У нас все граждане разделились на две партии: вирус-пофигисты и вирус-паникёры

У нас все граждане разделились на две партии: вирус-пофигисты и вирус-паникёры | Программы | ОТР

Темы дня от обозревателя

2020-04-13T19:15:00+03:00
У нас все граждане разделились на две партии: вирус-пофигисты и вирус-паникёры
Бизнес после пандемии. Как подготовиться к пенсии. Долги за «коммуналку». Отпуск-2021
Гольфстрим стал очень медленным
Инвестпортфель на старость
Спасти и сохранить бизнес
Где и как россияне будут отдыхать в этом году
В долгах по самые ЖКУ
Бизнес закрывается: выручки нет, господдержки не хватает…
ТЕМА ДНЯ: Хочу пенсию в 100 тысяч!
ЖКХ: новые правила
Бесплатное высшее – только льготникам?
Гости
Сергей Лесков
Обозреватель

Оксана Галькевич: Ну что, всего полчаса, и мы снова с вами, уважаемые телезрители. Добрый вечер, здравствуйте. Между прочим, у нас прямой эфир, между прочим, с обратной связью, то есть вы всегда можете спорить с ведущими, с нашими экспертами, комментировать любое высказывание, выражать свое мнение по всем темам и даже лично пообщаться с Константином Чуриковым…

Константин Чуриков: …и Оксаной Галькевич, но спорить лучше с ведущей.

Оксана Галькевич: И ведущим тоже.

Константин Чуриков: Через 20 минут расскажем о том (серьезная тема), как в большинстве регионов страны в отличие, кстати, от Москвы смягчают ранее введенные ограничения. Чем это мотивируется и не приведет ли к всплеску заболеваемости? Речь идет, кстати, о 56 субъектах Российской Федерации. Какие организации там возобновили свою работу и какие послабления сделали для людей? Об этом в 20:50.

Оксана Галькевич: Ну а сейчас долгожданная встреча с человеком, которого нам очень в этой студии не хватает, но по-другому сейчас нельзя, – «Темы дня» с Сергеем Лесковым. Мы приветствуем нашего коллегу, обозревателя Общественного телевидения России, в прямом эфире. Сергей, здравствуйте.

Константин Чуриков: Здравствуйте, Сергей, добрый вечер.

Сергей Лесков: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: А вот и вы, видим вас.

Сергей Лесков: Ну если вы будете осыпать меня такими комплиментами, я приглашу вас к себе домой.

Константин Чуриков: Это неправильно.

Оксана Галькевич: Это все после, по окончании режима самоизоляции.

Константин Чуриков: Это нарушит режим.

Сергей, какие темы вас взволновали на сегодня больше всего?

Сергей Лесков: Ну, первая... Вы закончили свою тираду, Костя, словом «режим», меня вот режим, конечно, заинтересовал, как и всех москвичей, потому что Москва переходит на новый, более жесткий режим. В Москве был и без того более жесткий режим, чем во всех регионах, о чем сказала Оксана, но с сегодняшнего дня начинается поэтапный, растянутый на трое суток переход на пропускной режим для всех автомобилей. Предполагается также выписывание штрафов гражданам, которые нарушают режим самоизоляции. Повторять все эти меры я не буду, об этом, наверное, в сводках новостей говорилось довольно много. Вот сейчас у вас показывают, как офицер ГАИ проверяет машины, не вижу там номер, но въезд для иногородних машин в Москву теперь тоже затрудняется, их там проверяют.

С чем это связано? Сегодня было очередное онлайн-совещание у президента, и вице-премьер Голикова сказала о том, что ситуация тревожная, нарастание темпов коронавируса 17–18% по стране. На первом месте Москва, это естественно, на нее приходится 60% всех случаев заболевания, из 18 тысяч почти 12 тысяч – это Москва. Регионы, вот вы собираетесь говорить, регионы, где режим послабления вводится, мы, кстати, в пятницу об этом говорили, – Голикова сказала, что регионы отстают от Москвы на месяц примерно. При этом она поправилась, что математической модели распространения вируса нет. Отстают на месяц, но ведь могут и не догнать, потому что грянут... Обычно говорят, что грянут холода, в данном случае правильнее сказать, что грянет жара...

Константин Чуриков: Нагрянет тепло, да, ага.

Сергей Лесков: Тепло, да, нагрянет тепло, может быть, этот коронавирус вообще и задохнется, но по крайней мере самый наш главный чиновник по коронавирусу сказала именно это. И поэтому режим ослабления, который вводится, ну и оправданно, наверное, вводится, потому что неизвестно, от чего лучше умереть, от голода или от коронавируса, может быть, придется там и ужесточать какие-то меры через пару недель, вот.

Ну что еще она сказала? Веди достаточно интересные и важные для всех. Сказала, что режим самоизоляции не везде соблюдается, и очень важно, позитивная новость: Москва скоро получит тесты на проверку антител. Это не вакцина, то есть можно будет выяснить, появились ли в крови у москвича антитела, которые дают надежду на иммунитет, хотя здесь опять же...

Константин Чуриков: Сергей, ну если вот коротко пересказать то, что сегодня Голикова говорила, – в целом да, действительно, некоторые цифры выглядят не очень хорошо, но в целом все хорошо и будет, она надеется, еще лучше через пару недель. На этом фоне, в общем, сегодня в самом начале совещания...

Сергей Лесков: Костя, это ваша эмоциональная оценка.

Константин Чуриков: Да?

Сергей Лесков: Мне не показалось, что все хорошо.

Константин Чуриков: Давайте я сейчас процитирую. Значит, смотрите, она сказала, что, так, «в Москве больше всего зараженных коронавирусом», «в России день ко дню число заболевших растет на 16–18%», «по Москве за последние сутки 13%».

Сергей Лесков: Чего же хорошего-то?

Константин Чуриков: «Сейчас в России уже все развернуто» и, значит, «в течение нескольких недель мы выйдем на какие-то более приятные цифры», выразила надежду она.

Сергей Лесков: А что же хорошего в этом? При этом президент Путин, который, конечно, более лапидарно выражается, сказал, что ситуация меняется не в лучшую сторону.

Константин Чуриков: Вот.

Сергей Лесков: Как вы понимаете, она не может противоречить своему непосредственному руководителю. Нет, бить в литавры преждевременно. Да и сам мэр Собянин, который олицетворяет один из центров борьбы с коронавирусом, у нас такой Бермудский треугольник, Путин, Мишустин и Собянин, – он сказал, что мы находимся только у подножия. Поэтому, в общем, расслабляться ни в коем случае нельзя.

Мне хотелось бы перейти от перечисления вот этого новостного ряда к каким-то размышлениям, которые вытекают...

Константин Чуриков: Сергей, а давайте сначала звонок послушаем? Нам вот Вера звонит, зрительница из Москвы, о чем-то вас хочет спросить.

Сергей Лесков: А, ну давайте.

Константин Чуриков: Вера, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Вера.

Зритель: Добрый вечер, дорогие ведущие и Сергей Лесков, с огромным уважением к вам. Хотелось бы, чтобы, может быть, вы объясните ситуацию. Вот сегодня вышло постановление по поводу пропусков, значит, жителям Москвы и Московской области. Пешеходам можно передвигаться, но почему в личном автомобиле, значит, люди не могут, допустим, на дачу? Вот в Краснодарском крае разрешили, до 16 часов они имеют право, значит, передвигаться по городу. Почему у нас такое нельзя сделать?

Константин Чуриков: Понятно.

Зритель: Мне просто логика непонятна, почему пешеходам можно передвигаться...

Константин Чуриков: Ну да, действительно, то есть почему получается, что пешеход не так опасен, как человек, который, например, один в своей машине едет. Сергей, что думаете?

Сергей Лесков: Собственно, я об этом и хотел поговорить. На самом деле ситуация достаточно сложная. Коронавирус набирает темпы. Как себя вести властям в этой ситуации? Продолжать настаивать на добровольной самоизоляции, которая нарушается? Ведь задерживаются не только граждане, которые должны как бы самоизолироваться, немало случаев, может быть, даже уголовные дела будут возбуждены по поводу тех граждан, которые нарушают условия карантина и бегают по улицам, являясь потенциальными вирусоносителями, таких, в общем, немало случаев, эти граждане уже арестованы.

Здесь, конечно, возникает дилемма для власти, продолжать, притом что не так уж велики размеры, 150 человек по всей стране погибло, или, следуя всем известному баснописцу, «Не нужно слов там тратить по пустому, Где нужно власть употребить». Ну, пока, мне кажется, соблюдается некоторый баланс. Мы привыкли, в общем-то, к тому, что государство не вторгается в область наших личных прав, но только до тех пор, пока это не угрожает правам других граждан. Здесь необходимо найти баланс.

В любом случае иногда некоторые чиновники обвиняют моих сограждан в том, что они безответственны. Я с этим не согласен, улицы пустые, прогуливаются люди только с собакой или с какими-то авоськами. Я не вижу столпотворения на улицах. Можно было бы поговорить про безответственность власти, которая в значительной степени разваливала здравоохранение, но не успела его развалить до конца, поэтому пока здравоохранение героическими усилиями врачей справляется. Закрыты же были многие инфекционные больницы. А почему они были закрыты? Потому что эпидемия, инфекция – это болезнь бедных, а богатые люди болеют другими заболеваниями, поэтому у нас, в общем-то, был перекос, значит, каких-то акцентов здравоохранения. Смертность от инфекционных заболеваний за последние годы в России выросла в 2,5 раза, и это был тревожный, конечно, звонок.

Константин Чуриков: Сергей, но тем не менее представитель ВОЗ в России Мелита Вуйнович сказала, что как раз к быстрому росту числа заразившихся в Москве привело расслабленное поведение жителей. У всех разные оценки. Есть мнение, что действительно люди как-то устали, видимо, от самоизоляции, стали выходить. Почему расслабились люди?

Оксана Галькевич: Просто зима была очень долгая, мы так ждали этого тепла, весны.

Сергей Лесков: Ну, дорогие мои, все-таки согласитесь, что надо бороться с коронавирусом, а не с человеком. Опять же здесь... Вы знаете, по моим наблюдениям, у нас все граждане разделились на две партии – это «вирус-пофигисты» и «вирус-паникеры». Все-таки надо соблюдать какую-то золотую середину. Да, в Западной Европе, вы это знаете не хуже моего, все-таки люди могут прогуливаться в районе своего дома, во Франции час, сидеть дома взаперти уже третью неделю, конечно, у здорового человека крыша поедет. На эту тему можно бесконечно говорить.

Мне кажется, что важно вот что сказать. Лично мое мнение состоит в том, что то, что Москва является российским лидером, ну а Нью-Йорк мировым лидером, по коронавирусу, в некоторой степени является результатом стремления к агломерациям, крупным городским агломерациям. Вы помните, совсем недавно еще наши видные и авторитетные политики говорили, что надо создавать эти самые агломерации, 3–4 на всю Россию, это будут точки роста. А ведь вирусы – это такие твари, которые именно пользуются скоплением людей.

Константин Чуриков: Да, вот мы узнали, точками роста чего эти агломерации могут быть.

Давайте сейчас еще звонок послушаем, и вы продолжите. Екатерина из Москвы до нас и до вас дозвонилась. Екатерина, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Екатерина.

Зритель: Здравствуйте. Сергей, полностью с вами согласна. Действительно, Москва огромный мегаполис, и просто ужасно было всем, вот я лично медик, смотреть на то, как все самолеты, особенно из Европы, летели в Москву. Конечно, можно было бы создать какой-то отдельный, да в принципе даже в том же Сочи, наверное, там много пустующих гостиниц для спортсменов, где можно было создать условия разного класса для разных людей из Европы, но сейчас уже не об этом.

Вот, во-первых, вопрос по поводу пропускной системы, то, что сейчас делается. Конечно, правильно, вы говорите, что нужно отделить людей, тех, кто заразен, и тех, кто совершенно как бы невиновен нив чем. И вот я лично 3 недели сижу, я ни с кем не контактирую, тоже не могу выйти из дома. Почему не могут ввести систему пропусков вместе с системой контроля вот этого населения, кто заразный? Допустим, они же, как в Китае, проверяли не только пропуск, они смотрели и температуру, и проводили анализ тут же. Почему вот такую систему нельзя ввести?

Константин Чуриков: Да, спасибо.

Зритель: Это первое.

Константин Чуриков: Так, второе? Давайте второе.

Зритель: Можно с таким предложением, например, к правительству или к кому-то обратиться?

Второе. Почему людей, тех, кто действительно был на карантине, они сразу знали, те, кто прилетел, или те, кто сейчас новые выявлены, почему их нельзя более в каком-то жестком режиме заставить находиться дома? Может быть, какие-то электронные замки или там опечатать электронным образом квартиру, как это было тоже в Китае сделано, что люди не могли выйти из квартиры просто так, это тут же проявлялось...

Константин Чуриков: Да, использовать новые технологии.

Зритель: ...на каких-то... Да.

Константин Чуриков: Понятно, Екатерина, ваши вопросы ясны. Сергей?

Сергей Лесков: Ну понятно. Ну что тут скажешь? Мы, Россия не Китай, китайский опыт не может повторить никто, даже ближайшие к Китаю страны идут другим путем. Для того чтобы повторить китайский опыт, надо только одно – быть китайцем.

Что касается некоторой изоляции прилетевших, – ну да, они обязаны выдержать карантин. Вы выдерживаете, вы грамотный человек, сознательный, но не все обладают такими качествами, мы об этом говорим практически каждый день. А что касается Москвы, мне кажется, я уверен в этом, несправедливо, когда город богатеет за счет всей страны. Вы знаете, что доходы Москвы – это почти 3 триллиона рублей, а доходы всей остальной России – 9 триллионов рублей. Да, вне всякого сомнения, мой родной город Москва богатеет за счет всей страны, а теперь он болеет за всю страну, потому что необходимо соблюдать равновесие: нельзя стоять долго на одной ноге, рано или поздно ты упадешь. Поэтому то, что мы сейчас получили в столице, было запрограммировано нашим поведением. Накануне Пасхи можно даже сказать, что это в некотором роде воздаяние.

Но есть город еще более богатый, чем Москва, – это Нью-Йорк. В Нью-Йорке, как мы знаем, умирает каждый день больше 2 тысяч человек, 17 минут и еще одна жертва от коронавируса. На самом деле и в Америке происходят чрезвычайно интересные события, нельзя о них не сказать. Впервые в истории США президент Трамп подписал декларацию о масштабах бедствия во всех 50 штатах, на всей территории. Некоторое время назад он ввел режим чрезвычайного положения, несмотря на то, что звучит это более пугающе, вот этот вот масштаб, декларация о масштабном бедствии – это более сильный документ, который предполагает помощь из федерального бюджета.

Ну, не надо, в общем-то, сомневаться в том, что все политики Америки проморгали пандемию, там была модель взаимоотношений с коронавирусом, основанная на прежде всего защите экономики, а потом уже на защите здоровья граждан, и это, кстати, шло вразрез с опытом испанки 100 лет назад. Сами же американские врачи пришли к научному выводу о том, что те штаты, где делалась ставка на защиту здоровья граждан, восстанавливали экономику после эпидемии быстрее, чем те штаты, где защищали предприятия.

Константин Чуриков: Так.

Сергей Лесков: Но кто же помнит уроки науки? В общем, наука для того, наверное, и существует, чтобы вновь и вновь открывать то же самое.

Константин Чуриков: Так вот нам, Сергей, чтобы вот вы даже себе не противоречили, – нам, получается, тоже стоит вспомнить этот опыт борьбы с испанкой?

Сергей Лесков: Да. Но не надо опять же доходить до крайностей, я еще раз призываю не примыкать к партии «вирус-пофигистов» и «вирус-паникеров», здесь очень важно найти баланс. Конечно, умереть от голода ничуть не приятнее, чем умереть от воспаления легких. В некоторых странах, в Германии, например, это удается. Между прочим, когда звонила нам предыдущая зрительница, врач по специальности, надо ей сказать, что в той же Германии делается в 4 раза больше тестов на коронавирус, чем в России, и мне кажется, именно масштабное тестирование является важнейшим элементом борьбы с этой заразой. У нас почему-то тестов маловато, вообще всего маловато, а аппараты искусственной вентиляции легких мы теперь из гуманитарных целей продаем разным странам, хотя сами в этом очень сильно нуждаемся.

Оксана Галькевич: Сергей, есть мнение, что вот эта ситуация с распространением коронавируса в Соединенных Штатах проверила на прочность американское здравоохранение, их систему страховой медицины. Так как у нас так или иначе страховая медицина тоже в определенном виде существует, как вы думаете, какие, в общем, выводы можно сделать?

Сергей Лесков: Нет, ну выводы пусть делают сами американцы, там этот их «Медикэр», «Меди-» еще что-то есть. Там очень сложная эта система, и она не худшая в мире.

Хуже всего, как оказалось, в Великобритании, где врачи вообще не приезжают к больным, и, если почитать рассказы в социальных сетях, больные воспалением легких чуть не по-пластунски ползут в английские больницы. Обратите внимание, что все наши лучшие люди России, которые отсиживались на Туманном Альбионе, охраняя свои праведным образом накопленные на наших ресурсах миллионы, они теперь, как перелетные птицы, потянулись в Россию. Оказалось, что дым отечества не всегда так уж отравлен. Они не могут быть уверены, что английское здравоохранение им поможет, лучше здесь, в режиме тоталитаризма и автократии жить, чем умереть в свободной стране.

Что касается, кстати, воздаяния, мы же тут живем на пасхальной неделе. Вчера была Пасха католическая, на носу Пасха схизматиков, то есть православных. Опять же американцы могут увидеть, посчитать то, что сейчас с ними творится, некоторым воздаянием за то, как они осваивали свою богатейшую страну. Задокументированы случаи, когда, продвигаясь на Запад, в качестве подарка американские колонисты дарили индейским племенам одеяла от оспенных больных, в результате чего вымирали целые племена индейцев. Ну вот теперь эта самая богатая страна с еще большим скоплением народу, чем в Москве, вот она, может быть, и расплачивается. Конечно, господь непознаваем, но, в общем-то, верующие люди могут увидеть в этом какой-то перст судьбы.

Константин Чуриков: Подождите, Сергей, еще подождем, загорится ли Благодатный огонь, будем надеяться, что загорится все-таки, появится в субботу.

Сергей Лесков: Ну это как бы особая тема...

Оксана Галькевич: Какие интересные у нас разговоры сегодня.

Сергей Лесков: Ну, кстати говоря, если уж мы говорим про Америку, Оксана, я не могу не обратить внимание на следующее обстоятельство, специально для вас могу это сказать.

Оксана Галькевич: Так.

Сергей Лесков: Ведь сейчас популярность Трампа упала из-за его неудачной борьбы с коронавирусом, упала с 49% до 42%, и его по популярности обгоняет этот самый пропитанный нафталином Байден, которого мы уже списали. И тут выяснилось, о боже, что же выяснилось? – что уже 8 женщин американских обвиняют Байдена в сексуальных домогательствах.

Оксана Галькевич: Ага.

Константин Чуриков: Ага.

Сергей Лесков: Правда, это было 30 лет назад, но это неважно. Таким образом, коронавирус коронавирусом, а харассмент...

Константин Чуриков: ...харассментом.

Сергей Лесков: ...вечен, харассмент вечен. Жизнь, одним словом, прекрасна, жизнь берет свое, и если человек занимается харассментом, то совершенно понятно, что он непобедим и коронавирус будет посрамлен.

Оксана Галькевич: Но этот человек 30 лет назад харассментом занимался, сейчас мы не знаем, занимается ли Байден харассментом.

Сергей Лесков: Ну сейчас он не может отличить жену от сестры, как известно.

Оксана Галькевич: А, да.

Сергей Лесков: Но дело не в том, занимается он или нет, дело в том, что эта идея по-прежнему живет в умах и сердцах тех женщин, на которых он когда-то бросил взгляд.

Оксана Галькевич: Другая повестка, да.

Сергей Лесков: Да.

Константин Чуриков: Ну если харассмент, то в любом случае только в скафандре. Сергей, я вам даю возможность перейти к следующей теме.

Сергей Лесков: Да. Я не могу не сказать о том, что вчера был День космонавтики, праздник, которые многие предлагают сделать государственным. На самом деле все опросы российских граждан говорят о том, что полет Гагарина – это главное достижение нашей страны в мирное время. И обратите внимание, что он состоялся через 16 лет после Великой Победы, то есть фактически это жизнь одного поколения, и несмотря на то, что страна была разрушенная, она смогла осуществить и атомный проект, и космический проект. Как может работать русский человек в условиях, в сложнейших условиях? В общем-то, тут стоит только удивиться. Наверное, в мире не так уж много подобных примеров.

Ну и, наконец, конечно, наш главный конкурент в космонавтике США тоже отметился: вчера на сайте NASA было опубликовано поздравление с Днем космонавтики, но там не упомянут был Гагарин и не упомянут СССР. Как бы сказала Маргарита Павловна в фильме «Покровские ворота»: «Как это мелко, Хоботов». На самом деле, конечно, США очень долго жили в жажде реванша за то, что СССР их обогнал в космической гонке, и неслучайно в 1981 году старт первого шаттла «Колумбия» был проведен именно 12 апреля. – не потому, что звезды сошлись, ну это смешно, конечно. Конечно, президент Рейган хотел переписать космическую хронологию, чтобы 12 апреля вспоминалось как американский день. Но нет, я совершенно уверен, что имя Гагарина не будет забыто, это самая главная, самая яркая русская звезда, которая является брендом нашей страны, символом нашей страны.

Другое дело, что сейчас наша космонавтика пребывает не в лучшем состоянии, и неизвестно, как бы отнеслись Гагарин и Королев к скромной роли космического извозчика, который сейчас исполняют наши корабли, созданные еще в эпоху Королева. Вот мы сейчас видели там наших космонавтов. Никто даже и не знает, сколько сейчас космонавтов на борту космической станции пребывает. Это печально. Но, в общем-то, я ни за что не поверю, что русская земля перестала рожать Королевых и Гагариных.

Константин Чуриков: Ну вы видели, да, слышали, что вчера Илон Маск заявил, там целая перепалка у них возникла с гендиректором «Роскосмоса» Рогозиным. Маск заявил, что ракета «SpaceX» многоразового использования, она на 80% многоразовая, а российские ракеты на 0%, что является проблемой. И там после этого, в общем, Рогозин его одернул.

Сергей Лесков: На корабле Илона Маска еще ни разу не летал человек. А почему? Потому что не слишком надежны эти корабли. Что касается персоны руководителя «Роскосмоса» Рогозина, то я думаю, что огромная потеря для мировой космонавтики состоит в том, что Дмитрий Рогозин и Иероним Мюнхгаузен не совпали во времени. Если бы они были современниками, то они бы смогли создать совершенно непобедимый дуэт и исполнили бы такие проекты, от которых Луна и Марс закачались бы.

Оксана Галькевич: Сергей, ну хорошо, если все-таки о нашей космонавтике и о наших перспективах, не все ведь позиции утрачены, от «космических извозчиков», как вы говорите, в какое будущее мы смотрим?

Сергей Лесков: У нас есть планы по построению на Луне к 2030 году орбитальной базы, ну не построение, а начало строительства. Технологически этот проект вполне реализуем, потенциал нашей отрасли по-прежнему очень большой, там работает несколько десятков тысяч людей. Нет, традиции не утрачены.

Другое дело, что в 1960-е гг., когда наша страна лидировала в космонавтике, все это подкреплялось политической волей, и она была понятна, потому что СССР и США были конкурентами. Сейчас мы не конкуренты, вот в этом большая печаль. Итак, для того чтобы Россия поднялась на вполне достижимые ей космические орбиты, необходим политический вызов, политическая воля другими словами. Только в этом случае это возможно.

Ну и второе, конечно, условие: наши бизнесмены, которые накопили немереные деньги и тратят их на всякие яхты и зарубежные дворцы, должны все-таки поднять свою голову и посмотреть на звезды, как, кстати, делает упомянутый вами Илон Маск и многие другие американские миллиардеры.

Константин Чуриков: Именно так и сделаем, Сергей, только сначала победим коронавирус.

Сергей Лесков: А наши олигархи сидят на траве у дома, как поется в одной песне.

Оксана Галькевич: Но сейчас, кстати, это более правильная позиция, Сергей, не дальше 100 метров от дома отходить, самоизоляция.

Константин Чуриков: У дома, самое главное.

Оксана Галькевич: Этот день мы приближаем...

Сергей Лесков: Космонавты живут в самоизоляции, вы знаете.

Константин Чуриков: Будем на них равняться. Спасибо.

Оксана Галькевич: Спасибо. Сергей Лесков, обозреватель Общественного телевидения, был у нас на связи. Ждем вас в среду, Сергей.

Константин Чуриков: Мы продолжим через несколько минут и обсудим вообще ситуацию в регионах, многие из которых, а именно 56 субъектов федерации, смягчают режим изоляции.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)