Сергей Лесков: Есть Божьи заповеди, но мы высасываем из пальца ненужные документы, вроде кодекса этики для полицейского

Сергей Лесков: Есть Божьи заповеди, но мы высасываем из пальца ненужные документы, вроде кодекса этики для полицейского | Программы | ОТР

Темы дня от обозревателя

2020-04-28T19:07:00+03:00
Сергей Лесков: Есть Божьи заповеди, но мы высасываем из пальца ненужные документы, вроде кодекса этики для полицейского
В долгах по самые ЖКУ
Бизнес закрывается: выручки нет, господдержки не хватает…
ТЕМА ДНЯ: Хочу пенсию в 100 тысяч!
ЖКХ: новые правила
Бесплатное высшее – только льготникам?
Что нового? Симферополь, Ростов-на-Дону, Нижний Новгород
На МКС пора ставить крест? Деньги на свалку. Маньяк выходит на свободу. Страна под снегом. Как победить бедность
Сергей Лесков: Любой памятник - это некая точка единения нации. Если памятник служит возникновению напряжения в обществе, ему нет места на площади
Что такое бедность и как с ней бороться?
27 февраля - Всемирный день НКО
Гости
Сергей Лесков
Обозреватель

Константин Чуриков: Это снова «ОТРажение», рады вернуться в ваши дома и квартиры, чтобы снова говорить о политике этими долгими карантинными вечерами. Ваш досуг сегодня скрашивает дистанционно Оксана Галькевич...

Оксана Галькевич: ...и Константин Чуриков. Не у всех карантин, Костя, у большинства все-таки самоизоляция.

Через полчаса, уважаемые друзья, будем говорить о том, чем мы с вами будем питаться, то есть о продовольственной безопасности, не о политике будем рассуждать...

Константин Чуриков: О продовольственной политике.

Оксана Галькевич: Да. Мораторий на экспорт зерна Россия ввела, но аграрии жалуются сейчас на бюрократию и на недоступность государственной помощи. А синоптики нас пугают тем временем засухой, ООН вообще голодом. Так что мы с вами будем есть? Это наша тема после 9 часов вечера, пожалуйста, подключайтесь к ее обсуждению.

Константин Чуриков: Ну а сейчас слово нашему коллеге, которого, наверное, уже ничем не испугаешь, потому что он много видел, много знает...

Оксана Галькевич: Картошку посадил?

Константин Чуриков: Возможно. Это обозреватель ОТР Сергей Лесков. Сергей, добрый вечер.

Сергей Лесков: Да, добрый вечер.

Константин Чуриков: Ой.

Сергей Лесков: Как меня Оксана увидала с картошкой?

Константин Чуриков: Ну не знаю...

Оксана Галькевич: Ну как? Это известный способ в нашей стране спастись от невзгод и проблем в экономике: 6 соток, картошка. У вас такого никогда в жизни не было, Сергей?

Константин Чуриков: Сергей, нас скорее...

Сергей Лесков: Я студентом много лет, конечно, ездил на картошку. Надо сказать, что картошка появилась на столе русского человека относительно недавно, с отменой крепостного права, до этого никакой картошки и не было, потому что...

Оксана Галькевич: Ну, мы тех времен вообще не помним.

Сергей Лесков: ...после того, как мужики ушли в город зарабатывать, женщины не могли вспахивать землю и сажать зерно и вот перешли на картошку. До этого как-то в рационе русского человека не было картошки как таковой, но быстро привыкли, в общем-то.

Константин Чуриков: Сергей, так мужики до сих пор в городе. (Оксана, поверни, пожалуйста, голову.) Сергей, объясните, пожалуйста, что это у вас там за манекен такой вот.

Сергей Лесков: Это мой помощник, Костя.

Константин Чуриков: Сегодняшний, да? Ассистент.

Сергей Лесков: Да, сегодня мы вдвоем будем вещать.

Константин Чуриков: Ага.

Оксана Галькевич: Изучаете анатомию, внутреннее строение человека с какой-то целью?

Сергей Лесков: Мне показалось, что если президент говорит, что все мы вирусологи, то, в общем, надо идти дальше, мы все анатомы теперь уже.

Оксана Галькевич: Ага.

Сергей Лесков: И должны знать... Если раньше мы говорили «положив руку на сердце, я вам что-то скажу», то теперь можно говорить «положив руку на печень», там «положив руку на селезенку»...

Константин Чуриков: ...ну и так далее, конечно.

Сергей Лесков: Можно расширить свой вокабуляр, да.

Ну так вот, сегодня Путин провел совещание с губернаторами. Оно закончилось совсем незадолго до начала нашей передачи, вот. Был разговор с губернаторами, а потом Путин в очередной раз, уже трудно сосчитать, какой, выступил с обращением к гражданам. Ну, если... Кстати говоря, если мы говорим вот об этом совещании, вот как быстро все-таки идет прогресс. Вы помните, в годы перестройки нам чудом цивилизации казались мосты Москва – Сиэтл, которые Познер вел, потом, по-моему, Владимир Молчанов вел...

Оксана Галькевич: Телемосты, ага.

Сергей Лесков: Нам казалось, что это какой-то прыжок вообще в будущее. Теперь понятно, что это совершеннейшее прошлое. Сейчас в этих онлайн-конференциях, не знаю, с помощью каких технологий у президента это проходит, технологий довольно много, фактически весь мир перешел на онлайн-конференции с неограниченным числом участников. Что будет завтра, вообще сказать трудно, но это попутное замечание.

А по существу того, что там сказано, самое главное вот что. Ну, во-первых, Путин сказал, что начинается разработка поэтапного плана выхода из вот этой вот системы ограничений с 12 мая, мы предрекали это вчера. Но, правда, каждый регион будет представлять свой собственный сценарий в зависимости от особенностей ситуации там. Ну вот, 1–11 мая президент объявил нерабочими днями, там, по-моему, 3 дня рабочих, 6-е, 7-е, 8-е попадают, с сохранением зарплаты. Значит, правительство и Роспотребнадзор должны готовить помимо того, что губернаторы готовят, еще и федеральные структуры готовят сценарий выхода из системы ограничений поэтапно, постепенно, не торопясь.

В том, что президент обратился к гражданам России, самое главное – это, скажем так коротко, избегать майских посиделок. Он сказал, что 9 мая всегда останется в наших сердцах, но ни «Бессмертного полка», ни Парада Победы на Красной площади в обычном формате на сей раз не будет. Мы отпразднуем это потом, сказал президент, а так будет воздушный парад и салюты в больших городах. Ну, ситуация понятна.

При этом надо сказать, что если вчера мы говорили, что Россия по числу заболевших определила Китай, то теперь сегодня она опередила еще и Иран и вышла на 8-е место в мире, хотя при этом, и Путин об этом не устает повторять, динамика роста заболеваемости примерно с 20 апреля снизилась постепенно, это большое достижение. Но, и президент это подчеркивает, самое главное испытание впереди. Надо, видимо, сослаться на мнение главы Роспотребнадзора, да и всех врачей и ученых, о том, что именно на начало мая приходится так называемая третья инкубационная волна этого самого коронавируса, одна волна 2 недели, вот это будет третья инкубационная волна, после чего можно будет понимать, в каком он здравии находится.

Собянин, кстати, я думаю, выступил в качестве спойлера в некотором отношении, потому что еще до совещания у президента было объявлено, что в Москве сохраняется система этих спецпропусков и особого режима до 13 мая, ну и понятно, что это, в общем, идет в тренде того, что сказал президент. Так вот... Да, кстати, и Собянин потом на этом совещании сказал, что сейчас главным регионом риска становится Центральный федеральный округ. Понятно, что зараза расползается из Москвы. В Москве большие успехи, это даже ВОЗ отмечает, но вот эпидемия будет, конечно, как чернильное пятно, ползти дальше. Плюс, конечно, еще и дачники.

Теперь что нас ожидает в ближайшие дни. Конечно, не надо быть пророком, чтобы предвидеть то, что нас ожидает такая шашлычно...

Константин Чуриков: Искушение.

Сергей Лесков: Да. Нам дан, конечно, приказ о воздержании, но, как говорил Пушкин, «угрюмый, тусклый огнь желанья» погонит моих сограждан в леса, будет шашлычно-партизанская война...

Константин Чуриков: Движение.

Сергей Лесков: Да, уже торговые сети отметили рост спроса на мангалы и приспособления для барбекю в 1,5 раза. И, конечно, не все эти мангалы будут зажжены на дачных участках: люди будут уходить партизанскими тропами в глухие леса. А если теперь учесть, что полиции приданы в помощники сотрудники МЧС, то вот, наверное, будет охота на нарушителей режима, вот.

Оксана Галькевич: С гигиеной.

Сергей Лесков: Путин, конечно, по этому поводу и сказал, это был лейтмотив его выступления, он просил, убеждал избегать этих самых майских посиделок, в общем, запастись терпением. Ну, в общем-то, как говорил философ, у нас тело, конечно, скучает, а нам кажется, что это метание духа. Конечно, люди засиделись, долго ни в чем не повинных людей взаперти держать трудно, но, в общем, это тот случай, когда разум должен возобладать над чувственными желаниями, как говорил Калиостро в знаменитом фильме.

Ну вот. Конечно, какие еще опасности существуют? Я обратил внимание, что накануне выступления президента очень уважаемый экономист, который нередко приезжает к нам на канал и сидит рядом с Костей и Оксаной, Руслан Гринберг, научный руководитель Института экономики, предлагал раздавать деньги гражданам, как, собственно, и делают в некоторых западных странах. Но у нас это, в общем-то, вопрос макроэкономики, надо это или не надо. У нас предпочитают действовать другими мерами поощрения, а просто давать деньги наши власти считают неприемлемым вариантом. Обращает на себя внимание исследование Высшей школы экономики, которое комментировал Ярослав Кузьминов. Он предрек, что после того, как эпидемия будет побеждена, у нас останутся богатые, они будут чуть победнее, но все равно они все равно будут богатыми, и очень много бедных, а самый сильный удар на себя примет средний класс, который, в общем-то, почти исчезнет.

Между прочим, возвращаясь к словам, к обращению президента, впервые на моей памяти в своих выступлениях он упомянул индивидуальных предпринимателей и самозанятых. Президент сказал, что мы обязаны поддержать эти прослойки населения. Он сказал, что иногда семейный бизнес создавался целыми годами и эти люди попали в самую сложную ситуацию, мы обязаны их поддержать. Но как, президент не сказал, видимо, какие-то тактические решения должен принимать кабинет министров. Пока про самозанятых и индивидуальных предпринимателей речи в мерах поддержки не было. К слову говоря, я должен сказать, что мнение Кузьминова противоречит мнению руководителя главы Центробанка Набиуллиной, она считает, что деньги раздавать не надо, он, видимо, считает иначе. Стоит напомнить, что эти замечательные люди являются супругами.

Константин Чуриков: Да, но муж и жена не всегда одна сатана, Сергей, вы же понимаете.

Сергей Лесков: Да, но в данном случае какая же сатана, это голос с небес, а вовсе не из преисподней.

Константин Чуриков: Я использовал неверную метафору.

Сергей Лесков: И мне, конечно, кажется, что их вечернее чаепитие является тем местом, от которого зависит судьба страны. В общем, значит, я думаю, что нет сейчас в нашей стране супружеской пары, от взаимоотношений которых и от какого-то единого мнения зависело бы так много, как от вечернего ужина ректора Высшей школы экономики и главы Центробанка. Посмотрим, что будет.

Правительство во главе с Мишустиным отличается, ну это мое мнение, большой динамичностью, едва ли не каждый день предлагает все новые и новые пакеты мер, но все равно, конечно, бизнес, особенно малый бизнес, конечно, стенает. Почему эта проблема важная? У нас же бюджет во многом зависел от поступлений крупных монопольных компаний, но спрос-то на российские природные ресурсы падает за границей. Как вообще падает спрос на ресурсы? Экономика мировая в кризисе. И помочь нам сохранить нашу экономику мог бы, конечно, средний класс и малый бизнес, но вот такой вот удар по нему будет.

Итак, глава Роспотребнадзора, которая получила... Это же не министерство, а это как бы федеральное ведомство, ей Путин передал слово сразу после того, как закончил говорить. Видите, как повысился ее рейтинг?

Константин Чуриков: Статус.

Сергей Лесков: Статус, да. Раньше, в былые года западные аналитики о влиятельности советских лидеров судили по месту на мавзолее, теперь можно судить об очередности речей после Путина. Вот Анна Попова следующая за ним стала говорить.

В общем, ее прогнозы сводятся к тому, что после неминуемой победы над коронавирусом мы будем все жить в новой реальности. А вот интересно, какая это будет новая реальность? Мы вчера говорили, что вводятся новые правила для авиапассажиров, но не каждый, конечно, пользуется услугами авиатранспорта. А вот как живут в Китае простые граждане?

Я порылся в публикациях, их сейчас немало, очень интересно. Гуанчжоу, город, который в 1,5 раза больше, чем Москва, все ходят в масках, это стало общим совершенно правилом. Если люди снимают маски, то встречные их обходят за версту. Температуру проверяют вообще повсюду. В людных местах появились тепловизоры, естественно, китайского производства, и если человек проходит мимо тепловизора, то этот тепловизор гробовым голосом сообщает, какая у прохожего температура. Сигнал тревоги передается при температуре 37,3 градуса. Очень часто тепловизоры совмещены с камерами, которые идентифицируют личность, и фотографируют человека, который проходит мимо.

Поскольку по всей стране восстановилось передвижение, практически у каждого китайца есть так называемый код здоровья – это подобие нашего QR-кода, который сейчас тоже все у больших и больших людей. Каждый охранник, куда человек заходит, проверяет этот самый код здоровья у китайца, сверяет его со своим смартфоном, смотрит на смартфон того, кто пришел. Во многих местах есть к тому же еще регистрация по паспорту, которая позволяет сразу же установить весь круг побывавших вот в этом публичном месте, в случае чего всех начать исследовать. В поликлиниках у всех делают тест на антитела на этот самый коронавирус, и даже на приеме у лора маску снимать нельзя, ну только если горло надо показать.

Константин Чуриков: Ну или если у стоматолога, наверное, все-таки надо, да.

Сергей Лесков: Ну да.

Оксана Галькевич: Сергей, но в Юго-Восточной Азии, насколько мы помним, там и до этого ходили в масках, это была такая, в общем, привычка, культура.

Сергей Лесков: Это правда, это правда, да. Но все-таки это был какой-то личный выбор, а сейчас это, в общем-то, повсеместная практика. Куда бы ты ни пришел, все клерки, охранники, все работают в респираторах, в медицинских очках, в перчатках, и когда посетитель ушел, они тут же обрабатывают все это дело.

Оксана Галькевич: Посттравматический синдром такой.

Константин Чуриков: Сергей, но у нас же, подождите, у нас же всегда особый путь, понимаете, мы не похожи ни на одну страну. Я вот все время себе представляю, когда мы начинаем вот так вот мечтать, какая-то цифровая реальность, я всегда вижу вот этот вот деревянный туалет, который стоит, понимаете, в огороде у бабушки, и Интернет у нее по-прежнему не ловит.

Сергей Лесков: Вы знаете, Костя, в Китае тоже много мест, где стоят деревянные туалеты, думаю, даже еще и похуже. Но дело в том, что мы все-таки говорим о крупных мегаполисах, где сосредоточены как-то центры развития, будем прямо говорить. Ну, в общем, нам придется выбирать, конечно, между шведской моделью развития и, значит, нашим собственным путем.

Я, кстати, понимаю ваше замечание, потому что после того, как в Москве были введены эти самые QR-коды, как к ним ни относись, но это закон, ведь в первый же день было запротоколировано, замечено 250 тысяч машин, которые ездили по городу без этого дела. Это какие-то люди, что ли, из параллельного мира, какие-то, я не знаю, как их назвать, андроиды, что ли, киборги, которые всю информацию пропускают мимо ушей. В Китае это невозможно. То, что я сейчас описал, китайцы приняли ну как норму, как догму, это не оспаривается.

Константин Чуриков: Сергей, звонок примем?

Сергей Лесков: Да, давайте.

Константин Чуриков: Людмила звонит нам, Краснодарский край. Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Сергей, еще, конечно, манекен ваш анатомический пугает некоторых зрителей наших...

Константин Чуриков: Еще есть пара вопросов по поводу манекена. Звонок.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Людмила, здравствуйте.

Зритель: Да.

Константин Чуриков: Да.

Оксана Галькевич: Говорите, пожалуйста.

Зритель: Вот при всем уважении к Сергею Лескову, выступающему вот сейчас, я хочу отметить, что наша экономика и наше здоровье зависят далеко не от чаепития супругов, о которых он упомянул.

Оксана Галькевич: Ага.

Зритель: Это все зависит от гражданской ответственности. Если бы люди с полным сознанием понимали, что надо сидеть дома, создавая изоляцию, чтобы не распространять эту заразу, то у нас бы не было такого высокого показателя ни заболеваний, ни смертности, у нас бы быстрее кончился этот карантин. К сожалению, вот я, выглядывая в окна, я живу в городе Краснодаре, я смотрю, что играют в баскетбол с одной стороны, с другой стороны гуляет группа детей. То есть осознанности, гражданской ответственности просто нет. Это что за насмешки такие?

Оксана Галькевич: Людмила, скажите, а у вас в Краснодаре сейчас уже, наверное, тепло, погода прекрасная, солнечно?

Зритель: Замечательная погода.

Оксана Галькевич: Как вам вот удается себя держать в руках?

Зритель: Вот буквально вчера новости передавали, как у нас на Кубани милиция выгоняла с берега шашлычников.

Оксана Галькевич: Ага. А вы как держитесь? Своим опытом поделитесь, Людмила.

Зритель: Я считаю так: у каждого должен быть внутри голос совести, и если тебе даже очень хочется пойти, надо подумать, что ты можешь переносить эту инфекцию, что эти врачи... У меня знакомая женщина работает сейчас медсестрой на Айвазовского в больнице, именно в инфекционном отделении. Вот она действительно в этом комбинезоне, все. У нас позавчера там лежало 37 коронавирусников, потом осталось позавчера 19, остальных выписали, а вчера двое умерли. Люди что, не понимают, что они творят? Меня это возмущает не знаю, как. Я умру не от коронавируса, а от инсульта, наверное.

Константин Чуриков: Дай бог вам здоровья, Людмила.

Оксана Галькевич: Да, Людмила, спасибо вам за звонок.

Константин Чуриков: Будьте с нами. Спасибо за вашу позицию.

Оксана Галькевич: Сергей, вот так вот.

Сергей Лесков: Ну, надо сказать, что я месяц уже не видел, чтобы кто-нибудь занимался спортивными играми. То, что сейчас описала наша добрая...

Константин Чуриков: Ой, Сергей, приезжайте в Останкино, у нас из окна, вот там вот турники стоят, постоянно, сегодня тоже два качка целый день там провели.

Оксана Галькевич: Сергей, вы вчера агитировали за пробежки.

Константин Чуриков: Кстати, да.

Сергей Лесков: Не так буквально, я не агитировал за пробежки. Между прочим, Оксана, если вы сейчас занимаетесь ехидством, я вам напомню геометрическую формулу, которую ваши дети, которые занимаются дистанционным обучением, должны знать назубок: длина окружности 2πr. Если ты не можешь отходить от дома дальше, чем на 100 метров, то 2πr это, как легко посчитать, 600 метров. Восемь кругов вокруг своего дома с радиусом в 100 метров – это 5 километров. Два раза по 5 километров, 10 километров в день вполне нормальная доза, чтобы не нарушать закон и чтобы чувствовать себя нормально. Эту тему, я думаю, мы закрыли, это очень просто.

Константин Чуриков: Ох…

Оксана Галькевич: Вот видите. Сергей...

Константин Чуриков: Как это было жестоко с вашей стороны.

Оксана Галькевич: ...почему вы решили, что я занимаюсь ехидством? Между прочим, я вчера всем как раз и напомнила, что у вас есть собака и именно ее вы выгуливаете во время пробежки.

Сергей Лесков: Ну вот если с собакой бегать вокруг своего дома, то и волки сыты, и собаки целы.

Оксана Галькевич: Вот, да.

Константин Чуриков: Так, Сергей...

Сергей Лесков: Есть и другие способы, в общем.

На самом деле давайте мы поговорим еще о том... Не одним коронавирусом сыт человек. В МВД разработали проект кодекса этики и служебного поведения сотрудников орган внутренних дел. Такой кодекс уже был, когда милиция самопереименовалась в полицию в 2008 году, 5 лет был кодекс, но в 2013 году он был отменен, сейчас сочинен новый, его будут еще обсуждать. Я не знаю, что добавилось по сравнению со старым кодексом и почему ушел прежний кодекс, что в нем было не так, но некоторые, конечно, предложения просто создают какой-то образ ангельского, непорочного индивида, который будет теперь работать в полиции.

Константин Чуриков: Ну, например?

Сергей Лесков: Ну что? Примеров тому очень много. Не употреблять алкоголь накануне и во время работы, следить за внешним видом, не ходить в стоптанной обуви, не пользоваться ювелирными украшениями (ну женщинам можно в разумных, достаточных пределах), можно носить только обручальные кольца мужчинам. Воздерживаться от нецензурной брани и жаргона, что такое жаргон, я не знаю.

Константин Чуриков: По фене не разговаривать, понятно, да.

Сергей Лесков: Да, нельзя по фене разговаривать. Нельзя принимать подарки, избегать предметов роскоши, сохранять спокойствие, демонстрировать уверенность и дальше, дальше...

Константин Чуриков: То есть у нас там будут одни джентльмены, джентльмены.

Сергей Лесков: Воздерживаться от угощений, недопустимых знаков внимания. Вы понимаете, тут можно... Цитировать это мне не хочется, потому что мне кажется, что эта цидула не заслуживает того, чтобы мы тратили на нее время. Но заслуживает внимания, мне кажется, другое – что это за люди, которые сочиняют подобного рода ненужные документы? Есть же закон о государственных служащих, вот там, пожалуйста, нарушил закон, нарушил кодекс госслужащего, все будет нормально. Это, конечно, синекуры, какое-то ханжество, лицемерие, люди получают немалую зарплату, а по существу занимаются работой, я уверен, которая не нужна.

И второй вопрос, он, может быть, даже еще важнее: а почему у нас такая тяга к этим кодексам? Начиная... Как, знаете, раньше говорили, что комсомольцы – это личинки олигархов, а теперь можно сказать, что пионеры – это личинки полицейских. Вот у нас же был кодекс этого самого пионера, мы все учили правила, пионер всем ребятам пример. Мало того, был кодекс строителя коммунизма, принятый в 1961, наверное, году на XXII Съезде КПСС, где блистал Никита Сергеевич Хрущев и обещал коммунизм через 20 лет. Ну и что с этим кодексом?

Константин Чуриков: Ну подождите, Сергей...

Сергей Лесков: А что с кодексом пионера?

Константин Чуриков: К высоким идеалам надо стремиться, ну что вы. А что, разрешить ругаться матом?

Сергей Лесков: Это не идеалы, это ханжество. Костя, есть 10 Божьих заповедей, по существу и правила поведения пионера, и кодекс строителя коммунизма, и кодекс российского полицейского – это все одно, это 10 Божьих заповедей. Наверное, мы потеряли доверие к закону, не очень-то мы его уважаем, вот даже наша зрительница из Краснодара звонила и рассказывала о баскетболистах, они же не уважают закон. А Божий закон мы тоже потеряли в наших скитаниях по XX веку. Вот и получается, что нам необходимо сочинять, высасывать из пальца эти какие-то, на мой взгляд, ненужные кодексы. Мне вспоминается, кстати говоря, Сергей Фурсенко, который некоторое время возглавлял Российскую футбольную лигу...

Константин Чуриков: Андрей Фурсенко. А, Сергей…

Сергей Лесков: Нет, Сергей Фурсенко, это его брат, старший брат.

Константин Чуриков: Так, ага.

Сергей Лесков: Нет, не помню, какой брат, брат упомянутого вами Андрея Фурсенко.

Константин Чуриков: Хорошо.

Сергей Лесков: Он возглавлял российский футбол, и он сочинил кодекс российского футболиста. На примере Кокорина, Мамаева и прочих футболистов мы знаем, что с моралью у этой публики не все в порядке. Так вот Сергей Фурсенко считал, что если пропитать кодексом морали российских футболистов, то в 2018 году они станут чемпионами мира по футболу. Не вышло ни то ни другое. Пропитаются моралью наши полицейские? Мы знаем, что среди них немало оборотней, они же сами это признают. Я думаю, что за нравственную чистоту служителей правопорядка надо бороться, но не с помощью кодексов, есть другие меры, не такие.

Константин Чуриков: А есть, кстати, среди полицейских и реальные примеры того, как себя надо вести, тоже такие есть.

Сергей Лесков: Таких примеров немало, на самом деле среди них есть масса достойных людей. И, кстати говоря, среди всех многочисленных кодексов, формальных и неформальных, есть только один, который имеет право на самостоятельное существование – это кодекс самурая, кодекс бусидо, принятый еще в Средние века. Там есть масса совершенно замечательных вещей: например, «настоящий самурай сражается некоторое время даже после того, как его убили» или «жизнь самурая – это мало саке, но много сеппуку».

Константин Чуриков: Вот, кстати, про «мало саке» там и было написано, да.

Оксана Галькевич: Ну видите, вот как раз то же самое практически. Спасибо.

Константин Чуриков: Спасибо.

Оксана Галькевич: Сергей Лесков, обозреватель Общественного телевидения, каждый вечер у нас на связи с прямым эфиром. Завтра ждем в это время снова.

Константин Чуриков: Да.

А через несколько минут узнаем о том, на какое питание мы перейдем через какое-то время, на усиленное или не очень. О еде поговорим.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)