Сергей Лесков: Продолжающаяся истерика вокруг Крыма связана только с одним – Запад увидел, что возможно воссоединение СССР

Сергей Лесков: Продолжающаяся истерика вокруг Крыма связана только с одним – Запад увидел, что возможно воссоединение СССР | Программа: ОТРажение | ОТР

Темы недели от обозревателя

2021-03-19T20:48:00+03:00
Сергей Лесков: Продолжающаяся истерика вокруг Крыма связана только с одним – Запад увидел, что возможно воссоединение СССР
Формула любви
Станет ли обязательной прививка от COVID?
ТЕМА ДНЯ: Чёрная или белая - какую зарплату выбирают россияне?
Новые правила госзакупок для фармкомпаний
Путин и Байден. Мир и Visa
Что нового? Кемерово, Курск, Симферополь
Безопасный дачный сезон. Дорогая стоматология. Борьба с лихачами. Одежда и обувь подорожают? Снова строим БАМ
Почему лечить зубы дорого?
Одежда и обувь подорожают?
Опять строим БАМ. Зачем нужна вторая ветка магистрали?
Гости
Сергей Лесков
Обозреватель

Ксения Сакурова: Ну вот до перерыва мы говорили, что не только о международных делах пойдет речь в нашей программе. К нам в студию пришел Сергей Лесков, а это значит, что прямо сейчас мы сможем вспомнить главные события этой недели не только в мире, но и в России и, конечно, услышать комментарий от обозревателя ОТР. Присоединяйтесь, высказывайте свои мнения, если какие-то события недели запомнились вам и вы хотите их обсудить. Сергей, добрый вечер.

Сергей Лесков: Да, добрый вечер. Я бы не говорил о международных событиях, но они сами просто лезут в дверь.

Александр Денисов: Они про нас говорят, Сергей.

Сергей Лесков: Они говорят, да.

Вы знаете, вообще сегодня в некотором роде даже юбилей. Вы помните, на этой неделе министр иностранных дел Лавров сказал, что фейковая политика есть, а сейчас еще и фриковая политика появилась.

Александр Денисов: Это точно, да.

Сергей Лесков: Юбилей вообще, мне кажется, сегодня этой фейковой политики. 19 марта 2003 года один из предшественников нынешнего президента Байдена по фамилии Джордж Буш-младший предъявил ультиматум Саддаму Хуссейну и начал фактически войну. Мы помним, что это был за ультиматум, ультиматум был совершенно фейковый.

Александр Денисов: Подтверждений так и не нашли. Мало того, шпионы признались потом, которые фальсифицировали это.

Сергей Лесков: Никаких подтверждений не нашли, да. А вот мы сейчас имеем последствия, всякие ИГИЛы, запрещенные во всех странах мира, в том числе и в России. Где ИГИЛ-то начался? В Ираке, в Ираке после того, как фейковая политика туда пришла. То есть, казалось бы, такая небольшая ложь, а смотрите-ка, какой огромный шлейф дал этот фейк. До сих пор не можем решить эту проблему.

Я к чему это говорю-то? А сейчас мы что, президенты США избавились, что ли, от фейков? Вот то, что все мировые агентства говорят, да, по-моему, и вы обсуждали в предыдущей...

Александр Денисов: Только что.

Ксения Сакурова: Только что.

Сергей Лесков: Будем называть вещи своими именами, президент США допустил хамство.

Александр Денисов: Да это вздор какой-то, Сергей.

Сергей Лесков: Да, это хамство. Другое дело, как России на это дело отвечать. Тут, наверное, много что обсуждалось за это время, поэтому я постараюсь не повторять тезисы, которые прежние комментаторы говорили. Ну, по-моему, в новостях сейчас было сказано, что президент Буш упал на трапе самолета...

Александр Денисов: Три раза, Сергей.

Ксения Сакурова: Байден, да, упал три раза.

Сергей Лесков: Если бы это увидел генерал Лебедь, он сказал бы: «Упал, но не отжался».

Ксения Сакурова: Ха-ха-ха!

Александр Денисов: Ха-ха-ха!

Сергей Лесков: Видимо...

Александр Денисов: Сергей, там он почти отжимался, бедолага, потому что пришлось ползти по ступенькам.

Сергей Лесков: Ну, в таком физическом состоянии отжаться он не может, а только упасть. Вы понимаете, над немощью старческой смеяться грешно, но в данном случае то, что он переступил красную черту в своих заявлениях, навевает некоторые опасения за судьбу красной кнопки. Красная черта и красная кнопка находятся очень близко друг от друга. Он допустил непозволительную резкость, грубость, хамство, будем называть вещи своими именами, в адрес лидера государства, стратегический потенциал которого находится на паритетных основаниях с США. Вот они там подписали, продлили СНВ-III, то есть взаимно Россия и США могут друг друга уничтожить без каких бы то ни было проблем, ядерная триада у нас, согласно реализованной доктрине государственных вооружений 2020, закончилась только что, на 100% состоит из новых видов вооружения. То есть такие шуточки и такие эскапады – это игра с огнем, с ядерным огнем, будем прямо говорить, вот.

Насчет того, что Путин вызвал Байдена на батл...

Ксения Сакурова: Я бы даже сказала, на очную ставку.

Сергей Лесков: Ну, они же онлайн в Zoom, извините.

Александр Денисов: Скажем прямо, Сергей, на ковер.

Сергей Лесков: На ковер, да.

Александр Денисов: И поставим точку.

Сергей Лесков: Да, вот там Хабиб Нурмагомедов сломал, по-моему, всех американцев за время своей карьеры, вот тут может быть словесный такой батл. Состоится он или нет? Байден как-то, значит, уходит от захвата, говорит какие-то неопределенные вещи. Ну совершенно очевидно, что никакого батла у него с Путиным не будет, исход его очевиден, Путин находится в другой не физической, он находится в другой ментальной форме, тут спорить об этом не приходится.

Ксения Сакурова: Мне кажется, весовой категории другой.

Сергей Лесков: Одна из самых... Ну если мозг взвешивать.

Ксения Сакурова: Да, да.

Сергей Лесков: Серое веществ весит несколько иначе. Так вот, одна из самых трагических историй Второй мировой войны для Америки – это Перл-Харбор. Тут будет Перл-Харбор с еще более очевидным исходом, поэтому окружение Байдена не пустит его на этот самый Перл-Харбор.

С другой стороны, есть некоторые вещи, которые не позволяют упражняться нам в остроумии, а хочется это делать и дальше. Почему американцы позволяют себе такую вольность? Один из государственных секретарей США Мадлен Олбрайт, я не помню, при каком из президентов она служила...

Александр Денисов: Любительница брошек.

Сергей Лесков: Ну да. Она говорила, что...

Александр Денисов: При Буше, по-моему... Сейчас мы проверим.

Сергей Лесков: Ну, давно это было, но по крайней мере это яркий американский политик, кстати, восточноевропейского происхождения тоже, как Бжезинский. Выходцы из Восточной Европы, они всегда занимают антисоветскую, антироссийскую позицию. Так вот Мадлен Олбрайт говорила, что Америка – это незаменимая страна, и за те 30 лет, которые прошли после окончания холодной войны, Америка еще более убедилась в том, что никто с ней связываться не будет и можно вести себя как иначе, они находятся на крыше мира.

Есть такой китайский иероглиф, который означает следующее: заманить на крышу и убрать лестницу. Вот сейчас, мне кажется, что-то такое происходит с американскими политиками, причем лестницу они сами отталкивают ногой. Их все меньше и меньше слушают, все больше и больше стран проявляют свою позицию, и, конечно, прежде всего это Китай и Россия, но есть и другие страны. И это вызывает, конечно, раздражение, я не скажу, что это истерика, но, в общем-то, это потеря былой уверенности.

Америка уже не является такой незаменимой страной. Если еще учесть, что через несколько лет Китай по экономической мощи их превзойдет, то понятны эти волнения. Плюс впервые за, не знаю, столетие, наверное, там начались внутренние проблемы, смотрите, они там целуют ботинки неизвестно кому... Если так все пойдет, то еще и трансгендеры поднимутся и тоже потребуют удовлетворения своих претензий, их же унижали некоторое время. Сейчас Саша мог бы пошутить, конечно, если бы он не искал что-то в интернете.

Александр Денисов: Да-да, Сергей, насчет...

Сергей Лесков: А что будут... (Давайте проедем это.) А что будут целовать у трансгендеров, если у чернокожих целуют ботинки? Может быть, объятиями дело окончится. Непонятно. Но все это не может не волновать консервативную Америку и американских политиков, которые являются сторонниками патриархальных ценностей.

А в России, это тоже раздражающий фактор, все спокойно, у президента, вообще у власти, достаточно высокий рейтинг, межнациональные мир и покой, пандемия коснулась экономики России в значительно меньшей степени, чем европейские страны, да еще и «Спутник» изобрели, мягкая сила, как спутник Гагарина. Все это, конечно, я думаю, подтолкнуло подсознательно, он, конечно, не продумал это, но подсознательно подтолкнуло его на вот такие вот демарши.

Александр Денисов: Сергей, уточнил, ошиблись мы, я ошибся – при Клинтоне она.

Сергей Лесков: При Клинтоне.

Александр Денисов: Безусловно, она фигурой была при Ельцине, они все...

Сергей Лесков: Вот. Ну, это не так уж и важно. В общем, как будут развиваться события? Подождем. Он обещает, Байден, какие-то там новые санкции. Я думаю, что санкции могут идти из-за четырех провинностей России: Навальный, отравление, применение каких-то химических средств; это «Северный поток – 2»; наконец, самое, я думаю, было бы печальное, это некая провокация Украины на Донбассе, вот, там может быть вполне обострение, это была бы какая-то...

Александр Денисов: А уже началось.

Сергей Лесков: Да-да, началось, но пока в таком несколько скрытом варианте. В общем...

Ксения Сакурова: Но пока-то он обещал, что за выборы нам снова прилетит.

Сергей Лесков: Ну да, выборы, да. Собственно, это же и... Мы, по-моему, говорили об этом в предыдущем выступлении.

Ксения Сакурова: Да.

Сергей Лесков: Опять никаких фактов, высосаны из пальца подозрения. Мне вообще, кстати говоря, если уж об этом говорить, я повторю свой тезис: я не понимаю, почему, во-первых, американские президенты всех убивают по всему миру, в том же Ираке, но убийцами друг друга не называют...

Александр Денисов: Ну это во имя демократии, Сергей.

Сергей Лесков: Да, высокие цели, тут можно.

Александр Денисов: Как они ее себе представляют.

Сергей Лесков: Лес рубят, щепки летят. А во-вторых, я не понимаю, почему американцы вмешиваются во все выборы во всей Вселенной и считают это возможным, а... А я сейчас скажу что-нибудь про американские выборы, я же не вмешиваюсь?

Александр Денисов: Нет, это опять же смотри пункт первый, поэтому это тоже...

Ксения Сакурова: А это другое.

Сергей Лесков: И кто что ни сделает, тот вмешивается в американские выборы. Говорили правду про махинации сына Байдена – вмешивались в американские выборы. Я бы вообще, если американцы в каждой бочке затычка, призвал бы к тому, чтобы все население планеты, тунгусы, чукчи, пигмеи, бушмены, французы, выбирали бы президента США, это было бы справедливо. Вот на этом я закончу эту тему, но по крайней мере мне кажется, что в ООН эту тему следовало бы обсудить.

На этой неделе была седьмая годовщина воссоединения Крыма с Россией. Мне пришло в голову вот что. Ведь именно тогда начались санкции антироссийские. А что так Запад всполошился из-за Крыма? Что, им так дорога эта земля? У них своих курортов много, может быть, они не хуже, чем крымские. Может быть, им за Украину обидно? Да нет, ну это смешно. Может быть, они считают, что нарушено какое-то международное законодательство? Ну не смешите меня, американцы при каждом удобном случае (и неудобном тоже) нарушают все законы, которые существуют в мировой юрисдикции. Ну что, может быть, их беспокоит право народов на самоопределение, гарантированное в каких-то постулатах ООН? Да нет, ну что вы, какие народы, какое самоопределение?

Я думаю, что вся крымская история, санкции и продолжающаяся истерика вокруг этой темы связана только с одним: Запад увидел, что возможно воссоединение СССР. Они дико радовались 30 лет назад, когда СССР распался, и вдруг возвращение Крыма к своим исконным берегам сделало для них очевидным, что вот как разлившаяся ртуть соединяется воедино, ну или как «Терминатор 2», да, ну конечно, для них СССР – это Терминатор, это главный конкурент на мировой арене.

Александр Денисов: Сергей, а в этом году это было бы особенно актуально, сколько, 30 лет с момента распада?

Сергей Лесков: Да.

Александр Денисов: В декабре.

Сергей Лесков: Я, кстати говоря, думаю, что многие части бывшего СССР с большим удовольствием, как частички ртути, соединились бы с Россией, создали бы не СНГ, а полноценное государство, если бы не национальные элиты, которым это невыгодно. Поди как плохо заседать в ООН, во всяких международных комитетах; пусть тебя там ни в грош не ставят, но все равно ты ездишь по всему миру, называешься президентом, это очень приятно. Поэтому разрушить легко, создать сложно. Коммунистической партии, которая тогда была каким-то таким стержнем, на который насаживались все эти интересы, сейчас нет, а интересы элиты не позволяют... Посмотрите на нашего ближайшего брата на Западе, в 500 километрах, вот Белоруссия даже не хочет соединяться. Почему? Не потому, что этого не хочет белорусский народ. Мы знаем, почему она не хочет соединяться, – потому что хорошо быть президентом, вот.

Поэтому, собственно говоря, это и является непрекращающимся обоснованием этих околокрымских претензий в адрес России. Путин провел пресс-конференцию; самое важное, что он сказал, – он поставил задачу поднять уровень туристов в Крыму до 10 миллионов, это очень много, я думаю, что там надо будет построить просто инфраструктуру другого уровня. Сейчас там порядка 3 миллионов.

Ксения Сакурова: Мне кажется, уже сейчас полуостров не выдерживает.

Сергей Лесков: Да, и воды нет. Он пообещал, что проблема с водой будет решена. Кстати, со своей стороны я тоже мог бы предложить: почему там нельзя поставить опреснительные станции, как было на Каспийском море во времена СССР, когда, я не помню, то ли в Казахстане, по-моему, где-то в Казахстане стояла атомная опреснительная установка и из морской воды делали воду, пригодную для употребления. Это вполне можно бы сделать и в Крыму. И кстати, если бы там были атомные установки, это бы несколько окоротило агрессивные планы некоторых соседей. Ну и, наконец, значит, он пообещал побывать на открытии соборной мечети, там много крымских татар, в общем, это достаточно болезненная тема.

Кстати, поскольку Путин пожелал Байдену здоровья, но тут не выполнил этого наказа, можно пожелать Байдену приехать в бывшую всесоюзную здравницу. А можно даже и больше, сделать там всемирную здравницу. Я уже говорил, что моя любимая идея состоит в том, чтобы привлечь иностранных туристов, сделать там медицинский ковид-туризм.

Ксения Сакурова: Ну и опять же, встречаться в Ялте – это традиция.

Сергей Лесков: Да, и в Ялте пусть... А вот, кстати...

Александр Денисов: И делить мир, Сергей, мы же не просто так встречаемся.

Сергей Лесков: Кстати, мы можем вспомнить, что президент США, который приезжал в Ялту, был не слишком здоров.

Ксения Сакурова: И был доволен.

Сергей Лесков: Да, он передвигался на коляске. Тут можно взять из музея Рузвельта эту коляску и прикатить, пусть кто-нибудь там катит из западных помощников Байдена.

Александр Денисов: Он, кстати, жил, по-моему, там прямо на месте, а наши, в том числе Иосиф Сталин, где-то вдали, они там приезжали.

Сергей Лесков: Байден же был из той же партии, Рузвельт был тоже из Демократической партии, так что, в общем-то, дорожка проторена, добро пожаловать в Крым, в Ялту, мы прививочку поставим, болеть никто не будет.

Ну, из внутренних тем я бы отметил вот какую. Появилась, представлена программа по строительству в России аэропортов и аэродромов. Довольно много, до 2030 года будет построено почти 180, реконструировано 180 аэропортов, более 50 новых аэропортов построено, например, в таких крупных городах, как Омск, Сыктывкар и, обратите внимание, на островах Парамушир и Шикотан (привет, Япония, с Курильскими островами). Если там появятся аэродромы, видимо, придется окоротить аппетиты о возвращении Курильских островов, наших островов, что уж тут говорить, как в песне Богословского поется, «На Курильских наших островах» будут наши современные аэродромы.

Почему это важно? Страна у нас большая, самая большая страна в мире, и, конечно, развитая инфраструктура имеет для России принципиально важное значение, для того чтобы страна чувствовала себя единым целым. Пару лет назад, вы помните, у нас был такой конкурс «Великие имена России», когда нескольким десяткам аэропортов в России были присвоены имена, там голосование было, 6 миллионов человек голосовало. Меня покоробил этот конкурс, честно говоря. Да, в мире есть практика присваивания имен аэропортам, но эти аэропорты национального значения, как в Париже аэропорт де Голля, как Кеннеди в Вашингтоне... Нет, в Вашингтоне Рональда Рейгана, в Нью-Йорке Джона Кеннеди. В Риме, по-моему, Леонардо да Винчи... Но это не означает, что в маленьких городках аэропорты носят названия. У нас...

Ксения Сакурова: Ну, у Лиона Сент-Экзюпери аэропорт, аэропорт Лиона во Франции.

Сергей Лесков: Ну, дело не в этом. Дело в том, что у нас за 30 лет после распада СССР, опять мы к этому возвращаемся, число аэропортов в нашей стране упало в 4 раза, может быть и больше. Есть цифры, что в 1991 году на территории России было 1 450 аэропортов, сейчас 230 осталось. Сколько из них работает, это еще вопрос. Итак, еще раз, 1 450 было в советскую эпоху на территории России, сейчас 230. Вот чем надо заниматься, не имена присваивать, не опять привлекать славных предков, а сделать так, чтобы не было стыдно перед потомками. И поэтому когда появляется внятная программа по строительству новых аэропортов и реконструкции старых, они же разрушаются, то, в общем, это трудно не приветствовать. Это те благие изменения, которые есть в нашей жизни, и не только в Крыму, потому что значительное число этих аэропортов будет на Крайнем Севере, который является просто кладовой полезных ископаемых, вот.

И при этом не надо забывать, что инфраструктура, новая инфраструктура и новые диспетчерские пункты – это еще и вопрос безопасности. Ведь в нашей гражданской авиации уровень аварийности выше, чем в развитых странах, ну и у нас вообще безопасность полетов – это бич. Я не знаю, в мире на 1 миллион пассажиров погибает в среднем 1 человек, на 1 миллион пассажиров погибает 1 человек, а в России 1,5 человека, причем тенденция к увеличению летальных исходов. Это очень плохо. В США, как бы мы их ни критиковали, как бы ни падали на трапе самолета их президенты, уровень летальности в гражданской авиации в 4 раза ниже, чем в среднем в мире, а в СССР в 1,5 раза выше, то есть мы от Америки в 6 раз отстаем по этому показателю.

Александр Денисов: В СССР, Сергей, вы оговорились.

Сергей Лесков: Ну в России, да.

Александр Денисов: И хорошо, что оговорились, Сергей.

Сергей Лесков: Поэтому новые аэропорты – это и новый уровень, конечно, безопасности, новые диспетчерские пункты. Ну и, конечно, в авиации, это как бы одна из моих любимых тем, не надо забывать о том, что надо все-таки летать на отечественных самолетах, а не только на европейских Airbus и американских Boeing. Сейчас у нас в общем объеме авиаперевозок только 6% обеспечивают самолеты российского производства. Надо поддерживать собственное авиапроизводство, а не покупать или брать в лизинг западные самолеты, это тоже стратегически важная инициатива. Но у нас есть программа по поддержке российской авиации. А вот после этого уже можно присваивать громкие имена. Как пел Муслим Магомаев: «Мы хотим всем рекордам Наши звонкие дать имена». Но когда рекордов нет, то и звонких имен нет, поэтому начинать со звонких имен мне кажется неправильным. Надо сначала установить рекорд, в том числе и в гражданской авиации.

Ну и, наконец, мы отодвинули на последний пункт тему, с которой мы уже, наверное, круглый год часто начинаем...

Александр Денисов: О рекордах, кстати, Сергей.

Сергей Лесков: Да.

Александр Денисов: Это наш рекорд в принципе.

Сергей Лесков: Да. Это COVID-19, коронавирус, как его ни называй... Кстати, появилась на этой неделе первая страна, где полностью проведена вакцинация, но там это сделать легко, – эта страна называется Гибралтар, вот. Спорная территория, она принадлежит Великобритании, но Испания считает, что пора бы ее вернуть. Но все равно там все оказались вакцинированы, кроме беременных и тех, кому это нельзя сделать.

И в общем-то, что тут можно сказать? Какие новости по коронавирусу? Продолжается... Многие политики говорили, что сейчас, в общем, мир находится в каком-то предвоенном состоянии. Ну вот эта Третья мировая война развернулась там, где никто не ждал, в этом медицинском фронте, война вакцин идет. Впрочем, наши чиновники не опускаются, отдадим им должное, это редко приходится делать, до уничижительных характеристик в адрес английской и американской вакцин, хотя там можно было бы что-то сказать. А вот европейские чиновники, в том числе и медицинские чиновники, допускают эскапады в адрес «Спутник V». Вот едешь на работу, и в сводке новостей каждые полчаса ты слышишь название той или иной страны, где одобрено применение вакцины. Уже 55 стран с населением 1,5 миллиарда человек.

Александр Денисов: И наоборот, Сергей, слышишь постоянно списки стран, которые приостанавливают действие вакцин...

Сергей Лесков: Ну да, приостанавливают, но не будем, это не повод для...

Александр Денисов: Зарубежных.

Сергей Лесков: Я понимаю, да. Это не повод для злорадства...

Александр Денисов: Абсолютно, абсолютно.

Сергей Лесков: Это общая, конечно, беда. И все-таки не надо забывать, что эти случаи с нежелательными побочными эффектами от AstraZeneca и Pfizer носят характер, статистически не превышающий негативные побочные эффекты при любой вакцинации, они всегда есть по статистике, но это не означает, естественно, что с этими случаями не надо разбираться, конечно, надо разбираться. Со «Спутником V» таких негативных последствий я что-то не слышал, а там, в общем-то, есть даже и летальные исходы.

Ну так вот, они называют, некоторые европейские чиновники, которым русофобия жжет просто глаза, они говорят, что использовать «Спутник V» – это все равно что играть в русскую рулетку. Ну, тогда можно сказать, что использовать американскую вакцину Pfizer – это все равно что кататься на американских горках. Это, по-моему, не тот случай, когда надо упражняться в остроумии, опять же какие-то странные полухамские заявления.

Мне кажется, что вот еще есть важное какое-то обстоятельство, которое важно сказать, когда мы рассуждаем о вакцине. Оно связано вот с чем: появляются новые штаммы. Многие эпидемиологи говорят, что не удается, не удастся вытравить COVID из нашего дома, как можно расправиться с тараканами или клопами, придется жить с коронавирусом вечно, слишком быстро он мутирует. На то, кстати говоря, и вирус, это его природа, предлагать все новые и новые мутации. И вообще, природа его до сих пор ведь не установлена, то ли он там из каких-то закрытых китайских лабораторий, то ли близость животных к местам обитания человека, ну какой-то цивилизационный фактор, то ли еще что-то... Слишком много загадок.

И нельзя исключить того, что наши сегодняшние способы борьбы с COVID нашим потомкам покажутся каким-то шарлатанством. Знаете, в эпоху войны за независимость, США тоже боролись за независимость с Англией, был такой главный врач американской армии, его звали Бенджамин Раш, он, кстати говоря, один из основателей США, подписал эту декларацию о независимости, всякое там Бостонское чаепитие, но он был еще и врачом, уважаемая профессия. Как он лечил всех солдат американской армии? – ртутью. Сейчас такого врача можно назвать только убийцей. По мнению современных медиков, он укокошил больше пациентов, чем погибло солдат от пуль английских солдат. Но тогда все ему верили без каких бы то ни было сомнений.

Может быть, и ведь этого нельзя исключить, что и по части COVID все вакцины окажутся какими-то смехотворными способами избавления от этого треклятого вредителя. Очень быстро развивается медицинская наука, эпидемиология, вирусология. Стоит напомнить, что вообще-то вирусологии немногим более 50 лет, Гиппократ про вирусы ничего не знал абсолютно, про вирусы ничего не знал хирург Пирогов, Луи Пастер, Илья Мечников, никто, это, в общем-то, достижение каких-то последних десятилетий, когда появились электронные микроскопы, сквозь которые стало возможно рассмотреть этих тварей.

Так что, в общем, разговоры о том, что нашествие коронавирусов, а их неисчислимое количество, толкает человека на новый цивилизационный путь, где покажутся смешными те проблемы, которые сейчас возникают в международной политике, например, такое вполне вероятно. И кстати, если уж мы заговорили о Гиппократе, то ведь и Гиппократ тоже, как и его последователь Бенджамин Раш, тоже со своими теориями укокошил больше жизней, чем спас.

Александр Денисов: Сергей, потом он сделал вывод правильный.

Сергей Лесков: Ну да. Вы знаете, как Гиппократ считал, из-за чего человек заражается? Нет, Гиппократ считал, что вся зараза переносится по воздуху, такие миазмы переносят любые заболевания. Поэтому во времена эпидемии холеры или оспы, которые были в его время, его современники вывешивали куски мяса над каждым домом, чтобы куски мяса собирали миазмы, которые переносятся по воздуху. Такая практика была принятой, а нарушение ее было вообще клятвопреступлением, вот. Поэтому Гиппократа тоже можно считать шарлатаном.

Ксения Сакурова: Ну, таков, видимо, путь развития медицинской науки, без экспериментов никуда...

Сергей Лесков: Да. Так что не надо обольщаться по поводу наших сегодняшних умозаключений: все, что мы говорим и делаем, может показаться нашим потомкам глубочайшей ошибкой.

Ксения Сакурова: Спасибо большое. Сергей Лесков, обозреватель «Общественного телевидения России», был сегодня с нами. Будем ждать снова, но уже на следующей неделе. До встречи.

Сергей Лесков: До свидания.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (1)
Наталья Яценко
Сергей! Удачи Вам в Вашей публицистической деятельности!
Темы недели от обозревателя