Сергей Лесков: Впервые в нашей практике государство поддерживает конечного потребителя, а не отрасль

Гости
Сергей Лесков
Обозреватель

Оксана Галькевич: Мы снова с вами, прямой эфир «ОТРажения» продолжается, не снижаем темпа, накала и дискуссий. В студии сегодня с вами Константин Чуриков...

Константин Чуриков: ...и Оксана Галькевич. А может, наоборот, снизить темп, расслабиться, все-таки пятница?

Оксана Галькевич: Не-е-е-т, у нас сейчас все только начинается.

Константин Чуриков: Ну хорошо.

Через полчаса о заброшенной России. Что случилось с нашей провинцией, что люди побросали свои дома и уехали в города? Вот южноуральский хутор Выселки, где остался всего 1 житель, правда, вот мы покажем, как это все выглядит. Недостроенный до сих пор рабочий поселок под Самарой, его даже называют мертвым городом. Вот что делать с этим всем наследием сейчас, смириться или все-таки обустраивать? А если обустраивать, то для кого? Эта тема у нас в 9 вечера.

Оксана Галькевич: Ну и как вот это отстраненно и спокойно обсуждать? Нет уж, друзья, включайтесь так по полной.

Ну а прямо сейчас на связи с нами обозреватель Общественного телевидения России Сергей Лесков. Вместе с Сергеем, здравствуйте, подведем итоги этой недели.

Константин Чуриков: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Сергей, еще раз.

Сергей Лесков: Да, добрый вечер.

Константин Чуриков: Мы соскучились по вашим обозрениям, Сергей. Но у нас неделя была очень бурная, есть прямо вот такое яркое событие, мне кажется, вы тоже поняли, о чем я говорю, с которого сейчас просто надо начать.

Сергей Лесков: Вы имеете в виду указ президента о национальных целях до 2030 года. Да, в общем... Вы знаете, Костя, я думаю вот о чем. Конечно, строить какие-то стратегические планы довольно сложно, потому что все время появляются так называемые черные лебеди в виде этой самой пандемии, могут быть и другие какие-то неожиданности. Но мудрый политик, конечно, отличается от каких-то таких однодневных государственных деятелей тем, что он ставит перед собой стратегические цели. Вот если посмотреть на 2017 год...

Кстати, сейчас очень многие читают исторические книги, время освободилось. Если заглянуть в эпоху Октябрьской революции, мне кажется, чем большевики отличались от прочих Бучковых, Милюковых, Коноваловых, Терещенко, я уж не говорю о великих князьях Романовых? У большевиков был четкий план, пусть этот план был страшный, но он был, в итоге они его реализовали. А остальные политические партии получали посты, грызлись, уходили в отставку, но у них не было стратегического видения будущего России, у большевиков было.

Я думаю, что, конечно, президентские планы, которые он регулярно публикует, все время корректируются, но они есть, и Путин верен какому-то своему стратегическому видению будущего России. Его известные национальные проекты, я напомню, 12 национальных проектов, несколько лет назад были опубликованы, собственно, новое правительство Мишустина ведь и было призвано, для того чтобы… В отличие от предыдущего кабинета, там не особенно задалось реализовать эти 12 нацпроектов. Вот в этих вот национальных целях, где скорректированы национальные проекты, в общем-то, такие вехи остались прежними: это...

Константин Чуриков: Сергей, мы сейчас хотели бы показать вот эти цели нашим зрителям, просто для наглядности вывести их на экран, национальные цели до 2030 года. Есть в целом информация о них, это сохранить и приумножить население, кстати, благополучие, самореализация, развитие талантов, комфортная и безопасная среда, достойный труд, цифровизация. И вот интересно, конечно, конкретнее вчитаться, потому что в указе там это обозначено.

Сергей Лесков: Да.

Константин Чуриков: Сергей, что мы должны делать до 2030 года?

Сергей Лесков: Костя, четыре первые строчки – это и есть по существу вот эти вот 12 национальных проектов, там некоторые слова изменены, но именно вот цифровизация добавилась, я думаю, что это не без участия Мишустина, выходца из информационных технологий, сделано, но на самом деле это такой ведущий тренд современной цивилизации. Мало того, я скажу следующее. Если заглянуть вглубь веков, то ведь трудно было представить на заре электричества, а потом на заре атомной энергии, как это изменит мир, так и сейчас цифровизация может привести к таким колоссальным изменениям на рынке труда, в профессиях, в каких-то других вещах, о которых мы сейчас даже не задумываемся, что не исключено, что вот эти вот национальные проекты, национальные цели опять придется корректировать.

Часто оппозиция говорит о том, что президент ставит какие-то рубежи и, в общем, они как-то не сбываются, но нет, это не так. Ну, например, в 2003 году была поставлена задача удвоить ВВП за 10 лет. Ну, пусть не за 10, пусть за 15 лет, но недавно же Кудрин сказал, что мы фактически удвоили ВВП где-то в 2018 году. Была поставлена тогда же цель увеличить зарплаты в 3 раза. Я напомню, что в 2007 году средняя зарплата была 10 800 рублей, сейчас, по официальным данным, она 47–48 тысяч рублей, то есть она выросла не в 3 раза, как легко заметить, она выросла чуть ли не в 5 раз. Кто-то может сказать, что это произошло на фоне инфляции рубля и резкого скачка...

Константин Чуриков: ...нефти прежде всего.

Сергей Лесков: ...цены, да. Ну да, но тем не менее формально, конечно, зарплата выросла с тех пор почти в 5 раз.

Очень большие, на мой взгляд, достижения в области жилищного строительства. Это вообще, конечно, ведь самая больная тема, любовная лодка разбилась о быт. Вот сейчас Оксана пообещала, что в следующем часе будет разговор об оскудении маленьких городов, – ну да, но это, во-первых, мировая тенденция, во-вторых, а что тут сделаешь? До революции в городах жило только 15% российского населения, а сейчас 75%. И в общем-то, это тоже результат, между прочим, научно-технического прогресса, потому что известно, что 5% сельского населения вполне способно прокормить страну, делать там нечего, там нет работы, хотя...

Константин Чуриков: Да, и нам с нашими просторами тоже нормально, да? «Норм», как сейчас говорят?

Сергей Лесков: Ну так вот, насчет жилья. Вот в тех национальных целях, или национальных проектах, там, да, сдвинулась с 2024 года до 2030 года задача, чтобы на каждого человека приходилось 30 квадратных метров жилья.

Я напомню, между прочим, что первый раз в нашей стране на жилищное строительство обратил внимание Никита Сергеевич Хрущев со своими знаменитыми хрущевками, которые сейчас попали под программу реновации в Москве, а она может быть распространена на всю страну. За годы правления Хрущева жилой фонд у нас вырос в 2 раза, было построено больше жилья, чем за предыдущие 40 лет. Но при всем при том какая была норма на человека при Хрущеве, который построил свои хрущевки? – да всего 12 метров квадратных на человека.

При Брежневе, который стал строить брежневки... Вы помните, была шутка: что такое брежневка? – это ухудшенная сталинка или улучшенная хрущевка? Так вот при Брежневе, конечно, 100 миллионов человек улучшили жилищные условия за эти 20 лет, но норма-то была меньше 15 квадратных метров на человека. Потом у Горбачева была жилищная программа, он сказал, что через 20 лет все российские граждане, все семьи будут жить в отдельной квартире. Он поднял...

Константин Чуриков: Сергей, можно маленькую ремарку по поводу жилья как раз? Мы тут на этой неделе беседовали, по-моему, это был Эхин из Союза архитекторов... И он сказал, он просто произвел простой математическое упражнение. Смотрите, там сказано, что 5 миллионов семей должны ежегодно, значит, улучшать жилищные условия, и не менее чем до 120 миллионов квадратных метров жилья строить в год. Вот он просто поделил 120, по-моему, миллионов квадратных метров на 5 миллионов семей, сколько у нас получилось квадратных метров?

Оксана Галькевич: Там получилось прямо совсем что-то, 3–4 метра...

Константин Чуриков: Нет-нет-нет, там, условно говоря, 8–9, 10.

Оксана Галькевич: Плохо с такими большими числами. Сейчас я посчитаю...

Константин Чуриков: Да.

Сергей Лесков: Ну так и что? Костя, вы меня прервали...

Константин Чуриков: Извините.

Сергей Лесков: Я этот ряд... Сейчас у нас 25 квадратных метров на человека – много?

Оксана Галькевич: Делим... Двадцать четыре квадратных метра.

Сергей Лесков: Да, 25 на человека – много это или мало? Ну, мы не можем не восхищаться японской экономикой, но там же меньше на каждого человека приходится, в Турции меньше, в Бразилии меньше. Да, больше в Западной Европе, но там другие исходные позиции. Больше всего квадратных метров на человека в Канаде, ну и в Америке тоже очень много, несмотря на все ее... Если у нас будет, как говорит наш эксперт, 30 квадратных метров на человека, при таких темпах строительства вполне достижимый результат, это будет уровень самых преуспевающих стран Восточной Европы. Это нормально, это почти в 2 раза выше, чем в Японии. Ну что, это хорошие показатели, и при всех наших сложностях все-таки в этом направлении прогресс совершенно очевиден. Самое, конечно...

Оксана Галькевич: Но подождите, это же только планы, я так понимаю.

Сергей Лесков: Нет, Оксана, это не планы.

Оксана Галькевич: А, это не планы.

Сергей Лесков: Я сказал, что сейчас уже...

Оксана Галькевич: Это сейчас. Я имею в виду 120 миллионов на 5 миллионов человек, это как раз планы, да.

Константин Чуриков: Да-да-да.

Сергей Лесков: Это планы, но уже сейчас 25 квадратных метров на человека. Мы продолжаем строить, за последние 20 лет (вы понимаете, 20 лет – это срок президентства Путина) на 40% улучшились жилищные условия российских граждан. Да, конечно, мы понимаем, что самые лучшие квартиры приходятся на самых богатых людей, это, конечно, социальная несправедливость, но тем не менее общая статистика, что на 40% по сравнению с благостными советскими годами, о которых мы так любим вспоминать, это совершенно очевидный прогресс. И зарплаты выросли. То есть несмотря на то, что по каким-то показателям нам не удается реализовать вот эти вот предначертания в национальных проектах, вот с Португалией не удалось, не удалось догнать Португалию...

Константин Чуриков: Не удалось, да...

Сергей, вам вот зритель из Нижегородской области напоминает, что в СССР давали квартиру бесплатно. Здесь, видимо, подразумевается, что все-таки люди будут загоняться в ипотеку и эти квартиры покупать.

Оксана Галькевич: Конечно, купить-то ее надо, по льготной ставке, но за свои кровные.

Сергей Лесков: Так, ничего бесплатного не бывает. Значит, давали... Ну не заставляйте меня говорить азбучные вещи: в СССР людям недоплачивали зарплату, за счет этого были большие социальные фонды. То есть не надо думать, что государство от своих щедрот что-то выдавало, – нет, оно скапливало в своих руках ресурсы, оставляя людям на пропитание совсем немного, а потом выдавало. Это свойство авторитарной экономики.

Оксана Галькевич: Да, Сергей, понятно, мысль ясна: жить в широком смысле стало лучше, стало веселее...

Константин Чуриков: Станет.

Оксана Галькевич: А станет вообще э-ге-ге.

Николай из Мордовии хочет высказаться, давно уже просто на линии дожидается. Николай, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Меня зовут Николай, у меня к Сергею Лескову вопрос.

Константин Чуриков: Так.

Зритель: Сергей, значит, вы сказали, с 2007 года у нас зарплаты примерно выросли в 5 раз. Почему же у нас вот в 2019–2020-х гг. народ все беднеет и беднеет? Не с 2020 года это пошло, с года 2017–2018-х гг.

Константин Чуриков: Спасибо.

Сергей Лесков: Да, вы задаете совершенно корректный вопрос. Ухудшение экономических показателей произошло в последние годы, да, на самом деле. С 2007-го по примерно 2014-е гг. был большой рост, потом стало увеличиваться число бедных, это все известные вещи. Потом, Николай, я должен сказать еще вот что, даже, пожалуй, две вещи. Слава богу, что мы перестали оглядываться на какие-то другие страны, даже на Португалию: не надо никого догонять, не надо никого перегонять, как хотел Никита Сергеевич Хрущев и надорвался в бессмысленной погоне за Америкой. Надо быть самодостаточной страной. В конце концов, сама по себе статистика, мы это знаем по пандемии, очень часто бывает обманчива, можно насчитать все что угодно, и самое главное – быть здоровым и счастливым, это не зависит напрямую от каких-то расчетов экономистов.

Константин Чуриков: В общем, давайте сами себя обгоним.

Сергей Лесков: Сами себя обгоним, да. Надо, чтобы были внутренние вызовы, вот это вот является, вне всякого сомнения, главным условием для роста, не внешние вызовы, а внутренние вызовы, мы это знаем и по «Жизни одного человека», именно в этом случае он добивается успеха. Проблем много, Николай правильно об этом говорит, и мы их не скрываем. Но я просто хотел сказать, что вот в этой вот рутине, что ли, не надо забывать о том, что у российской экономики довольно много достижений. Мы живем привольнее, чем японцы и бразильцы и даже турки.

Константин Чуриков: Привольнее?

Сергей Лесков: Привольнее, да.

Константин Чуриков: Все, я понял.

Сергей Лесков: Вне всякого сомнения.

Оксана Галькевич: Сергей, а раз уж мы перешли к категориям «догнать и перегнать», может, мы посмотрим на страну, которую мы всегда, наоборот, старались превзойти в чем-то? Как там Америка поживает? Что у них нового? Может, есть оттуда новости, которые стоит обсудить?

Сергей Лесков: Да, давайте, Оксана. Между прочим, сегодня годовщина знаменитых кухонных дебатов между Хрущевым и Никсоном, который тогда был не президентом, а вице-президентом. Он приехал на выставку американских бытовых товаров и в Сокольниках спорил с Никитой Сергеевичем, где жизнь лучше. Кстати, как полемист Хрущев оказался сильнее, он прибил Никсона тогда фразой: «Мы не ноздрей мух бьем». Переводчики встали в тупик и не смогли ее перевести.

Но так или иначе Америка на самом деле для большей части планеты была какой-то притягательной страной, каким-то Эдемом, в который стоило стремиться, ну и на самом деле к этому были основания. Но сейчас Америка старательно разрушает тот привлекательный образ, который строила десятилетиями и веками. То, что там происходит, я совершенно не понимаю. Показывают сейчас вот здание, статую Свободы показали – а почему бы ее не снести? Они там все сносят абсолютно, по-моему, все памятники Колумбу снесли. В Конгрессе принято решение убрать статуи 12 исторических деятелей США, которые были рабовладельцами. Франция в тот момент, когда подарила статью Свободы, тоже исповедовала рабовладельческие взгляды. Ну, в общем, переписывание истории, конечно, до добра не доведет...

Константин Чуриков: Сергей, с этим никто не спорит. Мы просто с вами до этого говорили об уровне жизни, о наших планах в плане жилья. Вот как здесь можно сравнить?

Сергей Лесков: Уровень жизни, Костя, конечно, резко снижается. Вы же понимаете, что как конкистадоры победили индейцев с помощью вирусов и население, коренное население Америки сократилось в 20 раз благодаря европейским болезням, так сейчас сама Америка, белое население страдает от других вирусов, занесенных с Востока. В США уже 4 миллиона заболевших и 150 тысяч погибших, и эти цифры растут. Тридцать процентов всего урона, который принес коронавирус в мире, – это Америка. На этом фоне безработица превысила 30%, 40 миллионов человек потеряли работу. Все это приводит, конечно, к психозу, к этим беспорядкам, совершенно диким, конечно, оргиям на улицах, мы об этом говорили, часто это и по телевидению показывают. Что-то совершенно невероятное происходит в такой процветающей стране.

И конечно, президент Трамп хочет перед президентскими выборами, они же будут в ноябре, сменить вот эту провальную внутреннюю повестку на внешнюю. Надо найти врага, это обычная картина. Вот Россия давний враг, теперь еще прибавился Китай. Закрыто консульство Китая в Хьюстоне, это штат Техас, на том основании, что там работают не дипломаты, а шпионы, пытаются украсть у Америки секрет вируса... Ну, мы это помним и по нашим отношениям, они же закрыли, по-моему, 3 консульства России в Америке и не собираются их возвращать. Естественно...

Но это не все: госсекретарь Помпео сколачивает в Западной Европе блок против Китая, уговаривает европейских партнеров не торговать с Китаем. Я не представляю, как европейцы на это могут пойти, потому что это огромный рынок, а Китай сделал такие огромные инвестиции в западноевропейскую экономику, что прекращение здесь сотрудничества мне кажется невозможным. К тому же Америка становится все более токсичной, она вышла из всех союзов, которые только можно было.

И на этом фоне, конечно, обращает на себя внимание тот пассаж, который сделал президент Трамп на этой неделе: он вспомнил о победе Америки в двух прекрасных мировых войнах. Я не представляю, чтобы какой-нибудь из европейских политиков такое ляпнул. Но ведь формально Трамп прав, обе мировые войны были для Америки прекрасными, потери минимальны... Надо сказать, что гражданское население вообще не пострадало по понятным причинам. В Первой мировой войне в Америке погибло 100 тысяч человек, во Второй мировой войне 400 тысяч человек – это меньше, чем потери Красной армии во время Сталинградской битвы. И каждый раз Америка вступала в мировую войну на ее исходе, когда все страны были изнурены и истощены, и собирала огромный какой-то, прирастала могуществом. Если главной экономикой мира до Первой мировой войны были Великобритания и Германия, то вот уже после Первой мировой войны это стала вне всякого сомнения Америка, а Великобритания оказалась по уши в долгах у американских банкиров.

Да, войны для Америки прекрасны, но, если разразится Третья мировая война, пусть и без применения смертоносного оружия, скажем, экономическая или еще какая-то, выдержит ли это Америка? Вот уже сейчас Америка трещит по швам всего лишь из-за какого-то вируса, который родился на рыбном рынке в Ухане. Мир стал более тесным, взаимосвязанным, и с большой долей вероятности можно сказать, что такая агрессивная политика Трампа приводит... Ну это просто, как говорят американцы, выстрел себе в колено.

Константин Чуриков: Сергей, безусловно, к Трампу очень разное отношение и в Америке, так и у нас тоже неоднозначное к нему отношение. Но все-таки, когда вы использовали такую фигуру речи «Америка трещит по швам», вы говорите только конкретно про ситуацию с коронавирусом, про вот эти выступления, значит, про сносы памятников? Но в принципе, извините, доллар остается главной валютой, нравится нам это, или это нам не нравится, в мире я имею в виду. Америка остается все равно сверхдержавой, державой №1 в экономическом смысле, ну там они с Китаем делят это условное первое место, почти делят. То есть в чем она трещит по швам-то глобально?

Сергей Лесков: Сами же американские экономисты говорят о том, что ситуация в экономике, которая еще в феврале, до пандемии, была совершенно безоблачной, там процент безработицы был 3%, очень низкий, рекордно низкий, то сейчас ситуация напоминает Великую депрессию 1930-х гг., безработица выше 30%. Для американцев, которые помешаны на работе, это не секрет, и умеют работать оказаться на улице, пусть даже правительство разбрасывает деньги с вертолета, это не помогает. Американец без работы – это потерявшийся человек, лишний человек. Американцы, это главный предвыборный пункт у всех кандидатов в президенты, создание рабочих мест. То, что сейчас случилось, – это 10-кратный рост безработицы, это самый сильный удар, который может быть.

В то же самое время не надо, конечно, преувеличивать, может быть, я в запальчивости сказал, применил слишком сильный образ. Да, конечно, экономика Америки остается самой сильной, ведь, вот смотрите, «Северный поток – 2» они пытаются закрыть, и, в общем, какие-то успехи-то у них на этом фоне есть. Но ни одна империя в мире не была вечной.

Между прочим, вот чем Китай отличается от США? В Америке сейчас ходит-бродит идея выставить всех коммунистов китайских из Америки, это совершенно, конечно, возвращает мир в эпоху холодной войны и маккартизма. Так вот, Америка, стоит ей где-то появиться, сразу начинает учить всех демократии и прочим великим истинам. Китайцы, пусть даже они и коммунисты, держат свои коммунистические идеи при себе как какое-то тайное оружие. Китай никогда никого не учит, в отличие от, кстати, и СССР, который тоже насаждал коммунистическую идеологию. Поэтому, в общем-то, если Америка многими воспринимается как токсичный какой-то партнер, китайцы так никем не воспринимаются.

Мне по этому поводу, Костя, вспомнился такой анекдот, когда юноша провожает девушку домой после кино, и она ему говорит: «Не хочешь зайти на чашечку кофе?» Он говорит: «Проблема в том, что я кофе не пью». Она отвечает: «Ну так у меня и нет кофе». Примерно так же себя ведут американцы со своими европейскими партнерами. Когда в 2002–2003-х гг. они уговаривали европейских партнеров поучаствовать в захвате Ирака, они говорили: «Ну там есть оружие массового поражения», европейцы отвечали: «Так мы его, наверное, и не найдем» (кстати, так и вышло), а министр обороны говорил: «Ну так там и нет оружия массового поражения», «Ну так у меня и нет кофе».

Константин Чуриков: Сергей, в первом случае вы рассказали вполне, в общем-то, типичную жизненную ситуацию, во втором случае типичную политическую.

Сергей Лесков: Да-да, ну вот так вот американцы строят свои отношения с союзниками и партнерами. В общем-то, все больше стран понимают это. Кстати, ведь на этой неделе состоялась после довольно долгого перерыва телефонная беседа президентов России и США. Видимо, такое охлаждение отношений с Китаем заставляет Америку склоняться уже и к России. И Помпео говорил какие-то слова, что с Россией надо сотрудничать, совсем недавно он с другими речами выступал. Вообще, конечно, интересные дела творятся.

Константин Чуриков: Интересные дела. Сегодня, кстати говоря, один из наших регионов, Чеченская Республика, решением Рамзана Кадырова ввела санкции против Майка Помпео и членов его семьи...

Оксана Галькевич: Ну а что?

Константин Чуриков: ...вплоть до, значит, блокировки всех его счетов.

Оксана Галькевич: Ну а им можно, и наши тоже...

Константин Чуриков: Вот, и теперь он и в республику не сможет приехать, потому что Рамзан Ахматович сказал, что отзывает свое приглашение, ну и просто он как бы не сможет приехать, потому что введены санкции.

Оксана Галькевич: А там разве из-за коронавируса уже открыли въезд для всех граждан и не граждан? Там же были какие-то сложности с передвижением.

Константин Чуриков: Были. Продолжайте.

Оксана Галькевич: Сергей, а как вы считаете...

Сергей Лесков: Да, но дипломатические каналы другие.

Оксана Галькевич: Как вообще сейчас выглядит расклад политический в Соединенных Штатах? У них же совсем немного времени осталось до выборов. Шансы Трампа, с кем будет беседовать Владимир Владимирович после выборов в США, как вы думаете, с Трампом или с другим человеком?

Сергей Лесков: Это, конечно, вопрос, который интересует всех. Я не рискну заглядывать в колодец будущего. Пока по опросам социологических разных бюро Байден его опережает, но и госпожа Клинтон тоже опережала Трампа, да и собрала голосов больше. Предсказать это совершенно невозможно. По существу, судьбу президентского кресла решит не полемика Трампа и Байдена, к тому же с Байденом трудно полемизировать, он все время говорит какие-то несусветные вещи, а решит все, конечно, ситуация в экономике и успехи в борьбе с пандемией. Многие американские...

Константин Чуриков: Сергей...

Сергей Лесков: Да?

Константин Чуриков: Сейчас с вами вот хочет полемизировать Ростовская область, Татьяна, наша зрительница. Извините, что вас перебили, просто у нас вот задержка связи немножко. Татьяна, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Татьяна.

Зритель: Добрый вечер.

Вот я бы хотела задать такой вопрос по поводу заработной платы. Сказали, что увеличили заработную плату. Да, ее увеличивают, но только почему-то на бумаге, а в итоге получается, что она не увеличивается. Ставка увеличивается, зарплата на руки выдается ниже предыдущей, которая была еще 4 года назад. Сверяем корешки, получается, что зарплата 4 года назад была больше, выше, смотря на эти повышенные ставки, а зарплата получается меньше, чем была 4 года назад.

Константин Чуриков: Татьяна, буквально коротко, на своем примере...

Зритель: ...написано, что ставка увеличена.

Константин Чуриков: Сколько у вас была зарплата 4 года назад, сколько сейчас и в какой сфере вы работаете? Буквально коротко.

Зритель: Я работаю в медицине, ставка была 5 600 примерно, сейчас ставка 7 800, а в корешках получается и в зарплате меньше, чем было на тот момент, когда была 5 600 ставка.

Константин Чуриков: Ага, все понятно, спасибо.

Зритель: Вот как так может быть, объясните мне?

Константин Чуриков: Ага, спасибо.

Оксана Галькевич: А как... Вот так.

Сергей Лесков: Нет, ну каждый частный пример заслуживает того, чтобы бухгалтер в нарукавниках взял ваши цифры и анализировал. Я говорю только об общей картине по больнице. Конечно, какие-то отдельные всплески температуры могут быть на каждой койке. Все-таки, согласитесь, разница между 10 тысячами в 2007 году и 48 тысячами сейчас довольно большая. Хотя можно, конечно, посочувствовать тем людям, которые честно работают, но получают мало.

Константин Чуриков: Ну да, ну и курс нашего нелюбимого доллара тогда был другой, я помню, в 2007-м, сколько там он стоил?

Сергей Лесков: Да, я про это сказал, можно, конечно, пересчитать это и в долларах.

Константин Чуриков: Двадцать пять рублей, да?

Оксана Галькевич: Я уже забыла.

Сергей Лесков: Там будут уже несколько другие цифры.

Константин Чуриков: Ага.

Сергей Лесков: Ну примерно 30, скажем так, я думаю.

Константин Чуриков: Да.

Сергей Лесков: Да, в 2 раза выше сейчас. Проблем у нас много, но в то же самое время я все это говорю к тому, что не надо проклинать мир, в общем, надо уважать жизнь не только за ее прелести, но и за ее трудности. Все это часть одной большой игры, которая называется жизнью.

Константин Чуриков: Вот за это мы страну и себя прямо вот точно уважаем все, это совершенно точно.

Оксана Галькевич: Сергей, что мы все о работе да о работе? Может, об отдыхе?

Сергей Лесков: Да.

Оксана Галькевич: Где отпуск планируете провести? Может, в России что-то присмотрели?

Сергей Лесков: Нет, я пока отдыха не планирую в связи с такими некоторыми обстоятельствами. Но сегодня произошло такое знаковое событие, об этом объявил премьер Мишустин: Россия открывает авиаперевозки с 1 августа. Пока 3 страны открыты – Турция, Танзания (не знаю, кто туда полетит, наверное, такие есть люди) и Великобритания. Правда, насколько я понимаю, в Великобританию если прилетаешь, то 2 недели карантин.

Константин Чуриков: Ну да, и сам себя кормишь и поишь все эти 2 недели, не пойдет.

Сергей Лесков: Вот. Ну, так или иначе вот с Турцией такая доверенность, пока Стамбул и Анкара, потом, по-моему, через несколько дней Анталия наша.

И есть еще одна важная новость, касающаяся отдыха, хорошо, что Оксана об этом напомнила: впервые в нашей практике российским гражданам будут доплачивать за отдых. Примерно 15–20% от стоимости путевки на карту «Мир» будет возвращаться. Я не буду этими цифрами играть, их можно только понять, если ты смотришь на бумагу: 15 тысяч, если путевка дороже 75 тысяч рублей.

Константин Чуриков: Так, Сергей, а в чем подвох? Каких регионов не коснется эта мера?

Оксана Галькевич: Вот все сразу подвох ищешь, а.

Сергей Лесков: Это коснется всех регионов. Отвечаю на ваш вопрос: подвоха здесь нет. Пятьдесят один регион, не попали в этот список Крым и Сочи, но и они попадут начиная с октября.

Константин Чуриков: Ага.

Сергей Лесков: В октябре там, кстати говоря, вполне еще можно отдыхать.

Для нас это очень, для российских, русских реалий это знаковое событие. Я думаю, что во многом это, конечно, опыт борьбы с коронавирусом, опыт преодоления последствий пандемии, опыт, ну какое-то следствие того, что власти наконец поняли, что мы все сидим в одной упряжке и беда у всех одна. Раньше поддерживали не граждан, а поддерживали отрасль, ну или авиакомпании, или турфирмы. Теперь впервые в нашей практике поддержан конечный потребитель, который, кстати, и определяет состояние туристической отрасли, а следовательно и загруженность авиакомпаний.

Такие программы, между прочим, скажем прямо, есть в других странах, в Хорватии есть доплаты за внутренний туризм, во Франции каждая семья, если она поехала отдыхать на внутренние курорты, получает 400 евро. Это нормальная и оправдавшая себя мировая практика, и хорошо, что мы прислушиваемся к таким лучшим образцам мирового опыта.

Ну и самое главное, я надеюсь, что это в какой-то мере является таким знаковым событием. Мы неоднократно говорили, что взаимоотношения власти и рядовых граждан сводятся к предельному ужесточению, какие-то там постоянные штрафы, пени, налоги, и такое было впечатление, что государство только бы и ищет, как бы залезть в карман гражданина. Нет, вот посмотрите-ка, то, что произошло во время пандемии, – нет, теперь государство старается наполнить карманы российских граждан. Вопрос о щедрости этого наполнения другой...

Константин Чуриков: Да.

Сергей Лесков: Но тем не менее, смотрите, это как бы такая первая ласточка. Конечно, проблем у нашего внутреннего туризма очень много. Ну вот, например, если уж мы говорим про Турцию и Крым с Краснодаром, в Крыму всего лишь 14 отелей 5-звездочных, а в Сочи, по-моему, 30, а в одной только Анталии 400. А наши-то люди уже привыкли к 5-звездочным отелям. Пока, будем говорить прямо, нечасто в нашей стране можно найти отдых такого же уровня комфорта, как, предположим, в той же самой Турции.

Зато, конечно, у нас есть все природные чудеса, которые только можно себе представить: Камчатка, Калининградская область, Алтай, Хакасия, Кавказ, Байкал, Золотое кольцо – такого многообразия не найдешь ни в одной другой стране мира. Если бы еще инфраструктура была соответствующей, отвечающей запросам человека XXI века, было бы совсем здорово. Но если вот такие деньги пойдут в туристическую отрасль, это будет хорошо всем, и государству, казне, и туроператорам, и нашим соотечественникам.

Константин Чуриков: И государство, и общество наконец подружатся друг с другом, вы хотите сказать, да?

Сергей Лесков: Ну, есть страны, которые укрепили свою экономику благодаря туризму, та же Турция. Двадцать пять лет назад там были голые каменистые берега, за 25 лет они преобразили свое побережье. В Турции ничего хорошего, кроме Троянской войны, не было на берегу моря, за 25 лет они построили там фантастическую инфраструктуру. Это хороший пример.

Константин Чуриков: Так.

Оксана Галькевич: Ну, они ведь за счет въездного туризма развивали свою инфраструктуру.

Константин Чуриков: Кстати, да, Сергей, между прочим, соседняя Турция когда будет к нам в Сочи летать отдыхать?

Сергей Лесков: Ну, я бывал в Сочи многократно и на машине, и на самолете. Хорошие места, там тоже есть что посмотреть. Но меня ощущение переполненности в Сочи не оставляет. Хорошо, если бы у нас подобных курортов было бы как можно больше.

Константин Чуриков: Подождите, вы что, предлагаете, карту, что ли, перекроить, Сергей?

Оксана Галькевич: На что вы намекаете, да?

Сергей Лесков: Нет, ну почему? Надо Крым, например, развивать.

Константин Чуриков: А.

Сергей Лесков: Есть районы и на Черноморском побережье, которые пока не облагорожены, там в районе Новороссийска и Джубги все-таки есть масса пустынных берегов.

Константин Чуриков: Если бы мы Николая Николаевича Миклухо-Маклая в свое время послушались и снарядили бы все-таки его эту еще одну экспедицию, мы бы уже бы сейчас бы в Гвинее отдыхали, нет?

Сергей Лесков: Нет, в свое время...

Оксана Галькевич: Туда даже по нынешним меркам добираться сколько...

Константин Чуриков: Так, «в свое время...», да?

Сергей Лесков: В свое время Гавайские острова просились в состав России.

Константин Чуриков: Вот где ж мы были, а?

Оксана Галькевич: Сергей, ну вы же вот с учетом этой компенсации, если коротко, куда бы махнули, а? Ну понятно, сейчас у вас обстоятельства не позволяют, а так вообще?

Сергей Лесков: У меня... Вы знаете, Оксана, вы задаете хороший вопрос. Я скажу, что вот у меня друзья поехали сейчас большой компанией на Камчатку, и они там занимаются знаете чем? – серфингом. И я вижу, что они пишут в Instagram… Это люди, которые ездили со своим серфингом всю планету, от Португалии и Биаррица до Индонезии...

Константин Чуриков: Сергей, мы примерно понимаем, так сказать, уровень благосостояния ваших друзей.

Сергей Лесков: А Камчатка, по их мнению, самое лучшее место, рай для серфингистов.

Константин Чуриков: Нет, отлично...

Сергей Лесков: Я этого представить не мог.

Константин Чуриков: Никто не спорит и звучит просто космически привлекательно, но вот перечисленные пункты, Биарриц один чего стоит, Камчатка, серфинг и Instagram... Портрет понятен, да?

Оксана Галькевич: Нет, Костя, Instagram ты себе бесплатно можешь завести, это я тебе точно говорю...

Константин Чуриков: Ну это да.

Оксана Галькевич: Слушай, на Камчатку билеты в этом году были очень дешевые, это правда, Костя.

Константин Чуриков: Это правда.

Оксана Галькевич: Но ты не смотришь просто в ту сторону, поэтому не знаешь. Спасибо.

Константин Чуриков: Посмотрю. Спасибо.

Оксана Галькевич: Сергей Лесков был у нас на связи. Сергей, просят вас надолго не пропадать, так, на неделечку, не больше, в следующую пятницу снова в эфире вас ждут зрители.

Сергей Лесков: Хорошо.

Константин Чуриков: А через несколько минут о нашей стране и почему, в общем-то, опустынивается часть территорий, почему так заброшены некоторые поселки, хутора, деревни, города.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)