Сергей Лесков: Эта несчастная гречка, скопившаяся на кухнях, может привести к нашествию насекомых

Сергей Лесков: Эта несчастная гречка, скопившаяся на кухнях, может привести к нашествию насекомых | Программы | ОТР

Темы недели от обозревателя

2020-03-20T20:47:00+03:00
Сергей Лесков: Эта несчастная гречка, скопившаяся на кухнях, может привести к нашествию насекомых
На МКС пора ставить крест? Деньги на свалку. Маньяк выходит на свободу. Страна под снегом. Как победить бедность
Сергей Лесков: Любой памятник - это некая точка единения нации. Если памятник служит возникновению напряжения в обществе, ему нет места на площади
Что такое бедность и как с ней бороться?
27 февраля - Всемирный день НКО
МКС переработала свой ресурс
Дорогая передача: Нам мешают парковки!
Свободен и особо опасен
ТЕМА ЧАСА: Страна под снегом
Чёрные дыры МКС
Новый техосмотр отложили
Гости
Сергей Лесков
Обозреватель

Оксана Галькевич: Ну а сейчас мы приветствуем в студии обозревателя ОТР Сергея Лескова. Сергей, здравствуйте.

Сергей Лесков: Добрый вечер.

Иван Князев: Здравствуйте, Сергей.

Оксана Галькевич: Подводим «Итоги недели».

Сергей Лесков: Да, давайте подведем итоги недели.

Ну так что, начнем с коронавируса? Потому что на самом деле...

Иван Князев: А варианты есть?

Сергей Лесков: Вариантов нет. Было бы ханжеством и лицемерием, конечно, выбрать какую-то другую тему. Вообще вот обратите внимание, жизнь настолько стремительно развивается, что то, что казалось совсем недавно первостатейной новостью, уходит на второй план и вообще уже новостью не является. Информационное агентство ТАСС подготовило 20 серий интервью с президентом России Путиным, и когда они делали это интервью, конечно, они не сомневались в том, что этот сериал будет пользоваться большим информационным вниманием. Сегодня стало известно...

Иван Князев: Номер один в повестке.

Сергей Лесков: ...что ТАСС отменил дальнейшие серии. Понятно, почему, – в информационных сводках беседы с президентом потеряли актуальность. Они, наверное, ну сколько, месяца два назад, наверное, записывались – настолько изменилась повестка дня, что его надо было бы, наверное, спрашивать про гречку, про коронавирус, страшно подумать, о туалетной бумаге, вообще о механизмах развития паники.

Оксана Галькевич: Про доллар по 80.

Сергей Лесков: Про доллар, про нефть. А то, о чем шел разговор 2 месяца назад, в общем, это уже какой-то прошлогодний снег. Вот ТАСС принял такое решение, оно, в общем-то, беспрецедентное с учетом того политического влияния и рейтинга, который Путин имеет в нашей стране. Они с Путиным советовались?

Иван Князев: Я думаю, да.

Сергей Лесков: Я думаю, да. Вот видите, то есть он тоже понимает, насколько быстро экспресс под названием жизнь движется вперед.

Вот наступает время весеннего призыва, весенний призыв – это массовое мероприятие. Как мы знаем, в Москве издано распоряжение мэра не собираться, запрет массовых мероприятий выше 5 000 тысяч, а потом их и вовсе отменили. Какие-то были еще распоряжения больше 50 не собираться. В любом случае очевидно, что весенний призыв – это значительно большее сборище людей. Стоит, видимо, напомнить, что это 150 тысяч молодых людей, правда, собранных не в одном месте, но тем не менее. Вообще, вне всякого сомнения, армейская казарма – это идеальное место для распространения любой инфекции.

Иван Князев: Ну подождите, Сергей, а если там нормальные меры безопасности, то как раз-таки идеальное место для укрытия может быть.

Сергей Лесков: Именно это... Вы у меня прямо с языка срываете, а то что же, вы думаете...

Иван Князев: Да.

Сергей Лесков: Есть еще только второе место столь же опасное, это тюрьма, это замкнутые такие сообщества. Кстати говоря, в тюрьме многие болезни и процветают, прежде всего туберкулез, это не секрет. Но я думаю, что коронавирус не доберется ни до призывников, ни до уголовников по той простой причине, что они не ездят в Италию.

Иван Князев: Как минимум.

Сергей Лесков: Как минимум, да, пока не ездят в Италию, по крайней мере таких случаев еще история не знает.

В принципе сегодня Шойгу выступил серьезно уже с разъяснением о весеннем призыве, сказал, что всех призывников будут проверять, уже ведь есть экспресс-тесты на коронавирус. В общем, здесь Иван совершенно прав, можно гарантированно предложить меры, которые не позволят этому зловредному вирусу пробраться сквозь мембрану российских Вооруженных сил, тут сомнений нет. Но в принципе 150 тысяч не так уж и много. Мы в нашей программе как-то недавно говорили, что сами военные не исключают возможности перевода на контрактную армию. В принципе для коронавируса контрактная армия даже более опасна, они же ходят за пределами военных городков, а срочников можно на самом деле запереть в карантинных условиях.

Однако есть одна проблема, о которой я не могу не сказать. Несмотря на то, что наши власти стараются предоставить максимально полную и адекватную, как мне кажется, информацию о развитии коронавируса в России, все равно паника нарастает. Мы видим это и по товарному голоду, вот эта вот гречка несчастная. Я думаю, что не исключено, что скоро нас ждет какое-нибудь нашествие инсектов, которые разожрутся на этой гречке, которая скопилась на кухнях в неимоверных условиях. Стоит, кстати, поговорить со специалистами по насекомым, в общем, ничто не хранится вечно, они прогрызают целлофан, в общем, это может быть на самом деле проблемой. Я уж не говорю о грызунах, которые являются переносчиками намного, неизмеримо более опасных заболеваний, чем коронавирус, не будем называть эти болезни, о них еще Пушкин писал.

На самом деле тьма каких-то невероятных слухов. Это и аэрозоли, которые будут распыляться над городами; это и слухи о том, что в Москве уже тысячи умерших и их хоронят в калужских лесах, а родственников, чтобы они не разболтали об этом, отвозят чуть ли не на Соловки. Какие-то совершенно невероятные истории, которые ползут вообще со всех сторон. Я вижу, в социальных сетях выступают со своими советами какие-то молочноспелые женщины, которые выдают себя за докторов, с какими-то самозваными рецептами. Что-то просто невероятное.

Кстати, я хочу обратить внимание, что, по-моему, единственный политик, который сохраняет здравомыслие, – это Лукашенко, который не закрыл свои границы, ничего вообще не отменил, и, в общем-то, статистика этого коронавируса в Белоруссии по крайней мере ничуть не выше, чем в тех странах, которые позакрывали границы.

Оксана Галькевич: Может быть, за счет того, что все вокруг закрылись, Сергей? И, может быть, время покажет, насколько прав он был в своем решении?

Сергей Лесков: Ваше ехидство заслуживает высокой оценки.

Оксана Галькевич: Ну какое же это ехидство? Это был всего лишь вопрос.

Сергей Лесков: Посмотрим.

Иван Князев: Нет, ну здесь, конечно, доля правды есть, Белоруссия маленькая страна, со всех сторон закрыта.

Сергей Лесков: Доля правды есть. Если на самом деле все соседи выстроили вокруг себя заборы, то ты насчет своего забора можешь не беспокоиться, он уже есть, просто он не покрашен с твоей стороны.

Иван Князев: Можешь не беспокоиться, конечно.

Сергей Лесков: Может быть, Александр Григорьевич...

Оксана Галькевич: ...на это рассчитывал.

Сергей Лесков: ...на это и рассчитывает, такое тоже... Да, но он ведь не ввел карантинные меры в своих городах. Вот у нас есть третий член нашего союзного государства, это Казахстан – вы знаете, что там закрыты обе столицы, и Алма-Ата, и Нурсултан?

Иван Князев: На карантин.

Сергей Лесков: Да, они закрыты, города. Кстати говоря, уже вышло опровержение вот этим вот слухам паническим насчет закрытия Москвы, откуда это берется.

Оксана Галькевич: Может, по аналогии просто, в Казахстане сделали, может, и у нас могут.

Сергей Лесков: На самом деле я еще раз подчеркну то, что я говорил: сильная экономика является очень важным антибиотиком для борьбы с вирусом, потому что слабая экономика, конечно, благоприятная среда для развития любой инфекции.

Вообще мне все это... Мне даже как-то сегодня, когда я видел вот это вот лавинообразное разрастание слухов, я подумал, что коронавирус надо лечить уже не в Коммунарке, а в Кащенко, потому что на самом деле это становится каким-то психическим заболеванием. И, в общем-то, в русской литературе, которая сказала обо всем, что только может твориться в нашей стране, ведь есть несколько подобных примеров. Паустовский, по-моему, описывал, как во время, последние дни Петлюры в Киеве, когда все уже было решено и сочтено, накануне взятия Киева большевиками петлюровская пропаганда распространяла сведения о том, что большевики будут уничтожены фиолетовыми лучами, которые были предоставлены Францией, союзником Петлюры. Все попрятались в подвалы, а утром оказалось, что большевики в городе, никаких фиолетовых лучей нет.

Но еще более классический случай, конечно, был в повести нашего любимого Михаила Булгакова, который много чего написал и предвидел, это (Иван уже понял, о чем я говорю) «Роковые яйца», когда на Москву шли стаи гигантских страусов и ожидалось нашествие крокодилов, которые вылупились из роковых яиц. Москва серьезно готовилась, тоже все пополняли свои продовольственные запасы, царила совершеннейшая паника. Все описано. Вот сейчас вместо стаи гигантских страусов на нас идет этот самый китайский вирус.

На самом деле все серьезные эпидемиологи и вирусологи в один голос говорят, ну почитайте, это сейчас на самом деле несложно найти, потому что информации очень много, – они говорят о том, что этот коронавирус обычная респираторная инфекция. Коронавирус вообще давно известен, это просто новый штамм с невысокой летальностью в 3–4%, это немного. У многих штаммов гриппа летальность значительно выше. Заболеваемость обычным гриппом, тоже говорят все эпидемиологи, в 40 раз выше, чем этим коронавирусом.

Это не значит, что ничего не надо делать, но не надо погружаться в панику. Неминуемо в течение месяца или двух произойдет, ну как это, саморегуляция есть в больших массивах живых существ, даже если это люди, произойдет саморегуляция и самоиммунизация населения, как, видимо, произошло в Китае. Несмотря на то, что там были карантинные меры, но это, значит, развитие вируса достигло какого-то численного предела и пошло на спад. Все это будет и у нас, но паника может разрушить...

Оксана Галькевич: Сергей, почему такие...

Сергей Лесков: Почему у нас паника, да?

Оксана Галькевич: Нет, не почему паника. Смотрите, когда мы получаем картинки, видеосопровождения, информацию из Италии, становится на самом деле страшно.

Иван Князев: У них уже некуда хоронить, они уже в соседние города вывозят умерших.

Оксана Галькевич: Нет мест на кладбищах, да, переполнены морги, люди подорваны, собственно, в угнетенном состоянии целая страна.

Сергей Лесков: Есть некоторые на самом деле казусы, которые... Да, в Италии на самом деле трагическая ситуация, связанная...

Оксана Галькевич: Не хотелось бы повторения такой трагедии в любой другой отдельно взятой стране.

Сергей Лесков: В Италии больше умерших, чем в Китае, между прочим.

Оксана Галькевич: Да, да, да, сегодня или вчера они как раз...

Сергей Лесков: Несмотря на то, что несопоставимая, конечно, численность населения.

Иван Князев: Говорят, там беда с медициной просто очень сильная.

Сергей Лесков: Надо сказать, что в 2013 году в рамках оптимизации программы здравоохранения, и это было навязано Евросоюзом, в Италии произошло резкое сокращение расходов на здравоохранение. Вообще там здравоохранение-то неплохое, и насколько я понимаю, в Италии самая высокая продолжительность жизни по крайней мере в Европе, пенсионный возраст там тоже выше, чем в России, кстати. В общем-то, я думаю, что отчасти из-за того, что там большая доля пожилых людей, там и высокая смертность. Но, конечно, не только поэтому, есть, в общем-то, и другие объяснения. Итальянцы не отменили, Оксана подскажет, как это правильно называется, миланскую неделю высокой моды.

Оксана Галькевич: Не отменили?

Сергей Лесков: Не отменили.

Оксана Галькевич: Они же ее перевели, по-моему, в онлайн-формат, в видеоформат.

Сергей Лесков: Она состоялась.

Иван Князев: Она то ли без зрителей прошла, то ли...

Оксана Галькевич: Да ладно?

Сергей Лесков: Когда в Ухане уже была эпидемия, масса китайцев приехали на первых стадиях развития, когда там еще не было карантина, в Милан закупать одежду для своих AliExpress. Может быть, я думаю, что с большой степенью вероятности именно туда вот это и было занесено. Кстати, значительное большинство случаев заражения коронавирусом в России, а их всего, по-моему, около 450 случаев зафиксировано, – это люди, которые вернулись из Италии.

Оксана Галькевич: В России сейчас 253, на сегодняшний день по официальным данным.

Сергей Лесков: Двести пятьдесят три, да?

Оксана Галькевич: Пятьдесят четыре только сегодня.

Сергей Лесков: А, 450 тысяч – это в мире.

Иван Князев: Конечно.

Сергей Лесков: Цифры уже путаются в голове.

Оксана Галькевич: В мире 244 тысячи зараженных.

Сергей Лесков: Четыреста пятьдесят я видел цифру.

Оксана Галькевич: Нет, Сергей.

Сергей Лесков: Нет?

Оксана Галькевич: Я таких не видела, я слежу.

Сергей Лесков: Ну хорошо, 250, да, и более 10 тысяч летальных исходов. Друзья мои, в любом случае это неизмеримо меньше, чем за тот же период умерло от малярии, от СПИДа и от обычного гриппа, к которому мы настолько притерпелись, что даже уже и не замечаем. Да, бороться надо, надо соблюдать меры предосторожности, об этом говорят авторитетные врачи, но не надо впадать в панику и разрушать собственную экономику, а значит, и собственную жизнь.

Кстати, наше правительство предложило достаточно много мер поддержки кризисных отраслей и населения, можно некоторые их перечислить. Закрылись суды, приостановились банкротства, выездные проверки всех уровней прекратились, туристические и авиакомпании получили налоговую отсрочку, как, кстати, и малый бизнес по арендной плате. Я думаю, что можно было бы и другие меры поддержки предложить.

Например, Макрон собирается отменить арендную и квартирную плату для населения, Трамп хочет выдать каждому американцу, по-моему, по тысяче долларов, ну это у них просто делается, включил печатный станок и выдал, у нас это, конечно, может разогнать инфляцию. Тут надо быть экономистом высокого полета, чтобы сказать, возможно это или нет. Все больше разговоров о том, что в Москве стоило бы отменить плату за парковки, если не надо ездить в общественном транспорте, – а что им, пешком на работу, что ли, ходить? Но видите, деньги не пахнут, деньги в любой ситуации остаются для некоторых чиновников, а особенно столичных чиновников, первой ценностью.

Оксана Галькевич: У нас есть звонок из Брянской области, давайте поговорим с Владимиром. Владимир, здравствуйте.

Иван Князев: Добрый вечер.

Зритель: Здравствуйте. Я бы хотел поддержать товарища Лескова в том плане, что нужно срочно прекратить истерию по поводу коронавируса, а заняться вплотную экономикой, заняться посевными работами, которые подходят, на носу у нас, значит. А для того чтобы сохранить рабочие места, для того чтобы не дать остановиться, дать возможность тем, кто даже, если какая-то смертность и произойдет небольшая, но люди же останутся, им нужно будет что-то, за что-то жить и чем-то питаться. Потому что смерть от голода гораздо будет страшнее смерти от какой-то болезни.

Оксана Галькевич: Да, спасибо.

Иван Князев: Да, спасибо.

Сергей Лесков: Ну...

Иван Князев: Ну, кстати, насчет посевной, наверное, можно не беспокоиться, у нас тут был недавно эксперт и сказал, что все в порядке.

Сергей Лесков: Там, кстати, план Мишустина предполагает какие-то налоговые льготы по части аграрного сектора. Да, на самом деле, может быть, мы не владеем всей информацией, всей полнотой информации, но мне кажется, что многие чрезмерные меры принимаются: повальное закрытие пунктов общественного питания, учебных институтов. Ну школы, может быть, и можно закрыть, но студенты все-таки более ответственные люди и могут там как-то ходить в этих...

Оксана Галькевич: Сергей, а может быть, расчет на то, что, я не знаю, известна какая-то, так скажем, скорость, динамика распространения и, собственно, карантинные меры ведь для того, чтобы удержать этот вирус под контролем. Вы как думаете, наша система здравоохранения какую нагрузку может выдержать? Наверное, не самую высокую, это проверка для нее.

Сергей Лесков: Ну вот, Оксана, вы сами сказали, система здравоохранения несмотря на свое гуманистическое предназначение все-таки нуждается в деньгах. Если мы разрушим экономику, то и система здравоохранения пострадает.

Иван Князев: Вопрос, что быстрее произойдет, понимаете.

Сергей Лесков: Ну да. Нет, мне кажется, я даже уверен, что значит «кажется», ни в коем случае нельзя допустить того, чтобы... Можно, например, бороться с педикулезом тем, что отрубать головы, такой условный образ.

Оксана Галькевич: Ну, мне кажется, это какой-то...

Сергей Лесков: Ну ладно, это крайний случай...

Оксана Галькевич: Чрезмерное такое сравнение, преувеличение.

Сергей Лесков: Ну понятно, что я имею в виду. Или, я не знаю, ради того, чтобы не было мозолей на ногах, отрубить пальцы, не знаю, ну что-нибудь типа этого.

Оксана Галькевич: Сергей, но у нас тоже не самое молодое население, пусть не как в Италии, но на самом деле у нас тоже достаточно средний возраст-то сейчас какой? Ну выше 40, хорошо. Пенсионного у нас населения... Их не надо беречь разве?

Сергей Лесков: Да, единственный летальный исход в стране зафиксирован – это 79-летняя женщина умерла, непонятно, из-за чего она умерла. Да, у нее был диагностирован коронавирус, но при этом...

Иван Князев: Тромб у нее оторвался.

Сергей Лесков: ...формальная причина смерти была другая.

Если уж мы говорим о коронавирусе, то он пришел же к нам из Европы, то, видимо, надо и про Европу поговорить. Мы уже об этом коснулись. На самом деле причина того, почему этот вирус набросился на Италию, как, не знаю, орды каких-то там варваров в древнем мире, не совсем понятно. Версии, которые мы высказываем, не более чем версии. Там всякие готы, наверное, с такой же яростью разрушали древний Рим, как сейчас этот COVID-19 косит Италию.

Но при этом надо же обратить внимание на то, что единственная страна, которая помогает Италии, – это Китай. При этом Китай прекрасно знает, что как только пандемия будет побеждена, а это случится, Италия опять проголосует за торговые и экономические санкции против Китая, как она это уже делала. Но просто китайское мировоззрение не позволяет действовать иначе, в рамках своего конфуцианства они помогают простым итальянцам, а цену Евросоюзу и цену, предположим, Америке они знают.

Обратите внимание, что несмотря на очень громкие на протяжении нескольких десятилетий разговоры о новой европейской философии, о евроглобализме, мультикультурализме, толерантности, много было слов малопонятных, в итоге-то все страны отгородились друг от друга границами, вспомнив Средние века, и как раньше там стояли ландскнехты и не пускали телеги с добром, так и сейчас, то же самое получается. Ну что, это означает капут евроатлантизму? По-моему, был такой фильм «Империя наносит ответный удар», «Звездные войны».

Иван Князев: «Звездные войны».

Сергей Лесков: Вот, может быть... Это же фантазии, но, может быть, сейчас коронавирус наносит этот самый удар по евроатлантизму? Очень похоже на то. Восстановится ли доверие, если оно вообще было, после того, как пандемия уйдет, или эти либеральные ценности будут подвергнуты ревизии? Непонятно. Но с большой степенью вероятности, конечно, произойдет какой-то слом тех моральных, политических ценностей, которые казались безусловными.

Ну я не знаю, тут можно много что говорить. Мне попалось на глаза сочинение такого известного американского политолога и социолога Иммануила Валлерстайна, его семья, естественно, родом из Российской империи, как мы понимаем по фамилии, да и зовут его Иммануил, это знакомое нам имя, в общем-то, некоторые российские философы имели такое имя.

Оксана Галькевич: Наш человек.

Сергей Лесков: Наш человек. Так вот Иммануил Валлерстайн говорил буквально следующее, но он не был, конечно, русофилом ни в малейшей степени. Он говорил еще в 1990-х гг., что крушение Берлинской стены – это начало конца Запада из-за того, что будет нарушен баланс сил, и в условиях конкуренции довольно скоро Запад придет к какой-то ситуации саморазрушения. Этот прогноз сбылся, сбывается на наших глазах.

Иван Князев: Пока еще не сбылся.

Сергей Лесков: Да, пока не сбылся, но он сбывается, есть признаки того, что это произойдет. Между прочим, у Валлерстайна был еще один прогноз, он для нас даже более интересен, чем эти разговоры насчет Запада. Валлерстайн (Иммануил, напомню) говорил буквально следующее: в XXI веке национальным героем в России станет Ленин. Он будет полностью реабилитирован и станет...

Иван Князев: А с чего бы это?

Сергей Лесков: Ну надо быть Иммануилом, Иван, чтобы предвидеть это.

Иван Князев: Ну не знаю.

Сергей Лесков: Посмотрим. Мы уже живем в XXI веке. Посмотрим. Такой он был неглупый человек, основатель многих школ, в общем, его имя является таким классическим.

Иван Князев: Вы не знаете, Сергей, вот во всем вот этом что больше всего интересует? Вот вы говорите об отдаленности, о крахе либерализма, о том, что страны европейские будут разобщены. Не факт, например, что поссорятся крупные страны типа Франции и Германии, а вот что будет с мелкими членами Евросоюза, с прибалтами, к примеру, с Польшей?

Сергей Лесков: Это хороший вопрос. На самом деле их часто называют обидным словом лимитрофы, по латыни это несостоявшиеся государства. И, в общем-то...

Иван Князев: Потому что случись сейчас что у них, на них никто внимания...

Сергей Лесков: На них никто не обратит внимания.

Иван Князев: Конечно.

Сергей Лесков: Как на Украину никто уже не обращает внимания, мы об этом потом поговорим еще. И, в общем-то, на самом деле царит совершенная растерянность в Европе, это видно по речам многих видных политиков. Те правила, которые были сформированы после холодной войны, когда сильные диктовали слабым, что делать, они нуждаются по меньшей мере в коррекции. Теперь слабыми-то оказались все.

Иван Князев: Да.

Сергей Лесков: Все оказались в одной лодке, но кого выкинут из этой лодки первым, вот это вот вопрос.

Иван Князев: Да, это вопрос.

Сергей Лесков: Я думаю, что мы скоро это увидим. По крайней мере мы сейчас живем, как камни в бетономешалке, в общем, это время перемен достаточно драматичное.

Были, конечно, и другие события, но жизнь продолжается, и человечество все-таки не может не смотреть вперед и на звезды. Вы знаете, я думаю, что, кстати, в наше время, когда мы поддаемся панике, даже те самые хладнокровные homo sapiens, которые говорят, что не надо поддаваться панике, все равно там что-то внутри свербит, нужны какие-то хорошие новости, без сомнения. К сожалению, я на нашем небосклоне их практически не вижу, поэтому стоит посмотреть вверх. Ведутся сейчас активные переговоры между Россией и Китаем о возможности интеграции космических программ для совместного исследования и освоения Луны. И у Китая, и у России такие программы есть, кстати, такая программа есть и у Америки.

Хочется, видимо, напомнить, что у нас была лунная гонка с США, которую мы проиграли на рубеже 1960–1970-х гг. Мы проиграли относительно: да, американцы 6 раз слетали на Луну, но и мы туда отправляли два лунохода и даже сумели вернуть оттуда грунт под названием реголит, который до сих пор исследуется. Китайцы в прошлом году впервые в истории человечества сели на обратную сторону Луны. Вы знаете, что Луна всегда повернута к Земле одной стороной и ту сторону мы не видим. Сфотографировали, кстати, обратную сторону Луны первый раз советские аппараты еще при жизни Сергея Павловича Королева.

У нас очень много достижений несмотря на то, что мы часто критикуем Роскосмос и издевательски оцениваем некоторые пассажи его главы Рогозина, тем не менее все равно российская космонавтика остается одним из мировых лидеров. Если удастся интегрировать и объединить амбиции и деньги Китая и технический потенциал России...

Иван Князев: Это будет мощнейший альянс, конечно.

Сергей Лесков: У китайцев нет таких ракет, как у России, и нет такого опыта длительных экспедиций, но у них есть амбиции и есть деньги, у них пока легкие только аппараты. Можно обогнать Америку? Некоторые эксперты говорят, что вот этому тандему потребуется 20 лет, если на построение орбитальной базы на Луне, а американцы, если захотят, могут управиться за 10 лет, есть всякие оценки на этот счет.

Мне представляется, что если амбиции появятся у России и у Китая, то вместе с их техническим и экономическим потенциалом можно будет засунуть Америку за пояс. Это, мне кажется, вполне реальный вариант, и это была бы та хорошая новость, которая могла бы стать локомотивом для нас, даже посильнее локомотивом, чем, например, Керченский мост, который, как говорят, самый за последние 15 лет крупный промышленный проект, реализованный в России. Мне кажется, что сам по себе Керченский мост – это хорошо, но то, что это единственный проект, конечно, ужасно. Надо все-таки замахиваться на что-то большое, как было в советское время, потому что там этих проектов было более чем достаточно.

Кстати, насчет Крыма. На этой неделе президент России побывал в Крыму по поводу очередной годовщины воссоединения Крыма с Россией. Вообще я должен сказать следующее, что пребывание Крыма в составе Украины с 1954-го по 2014-е гг., ровно 60 лет, – это, в общем-то, история непрекращающихся попыток Крыма вернуться в состав России, Крым всеми возможными путями в 1954 году отбивался от этого. Сейчас уже забыто, но первый секретарь крымского обкома был снят с должности, потому что он не хотел соглашаться на это. Очень много было юридических решений. Еще в 1991 году Крым провел, как это называется, референдум о воссоединении с Россией, но Украина его задавила, а Россия замолчала; там даже президент был по фамилии Мешков, тоже забытая политическая фигура. В общем, историческая правда восторжествовала, и это какой-то нонсенс нахождение Крыма в составе Украины.

Есть разные версии, почему это случилось: то ли Хрущев хотел замолить свои грехи перед Украиной за репрессии, которые он лично организовывал, то ли были рациональные мотивы, тогда как раз строился этот самый канал из Каховского водохранилища и надо было украинских рабочих переселить на строительство этого канала. Так или иначе это принесло несчастье многим и многим жителям, которых не спросясь переселили из одного территориального образования в другое. Потом это уже были личные трагедии.

Ну так вот, конечно, за эти 6 лет Крым не расцвел, но он выглядит совсем иначе, чем он выглядел при Украине. Смотрите, там появился аэропорт, кто бывал в Крыму, конечно, не может им не восхищаться. Построен этот Керченский мост по лучшим мировым меркам. Железнодорожное сообщение началось. Решены проблемы с электричеством и удалось... Продолжается водная блокада, как в Средние века, когда осажденные крепости «отключали»... Они могли бы, кстати, некоторые украинские политики включить воду, но отравить ее, ну как в Средние века, травили крепости.

Между прочим, при этом возникает вопрос: ведь Днепр берет свое начало в России, и он не маленький ручеек в России, примерно треть общей длины Днепра – это не территория Украины. Может быть, нам стоило бы направить воды Днепра, например, в бассейн Волги? В России у политиков даже такой мысли не возникает, это при всех недостатках, а их довольно много, российской политической элиты отсутствие подобных намерений говорит о предельном отличии их от украинской политической элиты, которая вполне может отключить и электричество, и воду, и еще там была и продовольственная блокада, как, кстати, было в 1919–1920-х гг., когда режим гетмана Скоропадского тоже пытался заморить Крым, желавший войти в состав России.

Ну так вот, а какие есть сценарии? Они же разрабатываются, эти сценарии, на Украине возвращения Крыма. Есть два сценария, мы должны об этом знать. Первый сценарий – это, я цитирую украинские СМИ, если Крым превратится в выжженную территорию, туда никто не будет ездить, ничего там не будет производиться, и это станет убыточной территорией, неподъемной ношей для экономики России. Ну оценивайте сами. А второй сценарий, который некоторые радикальные украинские политики высказывают, – это развал России по сценарию развала СССР, Крым тоже отваливается от России, и тут его подбирает Украина без всякой войны, я цитирую. Насколько реальны эти сценарии...

Иван Князев: Они все фантастические.

Сергей Лесков: ...друзья мои, оценивайте сами. Но надо, видимо, подчеркнуть, что Крым не является ношей для России, ничего туда не вбухивает Россия, а делает инвестиции, которые оправдываются за счет роста туризма. Кстати, больше миллиона украинских туристов там побывало в прошлом году, больше миллиона, больше, чем в 2018 году, то есть поток туристов с Украины растет. Это говорит, что они оценивают те инвестиции, которые делаются в Крым.

Ну а эти вот разговоры насчет того, что в Крыму оккупанты, – ну тогда оккупанты все жители Крыма, там, видимо, надо считать, потому что там тотально пророссийские настроения, это, в общем, признают даже те европейские политики, которые приезжают в Крым. В прошлом году в Крыму было 70 международных мероприятий разного уровня.

Иван Князев: Они там под санкции не попадают?

Сергей Лесков: Это хороший вопрос. Ездят. Мы же рассказывали даже о депутатах Бундестага, которые бывали в Крыму.

Иван Князев: Ну да.

Сергей Лесков: Видимо, не попадают, видимо, не боятся.

Оксана Галькевич: Спасибо, Сергей, спасибо.

Иван Князев: Спасибо, Сергей.

Оксана Галькевич: Время пролетело с вами как всегда...

Сергей Лесков: Это троллинг, Оксана.

Оксана Галькевич: Нет, это честно, искренне.

Сергей Лесков: Никогда я вам поверить не могу.

Оксана Галькевич: Сергей Лесков, обозреватель Общественного телевидения России, 40 минут был с нами. Спасибо.

Иван Князев: Спасибо большое.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)