавирус, ну вот как он распространялся, ну это просто может быть простая халатность какая-нибудь, ну кто-то халат там или куда-то, выходят же они, руки не помыли, еще каким-то образом. Может быть, даже чисто случайно, лаборатория же есть от этого города-миллионника, откуда оно пошло.

Сергей Лесков: Да может быть и так, да, надо ходить в перчатках. Говорят, что если будешь ходить в перчатках, то в сто раз снижается вероятность заражения коронавирусом. Я по поводу того, что вы сказали, отвечу две вещи. Во-первых, не надо забывать, что 3 тысячи жертв от коронавируса и 100 тысяч заболевших, в общем-то, для 7,5-миллиардного населения Земли просто комариный укус. Если посмотреть статистику Билла Гейтса, а он занялся благотворительной деятельностью и высчитывает там количество жертв различных случаев, то вот за эти 2 месяца крокодилы и слоны убили столько же людей, сколько коронавирус. Слоны и крокодилы – это на грани экзотики, это для тех, кто бегает по саваннам и охотится на них...

Оксана Галькевич: Но они же по миру не бегают, не проникают в Италию, в Россию, понимаете.

Сергей Лесков: Крокодилы, да, не могут.

Оксана Галькевич: Не долетают.

Сергей Лесков: Крокодилы-то? Хорошо сказано, да. Ну так вот... А слоны не доплывают, да?

Оксана Галькевич: Да.

Сергей Лесков: В 40 раз больше жертв от обычного гриппа, на который мы... Мы потеряли вообще фокус и махнули рукой, в 50 раз больше жизней уносит СПИД или ВИЧ-инфекция. Значит, этот коронавирус просто сбивает нам прицел, мы забываем об истинных врагах рода человеческого. Паника... Если Земля вообще от чего-то и погибнет, конечно, то от дураков и паникеров. Конечно, необходимо разрабатывать вакцину; конечно, необходимо соблюдать какие-то карантинные меры, это еще в Средние века знали во время чумы, карантин именно спасает, да.

Но не надо терять голову, не надо закрывать производства, не надо обрывать поставки, надо продолжать развивать экономику. В Китае на 90% упали авиалинии и на 80% продажи автомобилей, все это идет по цепочке по всему миру, на 20% снизилось потребление энергоносителей в мире. Слабая экономика – это лучший союзник для инфицирования, в том числе для заражения в том числе и коронавирусом. Только сильная экономика может предложить эффективные средства решения социальных проблем, в том числе и в области здравоохранения. А мы, охваченные паникой, ведем себя, как совершенно близорукие люди.

Да, и второе: вы сказали о каких-то странных путях зарождения этого вируса. Помните, был такой замечательный, а может быть, даже и пророческий роман «Война миров» Герберта Уэллса, где марсиане вторглись на Землю, а кто их победил?

Иван Князев: Вирусы.

Сергей Лесков: Они погибли из-за вирусов. А кто вам сказал, что мы, люди, не марсиане? Мы, может быть, этого не знаем. Человеку там, я не знаю, сколько, 100 миллионов лет? С точки зрения Земли, которой 4 миллиарда лет, это вообще такой маленький-маленький эпизод истории. С точки зрения всего возраста планеты мы вчера высадились на Землю. Может, мы и есть эти самые марсиане, только сами этого не знаем?

Иван Князев: Да, вирусы живут гораздо дольше.

Сергей Лесков: А вирусы дольше живут, и вот они, наконец, эти вирусы перешли в атаку, раз!

Оксана Галькевич: Вы в хорошем настроении пришли, я смотрю, сегодня на эфир, Сергей.

Сергей Лесков: Да. Мы же этого не понимаем просто: сегодня один вирус, завтра другой, и, в общем, скоро они нас отправят обратно на Марс, может быть и так. Вот наш добрый зритель подтолкнул меня к этим соображениям.

Ну вот. Вообще же, если говорить серьезно, то китайский иероглиф «кризис», – а это же кризис на самом деле, – состоит из двух частей: это «опасность» и «возможность». И, конечно, любой кризис – это новый вызов для цивилизации. Я совершенно уверен в том, что если мы не потеряем здравого смысла и сохраним такую холодную голову и рассудок, то, в общем, коронавирус может быть полезен. Мы приобретем новый опыт относительно не слишком высокой ценой... Не надо забывать, что грипп испанка в начале XX века уничтожил порядка 50 миллионов человек, сейчас только 3 тысячи. Поэтому надо быть спокойнее. Ну а 2 недели посидеть дома – чего ж плохого-то?

А если вдруг будет отменена Олимпиада в Токио, то оно и к лучшему: я слышал, что наших спортсменов там дисквалифицировали повально за употребление лекарств, не связанных с излечением от коронавируса, они о коронавирусе еще не знали, а уже наглотались каких-то таблеток. Так вот если на Олимпиаду они не поедут с остальными спортсменами, которые будто бы ведут исключительно здоровый образ жизни, все будет нормально, мы можем только возликовать.

Иван Князев: Не так обидно будет.

Сергей Лесков: Не так обидно.

Оксана Галькевич: Как вы сумели все-таки, Сергей, в этой сложной ситуации найти позитивный угол для рассмотрения этой ситуации.

Сергей Лесков: Не надо было лишать себя удовольствия, надо было с российскими чемпионами в полной мере насладиться теми препаратами, от которых мы не можем отказаться. Ели бы все вместе, все бы радовались.

Оксана Галькевич: Мне кажется, если вы сейчас не остановитесь, мы еще много интересных вариантов услышим.

Сергей Лесков: Нефть.

Оксана Галькевич: Нефть. Тоже хорошо, что валится?

Сергей Лесков: Вчера, сегодня. Тут вообще на самом деле, Оксана, не поймешь...

Оксана Галькевич: Все прекрасно?

Сергей Лесков: ...с нефтью, где хорошо, а где плохо. Вот, например, из всех стран Ближнего Востока самая могущественная страна – это Израиль, вроде бы это хорошо. Но это единственная страна, где нет нефти.

Оксана Галькевич: Слушайте...

Сергей Лесков: Как говорит Голда Меир, Моисей 40 лет водил евреев по пустыне...

Иван Князев: ...нефть искал.

Сергей Лесков: ...чтобы привести в единственное место, где нет нефти. Значит, если нет нефти, то это хорошо. С другой стороны, бюджет России на сколько там, где-то на 20% состоит из экспорта нефти и газа.

Оксана Галькевич: Больше.

Сергей Лесков: Ну это как считать, зависит от цены на нефть. Мы порядка 250 миллиардов долларов получаем за счет экспорта нефти, а у нас 1,7 триллиона, ну посчитайте, это где-то 1/7–1/8 часть, это все зависит от цены. У нас, правда, есть еще и внутреннее потребление, мы столько же внутри потребляем нефти, сколько продаем, это касается и газа, кстати. Нефть подешевела с начала года на 30%, было 70 долларов за баррель, а стало 50, даже ниже уже.

Иван Князев: Ниже, ниже, Brent 46.

Оксана Галькевич: Сорок шесть, да.

Сергей Лесков: Ну нет смысла отягощать память этими цифрами, мы же не нефтяные трейдеры, хотя я не знаю насчет Ивана, может быть, он по ночам...

Иван Князев: Да, у меня здесь котировки в карманах, акции.

Оксана Галькевич: На 4 доллара сегодня упала нефть, пишут бизнес-издания.

Сергей Лесков: Короче, было 70, стало 50, даже уже и ниже. На самом деле это очень много, потому что да, мы знаем, что бюджет России, а значит и исполнение наших национальных проектов, зависит, в общем-то, от цены на нефть в значительной степени. Но здесь есть некоторые любопытные детали. Организация ОПЕК, которая объединяет основных производителей и экспортеров нефти во главе с Саудовской Аравией, Саудовская Аравия, кстати, добывает 10 миллионов баррелей нефти в день, а Россия 8–9, примерно столько же миллионов баррелей, примерно столько же и Америка добывает, кстати, вот эти вот три главных мировых лидера. Саудовская Аравия вот уж точно сидит на нефтяной игле, у них за счет этого и формируется громадный бюджет, который всего лишь в 2 раза ниже, чем ВВП России. Они, конечно, хотят, чтобы цена на нефть была больше, значит, надо меньше добывать. И, в общем-то, арабы (саудиты их правильно называть) сумели уговорить всех членов снизить примерно еще на миллион баррелей в день добычу.

А выгодно ли это России? Здесь есть вопросы. Нашим нефтяным компаниям от того, что цены на нефть поднимутся, ни холодно ни жарко, потому что есть линия отсечения, государство с помощью налогов забирает в государственную казну все, что выше определенной черты. Итак, нашим нефтяным компаниям безразлично, какая цена на нефть, ну если уж она совсем там не упала в положение ниц.

Но низкая цена на нефть может быть выгодна российским нефтяным компаниям по очень любопытной причине. Оказывается, в прошлом году наш экспорт в Америку нефти и нефтепродуктов вырос в 3 раза. Трамп наложил санкции на Венесуэлу, и никакая другая нефть не может заменить эту самую венесуэльскую нефть по ее химическому составу, а вот российская может. В 3 раза больше стали продавать нефти и нефтепродуктов, то есть бензина, на 6 миллиардов долларов американцы, которые душат Россию санкциями, так вот втихаря...

Оксана Галькевич: ...покупают нашу нефть.

Сергей Лесков: ...покупают нефть, да. Давайте будем молчать об этом в тряпочку, вдруг они спохватятся и найдут что-нибудь другое, хотя такой нефти, как в России, не найти, она больше всего похожа на эту самую венесуэльскую. Так вот Россия теперь получает возможность загнать последний гвоздь в крышку гроба сланцевой нефти, которая является для нас главным противником. Если Америка прекратит добычу этой проклятой сланцевой нефти, какой-то альтернативный вариант, то просто, значит, царство углеводородов, традиционных углеводородов продлится еще неизвестно сколько.

Поэтому Россия не торопится спасать весь мир, прямо скажем, за свой счет. А почему мы должны за свой счет спасать весь мир, когда миру по барабану, если России плохо? Мы что, в очередной раз, что ли, будем изображать из себя самых гуманных и добрых людей на свете? Нет, надо действовать... Американцы бы, кстати, если бы был такой вариант, вот зеркальный вариант, они бы не задумываясь просто бы задушили своего главного оппонента, что делает Трамп на примере с Китаем. Поэтому министр энергетики России Новак покинул совещание ОПЕК в Вене и уехал в Москву совещаться.

Оксана Галькевич: Сергей, хорошо, это интересный на самом деле аргумент. Но при этом на внутреннем рынке вслед за падением нефти тоже последуют определенные перемены, потому что валюта национальная сегодня тоже значительно ослабела.

Сергей Лесков: Да.

Оксана Галькевич: Евро, доллар выросли...

Сергей Лесков: Оксана, все понятно.

Оксана Галькевич: Подорожают товары на внутреннем рынке, много проблем у нас будет в связи с этим.

Сергей Лесков: Вы знаете, я по этому поводу неоднократно высказывал свое мнение и выскажу его еще раз другими словами. Вот был такой каменный век на Земле, он закончился не из-за того, что на Земле кончились камни, а по другой причине. Сейчас век нефти и газа по крайней мере для России, и для России было бы очень хорошо, если бы этот век нефти и газа закончился, но не по той причине, что у нас иссякли недра. Хорошо бы нам перейти на другие источники пополнения казны, а то мы похожи...

Очень плохо, что мы заседаем вместе за одним столом с Саудовскими Эмиратами и прочими нефтедобывающими странами, которые, в общем-то, мне кажется, имеют сомнительное будущее. Лучше бы мы сидели за одним столом с Биллом Гейтсом и Илоном Маском и обсуждали бы на самом деле те алгоритмы развития цивилизации, которые сформируют ее будущее. Надо бы, чтобы каменный век закончился, вот это вот, я думаю, самое важное.

А вы знаете, что у нас на носу 8 марта?

Оксана Галькевич: Ага.

Сергей Лесков: Вот я в этот день не могу...

Оксана Галькевич: Любимый праздник ваш, да?

Сергей Лесков: Да... Почему любимый праздник?

Оксана Галькевич: Ну так, а почему нет?

Сергей Лесков: Нет, я люблю рабочие будни.

Оксана Галькевич: Ага.

Сергей Лесков: Праздники меня вообще тяготят. Как говорит Дональд Трамп, «я работаю всегда, даже когда играю в гольф», имея в виду, что он соблазняет своих партнеров.

Вы знаете, праздник, конечно, стоит особняком. Один царь сказал, что у России только два союзника – это армия и флот, очень любят цитировать царя Александра наши политики. Но, в общем-то, история показывает, что через некоторое время те, кто сверг этого царя, назначили России двух новых союзников – это Маркса и Ленина. Ни к чему хорошему это не привело, и в настоящий момент, в общем-то, реальность такова, что у России два союзника, о которых мы говорили в прошлом сюжете, это нефть и газ. На самом деле я уже сказал и повторю еще: мне кажется, что это такое же заблуждение, как Маркс и Энгельс. На самом деле у России, в общем-то, только один союзник самый верный – это русская женщина. Если бы не русская женщина, то вообще России бы и не было. Я берусь доказать это в два счета.

Оксана Галькевич: К доске.

Сергей Лесков: Во-первых, помните, что был в нашей истории век под названием XVIII, когда на престоле почти сплошь сидели женщины. История, несколько результаты политических деяний сказываются не сразу, но, в общем-то, XIX век – это золотой век в истории Россия благодаря тому, что в предыдущем веке именно женщины заложили основу благоденствия России, ну и потом дали поцарствовать мужчинам, ну и видно, до чего мужчины довели нашу страну, ведь XX век мы жили каким-то кувырком.

А если сейчас посмотреть на то, как живут русские мужчины, вообще валяются, как конь в соломе: смотрите, живут от революции к реформе, от революции к реформе, ничего сделать не могут. Другие страны способны выйти из кризиса лет за 10 максимум, у нас кризис вообще перманентный. У нас была идея перманентной революции, не получилось, но перманентный кризис у нас вполне получается. И все это...

Иван Князев: Сергей, вы сейчас на что намекаете? Владимир Путин тут говорит, что он постоянно думает о преемнике...

Сергей Лесков: О действующих не говорят.

Оксана Галькевич: А надо о преемнице.

Иван Князев: Да.

Сергей Лесков: Таким образом, в общем-то... Россия всегда как бы отличалась, считала по крайней мере, что она порождает самых умных людей. Ну сейчас очевидно совершенно, что русский мужчина не слишком умен: наукой он не интересуется, о Нобелевской премии давно забыл, да даже и в спорте, как мы уже выяснили, побеждает только с помощью каких-то странных способов. Одним словом, вся страна, вся жизнь держится на плечах русской женщины, которая вообще подставила свои хрупкие, но надежные плечи, а если бы не она, конечно, страна бы совершенно свалилась в болото. Я думаю, что вот если бы в XXI веке женщина оказалась у руля власти, то в XXII веке можно было бы опять дать мужчинам порулить.

Оксана Галькевич: Сергей, сегодня…

Иван Князев: Опять все испортить.

Оксана Галькевич: ...я услышала данные одного из социологических опросов: там говорилось о том, что подавляющее большинство, больше 60% россиян, не готовы как раз видеть сейчас во главе страны женщину. Как вы думаете, почему?

Сергей Лесков: Ну и что?

Оксана Галькевич: При такой грандиозной роли женщин, важности.

Сергей Лесков: Ну, не готовы... Можно ли верить социологическим опросам? Как вопрос сформулирован, таков и ответ есть.

Тут есть еще один любопытный момент. Если уж говорить непосредственно о 8 марте, а я не сказал об этом замечательном дне ничего, то эволюция сформировала homo sapiens таким образом, что мужчина не теряет интерес к своей избраннице круглый год, других таких животных на Земле нет, только мужчина интересуется женщиной круглогодично независимо от ее физического состояния. Поэтому я думаю, что вообще-то 8 марта может быть какой-то ловушкой, которая предложена нам, инопланетянам: только какой-то лох и неудачник любит, ценит и бережет свою женщину 8 марта. Настоящий мужчина бежит по эволюционной лестнице, как Казанова: он вечно влюблен в свою женщину, вечно оберегает ее и делает ее будни праздничными. Для женщины, которая нашла на самом деле нормального мужчину, 8 марта длится круглый год, чего я и желаю нашим женщинам.

Иван Князев: Мужчины, берите на заметку.

Оксана Галькевич: Спасибо, спасибо, Сергей. Это был наш обозреватель Сергей Лесков, подвели прекрасные итоги этой предпраздничной недели. На следующей неделе после праздников не задерживайтесь, в среду, пожалуйста, ждем вас опять, Сергей.

Иван Князев: Спасибо.

Сергей Лесков: Спасибо, до встречи.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)