Сергей Лесков: Грустно, что президент является последней инстанцией, которая помнит о людях. Министры же думают о каких-то побочных показателях своей работы

Сергей Лесков: Грустно, что президент является последней инстанцией, которая помнит о людях. Министры же думают о каких-то побочных показателях своей работы | Программы | ОТР

обозреватель, неделя, темы

2020-12-11T21:58:00+03:00
Сергей Лесков: Грустно, что президент является последней инстанцией, которая помнит о людях. Министры же думают о каких-то побочных показателях своей работы
На МКС пора ставить крест? Деньги на свалку. Маньяк выходит на свободу. Страна под снегом. Как победить бедность
Сергей Лесков: Любой памятник - это некая точка единения нации. Если памятник служит возникновению напряжения в обществе, ему нет места на площади
Что такое бедность и как с ней бороться?
27 февраля - Всемирный день НКО
МКС переработала свой ресурс
Дорогая передача: Нам мешают парковки!
Свободен и особо опасен
ТЕМА ЧАСА: Страна под снегом
Чёрные дыры МКС
Новый техосмотр отложили
Гости
Сергей Лесков
Обозреватель

Денис Чижов: Очень долго ждут всегда этого момента все телезрители, встречи с Сергеем Лесковым, нашим обозревателем. Сергей Леонидович, вы уже вышли с нами на связь, да? Вы нас слышите?

Сергей Лесков: Ну да, я давно уже наблюдаю за бурной дискуссией, которую вы ведете.

Денис Чижов: Про цены-то, да, дискуссия какая была, такая прямо... У вас про цены сегодня не будет, да, вы другие темы выбрали?

Сергей Лесков: Ничто не интересует человека больше, чем цены, конечно.

Оксана Галькевич: Вы, Сергей Леонидович, наш самый преданный зритель просто, правда ведь?

Сергей Лесков: Да... Есть, правда, еще один вопрос, который интересует любого человека еще больше, – это собственное здоровье и болезни, которые его одолевают. По этому поводу Чехов говорил: «Ни о чем другом человек не может говорить так долго, как о своих болезнях, между тем это самое неинтересное, что есть в его жизни».

Денис Чижов: Да, это все-таки компетентное мнение врача как-никак.

Сергей Лесков: Да. Согласитесь, жизнь такова, что последние несколько месяцев мы говорим исключительно, ну в первую очередь, конечно, об этом зловредном COVID. Можно сделать ведь было бы поправку, Антон Павлович говорил о болезнях, а мы все-таки в последнее время говорим о способах победы над COVID. И то, что Россия является первой страной в мире, которая зарегистрировала «Спутник V», а другие страны пока идут сзади. Сегодня только вечером пришла новость о том, что, по-моему, немецко-французская вакцина только в конце 2021 года будет. Испытания, которые делает всемирно известный гигант Pfizer, который, впрочем, до этого специализировался на других лекарствах, тут главное не перепутать COVID с виагрой, тоже имеет какие-то не слишком хорошие показатели, есть даже побочные эффекты.

А последняя новость вообще пришла буквально часа за два до выхода нашей передачи: британская фармакологическая компания, один из лидеров, который называется AstraZeneca, и наш Центр Гамалеи создали как бы совместное предприятие, которое будет вырабатывать вакцину такую совместную на основе «Спутник V», у которой самая высокая эффективность пока, 90%. У той же AstraZeneca 60%, то есть объективные показатели российской вакцины не имеют как бы аналогов и конкурентов.

На фоне вот этого явного совершенно достижения приходится удивляться, что на Западе идет информационная война с целью дискредитировать российскую вакцину. Все, что имеет какое-то, все, на что бросает тень российский флаг, это плохо с точки зрения многих европейских политиков.

Денис Чижов: Сергей Леонидович, это вы цитируете Минобороны высказывание сегодняшнее, или это просто совпало? Просто Минобороны сегодня наше российское то же самое заявило, что, мол, Запад...

Сергей Лесков: Да, серьезно?

Денис Чижов: Да-да-да.

Сергей Лесков: Нет, эта идея пришла мне в голову. Видимо, это некие флюиды, которые носятся в пространстве.

Денис Чижов: Ага.

Сергей Лесков: Ну, Денис, я вот что хочу сказать. Тут, конечно, в этом есть какой-то элемент зависти. Помните, Михаил Жванецкий, который недавно ушел от нас, говорил, что труднее всего человеку дается то, что не принадлежит ему. Вот так из этих соображений и западные эксперты фармакологического рынка, а это многомиллиардные, десятки миллиардов, может быть, и сотни миллиардов долларов, пытаются опорочить российскую вакцину, хотя никаких фактов нет. Билл Гейтс, например, в своей речи на вчерашнем форуме вообще не упомянул о российской компании.

Кстати, еще одна новость по поводу российской вакцины состоит в том, что, вы знаете, в Москве уже 20 тысяч человек добровольно вакцинировались, это в основном врачи и педагоги, на следующей неделе вакцинация придет в другие российские регионы, и Путин поручил личный контроль над этим процессом губернаторам. А буквально только что мэр Москвы Собянин объявил о том, что до конца года будет в Москве запущен завод по производству 10 миллионов вакцин в месяц, это большое число. Хочется напомнить, что Аргентина собирается у нас купить 10 миллионов доз, не дождавшись предложений ни от кого другого. То есть мы очень часто и иногда справедливо критикуем российскую промышленность, но в данном случае смотрите, как быстро она вот подхватила эту повестку дня и обеспечивает России лидирующие в мире позиции. Впрочем, это...

Оксана Галькевич: Сергей Леонидович, лидирующая в мире позиция – это прекрасно. Скажите, как удастся здесь соблюсти некий баланс? У нас ведь своих жителей 145–146 миллионов, какие там последние данные. Мы в первую очередь будем куда ориентироваться, на некую коммерческую перспективу, на завоевание международных позиций, или все-таки займемся тем, что будем бороться за здоровье своего населения? Я смотрела данные по регионам, кто сколько на этой неделе получил, вы знаете, там слезы наворачиваются: там какой-то регион 690 вакцин получает, какой-то 1 400, ну и так далее.

Сергей Лесков: Оксана, я с вами совершенно согласен, вы задаете правильный вопрос и направляете свои стрелы прямо в десятку. Конечно, сейчас медицина стала другой, это не та медицина, к которой мы привыкли во времена Чехова и земских врачей. Это огромный коммерческий рынок. И собственно говоря, та травля российского «Спутника» – это именно тоже следствие вакцины. По-моему, в Евангелии от Матфея сказано: «По умножению беззакония во многих охладеет любовь», – именно такое сейчас происходит и с медициной, которая как бы является средоточием, олицетворением любви. Все меньше любви в медицине, все больше, как вы справедливо говорите, беззакония, это конкуренция, и охлаждения вот этой самой любви, которая всегда была первым качеством доктора.

Насчет производства. Ну да, в общем-то, Путин говорил, что сначала надо вакцинировать собственное население. Но с другой стороны, если мы будем экспортировать эту вакцину, это поможет нам заработать деньги, чтобы наладить еще большее производство. Тут не надо впадать в крайности, но факт состоит в том, что в 1990-х гг. мы разрушили многие фармакологические предприятия и стали аутсайдерами фармакологического рынка. Хорошо, что у нас сохранилась научная школа, которая сейчас помогает восстановить утерянные позиции. Конечно, то, что происходило в 1990-е гг. по советам западных экспертов, ни в какие рамки не идет. Надо восстановить промышленность.

Ну вот смотрите, в Москве открывается завод, пусть такой завод откроется в Новосибирске, там крупнейшее предприятие «Вектор», пусть в Екатеринбурге, где крупнейшие есть несколько предприятий этой отрасли, пусть в Томске откроются, в Санкт-Петербурге вашем родном. У нас есть несколько очень крупных центров, которые вполне могут освоить это производство. Жалко, что мы не сделали этого раньше.

Денис Чижов: Сергей, вы вот начали перечислять города, как раз центры, вот один из центров новосибирский есть, и оттуда нам дозвонилась сейчас Ирина. Ирина, ваш вопрос?

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Ирина.

Денис Чижов: Здравствуйте.

Зритель: Да. Я вот хотела спросить... Я, во-первых, хотела, как бы вот я вижу Оксану, спасибо, что вы наконец появились.

Оксана Галькевич: Спасибо.

Зритель: Это просто замечательно, да.

Оксана Галькевич: Спасибо.

Зритель: Просто вас не хватало очень.

Значит, по поводу Сергея Лескова я хотела задать вопрос. Я просто последние, наверное, месяцы наблюдаю такое, ну как бы немножко, я не знаю, может, что-то случилось, но очень комплиментарны все время высказывания ваши относительно всех действий, которые наша власть предпринимает в разных сферах.

Но тем не менее я бы хотела спросить по поводу вакцины. Вот меня тоже как бы не очень... У меня вопрос: почему, значит, у нас всего лишь сделано 2 миллиона вакцины, то есть 2 миллиона доз? Население у нас, естественно, 140 с чем-то миллионов, и мы почему-то заточены на то, чтобы ее, эту вакцину, распространять как можно по большему количеству стран, вот. А наши люди, пока мы будем это все распространять, как вы говорите, и будем, значит, повышать ее, это самое, эффективность, я не знаю, помогать другому населению других стран, а наше население будет в это время вымирать просто. Потому что...

Сергей Лесков: Ну мы только что обсудили эту тему, вы повторяете то, о чем мы говорили только что буквально. Может быть, вы когда размышляли над своим вопросом, вы, наверное, не расслышали то, что я сказал буквально до этого.

Денис Чижов: Сергей, а давайте тогда заменим вопрос на мой, я вот как раз хотел обратить внимание… Тогда смотрите, вакцину мы вроде как производить научились, результат хороший объективно. А вот насчет информационной войны, про которую вы сказали, кампании против нашей вакцины международной, Минобороны России тоже сказали про информационную войну. Ну вот в информационных войнах мы не сказать, что как-то, на Западе получше с этим. И какая бы наша вакцина ни была, кто победит-то здесь?

Сергей Лесков: Да. Денис, вы гроссмейстер информационного поля, и вы прекрасно знаете, что так называемая мягкая сила не является козырем...

Денис Чижов: Не наш конек, да.

Сергей Лесков: ...российской дипломатии, да, это не наш козырь. К сожалению, это надо признать.

Денис Чижов: Ну а другие-то козыри есть у нас?

Сергей Лесков: Вот, пожалуйста, я отвечу нашей зрительнице, вот, пожалуйста, я делаю некомплиментарное заявление. Конечно, вакцина является фактором, очень сильным, весомым фактором мягкой силы. У Америки есть такие факторы, это Голливуд, например, да? Он пропагандирует американские ценности, американский образ жизни и все прочее. Мы даже когда могли бы что-то хорошее о себе сказать, у нас это не получается. Информационная война не является нашим танковым сражением, где русские непобедимы, ну что ж тут сделаешь.

Оксана Галькевич: Сергей, а как у нас с информационными нашими позициями, опять же, извините, я вас обратно все на родную почву возвращаю, внутри страны? Нет ли, не кажется ли вам, что у нас есть определенное недоверие со стороны части населения к нашей же вакцине? Как вы считаете, ну например, те 20 тысяч, что в Москве вакцинировались, для, как говорят, 15-миллионного мегаполиса это нормальный результат в течение, с начала недели, по-моему, идет вакцинация?

Сергей Лесков: Ну, не надо гнать лошадей.

Оксана Галькевич: Лошадей не надо гнать. Как с доверием внутри страны к вакцине к отечественной?

Сергей Лесков: Такие результаты проводились. У нас невысокий уровень доверия между обществом и властью, но, кстати говоря, неизвестно, какой он должен быть. Понятно лишь одно, что успех в борьбе с пандемией зависит от взаимного доверия общества и власти. И тот же самый масочный режим – это, конечно, тоже доверие общества к рекомендациям власти или, наоборот, наплевательское отношение к рекомендациям.

Оксана Галькевич: Ну, это, наверное, еще возможность какого-то взаимного контроля, а не одностороннего контроля, да? Мне кажется, где-то у нас там что-то немножко... Недоработки есть.

Сергей Лесков: Вы знаете, Оксана, вы, наверное, замечали, что наше общество сейчас разделилось, как в Венеции на партии гвельфов и гибеллинов, но это было в Средние века, на таких называемых ковид-патриотов и ковид-диссидентов. Это совершенно непримиримые партии, они занимают крайние позиции: одни дрожат при одном упоминании о вирусе, другие считают меры чрезмерными, да и ходят без масок часто. В общем, по моим наблюдениям вообще мы поглупели за время, пока досаждает эта пандемия, и сузили горизонт своих интересов неимоверно. Все-таки Чехов был прав, нельзя постоянно говорить о своем здоровье или нездоровье, мир прекрасен своим многообразием все-таки.

Оксана Галькевич: Давайте разнообразим обсуждаемые темы, Сергей.

Сергей Лесков: Давайте.

Оксана Галькевич: Перейдем к следующему пункту вашей повестки.

Сергей Лесков: Да. Вы знаете, мы живем очень интересно. Вот на прошлой неделе Чубайса сняли, на этой неделе подскочили цены на товары первой необходимости... Чубайс виноват в этом, интересно, или нет?

Денис Чижов: Ну, это вопрос... Он не при должности уже был, получается, не виноват впервые.

Сергей Лесков: Да. При Борисе Николаевиче, конечно, сомнений бы не было, конечно, Чубайс во всем виноват. Но сейчас как-то камень в его огород уже не бросишь. Буквально подряд состоялось два совещания, Путин и Мишустин их провели, досталось на орехи руководителям четырех министерств, Минсельхоза, Минпромторга, Минэкономики и Федеральной антимонопольной службы. По-моему, вы только что достаточно подробно со своими экспертами обсуждали эту тему. Я добавлю в это обсуждение какую-то свою ноту.

Почему растут цены? Это неизбежное, конечно, следствие падения рубля. У нас... Мы же семена закупаем за границей, мы же технику и краску закупаем за границей, и поэтому эти накладные расходы, конечно, сказываются в конечном итоге на стоимости продукции. В данном случае ну кто у нас радуется падению рубля? – нефтяная отрасль, ну очевидный момент. Но видите, оказалось, что и продовольственный сектор, хотя мы нефть, в общем-то, и не едим вроде бы, уподобился нефтяному сектору. И вот министр сельского хозяйства, небезызвестный Патрушев-сын, с гордостью пытался сказать президенту, что, дескать, растет экспорт, – ну конечно, растет экспорт, если вам это выгодно, доходы растут. А забыли-то о ком? Ну всегда мы забываем о людях.

Мне грустно, что президент является каким-то ну последней, что ли, инстанцией, которая помнит о людях. А что остальные-то министры не помнят о людях? Почему вы заботитесь о каких-то второстепенных, побочных показателях вашей работы? Об экспорте, но экспорт не может быть самоцелью; о какой-то там прибыли, уж если речь идет о торговых сетях, но вы не заботитесь о человеке. Почему выстроена система такая, что человек всегда оказывается на последнем месте?

Впрочем, надо сказать, что это свойство российской действительности. Те, кто любят читать историческую литературу, между прочим, обращали внимание, что еще до Екатерины все российские монархи, ну там Борис Годунов например, они за чем следили? Они следили за ценой на муку, на масло и на свеклу, вот в чем состояла забота русских монархов. Ничего не меняется, что ли, веками? Это как-то странно и говорит об устойчивости национальных традиций.

В то же самое время, конечно, надо отдавать себе отчет, что голод России не грозит, в отличие от некоторых бывших советских республик. По статистике Всемирной продовольственной организации, Россия занимает очень устойчивые позиции, мы обеспечены собственными усилиями практически всем, за исключением молока. Есть такая доктрина продовольственной безопасности, где сказано, сколько надо производить продуктов, чтобы чувствовать себя уверенно; по всем позициям мы занимаем, мы выполнили уже эти показатели, только по молоку не дотягиваем. Но мы знаем, что это происходит потому, что закупочные цены на молоко, по-моему, дешевле воды оно стоит, тут есть такая проблема.

Ну и по мясу мы вышли на хороший уровень, но не будем себя обманывать, что мясо-то у нас в этом списке в основном птичье, курица, опять же говядину нам приходится покупать на Западе, с коровами у нас какая-то беда, тощие они. Кто ездит по стране, вот как Оксана, наверное, видят, что этих буренок на мясо как-то пускать не особенно хочется.

Оксана Галькевич: Ну, смотря где. Вот в Бурятии летом видела, прекрасные там буренки. Может, они не мясные, а молочные, понимаете, я не разбираюсь просто в видах говядины, которая пасется на лугах, к сожалению.

Сергей Лесков: Ну, Оксана, съездите в Тверскую область, соседнюю с Московской, в Тверской области такие коровы, что без слез не взглянешь.

Оксана Галькевич: Была-была, и в Ивановской, и в Тверской была много раз.

Сергей Лесков: Ну я знаю, вы путешественница знатная.

Кстати, кстати, надо вот что сказать. Все-таки мне кажется, что сельское хозяйство – это та область, где с реформами надо подходить с предельной осторожностью, и нынешняя власть все-таки бережно относится к сельскому хозяйству. Бывали у нас и другие времена. Вы помните, как году в 1960-м Никита Сергеевич незабвенный выдвинул лозунг «Догнать и перегнать Америку», он относился именно к сельскохозяйственному производству. Надо было там в считанные годы, еще до того, как будет построен коммунизм, обогнать Америку по мясу и по молоку.

Это привело к невиданной кампании по фальсификации и очковтирательству. В Рязанской области, где Оксана тоже была, производство мяса выросло в 4 раза, а первый секретарь рязанского обкома стал вообще героем соцтруда, выступал на партийных съездах. Когда выяснилось, что он обманывал партию, правительство и народ, он покончил с собой, Алексей Ларионов, такой человек был. А в общем-то все это привело к тому, что начался в стране голод, впервые за всю историю Россия стала покупать в Америке хлеб, в Новочеркасске был голодный бунт в 1962 году... Вот к чему приводят, могут привести необдуманные реформы в сельском хозяйстве.

Сейчас все-таки такого нет и инструменты настройки очень такие аккуратные. Мишустин, наш премьер, чтобы прекратить разгул экспорта, просто повысил на этой неделе экспортные пошлины, это умная мера. Все-таки мы научились с предельной осторожностью относиться к сельскому хозяйству, и опыт Никиты Сергеевича Хрущева пошел нам на пользу. И уже слова великого русского историка Василия Ключевского о необдуманности российских реформ кажутся уже не слишком наличными. Что касается того, что...

Денис Чижов: Сергей Леонидович, давайте уже переходить постепенно к международной повестке. У вас же есть еще третья очень интересная тема...

Сергей Лесков: Да, да. Значит, вы знаете, когда говоришь с американистами, то мне приходилось слышать такой совет: «Если хочешь изучить историю Америки, изучи историю ее судебных процессов». Там юристы самые важные люди, да и все президенты, по-моему, юристы, за исключением Трампа. Вот сейчас там проходят два судебных процесса, которые могут повлиять на миропорядок, в том числе докатится и до России, без сомнения. Во-первых, Трамп отказывается поздравлять Байдена с победой на выборах, даже не хочет сдавать ему дела в Белом доме, такая традиция, а улетает во Флориду. Мало того, он уговорил 18 штатов подать иск в Верховный суд США о непризнании результатов выборов.

Не знаю, к чему там придет этот суд, но Трамп пытается сделать все возможное, чтобы испортить Байдену жизнь, чтобы подорвать его последние силы... Вот, кстати, следующий американский президент, которому почти 80 лет, сил у него немного физических, он еще не стал хромой уткой, а уже сломал ногу, гоняясь за своей собачкой, о чем написал в социальных сетях. Жалко, конечно, этого человека, но, по-моему, его журнал Time признал вместе со своим вице-президентом, чернокожей женщиной, «Человеком года».

Чем закончится судебное разбирательство, неизвестно, но в прошлый раз, когда проигравший кандидат оспаривал результаты выборов и отказывался поздравить с победой своего противника, привели к гражданской войне, мы это помним. Возможна ли в Америке опять гражданская война, я не знаю, но я буквально на днях видел предсказание Ванги, знаменитой предсказательницы XXI века...

Денис Чижов: А это достоверный источник.

Сергей Лесков: Да, XX века, да. Она уже ушла в мир теней, но ее предсказания...

Денис Чижов: ...остаются с нами, да.

Сергей Лесков: ...с нами, да. Вот она нагадала, что в 2021 году США ждут какие-то потрясающие катаклизмы и страна распадется на части. Можно ли верить этой доброй старушке, я не знаю, но вот такое предсказание у нее было. А может быть, сочиняют... Тем не менее это сказано.

Формально Трамп придирается к процедуре подсчета бюллетеней. Не знаю, чем это закончится, но оба претендента на пост президента сделали все возможное, чтобы подорвать складывавшийся десятилетиями образ Америки как цитадели демократии. Как теперь Америка будет учить весь мир этим основам, я просто не понимаю.

Но есть и второе судебное разбирательство, которое не менее интересно. Если здесь 18 штатов выступили единым строем, то 48 штатов, то есть практически все, подали иск к компании Facebook, с которой мы все живем, с которой мы просыпаемся и засыпаем. Иск состоит в том, что Facebook нарушает антимонопольное законодательство, мешает своим конкурентам и, наоборот, скупает другие компании. Речь идет о WhatsApp и Instagram. В этом иске содержится требование о расчленении монополиста Facebook и о продаже WhatsApp и Instagram.

С чем это связано? По-моему, только всего год назад это слияние было одобрено Трампом, а теперь, поскольку Facebook и другие социальные сети приняли активное участие в президентской кампании, они не допускали мнения, невыгодные демократам, блокировали неугодные посты, вычеркивали неудобную информацию, и Трамп же пострадал из-за этого, в общем-то, вся кампания была с помощью социальных сетей, с помощью этих информационных гигантов построена так, чтобы демократы снимали все сливки, а Трамп упивался горькими слезами. Вот теперь...

Кстати, если придет Байден к власти, не исключено, что он поддержит эти иски, потому что демократы понимают, что ветры могут подуть в другую сторону и паруса этих информационных крейсеров наполнятся антидемократическим, ну в смысле партии, будут опять использованы в какой-то другой политической кампании. Так что я лично поддерживаю расчленение этих социальных гигантов, мне кажется, что это пойдет на пользу. Кстати, на очереди может быть и Google, который купил несколько лет назад, как мы знаем, YouTube, тоже всем известная компания.

Оксана Галькевич: Сергей, начнут расчленять, отберут у вас ваших подписчиков, разгонят вашу аудиторию в Facebook, с которой вы регулярно дискутируете...

Сергей Лесков: Да нет, ну социальные сети вроде бы останутся, только другое дело, что они будут поменьше. Вы знаете, ведь лично Цукерберг, о котором, кстати, в том же самом Голливуде снято кино, не помню, как оно называется...

Оксана Галькевич: Так и называется...

Денис Чижов: …«Социальная сеть»

Оксана Галькевич: ...«Социальная сеть» .

Сергей Лесков: Да, «Социальная сеть» называется, хороший фильм. У него же есть совершенно такие хищнические лозунги. Он буквально говорит: «Самое главное у наших конкурентов – это то, что их можно купить». И покупает, а кто не соглашается, он им блокирует доступ к своим платформам. В общем, он ведет себя как капиталист эпохи Карла Маркса, такой хищнический капитализм, казалось, он уже отошел в прошлое, но вот тогда же это были промышленники, а сейчас на информационном поле реанимированы, казалось бы, уже забытые законы вот этого звериного капитализма, который разоблачали классики марксизма-ленинизма, а вот все возвращается, маятник истории качнулся. В общем, мне его совершенно не жалко.

Я по этому поводу могу сказать еще следующее, что в истории США был только единственный случай, когда по такому же антимонопольному иску была расчленена компания, знаменитый Standard Oil первого миллиардера в мире Джона Рокфеллера, который распался на ExxonMobil, BP и какие-то там, Chevron еще, по-моему... Давайте тогда закончим болезнями и коронавирусом. Вы помните, главная мечта Джона Рокфеллера состояла в том, когда он был молодым, чтобы заработать 100 тысяч долларов и дожить до 100 лет. Но он заработал несколько миллиардов и умер в возрасте 97 лет, то есть не все мечты сбываются.

Оксана Галькевич: Практически добился поставленных целей.

Ну что ж, спасибо! Это был Сергей Лесков, наш обозреватель. Сергей, рады встрече, так же как, я думаю, и наши зрители. Каждую пятницу в это время Сергей подводит итоги уходящей недели. Ну а мы идем дальше.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (1)
Наталья Яценка
Сергей! Точные и остроумные Ваши комментарии восхищают! Браво! Вы превзошли сами себя! Ваши фанатки аплодируют стоя! К счастью, "удалёнка" не оказала на Вас своё расслабляющее и "отупляющее" действие, Вы энергичны и ироничны, бодры и жизнерадостны! "Женщины Кузбасса"