Сергей Лесков: В Москве ежедневно заражается впятеро больше людей, чем в Токио, но у нас олимпийское спокойствие. И вообще Игры стоило бы передать России – мы бы их провели лучше японцев

Гости
Сергей Лесков
Обозреватель

Константин Чуриков: Ну а сейчас, как всегда по пятницам, «Темы недели» с Сергеем Лесковым. Обозреватель ОТР у нас в студии. Сергей, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Сергей.

Сергей Лесков: Да, добрый вечер.

Константин Чуриков: Как вам неделька?

Сергей Лесков: Неделя замечательная. Прошла жара, и наступила нормальная человеческая погода.

Константин Чуриков: Пришла весна, настало лето, да?

Сергей Лесков: Спасибо, кому там, партии...

Константин Чуриков: Партия жарит.

Сергей Лесков: Да. Ну так вот, я зарекся говорить о COVID, мне показалось, что какая-то идиосинкразия наступает у зрителей, но тем не менее сейчас я не могу молчать. Мне кажется, что чрезвычайно любопытные вещи происходят на этом ковид-фронте. Ну, во-первых, 3 недели в Москве были так называемые QR-коды, были закрыты рестораны для людей, у которых не было этого удовольствия. На этой неделе они были отменены, и, в общем-то, сбылся тот прогноз, который я давал еще на заре прививочного движения: я говорил, что в нашей богоизбранной стране вакцинирование может быть массовым, только если оно будет добровольно-принудительным. Так оно и оказалось. За эти 3 недели в Москве привилось столько же людей, сколько за все месяцы до этого, то есть сейчас в Москве 4 миллиона привитых граждан. Хотя до 60% еще далеко, но, в общем, темпы очень большие.

Оксана Галькевич: Очень далеко.

Константин Чуриков: Потребовалось просто прикрыть для непривитых рестораны, да?

Сергей Лесков: Да, да.

Константин Чуриков: Вот и все.

Оксана Галькевич: Главное, чтобы эти темпы сохранились дальше, потому что...

Сергей Лесков: Нет, они, конечно, упали, это было очевидно...

Константин Чуриков: Но в регионах же эта, извините, метода не подействует. Это, наверное, в Москве ходят в рестораны.

Оксана Галькевич: Там в рестораны особо никто не ходит.

Константин Чуриков: Да.

Сергей Лесков: Мне кажется, в общем-то, что и москвичи не особенно склонны к ресторанной жизни.

Константин Чуриков: Мне тоже так казалось, да.

Сергей Лесков: Но тем не менее сама по себе перспектива лишиться одной из степеней свободы вот как подействовала. Ну и кроме ведь ресторанов еще была развернута такая кампания в хорошем смысле административному давлению на многих предприятиях, потому что была поставлена задача убедить, уговорить добрым словом...

Константин Чуриков: Уболтать наконец, да?

Сергей Лесков: Уболтать, да, вот чтобы 60% было. Ну, в общем, надо работать с людьми. Я чуть позже скажу, почему мне кажется, что русский человек не прививался и не так уж склонен к этому, как наши...

Константин Чуриков: ...как немецкий человек?

Сергей Лесков: ...западные, как немецкий человек, да. Ну, в Японии тоже значительно меньше, чем на Западе, привилось, там 20%, а мы уже близки к этому японскому показателю. Но так или иначе, в общем, QR-коды отменены по очевидной совершенно причине, экономика диктует свои суровые законы, жизнь должна продолжаться. И в общем-то, это тоже можно предположить, я даже думаю, что вот можно сказать, что мы выходим из вот этих самых запретов, связанных с COVID, до того, как мы вышли из самого COVID. Это, в общем-то, неизбежно. В 2021 году после упадка экономики в 2020 году, в общем-то, во всех странах мира без исключения, в том числе в России, экономика бурно восстанавливается. Опять на первом месте Китай, 8,5%, 8,5% будет рост экономики в 2021 году, а всего мировая экономика вырастет на 5,6%. Интересно, что и в Индии будет рост больше чем на 8% несмотря на вот этот вот удручающий индийский штамм «дельта». Оказывается, он не особенно повредил Индии. Рост в России экономики после 3%-го падения в прошлом году прогнозируется на уровне 4%, может быть и выше.

Константин Чуриков: Сергей, такой вопрос: а людям от этого роста экономического что будет?

Сергей Лесков: Это вечный вопрос, я совершенно согласен.

Константин Чуриков: Тут просто параллельно, извините, пишут про борщ до сих пор нам.

Сергей Лесков: Ну правильно, да. Мы неоднократно говорили, могу для наших зрителей повторить собственную позицию, и Константин со мной солидарен, по крайней мере он это говорил в этой студии неоднократно, что, в общем-то, наши руководители нашего экономического блока, мне кажется, чрезмерно увлекаются макроэкономическими показателями в ущерб, собственно, самому важному показателю – это рост доходов граждан. Вот если удастся увязать 4%-й ожидаемый рост экономики с ростом доходов граждан, это будет счастье всем, и чиновникам, и простым обывателям в хорошем смысле этого слова.

Так или иначе совершенно очевидно, и это главный вывод, что нам придется научиться жить с COVID. Уже глава ВОЗ Гебреисус сказал, что могут появиться еще более страшные штаммы, чем этот индийский штамм. Так что, в общем, может быть, мы живем в эпоху, где совершаются открытия, перед которыми еще отойдет эпоха Великих географических открытий.

Оксана Галькевич: А что за более страшный штамм?

Сергей Лесков: Мы пока не знаем. Мы же не знали об индийском штамме, который оказался более страшным, чем этот традиционный.

Оксана Галькевич: Вы просто сказали так, что есть еще более страшный, может быть... Нам уже сообщают из Латинской Америки, что он на подходе.

Сергей Лесков: Да. Ну... Значит, главное свойство человека состоит в том, чтобы мыслить, тогда человек существует, так вот главное свойство вируса состоит в том, чтобы постоянно мутировать.

Константин Чуриков: И каждый день что-то новое. Вот сейчас немножко о вакцинации и вообще о COVID, вчерашняя новость Российской Федерации: Минздрав призвал переболевших COVID-19 провериться на риск тромбозов.

Сергей Лесков: Ну да, вот. Мы же забыли за этот год, что помимо этого треклятого коронавируса есть и другие болезни. Мы весь год, даже уже 1,5 года, живем с одной болезнью, а на самом деле у человека гораздо больше несчастий и не забывать об этом необходимо. Так или иначе надо научиться сосуществовать с COVID.

Оксана Галькевич: Ну вот есть Сингапур, его практика, как вы считаете, это правильно?

Сергей Лесков: Ну, Сингапур очень маленькая страна...

Оксана Галькевич: ...с плотным населением.

Сергей Лесков: ...и они могут экспериментировать над собой. Кроме того, главное население, основное население Сингапура составляют китайцы, а, как известно, свойство китайца состоит в том, что он днем и ночью даже без всякой болезни ходит в маске, их и заставлять не надо.

Константин Чуриков: И на велосипеде ездит.

Сергей Лесков: И ездит на велосипеде, да, с моторчиком маленьким.

Ну так вот, я думаю, что, как писал Александр Сергеевич Пушкин, наше все, в «Пире во время чумы»: «Итак, я предлагаю выпить С веселым звоном бокалов». Вот так вот мы и будем жить.

Константин Чуриков: Рано, Сергей, вы еще не дошли до последней темы.

Сергей Лесков: Да-да. Надо научиться жить. В конце концов, у нас достаточно много болезней и не от каждой болезни создана вакцина. Например, от СПИД вакцины нет до сих пор.

Ну так вот, по поводу того, почему у нас тормозится несмотря на то, что Россия была первой страной, где была зарегистрирована вакцина, а сейчас их вообще три, высказывалось много причин, и мы это обсуждали. Я думаю, что тут есть и проблема доверия между властью и обществом, ну и наша, конечно, традиционная пассивность. В конце концов, что такое вакцинация? – это инновация здорового образа жизни, добровольная инновация, а у нас инновации ведь не особенно идут в ход.

Константин Чуриков: А хотите, мы сейчас вот... ? Кстати, мы заготовили маленький рояль в кустах. Вот Сергей совершенно не знает, что мы сейчас хотим показать.

Оксана Галькевич: Про инновации?

Константин Чуриков: Про инновации. Сергей?

Сергей Лесков: Да, давайте.

Константин Чуриков: Давайте? Вы знаете, наверное, уважаемые зрители, тут и наводнение в Забайкалье, ну вернее паводок, да, случилась очень такая неприятная, опасная история, к счастью, человек выжил, в селе Урюм в Забайкалье. Вот давайте посмотрим, просто посмотрим на экран.

ВИДЕО

Константин Чуриков: Ну вот мост, да...

Сергей Лесков: Да.

Константин Чуриков: Разлив реки, вот едет машина, значит, дети это снимают, по-своему на детском языке комментируют. Смотрите, вот машина поехала, просто смыло автомобильный мост, а машина что – она поехала по пешеходному. Ну вот смотрите, вот так вот она... Это вот наши «инновации». Кстати, этот мост уже стали называть многие «мостом глупости».

Оксана Галькевич: Нет, ну это не инновации, Костя.

Сергей Лесков: Ну да.

Оксана Галькевич: Надо пожалеть, конечно, людей. Это пешеходный мост в этом селе, люди, наверное, его еще и сами делали. А вот как туда водитель заехал и с чего вдруг...

Сергей Лесков: Ну да. В общем, конечно, поражающая воображение всех иностранцев столица живет совсем не так, как живут российские регионы, в которые так любит ездить Оксана, да и я тоже.

Константин Чуриков: Да и я тоже. Мы вместе.

Оксана Галькевич: Да ладно, ладно, вы сейчас оба жаловались перед эфиром, все вам не так, речки вам наши не нравятся. Это я вот вам, товарищи, рассказываю, ха-ха.

Сергей Лесков: Ну так вот. Вы понимаете, мне на днях попалась на глаза замечательная цитата великого философа Николая Бердяева...

Константин Чуриков: О.

Сергей Лесков: ...который еще до эпохи всеобщей добровольно-принудительной вакцинации рассуждал о свойствах русского человека, еще не зная о том, что COVID упадет нам на голову. Так вот, Бердяев писал, что Россия – страна бытовой свободы, неведомой народам Запада, которые закрепощены мещанскими нормами. Только в России, писал он, нет давящей власти буржуазных условностей. Да, у нас бытовая свобода. Несмотря на то, что у нас со свободой, в общем-то, есть напряженка, это известно...

Константин Чуриков: Еще бывает бытовое разгильдяйство, кстати говоря.

Оксана Галькевич: Сергей, а может быть, это и есть объяснение?

Сергей Лесков: Да, вот мне кажется, что он попал в точку, да.

Оксана Галькевич: Потому что у нас ведь нет...

Сергей Лесков: Кстати, Оксана, здесь есть, конечно, вопрос, как при такой бытовой свободе русские люди сумели создать империю с мощной государственностью. Это тоже одна из загадок русской жизни. Но тем не менее нельзя не согласиться с этим точным наблюдением: бытовая свобода в России – это область, куда не вторгается государство...

Оксана Галькевич: Вот.

Сергей Лесков: ...и русский человек, в общем-то, привык жить как ему захочется, чего нет на Западе. Оказалось, что Запад сам себя спасает, то, что вот Бердяев пишет, какими-то мещанскими условностями, этой дисциплиной бытовой, им сказали вакцинироваться, они вакцинируются, им сказали ходить в масках, они ходят в масках, а у нас такого нет, мы свободны. Бердяев же писал о духовной свободе. Это, конечно, не духовная свобода, но можно сделать себе такой комплимент.

Оксана Галькевич: Мы ничем, кроме своего быта и своего здоровья, распоряжаться не можем.

Сергей Лесков: Не можем, да.

Оксана Галькевич: Поэтому мы пользуемся и люди отстаивают это до конца.

Сергей Лесков: Ну вот так и оказалось. То есть мы оказались...

Оксана Галькевич: Это очень глубинная, мне кажется, история.

Сергей Лесков: Мне кажется, что в этом есть какая-то диалектика: мы оказались жертвами своих преимуществ.

Константин Чуриков: Да.

Сергей Лесков: Вот так вот.

Константин Чуриков: Загадки своей русской души.

Сергей Лесков: Вот. Но все-таки...

Оксана Галькевич: Ну, рано или поздно это со всеми происходит...

Сергей Лесков: Я повторю следующее, я каждый раз, когда я говорю про COVID, я повторяю эту аксиому, эту лемму, если хотите сказать: прививаться необходимо. По медицинской статистике, тяжелых заболеваний у привившихся людей практически нет.

Константин Чуриков: Нас все время спрашивают зрители, говорят: вот вы нам, значит, мозги пудрите, вот это все рассказываете, сами-то не привились небось.

Оксана Галькевич: Ох...

Константин Чуриков: Привилась? Привился?

Оксана Галькевич: Покажи плечо, в которое тебе укол делали? А мне сюда. А вам, Сергей Леонидович?

Сергей Лесков: Ну, сюда куда-то, по-моему.

Константин Чуриков: И монетку можно.

Сергей Лесков: Да, я еще в январе – феврале привился.

Оксана Галькевич: Так вам пора уже на ревакцинацию.

Сергей Лесков: Да, мне пора на вакцинацию, я уже присматриваю место...

Оксана Галькевич: Так.

Сергей Лесков: ...и думаю, чем уколоться.

Константин Чуриков: Сергей, судя по времени, вам уже пора в космос. Про космос мы хотели поговорить.

Сергей Лесков: Да.

Оксана Галькевич: «Что нового на Марсе?», – спрашивает Михаил из Краснодарского края.

Сергей Лесков: Ну, вы знаете, космос – это моя любимая тема, хотя я в космос не летал. Этими днями, на этой неделе состоялось два замечательных события: два миллиардера, одного зовут Ричард Брэнсон, а другого зовут Джефф Безос, слетали в космос. Хотя это были суборбитальные полеты, ну как первый американский астронавт Шепард, он тоже, в отличие от Гагарина, который обогнул планету, он как иголка поднялся до космической 100-километровой высоты и потом спустился назад. Но тем не менее эти миллиардеры, Брэнсон, англичанин, и Безос, американец, построили собственные корабли на собственные деньги и сумели пробраться в космос.

Это на самом деле важный, не символический, а на самом деле огромный шаг для человечества в освоении космоса, потому что только когда частники начнут отвоевывать у государства вот эту вот монополию на космические полеты, и удастся сделать качественный рывок в освоении космического пространства. Уже несколько десятилетий мы, в общем-то, топчемся на месте, и мне кажется, что основная причина вот именно в этом. Сейчас, кстати говоря, в общем мировом космическом бюджете 75% – это уже частные инвестиции.

Константин Чуриков: Сергей, по иронии судьбы, сейчас мы вынуждены сообщить срочную новость.

Сергей Лесков: Так.

Константин Чуриков: Валерий Карпин назначен новым главным тренером сборной России по совместительству. РФС сообщил об этом. Карпин будет совмещать работу в клубе «Ростов» и национальной команде. А теперь про космос.

Сергей Лесков: А теперь...

Константин Чуриков: Это связано, да, футбол и космос?

Сергей Лесков: Как говорили, когда сборная СССР под предводительством предыдущего тренера Черчесова играла, все говорили: «Стас, ты космос», теперь будут говорить: «Валерий, ты космос». Посмотрим. Не в тренере, конечно, здесь дело, но отвлекаться не будем.

Константин Чуриков: И Дзюба тоже космос, да.

Сергей Лесков: Нет, ну Дзюба, ха-ха, это вообще Марс какой-то, извините за каламбур.

Ну так вот, конечно, фигура Джеффа Безоса наиболее интересна. Наверное, все его знают, да, это основатель Amazon, самый богатый человек в мире, по-моему, 200 миллиардов долларов. Что интересно в его космической эпопее – это то, что, когда он решил полететь в космос несколько лет назад, он развелся. Видимо...

Оксана Галькевич: Жена не пускала?

Константин Чуриков: Жена не пускала?

Сергей Лесков: Да, жена его сейчас, естественно, самая богатая женщина в мире, он ей кое-что отстегнул, вот. А перед полетом, накануне полета в космос он снял с себя полномочия руководителя Amazon. Видимо, он, хм, рассчитывал вернуться, но перед этим путешествием решил не рисковать своей компанией. В его команде была 82-летняя женщина, которая стала самым старшим в мире астронавтом, до этого был, по-моему, американец Джон Гленн, он и до этого летал в космос, он в 74 года летал, и 18-летний молодой человек, который стал самым молодым астронавтом. Ему мальчику, юноше, подростку папа купил на аукционе билет в космос за 28 миллионов, ну подарочек хороший.

Константин Чуриков: Архангельская область спрашивает, когда вот наши такие большие папы, наши олигархи вместо футбольных клубов будут вкладывать деньги, в общем-то, в космос.

Сергей Лесков: Да ладно футбольные клубы – вместо яхт.

Константин Чуриков: Хотя бы.

Сергей Лесков: Да, вместо яхт будут строить космические корабли. Нет, вы понимаете, здесь может быть несколько объяснений. Может быть, наши олигархи, условно так их назовем, хотя вроде бы эта порода уже выведена...

Константин Чуриков: У нас просто так не принято говорить, считается, что это просто бизнесмены.

Сергей Лесков: Да, бизнесмены, миллиардеры, их очень много, просто список Forbes каждый год пополняется все новыми и новыми, значит, этими российскими миллиардерами, славные люди. Но почему-то они как-то привязаны к земле, очень любят свою земную гавань, они не поднимают лицо к звездам...

Константин Чуриков: Яхту не поднимают в космос.

Сергей Лесков: Ах, на яхте нельзя улететь? Дьявол, вот в чем дело! В общем, поскольку все они вышли из нефтяного бизнеса, я думаю, что у них руки по локоть в черном золоте и им просто не до звездных миров, не до этих черных бездн, другие какие-то интересы. Я полагаю, что все-таки в мироощущении русского человека есть прорыв к другим мирам, это сказалось, например, в освоении Крайнего Севера и Сибири, да и космоса. Наверное, мы пройдем эту стадию и появятся у нас какие-нибудь новые первооткрыватели космоса. Но пока ситуация такая, что несчастный Дмитрий Рогозин, который служит предметом для многих шуток, ну и ему приходится с этим смириться...

Константин Чуриков: Так, какую вы сейчас вспомните?

Сергей Лесков: Ну, шуток очень много. Ну, например, есть такая шутка, что Илон Маск стал миллионером и занялся освоением космоса, а Дмитрий Рогозин занялся освоением космоса и стал миллионером.

Константин Чуриков: И стал, ха-ха-ха.

Сергей Лесков: Ну, поскольку отчасти Рогозин является нашим коллегой...

Константин Чуриков: Коллегой, да, прежде всего коллегой.

Сергей Лесков: …он должен понимать, что черный юмор помогает преодолеть трудности в каждой отрасли, с этим надо смириться. Но, кстати говоря, я уж выступлю адвокатом руководителя «Роскосмоса»: дело в том, что не в привычке наших высших чиновников заниматься промоушеном своей отрасли, рекламой в хорошем смысле. Да, когда Дмитрий Рогозин собирается снимать какой-то там фильм в российском отсеке МКС, когда он ставит какие-то эксперименты с собаками...

Константин Чуриков: ...научные.

Сергей Лесков: ...сочиняет какие-то космические рулады, что-то такое. Ну да, над этим можно посмеяться, к этому надо философски относиться, но он пытается тем самым поддерживать интерес, скажем прямо, увядавший интерес к космической отрасли, своими силами. Учитывая, в общем-то, небольшой бюджет «Роскосмоса» по сравнению с бюджетом NASA или с китайскими расходами на космосе... В Китае сейчас марсоход ездит по Марсу, и у США ездит марсоход, а у нас только планы. Олигарх американский Илон Маск уже вынашивает планы запуска человека на Марс. Ну что делать? А нам надо поддерживать все-таки интерес к космической отрасли, чем и занимается Рогозин в надежде на лучшие времена.

Оксана Галькевич: Но он фактически вызывает огонь на себя.

Сергей Лесков: Ну да.

Оксана Галькевич: Получается так.

Сергей Лесков: Закрывает амбразуру своим телом, вот. Я думаю, что он отдает себе в этом отчет.

Оксана Галькевич: Просто его очень много критикуют именно за то, о чем вы говорите.

Сергей Лесков: Ну что же, а я думаю, что все-таки даже эта критика является некоторым поддержанием интереса к отрасли.

Константин Чуриков: И здесь все по Бердяеву, да, тоже?

Сергей Лесков: Ну, в общем-то да. Я говорил, когда кто-то из наших зрителей спрашивал: мы считаем, что Китай страна, где все подчиняется государству, – да, отчасти так оно и есть; но в Китае в космической отрасли работают уже сто частных фирм с общими инвестициями 1 миллиардов долларов. Где наши миллиардеры? Их нет.

Оксана Галькевич: А может быть, их не пускают туда? Ну просто правила игры, условия такие...

Сергей Лесков: Оксана, это хороший вопрос. Вот за все время, я вообще слежу за космической отраслью, у нас была только одна частная фирма, которая пыталась работать в этой отрасли, она называлась Dauria Aerospace, она в «Сколково» была прописана, естественно.

Константин Чуриков: Ага, знакомое название.

Сергей Лесков: Ну вот, она взяла контракт у «Роскосмоса» на два спутника. Надо сказать, что спутники связи – это вообще наиболее масштабная и выгодная область деятельности, не запуски, запуски составляют лишь 2% общего космического рынка, а именно создание спутников, 300 миллионов они, по-моему, взяли у «Роскосмоса», но эти спутники, будучи выведенными на орбиту, сломались. «Роскосмос» тогда подал в суд и обанкротил эту несчастную Dauria. Мне кажется, что это слишком жестоко, потому что есть же все-таки венчурные предприятия, надо было бы этого гадкого утенка под именем Dauria все-таки вырастить до прекрасного лебедя. Нет, не получилось.

Константин Чуриков: С другой стороны, мы вот в этой студии, которые часто... и зрители наши тоже возмущены рынком, вернее последствиями того, что называется в нашей стране рынком, а здесь мы начинаем говорить: ой, больше частной инициативы, давайте частные компании создавать...

Сергей Лесков: Вот. Ну, на самом деле есть одно светлое пятно космическое, озоновая дыра, которое, значит, на этой неделе было. Все-таки после 15 лет удалось завершить космический долгострой и на МКС отправился модуль под названием «Наука». Никак не удавалось его достроить, удалось его достроить. Это будет самый большой научный модуль на МКС, сейчас там работает европейский модуль под названием «Дестини», какой-то американский модуль и японский, будет еще российский модуль, самый большой. Ну хорошо бы пораньше, конечно, его достроить, потому что МКС уже находится на издыхании.

Константин Чуриков: А в каких условиях живут на земле сотрудники ГИБДД? Конечно, не рядовые, а начальники краевых управлений.

Сергей Лесков: Вы про волшебную палочку инспектора ГАИ хотите сказать? Да, хм...

Оксана Галькевич: Нет, мы про другую волшебную...

Константин Чуриков: Мы не про палочку, мы про...

Сергей Лесков: Да, здесь что-то другое.

Оксана Галькевич: Один сантехнический волшебный предмет.

Сергей Лесков: На самом деле то, что потрясло больше всего умы наших соотечественников, – это золотой полковник, который управлял ГАИ на Ставрополье. Все видели, наверное, эти кадры золотых унитазов. Как сказал бы Иван Васильевич, который менял профессию: «Лепота!»

Константин Чуриков: Ха-ха-ха!

Сергей Лесков: Это что-то невероятное.

Константин Чуриков: А я бы сказал по-другому: «Срамота-а-а».

Сергей Лесков: Срамота. Ну, там все почему-то говорят, что плохой вкус... Ну, о вкусах не спорят.

Константин Чуриков: А как вам, кстати? Смотрите, Сергей, вот. А что? Смотрите, две машины, BMW, как видим, какая-то беседка, видимо, шашлычок, тут можно прогуливаться... Оксана, не хотела бы? Тут бы лежала бы, читала бы журнальчик.

Сергей Лесков: Конечно, интерьерчик хорош. Это интерьер был такой же у русского олигарха и миллиардера Брынцалова, кстати, то же самое, вкус один.

Мне, кстати говоря, история этого полковника из ГАИ напомнила, сколько, 4-летней давности историю с судьей Хахалевой, помните, которая за 2 миллиона с ведущими российскими поп-звездами устроила свадьбу. Видимо, такие вкусы на юге России.

Оксана Галькевич: Заборчик посмотрите какой, оцените.

Константин Чуриков: Я помню, как генерал Лебедь, очень люблю эту фразу: он говорил, что плохой вкус – это не отсутствие вкуса, это такой вкус.

Сергей Лесков: Ну да. Нет, здесь дело не во вкусе, дело все-таки в том, что... Ведь к нему ходили гости, вся знать Ставрополя там была, он же не был тайным миллионером Корейко, он не прятал свои миллионы в камере хранения, он жил открыто.

Оксана Галькевич: Ворота посмотрите – что там прятать? Все видно.

Сергей Лесков: Он заполнял декларации о доходах каждый год – никого это не напрягало. Он был свой человек в структуре власти этого южного региона, в Ставрополье. Ни у кого не вызывал, значит, удивления такой образ жизни.

Константин Чуриков: Ну мы вот удивляемся здесь все: ой, все дорожает, продукты дорогие, хлеб дорогой, невкусный. Так на чем, собственно, ребята погорели? Там же, кстати, не только он задержан, а весь главк.

Сергей Лесков: Да.

Константин Чуриков: Там же они придумали пропуска, которых в принципе не может быть, и выдавали их, естественно, за деньги тем, кто везет зерно, – ну это нормально, нет?

Сергей Лесков: Вы знаете, у нас есть тоска по Сталину. Все говорят: нет на них Сталина.

Константин Чуриков: Да, есть такое.

Сергей Лесков: Конечно, тоска по Сталину подогревается именно такими случаями. Между прочим, биографы Сталина описывают случай с дачей Папанина, который построил там себе дачу с греческим мрамором, еще с какими-то совершеннейшими наворотами. И когда Сталин посетил эту дачу, он сказал: «Вам нравится эта дача?» Папанин говорит: «Да, мне эта дача нравится». – «Тогда я очень поддерживаю ваше решение передать эту дачу детскому дому». Может быть, и этот дом надо передать тоже какому-то детскому садику?

Оксана Галькевич: Пишут из Краснодарского края: «Ставропольский гаишник хотя бы не вывозил деньги за рубеж, как некоторые».

Сергей Лесков: Да, он не имел такой возможности.

Оксана Галькевич: Сергей, а вас не смущает, что он всего лишь полковник?

Сергей Лесков: Эх...

Константин Чуриков: Молодец.

Оксана Галькевич: Нет, показывайте Сергея, что вы меня показываете?

Константин Чуриков: Нет, Оксану надо показывать.

Сергей Лесков: Что же там еще выше, вы хотите сказать?

Константин Чуриков: Вот сейчас прямо под дых.

Сергей Лесков: Какие дворцы, еще выше? Да, такой вопрос напрашивается, конечно. Есть еще один вопрос, почему его взяли, может быть, он с кем-то не поделился из тех начальников, на которых сейчас, значит, простодушно намекает Оксана?

Оксана Галькевич: Чего же простодушно-то, Сергей? Просто намекаю.

Сергей Лесков: Хорошо, намекаете. Подождите... Ну так вот...

Оксана Галькевич: Что же вы меня все время какой-то, я не знаю, блондинкой пытаетесь изобразить.

Сергей Лесков: Вы не блондинка.

Оксана Галькевич: Я вообще не блондинка.

Сергей Лесков: Вот. В этом году исполняется 10 лет реформе милиции, которая переименовалась в полицию. Вы знаете, значит, хоть горшком назови, только в печь не ставь, как говорят в народе. Возникает вопрос, после того как мы посмотрели на этот интерьер: а реформируема ли полиция в принципе? Вопрос, конечно, риторический. Но все-таки опросы показывают, что 60% наших граждан доверяют милиции своего региона. Я совершенно уверен, что подобные случаи все-таки не являются правилом. Далеко не в каждом регионе такие золотые полковники процветают, это, видимо, атмосфера создается, как Оксана непростодушно намекала...

Константин Чуриков: Ха-ха-ха, сознательно.

Сергей Лесков: Да, какой-то административной атмосферой в каждом отдельном регионе. Кстати говоря, по статистике, в этом году за крупные взятки осуждается больше, чем за мелкие. Есть цифры, которые говорят, что 40% всех осужденных за крупные случаи коррупции – это сотрудники правоохранительных органов, 40%, повторю еще раз. 30% – это чиновники. Вот так, смотрите, борьба с коррупцией идет, но, как показывает опыт всего мира, выжечь это зло невозможно, это какой-то Змей Горыныч, у которого все время вырастает дополнительная голова. Но все-таки случай, конечно, мне кажется, из ряда вон выходящий.

Оксана Галькевич: Давайте от этого фальшивого золота к реальному золоту перейдем, о наших шансах.

Сергей Лесков: Да, к реальному.

Константин Чуриков: К медальному.

Оксана Галькевич: Олимпийское золото, да.

Сергей Лесков: Вы знаете, что сказал полковник на следствии, которое только началось? «Это не мой вообще дом».

Оксана Галькевич: Ага, «и унитаз не мой».

Сергей Лесков: Да, «эти унитазы жена привезла».

Константин Чуриков: «Первый раз вижу!».

Оксана Галькевич: А жена-то хоть его? Он ей ничего не сказал?

Сергей Лесков: Да, «мне и самому эти унитазы не нравятся, это безвкусно». Родилась шутка: дому надо было уволиться за 2 недели до ареста полковника, тогда бы все сошло на нет.

Оксана Галькевич: Да...

Сергей Лесков: Сегодня открытие Олимпиады.

Константин Чуриков: Да.

Сергей Лесков: Конечно, эта Олимпиада очень необычная, это Олимпиада, которая перенесена с прошлого года на этот. Она будет проходить при пустых трибунах по понятным причинам. На трибунах будут сидеть только чиновники, вот. Хотя в Токио каждый день заражается меньше 1 тысячи человек, а в Москве меньше 5 тысяч человек, в 5 раз больше, чем в Токио, но у нас олимпийское спокойствие. Мне вообще кажется, что эту Олимпиаду стоило бы передать в нашу страну, мы бы провели ее лучше, чем японцы, мы умеем эти праздники проводить.

Константин Чуриков: И заболели бы.

Сергей Лесков: Нет, почему?

Константин Чуриков: Ну да, правильно, мы же в Петербурге не заболели.

Сергей Лесков: Это масса загадок со статистикой. Вот Санкт-Петербург же получил футбольные матчи на недавнем Чемпионате Европы, по-моему, из Дублина и Бильбао.

Ну так вот, мне кажется... Да, кстати, вот тут же 97% наших граждан не знают имени ни одного российского олимпийца, и из этого делается, дескать, вывод о том, что нам эта Олимпиада не слишком интересна. А многих ли олимпийцев мы знали перед открытием прежних Олимпиад? На самом деле сейчас нет таких великанов, как Брумель, Власов, Лариса Латынина, например. Сейчас мы узнаем, к сожалению, чаще других спортсменов типа Мамаева и Кокорина, это на самом деле большая проблема. Но тем не менее я совершенно убежден: воспитательное значение спорта очень велико. Мне самому приходилось знать спортсменов великих, и, в общем-то, спорт – это прекрасно.

Константин Чуриков: А кого лучше знать, спортсменов или ученых?

Сергей Лесков: Ну, есть спортсмены, которые становились неплохими учеными, такие примеры есть. Но, в общем-то, это провокационный вопрос...

Константин Чуриков: Других не держим.

Сергей Лесков: Это разные достоинства.

Константин Чуриков: Ага.

Сергей Лесков: Ну я не знаю, Власов, например, величайший тяжелоатлет, который стал писателем и претендовал на пост президента России, в общем, это глыба была не только на тяжелоатлетическом помосте.

Еще несколько слов я не могу не сказать...

Константин Чуриков: Буквально минутка, да.

Сергей Лесков: Мне кажется, что олимпийское движение переживает большой кризис. Смотрите, пулеметная очередь дисквалификаций спортсменов всех стран, в том числе и российских, по, мне кажется, надуманным политическим предлогам, а следующий шаг – Олимпиада уже без зрителей. Сначала вытравливали спортсменов, теперь зрителей, то есть Олимпиада становится каким-то чиновничьим мероприятием. Мне представляется, что, в общем-то, МОК нуждается в реформе, как, предположим, ООН и многие другие международные союзы, созданные достаточно давно. Ну, Игры все-таки начались, мы, конечно, будем за этим следить. А последняя спортивная новость, конечно, вам будет интересна: обсуждается вопрос о введении нового вида спорта в программу Олимпиады – это художественная гимнастика для мужчин.

Константин Чуриков: Для мужчин, мы сегодня рассказывали.

Сергей Лесков: Рассказывали?

Константин Чуриков: Мы не стали это показывать, да, но рассказывали.

Сергей Лесков: Ну, это нечто... Мы, конечно, не доросли до таких нравственных высот.

Константин Чуриков: Да. Спасибо. «Темы недели» с Сергеем Лесковым, обозреватель ОТР был у нас в студии.

Ну да, действительно, прошла неделя программы «ОТРажение»: что только ни узнали, что только ни обсудили. Мы с вами тут и борщ варили, и игры Олимпийские сегодня открыли, и с бедностью боролись всю неделю и продолжим это дело... В золотой унитаз начальника ГИБДД Ставрополья заглянули...

Оксана Галькевич: Да, и по этому поводу тоже есть цитата недели у нас как раз из эфиров этой недели. Александр Михайлов, член Совета по внешней и оборонной политике, вот что сказал.

Александр Михайлов: И вот у нас всегда бедный – это гаишник, который на трассе стоит, «трешки» сшибает, да, а вот все говорят: вот он коррупционер. Вот врач, который взял шоколадные конфеты, вот учитель, которому подарили что-то такое в знак благодарности, и у нас уже гаишники стали выходить из зоны нашего внимания, потому что появились другие коррупционеры типа Захарченко, этих самых ребят из ФСБ, которые там, значит, уже миллиардами, миллиардами ворочают. Я считаю, что вот эта ставропольская история так просто не закончится, она покатится кверху. Я не исключаю, так сказать, реакцию и президента в отношении губернатора.

Константин Чуриков: Даже так.

Оксана Галькевич: Об этой новости и о других вы нам писали много, за неделю мы получили 31 тысячу SMS...

Константин Чуриков: И звонили много.

Оксана Галькевич: Да.

Константин Чуриков: Сейчас вот пытаются посчитать, но это точно за 40 тысяч звонков.

Оксана Галькевич: За 40 тысяч? А давай вот некоторые SMS этой недели.

Константин Чуриков: А вот SMS недели. Брянск, внимание на экран: «Бороться надо не с бедностью, а с теми, кто не может нажраться».

Оксана Галькевич: Вологда: «Верните добрую милицию». Ну или Новосибирск: «Верните срочно смертную казнь».

Константин Чуриков: Ну, последние две SMS – это из понедельника, коллеги тогда еще, кстати говоря, не знали про золотой унитаз на Ставрополье, просто-напросто проводили опрос, что надо вернуть из нашего советского прошлого. Ну и вот сейчас самый ностальгический момент этой недели в программе «ОТРажение».

Сергей Смирнов, доктор экономических наук НИУ ВШЭ: Я бы вернул зеленые электрички. Почему? С деревянными сиденьями, где так было удобно после лыжного похода разложить закусочку, поставить бутылочку водочки, и так хорошо! А деревянные лавочки – ну где сейчас в нынешней «Иволге» разложишься? Не разложишься.

Константин Чуриков: С пятницей всех, с наступающими выходными. На этой ноте мы можем уже заканчивать.

Оксана Галькевич: Ну, вот это слово можно было в пятницу произнести. Да, Костя отправляется срочно к горячему борщу и холодной... минералке в стакане.

Константин Чуриков: И холодной минералке, как и Оксана Галькевич. Это программа «Отражение», спасибо всем.

Оксана Галькевич: Спасибо, что были с нами. Хороших выходных вам.

Константин Чуриков: Увидимся.

Оксана Галькевич: До свидания.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)