Сергей Лесков: Природа русского человека такова, что он чувствует спокойствие, только когда видит, что власть в надёжных руках и верховный правитель за всё отвечает

Гости
Сергей Лесков
Обозреватель

Александр Денисов: И как всегда по пятницам, итоги… «Темы недели с Сергеем Лесковым». Сергей в студии у нас.

Ольга Арсланова: Добрый вечер.

Сергей Лесков: Добрый вечер.

На этой неделе было достаточно много интересных событий. Конечно, для многих самым таким интересным событием была «Прямая линия с Владимиром Путиным».

Кстати, «Прямая линия» – это изобретение «Комсомольской правды» еще давних-давних, наверное, 80-х годов, когда еще не было таких средств коммуникации, как сейчас. Ну и это не было телевидением, конечно. С тех пор эта идея трансформировалась. И надо сказать, что, по-моему, из многих-многих телевизионных передач это одно из немногих таких наших отечественных ноу-хау.

Конечно, «Прямая линия с президентом», которая на этот раз проводилась уже 21-й раз, во многом трансформировалась, эволюционировала. Я скажу, в какую сторону, как мне кажется, она эволюционирует.

Но вообще (я поделюсь какими-то общими соображениями) мне кажется, что у нашего президента есть три главных залпа из башенных орудий. Первое – это послание Федеральному Собранию, которое направлено на властную бюрократию. Ну конечно, и другие люди вольны прислушиваться. Второе – это пресс-конференция. Наверное, она рассчитана на какую-то политическую тусовку. Ну и третье – это прямое общение с народом, та самая «Прямая линия», которая состоялась на этой неделе.

И у самой «Прямой линии», мне кажется, тоже есть три традиционно главных направления. Ну, обычно президент выбирает какую-то первую важную тему. На этот раз это была вакцинация, он много об этом говорил, выступал в роли такого медицинского культуртрегера, объяснял, почему это необходимо. Ну, на самом деле мы потом еще дальше об этом поговорим. Это чрезвычайно важно. И это наиболее волнующая наших граждан тема.

Второй блок вопросов я бы условно назвал так: «Мы, мужики, в нашем цеху спрашиваем: как вы там управились с Байденом?» – условно. И президент отвечает, как он видит глобальные мировые проблемы в какой-то такой транскрипции, рассчитанной на самых простых обывателей.

Ну и наконец третья, может быть, наиболее востребованная часть – это помощь конкретной Марье Ивановне. Вот так было всегда с 2001 года, когда была первая пресс-конференция. В общем-то, многие язвительные комментаторы говорят, что невозможно себе представить, чтобы, предположим, из Флориды или Техаса президенту Байдену звонил какой-нибудь американский гражданин и говорил: «У нас тут крокодил вылез из пруда, его надо поймать».

Американцы и русские устроены иначе. Природа русского человека такова, что, в общем-то, он верит в патернализм своего государства и доверяет многие свои проблемы власти. Причем чем выше стоит правитель, тем больше он ему доверяет.

Александр Денисов: Почему-то не ЖЭКу доверяет, а президенту.

Сергей Лесков: Не ЖЭКу, конечно.

Александр Денисов: Хотя в ЖЭК надо обращаться.

Сергей Лесков: Ну, президент понимает все это, и он добровольно выступает в роли и сантехника, и домоуправа, и начальника ЖЭКа – кого угодно. И все русские цари это понимали.

Вы знаете, откуда пошло выражение «сыграть в долгий ящик»? Это еще Алексей Михайлович на каком-то из своих дворцов, по-моему, в Коломенском, что ли, вывешивал ящик, куда можно было складывать свои цедулы. Они, конечно, не все рассматривались, поэтому это и называлось «сыграть в долгий ящик». Все это понимали. И Павел I вешал на своем замке в Михайловском, по-моему. В общем, это традиционная русская традиция. И алгоритм обращения с этими частными просьбами очень простой. Президент говорит: «Вы затронули очень сложную проблему, ситуация трудная, но лично вам мы постараемся помочь».

Александр Денисов: Почему? Про ковид сказал президент, что проще простого.

Сергей Лесков: Нет, ну я сейчас не про ковид говорю. Там было много бытовых проблем. «Ситуация сложная, но лично вам мы постараемся помочь». И все довольны. Это своего рода сеанс такой массовой психотерапии. Опять же природа русского человека такова, что, в общем, он чувствует спокойствие, только когда видит, что власть находится в надежных руках и верховный правитель за все отвечает. Вот так оно и есть.

Поэтому я могу сказать, что, конечно, «Прямая линия» удалась. И вот эта уверенность поселилась в сердцах тех, кто эту «Прямую линию» наблюдал.

Александр Денисов: А как не поселиться, если все в подробностях знает: цену на морковку и бортовой номер американского разведчика, взлетевшего с Крита. Сергей, вас это не поразило? Я вообще был поражен. Там четырехзначный номер или даже пятизначный, через дробь, да?

Сергей Лесков: Кстати говоря, если уж, Саша, вы говорите про то, что президент владеет цифрами, на этой «Прямой линии» стало очевидно, что Байден был прав, когда отказался от совместной пресс-конференции. Конечно, трудно представить, чтобы президент США владел таким объемом информации и так легко оперировал.

Александр Денисов: Ну, наш президент себя по-джентельменски ведет, он не стал бы…

Сергей Лесков: Ну, я уже говорил, что если бы Байден не отказался от совместной пресс-конференции, из щадящего чувства благородства это должен был бы сделать сам Путин.

Итак, все-таки какие конкретные вещи? На что бы я обратил внимание, что он сказал? Локдауна в связи с ковидом федеральная власть вводить не собирается, но на местах возможна какая-то обязательная вакцинация для каких-то групп граждан. А увольнение в случае медицинских противопоказаний, как сказал президент, – это противозаконно. Это очень важное уточнение.

Были, конечно, всегда вопросы про Россию и Украину. Я всегда зарекаюсь об этом говорить, у меня какая-то идиосинкразия от этой те мы. Тем не менее в данном случае опять были вопросы заданы. Президент сказал, что русские и украинцы – это один народ (с чем я совершенно солидарен), поэтому Украина не входит в число так называемых недружественных стран. Кстати, на Украине же сейчас приняли закон о коренных народах…

Александр Денисов: Мы не коренные.

Сергей Лесков: Да. Ну какие? Вы знаете, некоторые модницы удаляют коренные зубы. Это, по медицинским показаниям, очень вредная операция, но тем не менее ради мнимой красоты это делают, чтобы щеки были впавшие.

Александр Денисов: По-моему, еще румыны и венгры тоже не коренные.

Сергей Лесков: Тоже, да?

Александр Денисов: Хотя они живут давным-давно.

Сергей Лесков: Непонятно, кто же. Скифы, по-моему, там коренные. Скифы коренные и те, кто родился на острове Хортица. Ну, это за пределами каких-то комментариев. Он сказал, что встреча с Зеленским не планируется. Потому что какой смысл встречаться с так называемым президентом Украины, если на Украине введено внешнее управление?

Александр Денисов: От чистого сердца, но не от большого ума.

Сергей Лесков: В общем, что тут говорить? Был вопрос насчет британского эсминца Defender, который заглянул в российские территориальные воды. По этому поводу Путин сказал, что если бы мы даже потопили этот эсминец, то Третьей мировой войны бы не было. Это сообщение повергло в шок многих. Но люди, которые устраивают эти провокации, знают, что если война с Россией начнется, то они эту войну не выиграют.

Ольга Арсланова: Там победителей вообще не будет.

Сергей Лесков: Кстати, говорят, что личный состав Defender, достигши берегов Грузии, до сих пор отмывает свои памперсы в бане.

Александр Денисов: Напомню: «Они просто сдохнут, а мы попадем в рай». Оля, все-таки расклад будет в нашу пользу.

Ольга Арсланова: А, я поняла.

Сергей Лесков: Ну вот. Что еще? Я бы еще обратил, конечно, внимание на негативный момент, было бы лицемерием об этом не сказать. Пожалуй, впервые было такое обилие технических погрешностей, которое объяснено вторжением хакеров из-за границы. Причем большинство этих атак было с территории Украины, и 80% – из тех мест, где базируются американские и британские военные части. Не знаю, как это можно опровергнуть. Просто говорю то, что я слышал. Так или иначе хакерские атаки не снимают ответственность с организаторов «Прямой линии», конечно. Надо же было подготовиться.

Александр Денисов: И мы выстояли, надо признать, Сергей, выстояли.

Сергей Лесков: Да. Из этого, кстати говоря, прямое общение президента было скомкано часто. Мне даже показалось, что отказались от части прямых вопросов, были только вопросы, которые были заранее записаны, с какого-то момента. Президент-то хотел поговорить с народом, это было очевидно.

Александр Денисов: Я 11 или 13 прямых вопросов насчитал.

Сергей Лесков: А раньше их было больше, их было больше обычно. И вообще на этот раз «Прямая линия» была короче и вопросов было меньше. Я думаю, что это из-за этого было.

Ольга Арсланова: Сергей Леонидович, а некоторые наши зрители отметили, что как раз ответы о ценах разочаровали. То есть президент упомянул справедливо внешнюю конъюнктуру, почему цены такие…

Сергей Лесков: А кого это может обрадовать? А что тут сделаешь?

Ольга Арсланова: Но при этом сделать ничего не может. А вообще ожидания, что ценами будет заниматься президент, адекватны, как вам кажется?

Сергей Лесков: Да, необходимо, видимо, ответить на вашу справедливую ремарку. Конечно, это говорит о некотором кризисе управления, когда президенту приходится решать вопросы, которые уместно адресовать структурам менее высокого уровня. И это говорит о кризисе управления в стране. Некоторые говорят, что, может быть, и деградация этого самого управления. Нет, я так не думаю.

На самом деле экономический кризис затянулся, и граждане не видят у чиновников в пределах их достижения, зрительного взгляда возможности и потенциала решить эти проблемы. Поэтому они и адресуются президенту. Я уже сказал, что патернализм, традиционный исторический патернализм власти в России – это и хорошо, и плохо. Причин тому очень много, они описаны, достаточно хорошо известны. С одной стороны, это и защищает Россию. С другой стороны, как в данном случае, это служит и каким-то минусом.

Давайте поговорим про ковид. К тому же и сам президент львиную часть своей «Прямой линии» этому посвятил. На самом деле ковид наступает. Есть несколько ключевых сообщений. Кстати, я подумал, что если раньше таким ключевым вопросом для человека был вопрос «Быть или не быть?», который сказал известный представитель одной страны, которая растоптала Россию в футбол недавно… Тогда, правда, в футбол не играли, но все равно он это сказал.

Ольга Арсланова: Видимо, что-то в этом королевстве знали.

Сергей Лесков: Ну так вот. Теперь, в общем-то, гамлетовский вопрос надо несколько скорректировать и задать его в такой редакции: вакцинация или локдаун? Вот пусть каждый решает для себя. Мне кажется, что вакцинация – это все-таки лучше.

Я вспоминаю… На фоне каких-то скептических отзывов о последствиях вакцинации я хочу спросить этих граждан: а очереди в десятки и сотни тысяч людей к поясу Богородицы, которые свято верили в то, что прикосновение к этим мощам излечит от всех заболеваний и разгонит все напасти и невзгоды, – это было проверенное, на сто процентов проверенное средство?

Александр Денисов: Сейчас были, Сергей, справедливости ради, очереди все-таки в пункты вакцинации, не к поясу Богородицы.

Сергей Лесков: Ну, надо было раньше вакцинироваться. Я, например, вакцинировался, в отличие от вас, Саша, когда очереди не было ни передо мной, ни за мной.

Александр Денисов: Сергей, а я вакцинировался знаете когда? В декабре прошлого года, а в январе второй компонент. А сейчас я уже ревакцинировался.

Сергей Лесков: Ах, вы ревакцинировались?

Александр Денисов: Так что вы далеко позади, Сергей.

Сергей Лесков: А, хорошо. Может быть, вы и в программе реновации участвуете?

Так вот, мне кажется, что надо сказать о нескольких ключевых моментах. Итак, Саша – уже первая жертва ревакцинации.

Александр Денисов: Похвастался, да.

Сергей Лесков: Мэр Собянин объявил, что начинается ревакцинация, пока только в Москве.

Александр Денисов: По России тоже объявили, да.

Сергей Лесков: Кстати, по-моему, и Путин сказал об этом – что вакцинация один раз в год проводится, но в случае эпидемии два раза в год. Это, конечно, огромный бизнес, огромные деньги.

Эпидемиологи говорят, что этот самый страшный индийский штамм может поднять смертность с нынешних 1,5% до 5% и даже до 10%.

Александр Денисов: Уже 3%, Сергей.

Сергей Лесков: Он растет же, да. Мишустин обязал провести обязательную вакцинацию чиновников федерального уровня, которые таким образом приравнены к таксистам и врачам. Ну хорошо, справедливо. Пусть служат людям.

В Санкт-Петербурге произошел взрывной рост заболевания на фоне ночного праздника «Алые паруса», на который собрались десятки, а то и большее число людей. Ну, также там еще был проведен…

Александр Денисов: Сергей, они приносили ПЦР-тесты, все эти ребята, они все сдавали.

Сергей Лесков: Ну конечно. Ну конечно.

Александр Денисов: Ну правда. Сдавали, сдавали.

Сергей Лесков: Ага. Ага. Вы в это верите? Приносили, да. Мы знаем, как это все организуется в нашей богоизбранной стране.

Александр Денисов: Я не знаю, в чем причина недоверия, Сергей. Ну да ладно…

Сергей Лесков: А что? Тогда что? Откуда там взрывной рост?

Александр Денисов: Ну, там бары, там любят люди тусоваться.

Сергей Лесков: Ну понятно. Тем не менее.

Александр Денисов: Все знают, что Питер…

Сергей Лесков: Власти Крыма устами Аксенова говорят о том, что если будет так же расти заболеваемость, то возможен локдаун. А в Краснодарском крае вводится обязательный ПЦР-тест для тех, кто прибывает в самую крупную здравницу России. В общем, ситуация достаточно тяжелая.

Песков сказал, что рост заболеваемости и темпы вакцинации говорят о том, что сроки выхода на это плато коллективного иммунитета могут быть сдвинуты с осени, как он говорил. Из этого следует (и уже тоже об этом говорят высокие должностные лица), что не исключено, что 1 сентября для старшеклассников будет ознаменовано опять переходом на дистанционное обучение. Младшие классы все-таки пойдут 1 сентября, а эти, может быть, пойдут и попозже.

Ракова, которая заместитель мэра в Москве и отвечает за борьбу с ковидом, утверждает, что в Москве число переболевших может быть выше официальной статистики в 3–4 раза. Это к вопросу о статистике. Мы знаем, что во всех странах (и здесь Россия не исключение) очень тяжело посчитать, это не поддается подсчету. Кстати, как и смертность.

Александр Денисов: Есть еще любители в больницу не обращаться, чтобы там не сталкиваться…

Сергей Лесков: Да, и это тоже факт.

Ну и наконец, все больше эпидемиологов говорят о том, что не избежать четвертой волны. Видите, ситуация чрезвычайно серьезная. И даже в такой стране (ну, это уж точно богоизбранная страна), как Израиль, там же вроде бы они побороли ковид, и были там просто единичные случаи заболевания, произошел взрывной рост. В 100 раз в Израиле подскочила заболеваемость. Видите, даже при самой жесткой организации это возможно. В Китае, где китайцу приказал – китаец сделал… Это исключительный народ. Казалось бы…

Александр Денисов: Они уверяют, что они сделали 1 миллиард 200 миллионов уколов, Сергей.

Сергей Лесков: Последняя цифра, которую я видел: каждый день в Китае происходит 1,5 миллиона прививок… нет, извините, 21 миллион прививок в Китае каждый день. Вы можете представить? Двадцать один! Больше, чем в Москве, в два раза.

Александр Денисов: Так а им вы верите, Сергей?

Сергей Лесков: Китайцам? Я китайцам верю, да.

Александр Денисов: Значит, нашим не верите, а нашим не верите.

Сергей Лесков: Китайцам приходится верить. Так там тоже в каких-то регионах – или как там это у них называется? – в провинциях Китая тоже происходят вспышки.

Жуткое дело! Я уже строил какие-то футуристические прогнозы по поводу того, как мы будем жить с ковидом. А сейчас я поделюсь еще одним наблюдением. Почему, мне кажется, русские не спешат вакцинироваться? Тут много причин, и я говорил об этом. По-моему, предыдущий гость в студии тоже об этом говорил. Причин много. Мне кажется, что есть еще одна, и она связана вот с чем: от этого страшного заболевания не умирают дети и почти не умирают молодые женщины.

Александр Денисов: Это заблуждение, Сергей.

Сергей Лесков: Нет, это не заблуждение. Ну, по крайней мере меньше.

Александр Денисов: Вы знаете, вот сейчас Марьяна Лысенко нам рассказывала, что если беременная мама болеет, то новорожденный сразу же попадает из утробы на аппарат ИВЛ.

Сергей Лесков: Хорошо. Но тем не менее статистика говорит о том, что это единичные случаи. Умирают кто? Пожилые люди и мужчины. А мужчины у нас и от водки умирают, и на дорогах гибнут. Кстати, от ковида погибло в 10 раз больше, чем в ДТП, за год. Вдумайтесь. Ну так вот. А стариков и мужчин мы не жалеем, это какой-то расходный материал. У нас бы проснулось сочувствие, если бы гибли дети и гибли молодые прекрасные женщины, а они находятся как бы вне «зоны обстрела».

Поэтому это накладывается еще и на такое традиционное наплевательское отношение русского человека к жизни – и своей, и тех, кто вокруг. Так уж сложилось, так мы устроены. Поэтому переломить эту тенденцию достаточно тяжело. Ну, я надеюсь, что все-таки это произойдет. В моей семье очень долго был только я вакцинированный, а теперь еще два человека.

Александр Денисов: Жена. А еще кто?

Сергей Лесков: Нет, еще дочка и ее супруг. Правда, они врачи, они попали в группу обязательного вакцинирования.

Состоялась сегодня пресс-конференция тренера сборной России по футболу Станислава Черчесова, а накануне Технический комитет Российского футбольного союза признал выступление сборной на Чемпионате Европы неудовлетворительным, но выразил поддержку тренеру. Удивительно, конечно!

Сегодняшняя пресс-конференция породила много комментариев. Никто ничего не понял из ответов тренера сборной. Он сказал, что он солдат, государственный служащий, выполнял свой долг, а футболистам не хватило куража и вдохновения. По поводу чего сборную России пригласили играть во МХАТе, там их этому научат.

Вообще странное дело. Вы понимаете, я уже говорил и повторю это еще раз: мне кажется, что российский футбол превратился в какую-то зону разврата. Я уж даже не говорю про капитана сборной России по футболу, видео которого попало в эфир. Дело даже не в этом.

Их отношение к главному делу своей жизни – это просто совершенно безнравственное отношение. Они получают огромные, огромные, немереные деньги! Не буду называть эти сумму. На зарплату одного футболиста можно содержать какой-нибудь небольшой район вполне целый год. Но деньги-то надо платить за работу. Безнравственно, когда ты работу не выполняешь, а получаешь большие деньги.

Тот же тренер сборной России по футболу получает зарплату больше, чем суммарная зарплата всех команд, которые выиграли у сборной России. Естественно, он будет держаться за свое кресло. Зачем же? Рыба стоит там, где глубже, это понятно.

Как это сделать? Я думаю, что надо ввести какой-то закон, который резко… Кстати, в Америке есть такие законы: резкое ограничение потолка зарплат спортсменов. Это совершенно очевидно.

Александр Денисов: В НХЛ, по-моему, ввели.

Сергей Лесков: И в НХЛ, и в баскетболе, во всех…

Александр Денисов: Как-то у них это называется…

Сергей Лесков: Да-да. Во всех американских видах спорта. А они там пашут – не чета нашим. Я думаю, что один американский баскетболист обыграл бы всю сборную Россию по футболу.

Александр Денисов: Пашут, Сергей, друг друга молотят…

Сергей Лесков: Как Пеле говорил: «Ну да, мы, наверное, выиграли бы у сборной России по футболу 1:0». – «А почему только 1:0?» – «Ну, нам уже 80 лет». Ну, такие дела. В общем, чрезвычайно печальная картина.

Но ведь футбол, по моей стройной картине мироздания, – это зеркало тех процессов, которые происходят в стране. И если у нас чиновники один за другим проваливают свою работу и не выполняют национальные проекты, майские указы, то почему тренер футбольной сборной, да и сами футболисты должны прыгать выше головы? Все работают одинаково, все работают спустя рукава. Ну, «спустя рукава» нельзя сказать про футболистов…

Ольга Арсланова: Спустя гетры.

Сергей Лесков: Не знаю…

Александр Денисов: Остальные элементы формы будем перечислять, Сергей?

Сергей Лесков: Не будем развивать эту тему.

Александр Денисов: Да-да-да.

Сергей Лесков: В общем, может быть, во МХАТе их бы исправили.

Александр Денисов: Ну, с Дзюбой, может быть, и справедливо.

Сергей Лесков: Вот такие дела. В общем, все это чрезвычайно печально. Кстати, президент на «Прямой линии» ведь тоже говорил о футболе вынужденно, но – мягко.

Александр Денисов: Спросили, да.

Сергей Лесков: Ну и наконец, не могу не сказать о последней новости. Может быть, кто-то скажет, что она касается какого-то узкого среза, но это чрезвычайно важно. Она на самом деле касается всех.

Ушел в отставку Ярослав Кузьминов, который почти 30 лет возглавлял Высшую школу экономики. На его место пришел новый, 43-летний ректор, выпускник МГУ. Высшая школа экономики – это какой-то такой штаб экономических и социальных реформ.

Например, всем до боли знакомая реформа образования была разработана под непосредственным началом Ярослава Кузьминова. Я многие и многие часы говорил с ним на эту тему в его кабинете на его даче. Он верил в то, что это пойдет на благо образовательной, как он говорит, среде, и образовательные услуги, как он говорит, изменят наше общество в лучшую сторону.

Александр Денисов: Он, кстати, поклонник удаленного режима преподавания, чтобы преподаватели удаленно учили.

Сергей Лесков: Например, и «Стратегия-2020» тоже была разработана, и многое-многое другое. В общем, поэтому это не какая-то такая рядовая кадровая карусель, а это очень важная должность.

И надо сказать, что в последнее время Высшая школа экономики, которая еще при Гайдаре была организована, благодаря Гайдару, подвергалась резкой критике за какие-то антигосударственные действия и высказывания многих преподавателей и за почти массовое участие студентов во всяких политических тусовках и акциях протеста.

Ольга Арсланова: Честно говоря, очень многие из этих преподавателей были уволены из Высшей школы экономики. Кузьминов был вынужден искать компромиссы.

Сергей Лесков: Ну да. А некоторые студенты даже получили условные сроки. Ну, таким образом… У нас было три ректора-старожила: Виктор Садовничий в МГУ, Анатолий Торкунов в МГИМО и Ярослав Кузьминов в Высшей школе экономики. Теперь долгожителей осталось двое. А на должность Кузьминова пришел выпускник МГУ, 43-летний Никита Анисимов. Последние пять лет он был ректором Дальневосточного университета. Это тоже не рядовой университет. Вы помните, когда был во Владивостоке какой-то саммит…

Александр Денисов: Экономический форум, да.

Сергей Лесков: …там был построен огромный новый университет на острове Русский, туда протянули мост. Туда назначали ректоров только из Москвы всегда, на уровне замминистра. Два раза заместители министра были ректорами этого института, один из них даже попал под уголовное преследование.

А сам Никита Анисимов пришел туда с поста проректора МГУ. Он любимый ученик ректора МГУ Садовничего. Поступил в МГУ – внимание! – в 15 лет. Это сделать непросто, согласитесь. То есть он почти вундеркинд. Защитил диссертацию. Он математик, естественно, если он любимый ученик математика Садовничего. Поднимался не по научной лестнице, к сожалению, а по административной лестнице и стал проректором. Например, он возглавлял школьные олимпиады в России, то есть хорошо знает эту тему.

Единственное «но», конечно: в Высшей школе экономики нет математики совсем, это все-таки гуманитарный институт. С другой стороны, великий Кант говорит: «Наука там, где есть цифра». То есть математика поможет всегда. Если человек знает математику, то этот человек почти наверняка умный, так мне кажется. Поэтому я не вижу опасений в будущем Высшей школы экономики и думаю, что ее светлые дни еще впереди.

Александр Денисов: Спасибо, Сергей.

Ольга Арсланова: Хорошо, если бы и у российской экономики тоже светлые дни были впереди.

Сергей Лесков: Да.

Ольга Арсланова: Спасибо.

Александр Денисов: А кто знает? Кто знает?..

Ольга Арсланова: Сергей Лесков, итоги недели подводили вместе.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Темы недели от обозревателя