Сергей Лесков: Интернет превращается в зону боевых действий

Сергей Лесков: Интернет превращается в зону боевых действий | Программы | ОТР

события, обзор, аналитика

2021-01-29T22:56:00+03:00
Сергей Лесков: Интернет превращается в зону боевых действий
Льготы: все в одно окно
На селе денег нет
Источник доходов один – кладбище… СЮЖЕТ
ТЕМА ДНЯ: Пандемия лишила доходов
Автомобиль становится роскошью
Пенсии для работающих: какой будет индексация?
Что нового? Хабаровск, Уфа, Волгоград
Бизнес после пандемии. Как подготовиться к пенсии. Долги за «коммуналку». Отпуск-2021
Гольфстрим стал очень медленным
Инвестпортфель на старость
Гости
Сергей Лесков
Обозреватель

Оксана Галькевич: Тот момент, которого ждут многие зрители «Общественного телевидения России», – встреча в прямом эфире с обозревателем ОТР Сергеем Лесковым, друзья. Сергей, приветствуем вас.

Сергей Лесков: Да, добрый вечер. Я тоже жду этих минут с большим нетерпением, и они проносятся для меня как одно счастливое мгновение.

Оксана Галькевич: Так давайте же не будем терять этих минут, Сергей! Сразу перейдем к подведению итогов этой недели.

Сергей Лесков: Да.

Итоги-то какие? На этой неделе работает форум в Давосе, Всемирный экономический форум, в 50-й раз, по-моему. И первый раз он проводится в таком странном формате, в котором, впрочем, сейчас проводятся все конференции, симпозиумы, – это дистанционный режим. И там выступил впервые с 2009 года президент России Владимир Путин. Ну, понятно, что он игнорировал этот форум, потому что в каком-то непосредственном общении там слишком много неприятных лиц, а здесь выступаешь в режиме монолога и лишен вот этого сомнительного удовольствия. Ну и, кроме того...

Александр Денисов: Сергей, не игнорировал, а держал в неведении, помните... ?

Сергей Лесков: Из-за пандемии, конечно, осталось довольно мало трибун, где можно донести точку зрения России.

Александр Денисов: Сергей, держал в неведении, потому что, помните... ?

Сергей Лесков: Мне представляется, что Путин сказал несколько важнейших вещей. Ну, во-первых, он говорил об увеличении социального неравенства из-за пандемии. На самом деле давно уже эксперты обратили внимание, что пандемия, как и любое бедствие, ударило по беднейшим слоям населения, ну, в нашей стране, например, зарплаты упали на 3–4%, доходы еще больше, вот, а олигархов-то становится все больше и больше. Это свойство любого бедствия: кому война, а кому мать родна, недаром так говорят в народе.

И в общем-то, сейчас, когда во многих странах появилась вакцина, посмотрите, страны «золотого миллиарда» не спешат делиться с беднейшими странами. Сейчас 95% всех вакцинаций, по данным Всемирной организации здравоохранения, 95%, сделаны лишь в 10 странах. Причем эта проблема глобальная и зараза может прийти в твою страну откуда угодно, тут уже Байден опять границы открывает. Но все равно развитые страны так называемого «золотого миллиарда» не собираются делиться на настоящий момент. Об этом говорил Путин, и, кстати говоря, его в этом поддержал лидер Китая Си Цзиньпин. Когда лидеры двух ведущих мировых стран едины в таком важном направлении, это на самом деле важно. Но Байден-то к ним не присоединяется, как это ни печально, так что посмотрим, что будет дальше.

Ну и, наконец, вторая тема, о которой говорил президент России, кажется мне не менее важной, а это именно цифровые технологии, дальнейшая цифровизация на уже новом, принципиально более высоком уровне, так называемые большие данные, big data. Обратите внимание, что вот то, что произошло в США, говорит о том, что по существу позиция IT-гигантов значит уже больше, чем позиция каких-то самых крупных политиков. По существу, как многие считают, в США произошел переворот благодаря позиции социальных сетей, компьютерных платформ и прочее.

В общем-то, в пору говорить о новом каком-то слове, которое назовем так – медиакратия. Была там охлократия, была бюрократия, всяких «-кратий» было много. На мой взгляд, это самое опасное, что может быть. Мы часто ругаем демократию, можно ее критиковать, но все-таки какой-никакой, но контроль общества при демократическом способе управления существует.

Александр Денисов: Сергей, причем надо отметить, что эта вот медиакратия, про которую вы говорите, успешно приватизировала правду, уже, уже можем это констатировать.

Сергей Лесков: Да, конечно, я совершенно с этим согласен. По простой причине: нет никакого контроля. Решения принимаются за закрытыми дверями, на каких-то советах директоров, которых они сами друг для друга выбирают, и это, в общем-то, является худшей и самой опасной формой тоталитаризма, выведенной за всякие скобки самого минимального общественного контроля. Может быть, Маркс-то был прав? Мы в последнее время низвергаем Маркса с пьедестала современности, а на самом деле, в общем-то, вот этот капитализм, что ли, на новом его витке развития еще страшнее, чем империализм. Смотрите, при демократии один человек – один голос, а при медиакратии, которая сейчас создается, один доллар – один голос. Вы согласны жить в таком мире? Нет, это самое опасное, что только может быть. Вот что-то такое и говорил президент России, предостерегая мир от достаточно мрачной антиутопии. Но одно дело сказать, а другое дело, чтобы государства, которые пока еще, конечно, не потеряли силу, приняли какой-то единый план действий. Я лично...

Александр Денисов: Кто еще скажет на этой ярмарке тщеславия, Сергей, как не наш президент, в глаза все? Хотя, в общем, что им говорить, они и так все прекрасно знают, что они в мире творят.

Сергей Лесков: Они понимают, да, но, в общем-то, мы знаем, что деньги правят миром, а деньги сейчас сконцентрированы в руках именно IT-гигантов. Достаточно сказать, что из 10 богатейших людей Америки 9 представляют именно IT-компании, ну во главе с Биллом Гейтсом. Так что тут, в общем, достаточно суровое будущее нас ожидает, и интернет, который мы боготворили как некий океан свободы, теперь превращается в зону боевых действий. Новая реальность, в которой нам предстоит жить. Мы-то с Сашей, может быть, и не застанем эти новые времена, а вот наши дети наверняка будут жить, будут относиться к интернету уже не так восторженно, как мы.

Александр Денисов: Оксана-то застанет.

Оксана Галькевич: А я так, видимо, выпала вообще из этой истории, да?

Александр Денисов: Нет-нет, Оксана, да, причем это изящно был подчеркнут возраст, да-да-да, молодость.

Сергей Лесков: Нет, насчет реплики Оксаны я могу сказать, что, по моим скромным наблюдениям, девушкам интернет нужен только для одной цели – чтобы оповещать мир посредством Instagram о своих передвижениях.

Александр Денисов: Сергей, насчет девушек, насчет девушек...

Сергей Лесков: Ну, там Нижний Новгород, например, и все прочее.

Оксана Галькевич: Ну, Сергей, уж, знаете, как вы сообщаете о своих передвижениях не только в Instagram и какие фото вы, кхе-кхе, постите... Знаете, некоторым девушкам до вас далеко.

Александр Денисов: Я не видел, я посмотрю обязательно, если можно, если там ничего...

Оксана Галькевич: Там чего!

Александр Денисов: Сергей, наверняка все заметили... Оксана почему-то молчит – что за бюст у вас там за вами, за креслом появился?

Сергей Лесков: Вот это?

Александр Денисов: Да-да-да.

Оксана Галькевич: Это же рабочий кабинет ученого человека.

Сергей Лесков: Да, это рабочий кабинет.

Да, ну давайте мы поговорим о COVID. Вы помните, у Гоголя есть такой...

Оксана Галькевич: Подождите, тема, простите...

Александр Денисов: Сергей, Сергей, вы так ловко съехали с темы, просто оставили ее за спиной.

Оксана Галькевич: Не раскрыли.

Александр Денисов: Может быть, вы там женский пиджак шьете, ну логично предположить, да-да.

Сергей Лесков: А-а-а, вы другое что-то увидели?

Александр Денисов: Да-да-да.

Сергей Лесков: Да нет, это... У нас просто в квартире ремонт и какое-то беспорядочное передвижение предметов происходит. Этому силуэту, этому манекену не место на столе, я другое хотел показать, что у меня на столе есть, сейчас я к этому вернусь.

Конечно, мировой темой остается COVID, и вы помните, что в «Записках сумасшедшего» у Гоголя есть потрясающая фраза: «Сегодня в Испании большой праздник, в Испании появился король, этот король я». Вот что-то такое, по-моему, и на теме COVID произошло. Ну, во-первых, Всемирная организация здравоохранения объявила о том, что число заболевших перешагнуло символический рубеж в 100 миллионов, 25 миллионов, кстати, из них в Америке живут. А второе событие, ну это отсылка к Гоголю, – я получил вот такой вот сертификат, вот посмотрите, вот.

Оксана Галькевич: И вы тоже... Кстати, да, вы же говорили, что собираетесь это сделать.

Сергей Лесков: Да, вот я, да, так что я вот вошел в ряды тех, кто испытал на себе «Спутник V».

Оксана Галькевич: Но пока только первую часть, я правильно понимаю, Сергей? Только первый укол?

Сергей Лесков: Ну так вот, в общем-то, Гоголя я так, для красного словца приплел, а, в общем-то, на самом деле ситуация с COVID достаточно тревожная. Несмотря на то, что в мире появилось уже достаточно много вакцин, едва ли не десяток, хорошими темпами идет вакцинация в немногих странах: в Израиле, но это маленькая страна; еще в каких-то арабских странах, где денег куры не клюют; в Китае много людей вакцинировано, но Китай – это тайна за семью печатями. В Америке вакцинировано почти 10 миллионов, в Великобритании 5 миллионов почти вакцинировано, но при этом смертность в Великобритании достигла рекордного уровня. Россия на приличном уровне, у нас, как говорит Голикова, произведено 8 миллионов вакцин, они сейчас рассылаются в регионы, но в регионах, конечно, большая очередь. В Москве 300 тысяч человек уже вакцинированы. По моим наблюдениям, в Москве можно вакцинироваться быстро и бесплатно, что я и сделал, вот. Ну, таким образом...

Александр Денисов: Сергей, даже иностранцы к нам прилетают...

Сергей Лесков: ...по ориентировочным планам, до 70 миллионов за полгода должно быть вакцинировано в России, и, в общем-то, мощности нашей фарминдустрии это позволяют сделать. Но тем не менее во многих европейских государствах ситуация, конечно, весьма тревожная, потому что Великобритания не выполняет свои планы по поставкам во Францию, в Испанию этой вакцины, и там вакцинирование даже в крупных городах уже прекращено. А я уж не говорю про Голландию, где завинтили гайки, ужесточили локдаун так, что, мне кажется, сорвали резьбу, и, в общем-то, там происходят массовые волнения, чего в Голландии не было, не знаю, надо быть специалистом по Голландии, наверное, много-много десятилетий.

Александр Денисов: Причем водометами, Сергей, людей разгоняют водометами, что достаточно дико.

Сергей Лесков: Да-да-да, видели эти кровавые кадры...

Александр Денисов: Там пострадавшей 16 или 18 швов наложили.

Сергей Лесков: Надо сказать, что ведь полицию там никто не критикует, в отличие от действий нашей полиции...

Оксана Галькевич: Подождите, вы думаете, что не критикуют? Вы свободно читаете голландскую прессу в языке оригинала, смотрите телевидение, слушаете радио?

Сергей Лесков: Я читаю все-таки отчеты. Нет, в основном в Голландии... Ну, наверное, кто-то и критикует, такого единомыслия, как у Хаксли, нет, конечно, в Голландии, но все-таки все политики там поддерживают действия полиции. Вот, по-моему, эти ужасные кадры, да, когда водометом...

Александр Денисов: Да, водометами, причем у нее трещина в черепе после этого, да-да-да, у этой женщины.

Сергей Лесков: В России, конечно, так, мне кажется, во время недавних событий полиция действовала значительно мягче, но подверглась такой довольно суровой критике.

Ну так вот, при этом президент сказал на этой неделе, что COVID зловредный отступает и по всем признакам пандемия в России пошла на спад. 8 февраля возобновляется обычный режим для студентов... Кстати, это очень важно, я совершенно уверен, что студент не может вырасти настоящим человеком, если он обучается дистанционно, потому что студенческая среда является обязательным фактором для воспитания человека, который находится на этой стадии социального развития. Студент не может учиться в одиночестве, ну если он, конечно, не Владимир Ильич Ленин, который экстерном сдает все предметы.

Кроме того, Министерство образования объявило, что по желанию регионов в школах может быть введена шестидневка, для того чтобы наверстать отставание по программе. Вот в мое время мы учились 6 дней в неделю. Но ничего страшного в этом нет, хотя вот сейчас, когда я вижу, значит, детей, мне кажется, что для них это будет просто сущий ад, учиться 6 дней, все-таки к хорошему, как в старой восточной притче, привыкаешь очень быстро. Помните притчу про козу, которую поселили дома? Я думаю, что все родители будут против и согласятся на отставание по программе, вот.

Ну, что еще необходимо сказать, как мне кажется, по поводу вакцинации?

Оксана Галькевич: Скажите, Сергей, как вы себя чувствуете после первой прививки.

Сергей Лесков: Да, хороший вопрос, я поделюсь ощущениями.

Оксана Галькевич: Мы ищем прямо момента с Александром, как вот вопрос успеть задать.

Сергей Лесков: Я, значит, сделал эту самую вакцинацию во второй половине дня, чувствовал себя как огурчик, хорохорился, вот, там даже какие-то дела домашние дела. А потом два дня я лежал с повышенной температурой под 38, но, как говорят специалисты, это даже хорошо, потому что, если ты чувствуешь себя плохо, значит, вакцина попала в цель.

Александр Денисов: Значит, антитела бурлят, Сергей.

Сергей Лесков: Если ты чувствуешь себя хорошо, то, может быть, она и не попала в цель. Сегодня я чувствую себя прекрасно, никаких остаточных явлений уже не осталось. Но мне надо сделать еще вторую прививку через 3 недели.

Оксана Галькевич: Да, спасибо, Сергей. Теперь мы знаем, как чувствуют себя огурцы.

Сергей Лесков: А вы знаете, как чувствуют себя соленые огурцы?

Оксана Галькевич: Это вы нам расскажете после второй прививки, Сергей.

Сергей Лесков: Ну вот. Оксана, ну, конечно, не дай бог попасть к вам на язычок. Спасибо. Ну вот.

Александр Денисов: Ну просто захрустит огурцом да и все, Сергей, дело с концом.

Оксана Галькевич: Нет, там нельзя, там запрет на употребление под огурец.

Сергей Лесков: Мы на прошлой неделе говорили насчет угрозы так называемых ковид-паспортов, которые могут стать элементом какой-то, я не знаю, международной политической дискриминации для тех стран, у которых нет вакцинирования. На этой неделе о ковид-паспортах выразилась Голикова, сказала, что их в нашей стране не будет, да и ВОЗ сказал, что ковид-паспорта – это гиблая идея, прибегать к ним не стоит. Кажется, и европейские политики на этот счет замолчали.

Ну и, наконец, я думаю, что имею право на основании какого-то личного опыта сказать, что я совершенно уверен, хотя есть люди, которые принципиально против прививок, так называемое движение антипрививочников, оно достаточно большую силу имеет. Я уверен, что для победы над коронавирусом, над COVID-19 вакцина является лучшим решением проблемы, конечно, вместе с профилактическими мерами, потому что даже вакцинированный человек может переносить заразу, об этом забывать не надо.

Что еще произошло на этой неделе? Если уж мы заговорили о коронавирусе, то, конечно, с большим прискорбием надо сказать, что от этой ужасной болезни умер народный артист Василий Лановой. Это произошло сегодня утром, ужасная, конечно, новость. Да, ему было много лет, но он продолжал вести активную жизнь, выступал с концертами. Ну, он, может быть, в кино уже снимался не так часто, и в театре был не так активен, но он все время выступал с чтением стихов.

Сколько он ролей сыграл! Это просто фантастически, от, не знаю, Павки Корчагина, это, наверное, Вронский из «Анны Карениной» до Анатоля Курагина. Последняя такая его значительная роль – это «Семнадцать мгновений весны». Наконец, нельзя не вспомнить фантастическую его роль в фильме «Офицеры», в Москве даже есть памятник фильму «Офицеры».

Я вспомню какие-то свои личные встречи с Василием Лановым. Однажды мы летели из Мурманска, где был юбилей атомного флота, и вот в спецсамолете мы оказались как-то вместе в одном таком купе. Там была Валентина Толкунова, Лев Лещенко, Василий Лановой, ну и я. В общем, потрясающе интересные люди. Завязался какой-то разговор, и в рамках какой-то актерской пикировки Лещенко, по-моему, спросил у Ланового, какая у него любимая роль. Он сказал, что самая любимая роль – это «Полосатый рейс». Ну, это была, конечно, шутка, вы помните этот отдыхающий на пляже: «Красиво плывет...»

Оксана Галькевич: «...группа в полосатых купальниках».

Сергей Лесков: «...в полосатых купальниках». Несколько секунд он был на экране и какой образ создал! Потом его спросили, а какую роль он не сыграл, и Лановой сказал, что очень жалеет о том, что он не сыграл Ромео, хотя должен был сыграть, уж... (Я не знаю, а ведь на самом деле он в роли Ромео был бы неподражаем, согласитесь.) Ну и, наконец, когда он разоткровенничался, он вспомнил, что после фильма «Офицеры» в 1990-х гг. однажды он ехал в купе с каким-то военным, и военный ему сказал, что после этого фильма многие мальчишки его поколения пошли в военные училища, стали офицерами, а потом российская армия оказалась униженной и растоптанной. Ну, как бы он не обвинял в этом Ланового, но просто сказал с какой-то горечью.

Я должен вот что заметить. Большое счастье Василия Ланового в том, что он дожил, дождался той поры, когда российская армия опять встала на ноги, окрепла, как и должно быть, и за эту роль, великую роль в великом фильме «Офицеры», ему уже не было стыдно. По моим личным впечатлениям, это бесконечно благородный, романтический, несмотря на преклонные года, человек и очень чистый. Это какой-то мостик между поколениями. Последний мостик? – не знаю, но очень жалко, что этот мостик обломился. В общем, это утрата для всех, в том числе и для меня, не скрою этого, вот.

Ну, все там о грустном. На этой неделе состоялся первый телефонный разговор нового президента США и президента России. Причем президент США Джо Байден сам позвонил Путину, и они очень быстро согласовали тот вопрос, который невозможно было согласовать с Трампом, – это договор о продлении сразу на 5 лет СНВ-III, который был подписан Медведевым и Обамой.

Александр Денисов: Сергей, вот самое интересное, стоило так долго упираться и говорить «нет», чтобы потом чохом одним просто продлить ровно на ту же...

Сергей Лесков: Вы знаете, Саша...

Александр Денисов: Все то же самое, как и было.

Сергей Лесков: Я с этим совершенно согласен. Это говорит о том, что справедливо древнее наблюдение о том, что с умным врагом можно договориться быстрее, чем с глупым приятелем. Так оно и оказалось. Трамп выдвигал совершенно неприемлемые условия...

Кстати, почему я его назвал приятелем? Я сегодня в какой-то американской газете прочитал откровения какого-то перебежчика из КГБ (правда, он перебежал жутко давно), что 40 лет назад КГБ завербовало Трампа, когда он был в СССР с визитом (ну бред какой-то), и он был такой тайный спящий агент. Сейчас президента Байдена называют «спящий Джо», а вот, оказывается, спящим агентом КГБ был Трамп. Ну, бред полнейший.

Но так или иначе Байден все-таки, как старый волк дипломатии, понимает ответственность перед миром, он участвовал во многих переговорах еще с Косыгиным, и в своих воспоминаниях Байден говорит о том, что Косыгин ему однажды сказал фразу: «Давайте сразу договоримся: вы не верите нам, а мы не верим вам», – ну, так и есть. Враги? – да, остались врагами, но надо договариваться по той простой причине, что нельзя в стеклянном доме и бросаться друг в друга камнями. Видимо, Байден это понимает, а Трамп, видимо, не совсем понимал, потому что он пришел из другого мира.

Договор СНВ-III, который сейчас пролонгирован, подразумевает что? У наших стран остается максимум по 1 550 ядерных зарядов развернутых, ну то есть готовых к применению, и не более 700 межконтинентальных ракет. Это очень важно, вот этот вот паритет, 700 и 1 550, каждый может запомнить и спать спокойно. У нас есть еще два договора по проблемам ядерного вооружения, это договор об открытом небе, тоже Трамп его растоптал, и, наконец, подвешенный договор о ракетах средней и меньшей должности, где тоже Трамп выдвинул неприемлемые условия. Может быть, новый президент вернется и к этим договорам, потому что он участвовал еще в давние времена в согласовании этих соглашений. Ну вот.

В общем, из этого что вытекает? А можно ли вообще надеяться на то, что с демократами удастся договориться? Может быть, это какая-то первая ласточка? Вопрос пока риторический, и для того, чтобы на него ответить, надо ответить на другой вопрос: а есть ли вообще какие-то сейчас общие интересы для России и США? Я что-то не вижу их сквозь лупу. Вот этот вот договор, да, это, конечно, был общий интерес, и слепота, политическая слепота Трампа заключалась в том, что он его растоптал в пух и прах, вот. Где еще можно договориться с демократами, пока неясно. Климатические соглашения, в которые вернулся Байден... При всем моем уважении и любви к природе мне кажется, что это не первостепенная важность для России... Что еще...

Александр Денисов: Это, знаете, Сергей, когда поговорить не о чем, говорим о погоде, вот примерно такое же, о климате поговорим.

Сергей Лесков: Да, ну вот да, отличный образ, вот примерно так, да.

Оксана Галькевич: Да.

Сергей Лесков: Трамп при всем его цинизме не обладал лицемерием, поэтому он и вышел из этого соглашения, бессмысленно говорить о погоде, вт.

Ну и, наконец, что я могу еще сказать? Куда будет двигаться Байден? Демократы вообще по своей природе, так мне представляется, более склонны к решению глобальных проблем, и именно по этой причине они так часто получают Нобелевские премии: Альберт Гор за свои какие-то климатические инициативы получил...

Александр Денисов: ...Обама...

Сергей Лесков: ...Обама получил непонятно за что Нобелевскую премию, авансом, скажем так, а потом он развязал какие-то войны. А может быть, и Байден...

Александр Денисов: ...получит, да. Сергей, у нас зритель дозвонился.

Оксана Галькевич: У нас сейчас Сергей Лесков получит вопрос из Бурятии от нашего...

Сергей Лесков: Да, Байден, наверное, тоже хочет Нобелевскую премию получить.

Оксана Галькевич: ...постоянного зрителя Константина. Здравствуйте, Константин, слушаем вас.

Зритель: Здравствуйте, уважаемые ведущие, здравствуйте, Сергей Леонидович.

Собственно, тема Байдена. Вот Сергей Леонидович как-то вот только что сказал, что Байден, наверное, понимает, что нельзя жить в стеклянном доме и при этом кидаться камнями в соседей. Однако именно сегодня как раз, собственно, приспешники Байдена в виде Джен Псаки и прочих должностных лиц говорят, что Байден строго указывал нам на то, что у нас, оказывается, протесты, и они незаконные, но тем не менее они жестко пресекаются. Как это вот с точки зрения Сергея со стеклянным домом, с этой концепцией может связаться?

Сергей Лесков: Хорошо, я понял.

Зритель: Ну вспомним, что... Ну да-да-да, уже понятно, что я имею в виду...

Сергей Лесков: Если мы идем по пути... Да. Я продолжу ваш образный ряд...

Оксана Галькевич: Спасибо, Константин.

Сергей Лесков: Все-таки в таком случае это не камни, а плевки. Никто не говорил, что воспитанный в духе антисоветизма американский истеблишмент откажет себе в удовольствии оплевывать Россию, вот они этим и занимаются. Но все-таки плевок – это не камень, вот. И в общем-то, наш МИД правильно на это реагирует в том духе, что разберитесь сначала со своими проблемами. Уж те протесты, которые в Америке прошли, ни в какое сравнение не идут с теми протестами, которые были в Москве, даже сравнивать нельзя ни количественно, ни по последствиям, там убитые есть...

Александр Денисов: Сергей, да, и еще все-таки, может быть...

Сергей Лесков: ...причем там погибли даже заслуженные люди.

Александр Денисов: Да. Может быть, стоит внести ремарку, что все-таки организаторами атаки на Капитолий выступили сами демократы, потому что, судя по растерянности Трампа, который даже... Логично было бы возглавить...

Сергей Лесков: Мало того, Саша, я скажу вот что.

Александр Денисов: ...он просто опешил, что это ему приписали.

Сергей Лесков: Да. А вот, например, у нас живет американский перебежчик Сноуден, ну, скажем так, чем-то похож на Навального, а если бы, проживая в Москве, он обращался бы к американским гражданам с призывом выйти на улицы Вашингтона и протестовать против чего-нибудь, как бы к этому отнесся Белый дом? Наверное, он был бы не в восторге, но именно это мы видим в отношениях между оппозицией, антикремлевской оппозицией, которую западные политики подзуживают и поддерживают. Но если бы Кремль выступил с подобными инициативами, то там бы, я не знаю, просто голуби превратились в ястребов.

Александр Денисов: Сергей, а вот надо было нам выступить и осудить вот все, что происходит в Америке, давным-давно, и осудить, что негров там зажимают, в общем, все вспомнить, поднять подшивки правды...

Сергей Лесков: А кстати говоря, вы знаете, что негры... на американских деньгах?

Александр Денисов: ...и всей этой лексикой, Сергей, вдарить по капитализму, да.

Оксана Галькевич: Вот станешь пресс-секретарем МИД, Саша, и вдаришь, поднимешь...

Александр Денисов: Не МИД, президента, Джен Псаки – пресс-секретарь президента.

Оксана Галькевич: Да, давай, да.

Сергей, спасибо. Вы правы абсолютно, пролетело это время незаметно, даже перебрали немного, но тем не менее с интересом с вами побеседовали, вас выслушали.

Спасибо. Обозреватель ОТР Сергей Лесков был у нас на связи, «Темы недели», его авторские комментарии.

Александр Денисов: И наши тоже.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (1)
Женщины Кузбасса
Да, это верно, что проще договориться с умным врагом, чем с глупым приятелем, а если есть хотя бы минимальная возможность общаться, если есть какой-то контакт, это даёт возможность в большей или меньшей степени чего-то добиться, успешно доказать свою точку зрения! Лучше стабильное недоброжелательство, чем непредсказуемая симпатия. Здоровья сам, Сергей, и удачи!