Сергей Лесков: Сегодняшние айфоны, айпады, интернет, чудеса электроники – это дальние потомки в пятом колене атомной бомбы

Гости
Сергей Лесков
Обозреватель

Константин Чуриков: Ну а сейчас, я думаю, всем будет интересно увидеть Сергея Лескова после отпуска. «Темы дня» с нашим обозревателем. Здравствуйте, Сергей.

Марианна Ожерельева: Здравствуйте.

Сергей Лесков: Да, добрый вечер. А почему вы считаете, что меня так уж интересно увидеть... ?

Константин Чуриков: Нет, ну почему? Давайте крупнее покажем Сергея Лескова, такой приятный «северный» загар, ха-ха.

Марианна Ожерельева: Ха-ха.

Сергей Лесков: Ну да.

Марианна Ожерельева: С завистью посмотрели мы. Так.

Сергей Лесков: Такое бывает в жизни каждого человека.

Константин Чуриков: Мир сильно изменился за время вашего отсутствия.

Сергей Лесков: Да, изменился. Я обратил внимание, что, когда я уезжал, то было такое противостояние между Россией и НАТО и казалось, что удалось несколько умиротворить стороны. Однако словесная перепалка за время моего отсутствия между Россией и НАТО достигла гораздо более высокого накала. В общем, я, честно говоря, этого не ожидал. Сегодня министр иностранных дел России дал пространное интервью, он сказал, что все-таки удалось договориться о встрече, видимо, военных экспертов сначала России и США сразу после Нового года, а потом, по-моему, даже названа вторая дата, 12 января, России и НАТО. Кстати, сама по себе очередность этих встреч говорит о том, что НАТО поет под мелодию США.

Константин Чуриков: Сергей, ну почему же пространное интервью? Очень все конкретно.

Сергей Лесков: Да, конкретно.

Константин Чуриков: Вещи своими именами названы: Лавров назвал новый подход Евросоюза к России «политической Камасутрой» – вот, даже так, все очень предметно, откровенное интервью, я бы сказал.

Сергей Лесков: Кстати, из этого интервью я бы сделал другой обнадеживающий вывод: слава богу, до Нового года войны между Россией и Украиной не будет, если уж договорились встретиться с Америкой и с НАТО.

Константин Чуриков: То есть в ближайшие 3 дня, да?

Сергей Лесков: Ну почему? До, видимо, встречи с американцами.

Вот. Ну и каким-то рефреном звучит образ так называемых «красных линий» для Москвы. В общем-то, на самом деле понятно, когда потенциальный враг, а ведь НАТО не скрывает, что Россия для них является самой главной военной угрозой, приближается к твоим границам, то, в общем-то, можно потребовать гарантий безопасности. К слову говоря, чем может ответить Россия, Москва и Кремль, если не удастся договориться во время этих вот январских встреч? Тут, конечно, фантазировать очень тяжело, но можно вспомнить, это мне близко, Карибский кризис 1962 года...

Константин Чуриков: Это вам близко?

Сергей Лесков: Да, близко, да, потому что я видел своими глазами страну, где каждый житель помнит о Карибском кризисе. Мы-то уже забыли, наверное, и американцы забыли, а ровно, сколько, 60 лет назад, в общем-то, мир трепетал и стоял перед реальной угрозой Третьей мировой войны, когда Хрущев сумел завезти несколько десятков ядерных ракет на «Остров свободы». Надо сказать, что он это сделал незаметно для американцев. С тех пор, я думаю, средства демаскировки получили еще большее развитие, и, в общем-то, предугадать, чем ответит Россия, а Путин сказал в одном из недавних интервью, что ответ у нас имеется... Я могу пофантазировать...

Константин Чуриков: То есть вы ничего не заметили?

Сергей Лесков: Там? Нет.

Константин Чуриков: Ха-ха.

Сергей Лесков: Но я говорю, что появились новые средства демаскировки. Ну вот, например, гиперзвуковая ракета «Циркон», которая летает на дальность тысячи километров со скоростью 9–10 махов... Между прочим, пару дней назад создатель этой ракеты Борис Обносов получил самое высокое звание – Герой России. Это говорит о многом. Состоялись, проведены успешные испытания, а в начале следующего, 2022 года, ракета «Циркон» встанет на боевое дежурство. Мы можем исключить, что атомные подводные лодки, которые барражируют воды Атлантического океана, не проведут показательный массовый залп в Атлантике? Вот это будет такая же неожиданность, как советские ракеты на Кубе.

Марианна Ожерельева: Можно вопрос, Сергей? Все-таки здесь речь идет о том, что Россия высказывает свою озабоченность по защите территории, это понятно, да. Но ведь важная ремарка, что все-таки о встрече, которая состоится 12 января, предложение поступило со стороны НАТО, господин Столтенберг сказал, что давайте встречаться. И там была такая пометочка, что, собственно, Россию слышат. Вам не кажется, что это очень важный рефрен всего того, что происходит, потому что за последние годы, чтобы на международной арене была услышана позиция Российской Федерации так сразу, да еще и предложена дата... ? Ну вот я такого, если честно, не помню, чтобы такая быстрая была, моментальная реакция.

Сергей Лесков: Нам хочется мира, и поэтому мы в любом каком-то таком намеке видим благие намерения. Столтенберг, Марианна, наговорил столько плохого про Россию...

Марианна Ожерельева: Не спорю, конечно, это было.

Сергей Лесков: Да, вот. Поэтому, в общем-то, это капля меда в ложке, в бочке меда...

Константин Чуриков: Веры ему нет.

Марианна Ожерельева: Ха-ха.

Сергей Лесков: Нет, нет этому человеку веры.

Марианна Ожерельева: Уже потеряна она.

Сергей Лесков: Нет, тут столько сказано лишних и неосторожных слов, что... Все-таки практика – критерий истины, посмотрим, что будет.

Ну, по этому поводу, в общем-то, я вот что хотел бы сказать. Не надо забывать о том, что у России и у США по 1,5 тысячи ядерных боеголовок, и каждая из них в десятки раз сильнее той бомбы, которая упала на Хиросиму. Поэтому если у какого-нибудь Столтенберга сорвет в голове резьбу, то, в общем-то, этому будут трагические последствия...

Константин Чуриков: Это мы не только планету, это мы вот много чего, да... ?

Сергей Лесков: Да, надо смотреть правде в глаза, ситуация достаточно серьезная. Слава богу, что Джон Кеннеди и Никита Хрущев 60 лет назад понимали эту угрозу, но они были участниками Второй мировой войны. Ни Столтенберг, ни другие натовские генералы, насколько я понимаю, не участвовали во Второй мировой войне. Они очень бравые ребята, моложавые. В общем, ситуация достаточно серьезная.

Давайте смотреть правде в глаза. Сейчас злой в понимании Запада Путин делает то, что должен был сделать 30 лет назад добрый Горбачев, – потребовать письменных гарантий, законодательных гарантий безопасности России после самоликвидации Варшавского блока. Горбачева любят на Западе именно потому, что он добрый и ничего не потребовал, а Путина считают злым, потому что он, в общем-то, занимает ту позицию, которую должен занимать ответственный за свою страну политик, это и не устраивает Запад, естественно.

Есть еще один вопрос: а возможно ли прямое военное столкновение России и Украины? Сегодня в интервью Лаврова, которое уже цитировал Константин, сказано, что Запад раздувал вот эту вот шумную, истерическую кампанию, которую мы неоднократно обсуждали в нашей передаче, с целью спровоцировать маленькую войну на Украине, которая была бы выгодна для раздувания противостояния с Россией, а заодно, видимо, и с Китаем. Так если было такое намерение, то, видимо, оно не исчезло. Возможен ли прямой военный конфликт с Украиной? Там же уже и женщин призвали в военкоматы. Ну, всякое может случиться. Если мы вспомним, из-за чего началась Первая мировая война, ну вот убили эрцгерцога, имя которого сегодня не помнит никто...

Марианна Ожерельева: Никто.

Сергей Лесков: Но ведь сам этот Фердинанд после покушения вел себя достаточно странно и убийства могло бы не быть, он мог бы уехать с места покушения. Была бы тогда Первая мировая война? Это же случайно, случайность – убийство Фердинанда, могли бы не убить. Тогда бы не было Первой мировой войны?

Марианна Ожерельева: Но были же и другие причины.

Константин Чуриков: Секундочку, но перед Первой мировой все говорили, что вот может быть война.

Марианна Ожерельева: Да, разделение мира...

Сергей Лесков: Да.

Константин Чуриков: Вот эти все-таки слова, вот эти мысли и слова материальны, да?

Сергей Лесков: Слова материальны, вот. Поэтому не надо думать... Понимаете, может какой-то таракан пробежать по извилинам какого-нибудь человека, у которого палец лежит на кнопке, и случится трагедия. Если произойдет военное... Кстати, в самом-то Киеве считают, что они победят Москву, там готовят уже партизанские отряды, просят у американцев всякие противотанковые ружья... И в Верховной Раде, это транслировали по телевидению, депутат, который, кстати, получил образование в Москве, вспомнил славный 1514 год, когда украинское войско разбило москалей, он говорит, что «мы можем повторить». Надо, впрочем, сказать, что тогда это было не русское войско, а просто московское войско. Может быть, этот пан Острожский победил отряды Василия III, но войну-то они проиграли. И кстати, была это не украинская армия, а литовское войско.

Константин Чуриков: Несколько сообщений зрителей, чтобы просто было понятно, какая у нас обратная связь. Владимир: «Да, дело шло к войне, но мы молодцы, четко сработали», – ну вот еще надо понять, это все сработает или нет. Москва: «Нельзя Лескова в отпуск отпускать, уехал – сразу обострение».

Сергей Лесков: Ну да.

Константин Чуриков: И Ленинградская область: «Гори оно все, хлеб на 10 рублей подорожал».

Марианна Ожерельева: Давайте звонок примем. Александр из Нижегородской области. Александр, здравствуйте, мы вас слушаем.

Зритель: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Здравствуйте.

Зритель: Ну вот я не согласен. Сергей рассказывает нам, но он немножко забыл, что у нас было в 1941 году, хотя он специалист по 1962-му, он сказал. Ну вот мой дед там остался, поэтому я помню. Перед войной Союз тоже в письменной форме заключил договоренности с фашистской Германией, что из этого вышло, мы помним. Поэтому сейчас, если хочешь, чтобы страна жила хорошо, потихоньку нужно готовиться к войне. Но, но самое главное, что не делает президент, – он очень не любит свой народ, вот это вот нас беспокоит.

Константин Чуриков: Спасибо за ваш звонок, спасибо, Александр.

Марианна Ожерельева: Спасибо, Александр, спасибо.

Сергей Лесков: Ну, я не согласен с логическими построениями вашего выступления. Сочувствую, кстати, вашей семье и потерям в Отечественной войне. В любой нашей семье такие потери есть. Кстати говоря, с Гитлером подписали соглашение все кому не лень, большинство-то стран вообще выступали на его стороне во время Второй мировой войны, так что эта параллель тоже неуместна.

Как пройдут переговоры после Нового года? Обманываться не надо. Тот же Столтенберг, любезный сердцу Марианны и Константина, говорил неоднократно...

Константин Чуриков: Чего это?

Марианна Ожерельева: Что же вы так сразу...

Сергей Лесков: ...что никаких, никаких...

Константин Чуриков: Мы враги тут, что ли?

Марианна Ожерельева: Он это сказал.

Сергей Лесков: Никаких уступок России быть не может. Она требует гарантий безопасности, чтобы, дескать, мы не расширялись в Восточную Европу, – нет, ничего мы не согласимся. Есть такой человек Майк Макфол, он был послом в России. Он на днях опубликовал статью, он и сейчас крутится в элите Демократической партии, опубликовал статью, где перечисляет требования Запада к России, в результате которых, ну если Россия согласится на эти требования, то можно и дать ей некие такие гарантии. Что находится в списке Макфола? Он требует вывода российских войск из Приднестровья, отказа от признания Абхазии и Южной Осетии, возвращения Крыма кому бы вы думали? – Украине; прекратить поддерживать Донбасс, прекратить поддерживать также диктаторский режим Белоруссии и прекратить...

Константин Чуриков: Отвести войска на Дальний Восток...

Сергей Лесков: Да, и прекратить, естественно, хакерские атаки на сайты Демократической партии. Вот такой человек у нас послом работал. Хочется вообще спросить: Иван Васильевич, когда вы говорите, вы бредите?

Константин Чуриков: Тут еще видели новость, да, в выходные – Евросоюз требует компенсации от России за импортозамещение.

Сергей Лесков: Да, это последняя сегодняшняя новость.

Константин Чуриков: Забавно.

Сергей Лесков: Ну, в общем, если такие люди приедут в январе на встречу, то, конечно, ни о чем договориться невозможно. Как говорил царь Петр, но, правда, по другому поводу относительно Европы, «это не они мне, это я им нужен». И на самом деле в случае военного конфликта в первую очередь пострадают те страны, которые часто называют лимитрофами окружающие Россию, которые раньше были в Восточном блоке.

Одним словом вот что. Я думаю, что все-таки удастся договориться, но, чтобы преодолеть Карибский кризис, как учат его уроки, надо сначала создать Карибский кризис, чем, в общем-то, и занимались многие западные страны. Кстати, все-таки по поводу битвы, единственной войны Украины с Россией надо сказать, что после этой войны, которую Москва-то выиграла все-таки, началось создание русского государства и к Москве присоединились не только Смоленск, но также Псков и Рязань. «Можем повторить», как говорили по другому поводу, можно еще что-нибудь присоединить. Сегодня же или вчера Шойгу говорил насчет возможности присоединения некоторых регионов Украины...

Константин Чуриков: Подождите, это я пропустил.

Сергей Лесков: Да, было-было такое. Ну, в случае какого-то...

Константин Чуриков: В случае.

Сергей Лесков: Ну естественно, да.

Марианна Ожерельева: А помните еще историю про то, что присоединится ли Россия к НАТО, об этом и Лаврова в этом интервью спрашивали...

Сергей Лесков: Ну да, да. Он сказал, что это невозможно.

Марианна Ожерельева: И Путин ранее на этот вопрос отвечал, что это невозможно.

Сергей Лесков: Кстати говоря, касательно возможных ответов Москвы в случае нежелания НАТО услышать предложения у меня есть давняя идея. Я считаю, что мораторий на ядерные испытания вреден. Вот как Россия первой объявила мораторий на ядерные испытания, надо от этого моратория отказаться, и вполне можно на нашей Новой Земле начать ядерные испытания. Это, кстати говоря, помогло бы в модернизации ядерного арсенала.

Константин Чуриков: Вы знаете, Сергей, чем больше все равно говорится о предполагаемом обострении (я так специально не употребляю то самое существительное), тем как-то все равно неспокойнее становится. Сегодня Валентина Матвиенко заявила, значит, спикер Совфеда: «Я могу вас твердо заверить в том, что в России на все случаи развития событий есть сценарии адекватных мер. Мы надежно защищаем свою границу, здесь у наших граждан не должно быть никаких малейших сомнений на этот счет. Граница России защищена надежно». Все это верно, да, но я думаю, что людей волнует не только защита границ, а в принципе факт наличия мира, понимаете, не только границ.

Сергей Лесков: Ну да. Ну, при всем уважении к спикеру Совета Федерации, мне кажется, что вряд ли она является первым актором, что ли, российской внешней политики. Вот она может комментировать, конечно, она как член Совета безопасности много знает, но все-таки она не входит, конечно, в круг, ближний круг, который формирует вот эти вот важные вещи. Итак, после Нового года, когда мы встретимся, нам будет о чем поговорить, это уже совершенно очевидно.

Константин Чуриков: Если встретимся.

Сергей Лесков: Ха-ха.

Марианна Ожерельева: Ха-ха.

Константин Чуриков: Плохая шутка, да? Встретимся-встретимся.

Сергей Лесков: Нет, отличная шутка, почему. Вы думаете, что нас призовут под ружье?

Марианна Ожерельева: Или очередной отпуск просто у вас намечается вдруг.

Сергей Лесков: Или в России последуют примеру Украины и Марианну призовут в Военно-морской флот.

Константин Чуриков: Нет, у нас такого не будет.

Сергей Лесков: Ну хорошо. Уходящий год прошел под созвездием COVID и под знаком пандемии. На исходе этого года Совет по правам человека при Президенте России выступил с любопытной инициативой. Они разрабатывают законопроект, который должен запретить создание цифрового портрета гражданина по базам данных. Конечно, такие идеи появились в ходе вот этого расцвета цифровизации, всеобщего перехода на дистанционный режим. Ну, я думаю, что пандемия – это вообще лучшее, что могло случиться с IT-сферой, которая единственная пошла в совершенно безудержный рост.

Что беспокоит Совет по правам человека, и, в общем-то, надо сказать, что и многих граждан это беспокоит, это такая тотальная цифровизация, свидетельством чему то, что наша Дума отыграла назад и решила повременить с законом о введении QR-кодов в транспорте и еще где-то. Кстати, Матвиенко тоже это сегодня комментировала и сказала, что все-таки этот закон хороший, но его просто надо доработать. Впрочем, это является мировой практикой в развитых странах. Мало того, вся логика наших властей говорит о том, что цифровизация стоит на марше и вот эта вот цифровизация персональных данных и всей социальной сферы будет продолжена и в 2022 году.

Однако в чем эти опасения? Ну, будем прямо говорить, что, в общем-то, есть опасность того, что сокровенные тайны личной жизни будут считаны какими-то этими элементарными устройствами. Даже вот сейчас, когда мы приходим в театр, там стоит билетер и считывает у тебя с QR-кода информацию, например, все твои паспортные данные, когда ты родился, где родился, еще что-то. Что там будет в этих QR-кодах...

Константин Чуриков: Ну, вы не показательный пример, вас сразу узнают, еще: «А, Сергей Лесков, место работы ОТР», – ну все понятно уже с вами.

Марианна Ожерельева: Пропуск.

Сергей Лесков: Ага, спасибо, конечно, за комплимент, но я же в маске вхожу туда, поэтому меня могут не узнать. Но так или иначе вы понимаете, о чем речь: человек вышел в булочную, идет туда пешком, потому что в булочную наши люди на такси не ездят, к нему пристроился сзади злоумышленник и каким-то вот этим самым модемом считал все данные у него за спиной. Здесь коварство людей с нечистой совестью бесконечно. Вы посмотрите, каждому из нас по многу раз за день звонят какие-то телефонные мошенники. Конечно, появятся мошенники, которые захотят получить и к этим самым QR-кодам. В общем-то, здесь опасения небезосновательны, прямо скажем. Почему QR-коды должны вводиться на транспорте? Почему какой-то билетер, человек, скажем так, сложной судьбы...

Константин Чуриков: Вы очень дипломатичны сегодня.

Сергей Лесков: Да, дипломатично, ха-ха, должен узнавать какие-то интимные данные о своем пассажире? В этом есть, конечно, нарушение прав гражданина, а вообще-то у нас есть закон об охране персональных данных, здесь Матвиенко права.

Константин Чуриков: Слушайте, когда я сажусь в поезд и предъявляю свой паспорт, там нет интимных тайн? Там место прописки, фамилия, имя, отчество, номер паспорта...

Марианна Ожерельева: Она посмотрела и забыла, а тут зафиксировала и ее система запомнила.

Константин Чуриков: А тут помнит.

Сергей Лесков: Нет, Костя, мы можем об этом бесконечно говорить, но на самом деле уже сейчас МВД постоянно предупреждает наших граждан, что даже те данные, которые уже сейчас находятся в обороте, и то становятся предметом злоупотреблений этих нечистых на руку, но быстрых разумом людей. Вот здесь...

Марианна Ожерельева: Ну, Сергей, а как же «цифру» развивать тогда в стране? Цифровизация шагает...

Сергей Лесков: Значит, вот... А всегда... Это же как искусство взламывания сейфов: без сейфов жить нельзя, но прогресс у этих самых медвежатников заставляет прогрессировать и тех, кто изобретает сейф. Это, скажем, назовем это диалектикой. Так и здесь, то же самое.

Вообще... Вы помните, есть такой... что значит «есть», все его смотрели много раз... замечательный культовый фильм «Стиляги»? Там Сергей Гармаш поет песню «Человек и кошка Плачут у окошка, Человеку бедному Мозг совсем свело». Я думаю, что с учетом нынешней реалий надо «кошку» заменить на «цифру»: «Человек и «цифра» Плачут у окошка, Человеку бедному Мозг совсем свело». На самом деле здесь Марианна права, цифровизация на марше, ее не остановить, и, конечно, опасения тех людей, которые боятся этого процесса, понять можно. Вы, кстати, помните, что самый большой ахтунг стоял, когда вводили ИНН? И многие служители церкви с амвона тогда предупреждали, что это дьявольские цифры, там закодировано число апокалипсиса...

Константин Чуриков: Число зверя.

Сергей Лесков: Да, число зверя, но ничего, конечно, не произошло. Это не значит, что ничего плохого не может произойти и в дальнейшем, такие опасения, в общем-то, есть.

Константин Чуриков: Произошло только то, что теперь надо помнить этот проклятый номер, понимаете, он всюду нужен.

Сергей Лесков: Но, с другой стороны, я могу и сторонникам прогресса сказать следующее. Вот мы говорили в первой части нашей передачи о Второй мировой войне. Перед Второй мировой войной атомная физика была областью, где удовлетворяли свое праздное любопытство ученые, которых было совсем-совсем немного. А потом вдруг оказалось, что эта праздная игра ума породила атомную бомбу, ну и мы знаем, к чему это привело для, например, Японии. И между прочим, сегодняшние айфоны, интернеты, айпады, чудеса электроники – это дальние потомки, в пятом колене, этой самой атомной бомбы, прямо скажем. Можно было, наверное, обойтись в прогрессе микроэлектроники и атомной физики и без атомной бомбы, но надо...

Константин Чуриков: Сергей, американцы...

Сергей Лесков: Сейчас, подождите-подождите, важная мысль. Но надо было, конечно, обсуждать эти опасности. Может быть, эти опасности таит и цифровизация. Если мы поставим цифровизацию под общественный контроль, то, может быть, удастся избежать тех последствий, которые породила атомная физика, создав ядерное оружие.

Константин Чуриков: Сергей, вы не переживайте, американцы на той неделе пообещали, что iPhone, эту страшную «атомную бомбу», они у нас отберут если что, то есть iPhone не будет поставляться в Россию.

Сергей Лесков: Ну, там в Китае есть не хуже, как известно.

Константин Чуриков: Ну да.

Марианна Ожерельева: Ну, к вопросу, кстати, о «цифре»: в тех же Штатах не везде ты можешь оплатить телефоном, как у нас. Мне кажется, сегодня уже действительно много где ты можешь в России оплатить что-либо с помощью телефона, вот к вопросу о цифровизации, а, допустим, за океаном это не работает, то есть ты получаешь чек в ресторане, например, и выписываешь, себе вот это все пишешь ручечкой.

Константин Чуриков: Как интересно.

Марианна Ожерельева: Да. Вот тебе и прогрессивная...

Сергей Лесков: Да, к вопросу о преступлениях и цифровизации, мы плавно давайте перейдем к следующей теме. В Китае, который мы только что затронули, создан цифровой прокурор. Причем он провел тестовые какие-то процессы в самом крупном городе под названием Шанхай, и точность его приговоров 97%. Мне кажется, что это выше, чем у прокурора в человеческом обличье, что-то мне подсказывает, что это очень высокая цифра. Причем он работал в восьми самых распространенных областях преступлений, это мошенничество с кредитными картами, вот мы говорили про это, умышленное нанесение травм, азартные игры, которые запрещены, кстати, в Китае, ДТП, воспрепятствование выполнению служебных обязанностей, воровство, развязывание ссор, драки и провоцирование неприятностей – то есть, в общем, это весь спектр. И смотрите-ка, искусственный интеллект сумел это дело освоить.

Конечно, мы боимся... Между прочим, грустная эта тема или нет. Практика российской действительности такова, что русский человек всегда подсмеивался, конечно, над прокурором. Вы помните эти знаменитые песни «Я дочь прокурора, Я фея из бара», или там Аркадий Северный пел: «Там, в семье прокурора, В безмятежной отраде Росла дочка прокурора». Всегда мы находили, наши предки, в общем, сейчас, конечно, не так, какой-то способ подшутить над этой стороной жизни...

Константин Чуриков: Но смех над прокурором не всегда хорошо заканчивается.

Сергей Лесков: Да, не всегда хорошо, да. Есть ли, кстати говоря, чувство юмора у прокурора, неизвестно, потому что я вижу, что в Китае одновременно с созданием цифрового прокурора создали и другого робота, который наделен чувством юмора.

Марианна Ожерельева: Прелесть.

Сергей Лесков: Почему они это делают? Это совершенно, я думаю, не случайно. Ну, во-первых, по поводу прокурора хочется сказать вот что. Все преступники думают, что они жутко хитрые, – ничего подобного, видимо, этот искусственный интеллект, который их разоблачает, эту легенду опровергает. Как известно, на всякую хитрую гайку найдется, что там, болт с резьбой, по-моему, да.

Константин Чуриков: «Был бы человек, а дело найдется».

Сергей Лесков: Найдется. Ну так что же? На самом деле мне кажется, что мы смирились с тем, что робот заменит многие и многие профессии, ну как, я не знаю, уже нет телеграфиста, телефонистки и много кого нет. Но вот люди, которые определяют судьбу человека, как, например, прокурор и судья, неужели они тоже уйдут в прошлое?

Константин Чуриков: Разве такое может быть в нашей стране, где такой сильный вот этот блок, понимаете, корпус...

Сергей Лесков: Силовой, да. Что они будут делать? Не отдадут, да?

Марианна Ожерельева: Не отдадут.

Константин Чуриков: Конечно.

Сергей Лесков: Ну, с другой стороны, если соединить, синтезировать робота-прокурора и робота с совершенным чувством юмора, то, может быть, это и будет та самая услада и то будущее, к которому человек стремится? На самом деле, в общем, и то и другое мне кажется чрезвычайно сложным. Слишком много факторов влияет на действия человека. Вы помните, самый знаменитый ну следователь, прокурор Порфирий Петрович, как он вычислил Раскольникова?

Константин Чуриков: Я думал, про Скуратова сейчас начнете.

Сергей Лесков: Нет-нет-нет, почему. Кстати, у Порфирия Петровича фамилии нет. Как он разоблачил Раскольникова? По статье в газете. Так если идти дальше, может быть, прокуроры, чипизированные цифровые прокуроры смогут и предвидеть преступления, как делал Порфирий Петрович? Ведь это следующий шаг в развитии прокурорского дела, это будет прекрасно, светлое будущее.

Насчет чувства юмора я вот что скажу. Как известно, самой большой проблемой в семье является отсутствие чувства юмора у мужчины и наличие чувства юмора у женщины, вот, ха-ха. Это сказал Оскар Уайльд, не я. На самом деле мне кажется, что значительно сложнее создать робота с чувством юмора, чем робота, который будет определять степень вины человека. Но в любом случае это говорит, конечно, о том, что время меняется чрезвычайно быстро. Робот с чувством юмора был в советском кинематографе. Помните, был такой фильм, там Михаил Стриженов играл робота... как же он назывался... его звали Роберт, по-моему, Роберт, с Михаилом Пуговкиным и Олегом Стриженовым. И там Стриженов играл робота, у него была прекрасная фраза: «Понятие шутки в моей системе ценностей не существует, оно лишнее». Вот теперь удается это дело преодолеть.

Константин Чуриков: Сергей, это же не наш путь. Вы понимаете, вот у нас каждую секунду на портал приходят сообщения, и народ, я вот не хочу, так сказать, жаргонизмы употреблять, в общем, так сказать, жестко, скажем так, отшучивает все, что происходит в эфире и т. д.

Сергей Лесков: Ну прекрасно.

Константин Чуриков: Вот, никакие роботы не нужны, это делают живые люди.

Марианна Ожерельева: Не нужны.

Константин Чуриков: И делают превосходно.

Сергей Лесков: Но это и слава богу.

Марианна Ожерельева: Доверия к людям нет, а к роботам тем более.

Сергей Лесков: Одно из, я не знаю, свойств, достоинств русского человека состоит, конечно, в том, что тяготы российской действительности, а они, в общем-то, многообразны и неискоренимы, он умеет преодолевать с помощью чувства юмора в самых сложных ситуациях. Я думаю, не так много народу, которые наделены таким чувством юмора. Я, кстати, очень сожалею, что от России отпал русский город Одесса, где, в общем-то, был просто фонтан юмора, о чем говорит русская литература всего XX века.

Ну так вот. Я вообще думаю, что человек теряет все, если он теряет чувство юмора, и даже, в общем-то, может быть, это самое тяжелое из мыслепреступлений, которое может произойти, которое ни один робот-прокурор не сможет оценить по достоинству. 2022 год, который уже не за горами, я думаю, принесет нам какие-то сенсации именно по части цифровизации, чипизации и все большего наступления каких-то вот электронных чудес, которые мы сейчас даже представить не можем.

Константин Чуриков: Я думал, вы нам скажете, что надо запасаться чувством юмора на весь год.

Марианна Ожерельева: Ха-ха.

Сергей Лесков: А чувство юмора, оно неизбывно. Что тут скажешь? Ну, на самом деле многие из нас, конечно, а в школе, по-моему, все проходили какие-то основы программирования, и, в общем-то, мне не совсем понятно...

Константин Чуриков: Вы тоже, Сергей?

Сергей Лесков: ...как можно как-то вот закодировать, например, шутку Раневской: «Если больной очень хочет жить, врачи бессильны». Как это можно объяснить программе? Еще раз: если больной очень хочет жить, врачи бессильны. Вот попробуйте сделать так, чтобы это...

Константин Чуриков: Но наш русский юмор – это особенное что-то.

Марианна Ожерельева: Да, это надо понимать.

Сергей Лесков: Это одесский юмор, кстати, в общем-то.

Марианна Ожерельева: Тем более.

Сергей Лесков: И вообще, главное достоинство человека, главная сила человека, как говорил Михаил Михайлович Жванецкий, – это не бицепс, а что? А разум.

Константин Чуриков: Вот мы как раз и вернемся к разуму, к вашему разуму, к вашим комментариям уже в эту среду. Что, «Темы годы», да? Замахнемся на «Темы года»?

Сергей Лесков: Да, конечно, да, постараемся.

Константин Чуриков: Сергей Лесков в эту среду в 19:30, не пропустите. Спасибо. С возвращением.

Сергей Лесков: Спасибо.

Константин Чуриков: Мы продолжим через несколько минут, будем в проекте «Реальные цифры» считать наш с вами новогодний...

Марианна Ожерельева: ...бюджет.

Константин Чуриков: ...бюджет.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать

Ваш комментарий будет опубликован после проверки модератором

Комментарии (1)
Олег Столяров
сегодняшние чудеса электроники это мощное "приземление" мечты человечества с обеспечения запуска космических кораблей для покорения Вселенной до обеспечения запуска чипированного чайника в мета вселенной.
Темы дня от обозревателя