Сергей Лесков: Урок пандемии в том, что человек должен развивать способность к постоянному самообновлению. Потерял одну профессию – найди себя в другой

Сергей Лесков: Урок пандемии в том, что человек должен развивать способность к постоянному самообновлению. Потерял одну профессию – найди себя в другой | Программы | ОТР

Темы недели от обозревателя

2020-05-15T18:41:00+03:00
Сергей Лесков: Урок пандемии в том, что человек должен развивать способность к постоянному самообновлению. Потерял одну профессию – найди себя в другой
Рост цен на продукты. Приморье без света и тепла. Тотальная слежка. Пенсионерам простят долги? Плата за тепло
Почему в магазинах растут цены?
Как поднять пенсии? Учёные РАНХиГС предложили три способа
Полиция хочет знать всё... МВД создаст банк биометрических данных россиян и иностранцев
Приморье: без света и тепла
Реальные цифры: сколько стоит сахар в вашем регионе? Что ещё подорожало и насколько?
Водка может исчезнуть с прилавков из-за нехватки стеклянной тары
Справедливы ли счета за отопление в российских домах? И как по закону добиться пересчёта?
ТЕМА ДНЯ: Сладкая жизнь заканчивается - цены на сахар растут
Как найти хорошего психолога. На что обратить внимание, чтобы получить профессиональную помощь
Гости
Сергей Лесков
Обозреватель

Иван Князев: Друзья, мы снова в прямом эфире, это «ОТРажение», в студии Тамара Шорникова по-прежнему...

Тамара Шорникова: ...и Иван Князев.

Через полчаса наша «Тема дня». В Совете Федерации предложили не повышать тарифы на газ и электроэнергию в этом году. Встречное предложение от Минстроя снизить максимальную долю расходов на оплату услуг ЖКХ в доходе семьи до 15% по всей стране. Мы спросим у вас, как вы относитесь к этому и заплатили ли за ЖКУ в апреле. Это все через полчаса.

Ну а прямо сейчас авторский комментарий от Сергея Лескова, нашего обозревателя.

Сергей Лесков: Да.

Иван Князев: Приветствуем вас, Сергей.

Тамара Шорникова: Да, здравствуйте.

Иван Князев: Мы уже по вам соскучились.

Сергей Лесков: Да, добрый день.

Тамара Шорникова: Рады вас видеть.

Сергей Лесков: Как вы там поживаете?

Иван Князев: Пока все хорошо.

Тамара Шорникова: Вашими молитвами, Сергей.

Иван Князев: Ждем от вас обзора всех последних событий как всегда. Что интересного, что отметите?

Сергей Лесков: Ну да.

Давайте мы начнем с самого главного, а именно с коронавируса. Конечно, мы все сейчас, всей планетой живем под сенью коронавируса. Когда-то Марсель Пруст написал «Под сенью девушек в цвету», а вот теперь под сенью этого треклятого коронавируса. За последнюю неделю, по-моему, произошло несколько событий на этом фронте, вот я бы выделил 5 из них, 4 я скажу сразу. Это то, что России удалось остановить рост пандемии. По моим подсчетам, с 3 мая стабильно с небольшими отклонениями увеличивается число заболевших на 10 тысяч в сутки в России, ну и примерно, соответственно, коррелирует и число выздоровевших.

Второе: Москва начинает бесплатное тестирование всех москвичей по поводу этого COVID-19, это важно, на этом мы еще остановимся. Новый беспрецедентный пакет мер поддержки бизнеса и граждан, об этом вы, наверное, много говорили, особенно, конечно, это 10 тысяч, которые обещаны семьям, у которых есть ребенок до 15 лет, даже какие-то сайты рухнули, потому что все ринулись регистрироваться. Ну и, наконец, обязательное ношение масок, что, в общем-то, согласитесь, наверное, все уже побывали в магазинах, вызвало ну такое единодушное понимание у граждан, в магазинах все ходят в масках и в перчатках, надо сказать, что это признак гражданской сознательности.

Итак, сейчас в России 260 тысяч заболевших и в 100 раз примерно меньше, 2 400 умерших. Кстати, и мы об этом еще поговорим, если бы смертность была у нас такая, как в процветающих западных странах, то у нас должно было бы умереть 25–30 тысяч, а умерло 2 400 наших сограждан. Это настолько разительное несоответствие, что это вызывает массу публикаций и всяких домыслов, мы об этом еще поговорим.

Наконец, сегодня бывший министр, а ныне глава Медико-биологического агентства Вероника Скворцова вселила в нас надежду по поводу препарата «Мефлохин», который показывает эффективность. Я должен сказать, что довольно старый препарат, он применяется в случае холеры, ну и все мы знаем, что джин с тоником бывает полезен, его рекомендуют всяким медикам, европейцам, которые приезжают в тропические страны, чаще всего в Индию, где он, кстати говоря, и зародился.

Ну и, конечно, по поводу обязательного ношения масок. Мы часто критикуем нашу промышленность, а надо сказать, что только в апреле производство масок в нашей стране выросло в 10 раз, а вот количество этих самых наборов для тест-систем, производство выросло в 15 раз. Любопытно, что в России сейчас каждый день производится больше тестирований на коронавирус, чем их производится на Украине за все это время, за все 2 месяца этой пандемии.

И, естественно, чем больше у тебя тестирований, а их у нас будет еще больше, если теперь начинается бесплатное тестирование, то и больше у тебя этих самых заболевших. Россия вышла на второе место после Соединенных Штатов Америки, по моей версии, именно из-за вот этого астрономического числа тестирований в России. Статистика – это довольно сложная наука, много здесь не распознано не только в природе коронавируса, но и вот в этих каких-то странных статистических силлогизмах. К чему все это привело? Самые авторитетные западные средства массовой информации во главе с «The New York Times» и «Financial Times» опубликовали скандальные статьи о том, что смертность от коронавируса в России намного занижена, там называются какие-то...

Иван Князев: Ну сейчас много кто спекулирует на эту тему, конечно.

Сергей Лесков: Да. Вот давайте я выскажу свое суждение. Ну, во-первых, все-таки смертность у нас, если говорить по Москве, это наш флагман, что ли, по части коронавируса, как и заболевания, так и борьбы с ним, все-таки признано, что в апреле она на 18% выше, чем в прошлом апреле, но все равно едва ли не десятикратное расхождение со смертностью в западных странах. С чем это может быть связано? В этих статьях об этом не говорится; там делается намек, что над Россией по-прежнему витает зловещая тень Сталина, все здесь неправда, жуткие приписки. Но...

Тамара Шорникова: Многозначительная пауза, прямо такая мхатовская, качественная...

Иван Князев: Причем на самом интересном.

Тамара Шорникова: Да, вернулись? Умеете держать интригу, Сергей, я даже не уверена, что это была случайность сейчас. Слышите нас?

Сергей Лесков: Да, я вернулся.

Иван Князев: Во всех смыслах.

Сергей Лесков: Говорят, что коронавирус тоже может второй раз посетить тело человека.

Тамара Шорникова: Но вторая встреча с ним будет не такой приятной, как с вами, Сергей.

Сергей Лесков: Не такой, да. Ой, Тамара, спасибо, ваши слова как бальзам на мою израненную душу.

Иван Князев: Мне кажется, или вы покраснели немножко?

Сергей Лесков: Да, румянец.

Ну так вот, есть несколько объективных факторов, которые не приводятся в этих уважаемых изданиях. Во-первых, у нас был едва ли не 2-месячный гандикап, фора, и все-таки Россия сумела их использовать, может быть, не наилучшим образом, но использовала. Мы подготовились и встретили все-таки врага уже не с такими распростертыми объятиями, как в добродушной Италии, а все-таки уже вооружившись этим опытом. Кроме того, в этих статьях не приводится безусловного факта об обязательной прививке от туберкулеза, так называемая БЦЖ, которая снижает смертность не только в России, но во всех постсоветских странах, это тоже факт.

Кроме того, особенности климата: наши врачи умеют лечить больных от пневмонии, от воспаления легких. Ну какое там может быть воспаление легких в таких жарких странах, как Испания и Италия? Да и Америка, не надо забывать, что Вашингтон лежит на широте Тбилиси, – ну какая там пневмония? Это экзотическое заболевание. У нас есть опыт лечения. У нас, кстати говоря, много аппаратов искусственной вентиляции легких именно по этой причине.

Наконец, есть еще одна причина: может быть, с некоторым пессимизмом надо признать, что у нас средняя продолжительность жизни 72 года, в Италии 83, а чем старше человек, тем выше группа риска. Признаемся, что у нас в стране нет, скажем так, дряхлых, но активных старушек, которые бегают на танцы, а в Италии это в порядке вещей. Вот эти вот, значит, добрые бабушки и составили главную статистику по смертности в Италии.

Итак, что я хочу сказать? В странах Запада, конечно, привыкли считать, что все, что в России, плохо, и не могут признать собственные ошибки, дефекты собственной системы здравоохранения, которая отличная, но она отличная для богатых, а для бедных, предположим, для афроамериканцев, которые составляют 60% смертности от коронавируса, там нет здравоохранения, там нет массового здравоохранения, остатки которого еще остались в нашей стране, и это помогает нам преодолеть пандемию. Итак, все белое в России наши, значит, партнеры на Западе хотят изображать черным. У нас черного немало, но не надо все цвета радуги окрашивать в черные цвета. Я совершенно уверен, что вот эти публикации, которые сейчас вызвали такую бурю обсуждений, – это типичный фейк.

В общем-то, нам еще предстоит много сделать, для того чтобы преодолеть пандемию, и число заболевших еще велико, но все-таки мне кажется, что малая смертность в России внушает оптимизм. Вот такие мои соображения на этот счет. Хотя по-прежнему, конечно, борьбу с коронавирусом затрудняет то, что очень много непонятного в этом самом новом для человечности заболевании, это путает и статистику, вне всякого сомнения.

Тамара Шорникова: Сергей, тезка ваш дозвонился из Оренбурга, давайте послушаем. Сергей, здравствуйте.

Сергей Лесков: Да.

Зритель: Да, здравствуйте, ведущие, здравствуйте. У меня вопрос такой: почему настолько довели в стране вот этот вот ажиотаж, что, наверное, уже начинают просто спекулировать этим? Потому что вот как бы смертность – это все понятно, даже если она есть, почему настолько все развели, вот этот вот ажиотаж на маски, ажиотаж на медицину, ажиотаж, который говорят вот за страной? Почему в той же Индии, где вот есть обычная антисанитария, нет этого? Почему у нас сейчас цены поднялись, все это поднялось? И это только все благодаря тому, что почему-то придумали какую-то смертность в 1–2 человека. А сейчас прошло 2 месяца, смертность растет, ну если верить всему этому СМИ по коронавирусу, но у нас уже начинают объявлять, что мы уже все, понижаем, все у нас начинает устаканиваться. Ну как это так может быть? Кому верить после этого?

Тамара Шорникова: Ага.

Иван Князев: Ну понятно, но здесь как-то все в кучу получилось, много вопросов.

Сергей Лесков: Да, очень трудно комментировать эту эмоциональную речь. Я даже не знаю, что сказать. Первое, конечно, ажиотаж не в России, ажиотаж во всем мире, тема пандемии не сходит с первых полос отнюдь не наших газет, а всей мировой прессы, именно это является первой темой в том числе и в Индии. Что касается Индии, там очень большое число заболевших, но опять же загадка коронавируса в том, что во Вьетнаме и Таиланде, например, очень низкая заболеваемость и практически нулевая смертность. Почему так происходит, непонятно. Еще то, что мы многого не понимаем в природе коронавируса и в путях избавления от этой напасти, не означает, что этой напасти нет.

Давайте мы поговорим еще на другие темы, потому что из этой филиппики я понял, что некоторым нашим зрителям уже несколько приелась эта тема. Есть, конечно, и другие темы...

Иван Князев: Есть такое.

Сергей Лесков: ...но они, к сожалению, опять же вытекают из пандемии. Америка, США грозит устами президента Трампа разорвать всякие отношения с Китаем, две крупнейшие экономики мира. И претензии к Китаю состоят именно в том, что Китай не то чтобы допустил ошибки, ошибки, говорит Трамп, это одно, а сознательно искажал информацию и не сообщал мировому сообществу настоящие данные по поводу коронавируса: сообщил поздно, потом искажал статистику. В общем, в достаточной мере это облыжное и бездоказательное обвинение, но это уже не так уж и важно, потому что коронавирус превращается из бактериологической, биологической проблемы в некоторую политическую бомбу.

Иван Князев: То есть это они от обиды, так что ли, получается? Или какие-то конкретные цели уже под это есть?

Тамара Шорникова: А вот, знаете, я добавлю цитату Трампа: «Они не хотели принять от нас помощь, – вот так заподозрил в неладном Китай президент Америки, – и я подумал, что все в порядке, потому что они должны знать, что они делают. Так что это была либо глупость, либо некомпетентность, либо преднамеренность».

Сергей Лесков: Ну хорошо, Тамара, а что это была за помощь, там в этой цитате нет? Вы помните, когда был инцидент со Скрипалями, будто бы, с якобы версией, которую педалировал Запад о том, что Россия продолжает разрабатывать химическое оружие и испытывает его на всяких инсургентах, которые окопались в Великобритании, конкретно на Скрипалях, тоже ведь предлагали России «помощь»...

Иван Князев: Неоднократно причем.

Сергей Лесков: Да, в унизительном виде, прислать сюда в Россию следователей из Америки, которые, значит, проведут следствие. Вот и Китаю это предлагали, прислать следователей не только из Америки, это бы ладно, а из всяких стран-лимитрофов, которые исполняют американскую волю, типа, я не знаю, какой-нибудь Гвинеи, не знаю, Непала, Эстонии. То есть это изначально ставились такие условия этой псевдопомощи, которые бы унизили великую страну Китай, как они унижали великую страну Россию. Естественно, Китай был поставлен в такие условия, что был вынужден отказаться от этой американской, опять же фейковой помощи.

Чем конкретно грозит, слова-то словами, что может конкретно сделать Америка? Они там уже разработали билль об ответственности за пандемию коронавируса, этот билль предполагает замораживание активов китайских, запрет на работу китайцам в Америке, запрет на студенческий обмен, сотни тысяч китайцев учатся в Америке, между прочим, это очень много, запрет доступа Китаю на американский фондовый рынок, это наиболее сильный экономический удар, запрет на кредиты, которые... Американцы же руководят Международным валютным фондом и Всемирным банком, это сделать очень легко. То есть это целая система мер. Против России были адские меры, а против Китая, как они говорят, чудовищные меры.

Может ли Китай чем-то ответить? Да, Китай может чем-то ответить. Он может наложить эмбарго на поставку в США, например, базовых медицинских препаратов, американцы их даже уже не делают, на поставку каких-то базовых электротехнических изделий, ну типа лампочек, например, или фонариков, тоже американцы это не делают, все это передоверено Китаю, да и мебель, по-моему, в Америке тоже завозится из Китая. Ну, таким образом, конечно, Америка и Китай могут взаимно испортить друг другу жизнь, но и для Америки, и для Китая это будет равносильно выстрелу в собственную коленную чашечку.

Иван Князев: Ну вот в связи с этим, Сергей, вопрос: а вот эти вот заявления Трампа серьезный характер носят или все-таки так, для проформы нужно покричать, на самом деле делать-то ничего не будут? Потому что если им ответ обратный прилетит, США, то там мало тоже не покажется.

Сергей Лесков: Это правда, это правда. Но, с другой стороны, ведь в Америке скоро выборы, и, в общем-то, как мы знаем, единение нации перед лицом внешнего врага, конечно, помогает решению внутриполитических проблем. Поэтому здесь добавляются... Иван, я понимаю этот вопрос, я понимаю, но здесь добавляются новые факторы. Кстати говоря, если китайцы сделают то, что они обещают, например, ограничат инвестиции в Америку, ведь Китай очень крупно инвестирует во многие штаты. Они угрожают вот чем: если сенаторы от каких-то конкретных штатов проголосуют за этот антикитайский билль, то они прекратят китайские инвестиции в эти штаты.

Иван Князев: Вот-вот.

Сергей Лесков: А это повлечет уменьшение рабочих мест. Рабочие места для Америки, как мы знаем, в общем-то, один из главных внутриполитических таких факторов и аспектов. Они могут сделать друг другу очень больно. Вы знаете, там не состоялся бой между Хабибом и Фергюсоном, вместо этого может быть бой по смешанным единоборствам между Трампом и товарищем Си, тоже будет очень интересно.

Иван Князев: Точно.

Сергей Лесков: Кстати, ведь Трамп когда обещал разорвать отношения с Китаем, он сказал, что с товарищем Си у него дружеские, прекрасные отношения. Мне это что напомнило? Мне это напомнило ситуацию перед Первой мировой войной, когда все царствующие дома Европы находились в близких родственных связях, там все были друг другу кузенами...

Иван Князев: О да.

Сергей Лесков: ...какими-то дядями, писали друг другу письма, «мой милый Никки», «мой милый Джорджи», «мой милый Вильгельм», все обнимались. А в итоге, когда началась Первая мировая война, стали друг друга травить ядовитыми химическими газами совершенно безжалостно.

Иван Князев: Это точно.

Сергей Лесков: Вот что-то такое и сейчас: у Трампа со всеми прекрасные отношения, но он на всех наложил или грозит наложить санкции. Посмотрите, санкции на Россию, санкции на Иран, санкции на Китай уже наложены, будут еще строже. В общем, дальше без остановок куда? Санкции на Марс?

Иван Князев: Какой-то мировой, вселенский жандарм получается, всем грозит.

Сергей Лесков: Американцы верят, что в руках президента Америки находится волшебная палочка, которая помогает руководить Вселенной, это просто какая-то школа Хогвартс, а не Белый дом, а президент Америки – это какой-то Волан-де-Морт, который что хочет, то и делает со всем миром. Насколько это справедливо, насколько это долго может длиться? Я сомневаюсь, что такое состояние балансирования на одной ножке стула может длиться очень долго.

Иван Князев: Но нам-то все это на руку.

Сергей Лесков: А вот на руку нам это или нет?

Тамара Шорникова: Давайте вот разберемся. Оодну секунду, две SMS есть буквально, прочитаю от телезрителей. Ивановская область, например, пишет: «Ну сколько можно про Америку? У нас на фоне коронавируса цены взлетели космически: молоко вчера стоило 62 рубля, сегодня 92, это просто пример». Воронежская область: «А что тогда будет с курсом рубля?» Вот если говорить об этих далеких спорах Америки и Китая, как они повлияют на нас, в том числе и на цены в магазинах?

Сергей Лесков: Насчет цен в магазинах, опять же сегодня была официальная информация, что инфляция снизилась до 0%. Вне всякого сомнения, экономическая нестабильность во взаимоотношениях двух мировых лидеров больно ударит по России хотя бы из-за того, что упадут цены на нефть. Мы же хотим, чтобы они выросли, а если мировая экономика будет в кризисе, а борьба Америки и Китая является кризисом всей мировой экономики, а не этих двух экономик, нам это будет, в общем-то, невыгодно, как и всему миру. Что делать?

Иван Князев: А мне казалось, Сергей, прошу прощения, наоборот, при таких вот кризисных историях цены взлетают вообще на все, и на энергоресурсы.

Сергей Лесков: Нет, ну почему же? Сейчас же они упали.

Иван Князев: Ну сейчас да.

Сергей Лесков: Сейчас же цены на энергоресурсы упали, правильно, и упали намного...

Иван Князев: Ну это потому, что спроса нет.

Сергей Лесков: ...именно из-за невостребованности.

Иван Князев: А если такие вот торговые войны начнутся, то, мне кажется, наоборот, когда мир будет опасаться, чего бы не случилось, наоборот, все начнет дорожать.

Сергей Лесков: Нет-нет, все нефтяные резервуары по горлышко наполнены нефтью, и для того чтобы израсходовать накопленные ресурсы, необходимо, чтобы произошла реанимация мировой экономики. Если они будут, значит, как плеткой хлестать друг друга санкциями, это возрождение не произойдет.

Иван Князев: Ага.

Тамара Шорникова: Ага.

Сергей Лесков: Итак. Значит, как же себя вести России? Надо ли присоединяться к какому-то лагерю? Здесь, конечно, приходит на ум эта древнекитайская поговорка, что лучше всего сидеть на берегу и ждать, смотреть, как два тигра сражаются, ждать, пока труп одного из твоих «партнеров» проплывет мимо тебя. Я думаю, что это именно тот случай, когда надо проявить некоторую, скажем так, дальновидность и не присоединяться ни к одному лагерю. Мы слишком тесно, несмотря на противоречия, связаны многими ниточками и с Америкой, и с Китаем. Пусть они сами разбираются, нам надо решать собственные проблемы. Лучше не дружить ни с кем, не враждовать ни с кем, а думать, как советовал великий Черчилль, о собственной выгоде, не о друзьях и не о врагах, а о собственной выгоде. Есть еще одна китайская стратагема, что настоящий воин побеждает, не испытывая ни вражды, ни ненависти, – вот это именно тот случай, когда надо использовать эту древнекитайскую стратагему.

Ну вот. И есть еще одна тема, о которой я не могу не поговорить. Она опять же, конечно, связана с этой самой пандемией. Сейчас, когда многие страны объявляют о постепенном снятии ограничений и выходе из пандемии, в Европе появилась первая страна, которая победила эпидемию, эта страна Словения (маленькая страна, но гордая, видимо), она открыла границы для всех европейских стран, кстати, с сегодняшнего дня. Очень много прогнозов, предвидений о том, как изменится мир после пандемии. Здесь трудно удержаться, конечно, от соблазнов, и в большинстве своем это прогнозы апокалиптические, перед которыми меркнут предвидения Греты Тунберг и Джорджа Оруэлла.

Ну вот, например, самый такой, наверное, модный и популярный писатель на Западе Мишель Уэльбек (он француз) сказал, что произойдет предельное сокращение человеческих контактов. И так контакты сокращались, уже была работа по «удаленке», разные видеоконференции, бесконтактная оплата, а теперь человечество войдет во вкус благодаря самоизоляции и поймет, что, в общем, лучше общаться друг с другом, не входя в такой непосредственный физический контакт. Уэльбек даже обратил внимание, что и электронные письма, которыми обменивались в последнее время, в основном преследовали одну цель – узнать, не умер ли твой знакомый на том конце провода. Уэльбек ставит, кстати, еще одну проблему такую моральную: до какого возраста надо лечить человека? – 70, 75 лет, 80? Если это такая большая группа риска, то, может быть, здравоохранению стоит махнуть рукой (сейчас такое, кстати, происходит уже) на таких вот престарелых людей?

Я встречал некоторых футурологов, которые пишут, что мир в будущем вообще будет принадлежать молодым, а пожилым людям за 70, они не получат так называемых иммунных паспортов, поскольку это группа риска, и без иммунного паспорта они не смогут путешествовать, не смогут устроиться на работу, купить путевку и получить какие-то другие документы. Это довольно мрачные прогнозы. Но, с другой стороны, по свойству человеческой натуры, конечно, только к мрачным прогнозам мы и прислушиваемся.

Самые мрачные прогнозы делает крупнейший философ Ной Харари, он из Израиля, его книги вообще бестселлеры, наверное, по всему миру. Вот он вообще утверждает, что нынешнее поколение людей, может быть, одно из последних поколений homo sapiens, и коронавирус – это просто первая ласточка, которая показывает те тенденции, по которым мы будем меняться. Очень интересная система тут построений, и не исключено, что вот эти вот биометрические сенсоры и QR-коды будут и дальше, значит, совершенствоваться и мы все попадем под власть биометрических сенсоров, биоинженерии. И через 100 лет, пишет Харари, человек будущего, может быть, будет так же отличаться от нас, которые мы сегодня, как мы отличаемся от шимпанзе, вроде бы наш далекий предок. Мрачные прогнозы.

Что касается моих собственных ожиданий, да, я думаю, что, в общем-то, социальная дистанция между людьми неизбежно увеличится. Наверное, произойдет какое-то перераспределение на трудовом рынке. Из этого следует, что человек должен развивать в себе способность к какому-то постоянному самообновлению: если ты потерял одну профессию, тебе надо не терять оптимизм, а постараться найти себя в каком-то другом роде деятельности, и оптимизм, может быть, станет одним из самых востребованных человеческих качеств благодаря именно урокам пандемии.

Ну а что касается каких-то паспортов иммунитета – да, как ни печально, я думаю, что это реально. Уже появилась первая в мире страна, Чили, далекая Чили, которая обещает ввести эти самые паспорта иммунитета. Означает ли это новый апартеид? Здесь... Вы знаете, апартеид был, предположим, по цвету кожи, по вероисповеданию, по имущественному статусу. Будет ли апартеид по тому, какими болезнями ты болел, здесь я не берусь дать прогноз, это как раз такая терра инкогнита, на которую человечество еще не вступало.

Тамара Шорникова: Ну вот врачи в отличие от футурологов, которые тесно работают как раз с болеющими COVID, они категорично говорят о том, что ни о каких иммунных паспортах речи быть не может, потому что уже известны случаи повторного заражения, и, конечно же, наличие справки о том, что ты переболел или у тебя есть антитела, ничего не гарантирует, соответственно не будет выделять тебя среди остальных, давать какие-то привилегии социальные.

Сергей Лесков: То есть плохое мы лечим еще более плохим?

Тамара Шорникова: А?

Сергей Лесков: Плохое мы лечим еще более плохим. Да. Но если мы узнаем о коронавирусе больше, согласитесь, Тамара, если мы вскроем его мякоть, как нам удалось вскрыть сердцевину атомного ядра, то, может быть, эти знания и приведут к какому-то иммунному статусу и иммунным паспортам. Пока трудно сказать, но это, в общем-то, довольно мрачное будущее, как мне кажется.

Тамара Шорникова: Но любопытно в любом случае. Спасибо.

Сергей Лесков: Да.

Иван Князев: Поживем – увидим. Спасибо, Сергей.

Тамара Шорникова: Сергей Лесков, наш обозреватель ОТР.

Через пару минут будем говорить о ЖКХ – горячая тема, присоединяйтесь.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)