• Главная
  • Программы
  • ОТРажение
  • Сергей Лесков: Космический старт Хаски возбудил бы интерес молодежи не только к рэпу, но и к технологическому рывку. Отличная кандидатура — физически крепкий, малодушием не страдает и родину любит

Сергей Лесков: Космический старт Хаски возбудил бы интерес молодежи не только к рэпу, но и к технологическому рывку. Отличная кандидатура — физически крепкий, малодушием не страдает и родину любит

Гости
Сергей Лесков
Ведущий программ

Оксана Галькевич: Ну что, последние полтора часа прямого эфира «Отражения» на этой неделе. Пошел уже обратный отсчет. Но проведем это время с пользой, в обсуждениях, спорах, а значит – в поисках истины. В студии с вами сегодня Константин Чуриков…

Константин Чуриков: …и Оксана Галькевич. Да, тем более вечерний прайм-тайм, пятница – самое время поговорить о жизни. Через полчаса расскажем, на какое меню перешли россияне в условиях роста цен и чем сегодня питаются. Мы выяснили, каков реальный прожиточный минимум в нашей стране. Подсчитали ваши расходы на еду, коммуналку, лекарства – все самое необходимое. Оказывается, минимальной зарплаты сегодня уже на это совсем не хватает. Итоги опроса в проекте «Реальные цифры» – после 20 часов.

Оксана Галькевич: Ну а прямо сейчас самое время подвести предварительные итоги недели. Главные темы последних пяти дней выбрал Сергей Лесков, обозреватель Общественного телевидения России. Он к нам присоединяется. Здравствуйте, Сергей.

Сергей Лесков: Добрый день.

Константин Чуриков: Здравствуйте, Сергей. Напомним зрителям, что можно вовсю все комментировать – то, что Сергей, в свою очередь, комментирует здесь, у этого экрана. Звоните, пишите.

Сергей Лесков: Ну да, про себя и вслух.

Событий на неделе было много, но, в общем-то, сегодня, наверное, в мировой политике самое главное событие – в далеком Буэнос-Айресе начинается встреча «Большой двадцатки». Туда прибыл и президент России Владимир Путин. С кем должен встретиться президент России? Какие проблемы он будет обсуждать? Ну, все уже знают, что сорвалась, судя по всему, его встреча с президентом США Дональдом Трампом. Стоит ли переживать по этому поводу? Знаете, все зависит от точки зрения. И сколько людей, столько здесь мнений. Ну, давайте мы представим всю эту палитру.

Вторая тема, мне кажется, очень симптоматична, хотя мы и не часто обращаем в своих программах внимание на эту проблему – это молодежная политика. На этой неделе по всей стране пронеслась эпидемия, что ли, отмены концертов рэперов. Теперь в итоге все знают, что такое рэп и кто такие рэперы. Ну, один из самых популярных рэперов по имени Хаски был даже посажен в застенок.

Но вдруг выяснилось, что у рэперов нашлись влиятельные заступники и даже покровители. Теперь в Министерстве культуры обсуждают даже идею выделения правительственных грантов рэперам. Может быть, даже появится Управление по рэпу. А вообще-то, если говорить серьезно, то, конечно, молодежная политика является важной составляющей частью любой социальной политики государства. И, в общем, в этой социальной политике молодежная культура и рэп как новый язык молодежи составляют важную часть этого большого триптиха. Давайте попробуем разобраться в этой пока достаточно новой и запутанной истории.

Ну и наконец – Грузия. Грузия, которая, без всякого сомнения, была самой любимой республикой на просторах большой страны под названием СССР, обрела нового президента. Теперь это женщина, ее зовут Саломе Зурабишвили. Кто это? Что это за президент? И как она будет выстраивать свои отношения с большой Россией? Возможно ли восстановление дипломатических отношений? Как будут строиться отношения простых людей? Все это – вопросы довольно важные, учитывая наши крепкие и многовековые связи с Грузией, ну, какие бы отношения ни были сейчас.

Константин Чуриков: Вы сказали: «Кто эта женщина?» Я сразу полез в «Яндекс» посмотреть хотя бы, как она выглядит. Очень импозантная.

Константин Чуриков: Она сверстница Владимира Владимировича Путина, между прочим, но родилась в другом городе, который называется Париж.

Константин Чуриков: Я же говорю – импозантная.

Сергей Лесков: А Владимир Владимирович родился не в Париже, хотя бывал там.

Кстати, по поводу зарубежных визитов президента России. Сейчас он находится в Буэнос-Айресе, там собрались руководители двадцати наиболее экономически развитых стран мира. В общем, тем они будут обсуждать очень много. Ну, всегда, когда такой саммит проводится, там задается какая-то ключевая тема. Это продовольственная безопасность и занятость.

Константин Чуриков: Наши темы.

Сергей Лесков: Ну, наши темы. Но прямо скажем, что, хотя они и остро стоят в России, но не критически остро, как во многих других странах. В общем, это проблемы, конечно, для беднейших стран мира.

Но для нас, без лицемерия надо признать, самой важной была встреча Трампа и Путина. Она была в Хельсинки, потом она не состоялась в Париже. И вот теперь прямо… Кстати говоря, накануне Буэнос-Айреса Трамп засылал в Москву своего эмиссара – видимо, обговаривалась программа этой встречи. Но в последний момент, уже на борту самолета, Трамп принял обратное решение и что-то там написал в своем твиттере, как всегда, и встреча отменилась. Но они все равно там встретятся.

Какие мнения на этот счет? Ну, есть какие-то две группы комментариев. Некоторые считают, что Трамп повелся на украинскую провокацию в Керченском проливе, и теперь Порошенко может бить в ладоши и торжествовать победу. Ну, в какой-то мере это так, потому что на самом деле встреча с Трампом, я в этом уверен, была бы важна не только для России и Америки, а для Европы в первую очередь. Потому что если США выйдут из Договора по ракетам средней и меньшей дальности, то, видимо, такие ракеты вернутся в Европу, и Европа опять встанет под ядерный прицел, как было в 70–80-х годах. Наверное, Европе этого меньше всего хочется.

Но Украина действует по принципу «отморожу себе уши, пусть у тещи будет зять глухой». Всем хуже. Украина, которая объявила военное положение и запретила – это, конечно, какой-то фарс, вы знаете, да? – въезд на свою территорию всем мужчинам из России от 16 до 60 лет. Ну и женщин, как передают, они тоже…

Константин Чуриков: Женщин тоже?

Сергей Лесков: Ну, передают же с пунктов, что они заворачивают всех женщин. Вы знаете, что 60% инвестиций зарубежных на Украину – это инвестиции из России. То есть они отказываются более чем от половины денег. Ради чего? Ну, непонятно. На самом деле инцидент в Керченском проливе – тоже важное событие этой недели, но, в общем-то, конечно, тут из мухи родили целого слона. Такие конфликты случаются на многих границах. Здесь важно было устроить провокацию. Всем хуже, я в этом уверен.

Константин Чуриков: Сергей, вы говорите, что разные мнения, стоит ли сожалеть о том, что сорвалась встреча, или нет, разные комментарии. А вот ваше мнение какое?

Сергей Лесков: Я сказал: жалко, что встречи не было. Хотя, я говорю, что есть и другая еще, вторая группа комментаторов, которые считают (и не без оснований), что Трамп настолько ограничен так называемым американским истеблишментом в своей международной деятельности, что настоящая политика вершится за его спиной. Договариваться с ним не о чем, повлиять на его твиты в Твиттере невозможно. В общем, любой разговор с ним становится токсичным – как для самого Трампа, так и в данном случае для российско-американских отношений. Встреча в Хельсинки ведь привела к новому витку санкций и обострению.

Я-то думаю, что есть еще третья причина – реальная, настоящая. Знаете, у кошки есть три имени: одно имя, которым зовут хозяева, другое – другие кошки, а третье – которое знает только она, и никто другой. Вот так и здесь, есть третья причина, про которую Трамп не говорит, – это его сложности с американским законодательством. Судя по всему, расследование спецпрокурора Мюллера вышло на финишную прямую, потому что ему удалось склонить личного адвоката Трампа с говорящей фамилией Коэн.

Константин Чуриков: Леонард Коэн.

Сергей Лесков: Да. Коэнов очень много.

Константин Чуриков: Много. И режиссер был.

Сергей Лесков: Столько Коэнов! Просто представить невозможно.

Константин Чуриков: И не сосчитаешь.

Сергей Лесков: Не сосчитаешь Коэнов. Фамилия очень красивая, конечно. Он двадцать лет был личным адвокатом Трампа. Вы можете себе представить, что той бурной жизни, которую вел этот яркий человек, сколько скелетов в шкаф Трампа спрятал адвокат Коэн? Например, именно он сумел – как это называется? – отмыть, что ли… а, отмазать Трампа от разговорчивой порно-актрисы, которая хотела рассказать о каких-то приключениях с Трампом. Помните, недавно было?

Константин Чуриков: Женский скелет.

Оксана Галькевич: Голый причем. А, то есть вообще скелет…

Сергей Лесков: Скелет вообще всегда голый.

Оксана Галькевич: Да, точно.

Сергей Лесков: Хотя бывают привидения. Ну, не будем в эту сторону углубляться. Так или иначе. А вот теперь он заговорит. Я думаю, что у старика Трампа не хватит даже решимости комментировать это в своем твиттере. И в этой ситуации переговоры с Путиным, которые будут рассматриваться в микроскоп и телескоп вместе взятые, становятся во сто крат более токсичными и опасными. Ему не до того. Что расскажет Коэн – мы, наверное, узнаем уже на следующей неделе.

Но у Путина будут и другие встречи. Ну, тут можно перечислять вообще всех лидеров. Там и с Макроном будет встреча, который считает себя президентом Франции, а во Франции его уже не считают президентом, судя по последним событиям, и с Ангелой Меркель, которая собирается скоро оставить пост канцлера, и с Си Цзиньпином, и с Эрдоганом. Интересная встреча будет с Мухаммедом ибн Салманом – тем самым наследным принцем, тень которого маячит за убийством этого несчастного журналиста.

Но, наверное, самая важная встреча – это с Синдзо Абэ. Как-то тихо, без комментариев, втайне вообще дело движется к заключению мирного договора между Россией и Японией, которого нет со времен окончания Второй мировой войны. Какие там могут быть предложены сценарии – мы не знаем. Ну, Япония хочет какое-то количество островов получить.

Константин Чуриков: А вы знаете новость дня? Вот сегодня сообщили наши социологи, «Левада-Центр», что 17% россиян…

Сергей Лесков: Да, 17% российских граждан склоняются к тому, чтобы эти острова, ну не знаю, под каким соусом… А год назад… Там у вас написано?

Константин Чуриков: Два года назад было 7%.

Сергей Лесков: Да. То есть более чем в два раза за такой короткий период времени… В общем-то, мне кажется, что здесь важно, на каких условиях этот мирный договор будет заключаться. Но Япония – наверное, одна из тех стран на мировой карте, с которыми заключать какие-то сделки труднее всего, потому что они отторгают от себя всех иностранцев. Мы это знаем, что вплоть до XIX века страна была вообще герметична. Ну, наверное, у них свойство психологии до сих пор сохранилось.

Константин Чуриков: Сергей, она и так герметична. Во-первых, японский язык на 60% состоит из китайских иероглифов. Этим уже все сказано. Понимаете? А английским языком там практически никто не владеет.

Сергей Лесков: Для меня самой большой загадкой жизни является то, как построена компьютерная панель для тех, кто пишет на иероглифах. Там же надо знать тысячи иероглифов, а кнопочек всего сорок. Как они умудряются печатать? Я не понимаю! Вы, наверное, знаете, но пусть я останусь в неведении.

Константин Чуриков: Я тоже в неведении. У нас звонок есть.

Оксана Галькевич: Давайте послушаем Михаила из Москвы – может быть, он знает что-то такое, чего не знаем мы.

Константин Чуриков: Японский.

Оксана Галькевич: Да. Михаил, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Я немножечко не на эту тему хотел свое мнение высказать.

Константин Чуриков: Пожалуйста.

Зритель: Я думаю, что господин Трамп уже который раз отменяет встречу с Путиным по причине боязни этой встречи, чтобы не показаться смешным, потому что уровень интеллекта и подготовленности нашего президента значительно выше господина Трампа, и он просто может оказаться ниже плинтуса по сравнению с нашим президентом.

Сергей Лесков: Ну, что по этому поводу можно сказать? Если бы вы, наш дорогой зритель, были бы правы, то Дональду Трампу не стоило бы встречаться вообще ни с кем, а запереться в келье и придаваться жизни отшельника. Сам-то он не считает так, как вы говорите. И его чрезвычайно успешный путь говорит, что он может чуть ли не каждому встречному говорить: «Если ты такой умный, то почему ты такой бедный?» Я думаю, что Трамп считает себя весьма умным и продвинутым человеком. Мало того, он неоднократно говорил, что из всех президентов Америки он самый удачный для Америки.

Константин Чуриков: Что тоже, в общем, признак ума.

Сергей Лесков: Ну конечно, да. Если ты себя не похвалишь, то кто же тебя похвалит?

Ну, давайте мы перейдем ко второй теме.

Оксана Галькевич: Давайте.

Константин Чуриков: Давайте. Не в прозе, а в рэпе.

Сергей Лесков: Нам придется говорить об итогах встречи «Большой двадцатки» в Аргентине, конечно, на следующей неделе. Сейчас никаких итогов нет, сейчас только предвкушение. Вы хотите в следующем часе говорить о продуктах питания?

Константин Чуриков: Как люди живут и выживают.

Сергей Лесков: Вы знаете, что самая вкусная говядина в мире в Аргентине? То есть как питаются участники этого саммита – можно себе представить.

Константин Чуриков: Вы знаете, я боюсь, что аргентинское мраморное мясо, судя по результатам опроса, россияне себе не могут сегодня позволить.

Сергей Лесков: Да, наверное. Ну так вот, рэп. Теперь все знают, что такое рэп. Нам когда-то казалось, что джаз – это некое буржуазное течение. В СССР же джаз запрещали.

Оксана Галькевич: Вредоносное.

Константин Чуриков: «Сегодня он играет джаз – а завтра Родину продаст».

Сергей Лесков: Да. У Леонида Утесова, первого советского джазмена, были даже неприятности из-за этого. Но теперь джаз совершенно вошел как бы в такую генеральную линию музыкальной культуры. Но я думаю, что и с рэпом что-то такое произойдет. Молодежь все время создает новый язык.

Константин Чуриков: Слушайте, Сергей, ну рэп – это не новый, это уже с 90-х годов.

Сергей Лесков: Ну, для нас он новый. Все-таки рэперы – это новое для нас явление. Опять, кстати, негры изобрели, афроамериканцы, скажем так.

Константин Чуриков: И джаз тоже.

Сергей Лесков: Как и джаз, да.

Константин Чуриков: И блюз.

Оксана Галькевич: Они не изобрели, это душа так поет.

Сергей Лесков: Душа поет, душа говорит. Ну вот. Собственно, сюжет-то состоит в том, что вот уже недели две по всей стране, ну, за исключением столицы, отменяются концерты рэперов. Их, оказывается, очень много. Оказалось, что они собирают полные залы, тысячные залы. Молодежь, в основном до двадцати лет, приходит. Это кумиры нового поколения.

Но вот беда случилась с рэпером Хаски, которого зовут… у него простое человеческое имя – по-моему, Дмитрий Кузнецов, но так он Хаски. Его в городе Краснодаре бросили в узилище, обвинили в каком-то мелком хулиганстве, хотя это сомнительно. Но вдруг, как говорят знающие люди, по звонку из Кремля его не то что выпустили, а мало того – теперь уже и предлагают выделять правительственные гранты на поддержку рэперов. Знаете, если не можешь справиться, то надо возглавить. Это старинный испытанный метод.

Константин Чуриков: Слушайте, Сергей, байкеры, рэперы – больше некому помогать?

Сергей Лесков: Ну, байкеров мы уже приручили, прикормили. Теперь надо рэперов прикормить. Между прочим, вот что такое… Ведь Маяковского тоже можно назвать рэпером.

Оксана Галькевич: Вы думаете?

Сергей Лесков: Да я совершенно в этом уверен! Он, конечно, в свою эпоху создавал новый язык, он был ни на кого не похож и, в общем, вызывал отторжение у поклонников классической поэзии – ровно до того момента, пока Иосиф Виссарионович не назвал его лучшим из советских поэтов. Может быть, и рэпера Хаски тоже когда-нибудь назовут лучшим из всех рэперов.

Константин Чуриков: Сергей, я никогда – к своему, может быть, стыду – не слышал его произведений. Но вы, я знаю, сегодня ознакомились с материалом.

Сергей Лесков: Да, я ознакомился.

Константин Чуриков: Хочется понять, насколько патриотический материал. Нам пишет Ленинградская область: «Сегодня ты читаешь рэп – а завтра мы лишимся скреп».

Сергей Лесков: Молодец, хорошо сказал!

Оксана Галькевич: Да, у нас народ талантливый.

Сергей Лесков: Это хорошо сказано.

Оксана Галькевич: Мы за что и любим нашу аудиторию.

Сергей Лесков: Ну, вы знаете, я тоже ведь рэп не слушал, я признаюсь. Но когда начался раскручиваться вот этот маховик, я послушал каких-то рэперов. Ну, там хорошие поэты есть. Мало того, они не просто умеют в рифму попадать, а у них большой смыл – значительно более глубокий, чем у так называемой попсы, которая звучит из каждого утюга. Да и тот же рэпер Хаски меня поразил на самом деле. Я думаю, что его популярность построена не на зыбком песке.

Константин Чуриков: Ну, например?

Оксана Галькевич: Давайте уже не описанием…

Сергей Лесков: Ну, давайте я попробую воспроизвести.

Оксана Галькевич: Давайте.

Константин Чуриков: Так, внимание! Можно оператора сейчас крупно взять Сергея Лескова?

Сергей Лесков: На самом деле у меня так не получится, как у него.

«Скажи, ну как вести еще с властью диалог
Тем людям, для кого чистилище – райский уголок.
Не веришь? Прошвырнись по глубинке автостопом:
Рыхлые мозги, крепкие напитки – катастрофа.
Страна преодолела возраст сыпи угревой
С пугающей стабильностью демографической кривой.
Стабильность – признак мастерства…
Стране такой, что вряд ли доживет до возраста Христа.
Поднимите рыла от кормушки,
Вы живы только потому, что мы в вас поверили».

Оксана Галькевич: Так это же практически «Отражение»!

Константин Чуриков: Сергей, скажите, что это была цитата. Надо сказать: «Конец цитаты».

Оксана Галькевич: Срочно в эфир Хаски в «Личное мнение»! Слушайте, наш человек.

Сергей Лесков: Ну, смелый парень.

Оксана Галькевич: Смелый.

Сергей Лесков: У меня, кстати говоря…

Оксана Галькевич: Темы какие поднимает!

Сергей Лесков: У меня родилось предложение к Дмитрию Олеговичу Рогозину, который бороздит космические просторы со странными инициативами: то он хочет разоблачить американцев, которые, дескать, не были на Луне, то он на батуте астронавтов хочет в космос отправить, то вообще хочет российскую базу на Луне построить, хотя мне кажется, что пока у нас руки коротки.

Константин Чуриков: Так какое предложение? Рэпом с конструкторами разговаривать?

Сергей Лесков: Нет-нет-нет. Предложение у меня вот какое. А почему бы Дмитрию Олеговичу Рогозину не запустить в космос рэпера Хаски? Вот Рогозин ставит какие-то сомнительные эксперименты с таксой – топит ее, потом выживает, потом согревает ее на своем сердце. В Америке была масса космических туристов. И этот космический туризм инициировал интерес американцев к космосу, туда пошли крупные деньги, бизнесмены, те самые инвестиции, которых не хватает. И вообще…

Вы знаете, если вспомнить… Я думаю, что отчасти рэпом была популярность поэзии Вознесенского, Рождественского, Евтушенко в 50–60-е годы. Ну, тогда был безумный интерес не только к поэзии, но и к науке. Я думаю, что два языка молодежи – наука и поэзия, рэп в данном случае. Ну, бывали случаи, ну, с академиком Зельдовичем, который не мог пройти к трибуне в Политехническом музее, и поклонники поэзии передавали академика Зельдовича, трижды Героя соцтруда, на руках, а там его ждали Вознесенский и Евтушенко. Это один из создателей советской термоядерной бомбы, кстати. Вознесенский писал эти замечательные стихи: «Фары шипят яичницей. В Политехнический! В Политехнический!» Это тоже своего рода рэп.

Поэтому космический старт рэпера Хаски возбудил бы интерес молодежи не только к искусству рэперов, но и, конечно, без всякого сомнения, к какой-то модернизации, к технологическому рывку. Он бы поднял дух молодежи. Потому что посмотрите – на этой неделе был инвестиционный форум, там сидели посыпанные пылью персонажи, которые качают недра. Ну, они не способны ни на какие новые модернизационные идеи. На самом деле государству можно было бы привлечь молодых людей на свою сторону. Начнем с космического старта рэпера Хаски.

Константин Чуриков: На это можно смотреть без опаски!

Оксана Галькевич: Смотри, Костя, тебя вместе с Хаски отправят.

Сергей Лесков: Деньги откуда взять? Ну, как же, будут правительственные гранты рэперам, и этих грантов вполне хватит. Не так дорог этот старт.

Что касается самого Хаски. Ну, посмотрите на него: физически крепкий парень, малодушием он не страдает, на язык острый, может космические репортажи вести. Кстати, он и Родину любит. Он, по-моему, ездил в горячие точки, выступал перед воинскими соединениями. Отличная кандидатура!

Оксана Галькевич: Это вот этот рэпер Хаски, да? Смотрите.

Константин Чуриков: Сейчас, секунду. Оксана, давайте с твоего компьютера.

Оксана Галькевич: Давайте.

Сергей Лесков: Вы любуетесь на него, да?

Оксана Галькевич: Это он?

Константин Чуриков: Сергей, это он?

Сергей Лесков: Ну да, это он, сто процентов.

Оксана Галькевич: С твоего компьютера только показывает, да?

Сергей Лесков: И по возрасту он проходит.

Константин Чуриков: Оксана, проходит по возрасту?

Оксана Галькевич: Куда, простите? Проходит, наверное, не знаю.

Сергей Лесков: Кстати говоря, если американцы запустят на своем корабел на Международную космическую станцию настоящего мастера рэпа, который родился где-нибудь в Новом Орлеане, то, может быть, с космической орбиты будет такой интернациональный рэп – и это сблизит наши страны больше, чем эти все время откладываемые встречи Путина и Трампа. Может быть, на самом деле это какой-то инновационный будет шаг Роскосмоса. А то все они делают старые корабли, как табуретки.

Оксана Галькевич: Подождите. Может быть, мы сначала Хаски-то все-таки спросим? Может, он не хочет в космос? Слушайте, ну…

Сергей Лесков: Он не откажется, не откажется.

Константин Чуриков: Москва пишет: «Не давайте Рогозину топить Хаски!»

Сергей Лесков: Хаски не откажется точно. Он же знает, что такса выжила. Значит – ему тем более ничего не грозит.

Ну, я не знаю, услышит ли нас Дмитрий Олегович или нет. Но мне кажется, что это богатая идея, которая может поднять Роскосмос на новую благодатную орбиту.

Константин Чуриков: Кстати, у нас там старт космической ракеты намечен, да?

Сергей Лесков: Да. Ну, сегодня был с Плесецка удачный старт. Мы почему-то не замечаем удачных стартов, а только говорим об авариях. Нет, на самом деле процент удачных стартов в России, конечно, выше, чем в любой другой стране мира.

Константин Чуриков: Ну что? Познакомились с рэпером Хаски. Познакомьте нас, пожалуйста, с новым президентом Грузии.

Оксана Галькевич: С дамой приятной во всех отношениях.

Сергей Лесков: Знаете, я подумал о чем? Знать фамилию политика – это вообще ненормально.

Константин Чуриков: Мы все ненормальные?

Сергей Лесков: Ну, знаешь имя и фамилию своего президента. А знать фамилии других президентов, особенно малых стран – ну, это признак какого-то чрезмерного увлечения политикой. Однако на просторах СССР был президент, фамилию которого знали все – это Михаил Саакашвили. Согласитесь, мы могли не знать, да и никто не знал, как имена в Средней Азии президентов, фамилии президентов прибалтийских стран, Армении, мы не знали. Мало того, мы даже забыли, как зовут президентов Украины, потому что многие из них были невзрачные люди, прямо скажем.

Константин Чуриков: Подождите. Ну, президентов среднеазиатских стран мы знали, потому что они не менялись долгое время. Вот в Узбекистане…

Сергей Лесков: Они не менялись, но все равно не знали.

Константин Чуриков: Рахмон до сих пор сидит.

Сергей Лесков: Ну, что вы спорите? То, что я сказал, сомнений не вызывает. Конечно, мы знаем Лукашенко.

Оксана Галькевич: Кучма, Ющенко…

Сергей Лесков: Нет, мы не помним уже Ющенко. Кто это такой? А вот Михаила Саакашвили мы помним.

Оксана Галькевич: Как это – кто это такой?

Сергей Лесков: Михаила Саакашвили мы помним.

Оксана Галькевич: И Шеварднадзе мы помним.

Константин Чуриков: Эдуарда Амвросиевича.

Оксана Галькевич: Конечно.

Сергей Лесков: Ну, Шеварднадзе мы помним, наверное…

Оксана Галькевич: Нет, это мы к тому, что ваша теория – она, понимаете, слаба, слаба.

Сергей Лесков: Вы просто погружены в политику.

Оксана Галькевич: Мы многих помним.

Сергей Лесков: Хорошо, я взял свои слова обратно, хотя я убежден в их справедливости.

Оксана Галькевич: Хорошо.

Сергей Лесков: Я не спорю с женщиной, даже когда она права.

Оксана Галькевич: Вообще-то, мы с Костей вместе с вами спорили. В данном случае с ним тоже не спорьте.

Сергей Лесков: Так вот, зовут эту замечательную женщину Саломе Зурабишвили. Имя Саломея мы знаем из Библии. Ну, я не буду проводить эти аналогии, потому что они несколько ужасающие подробности носят.

Константин Чуриков: Мы сейчас покажем зрителям фотографию.

Сергей Лесков: Она родилась в 52-м году в Париже. Вообще у нее французское гражданство. Она дочь грузинских эмигрантов, которые еще в 20-х годах эмигрировали на Запад. Закончила сначала университет в Париже, а потом университет в США. Вот такая…

Константин Чуриков: На француженку чем-то похожа.

Сергей Лесков: Ну да. Где живешь – на того и похож. Приобретаешь черты, как известно. Но ее в грузинскую политику пригласил именно Михаил Саакашвили, она стала министром иностранных дел. Но она очень быстро разочаровалась в этом персонаже и перешла в стан его оппозиции. Ну, в общем-то, многие комментаторы говорят, что это победа России. Хотя ее противник из партии, которая поддерживает Саакашвили до сих пор, Григол Вашадзе, он работал вообще в советском и российском МИДе и, как говорят, имеет связи с ФСБ. Он давно разорвал вот это свое как бы прошлое и стоит на антироссийских позициях. А вот у нее, я думаю, не пророссийские позиции, а взвешенные позиции.

В последнее время позиции России и Грузии сблизились, и, несмотря на отсутствие дипломатических отношений, человеческие контакты стали все более и более крепкими. Наши туристы ездят в Грузии. Возобновляются культурные связи, экономические связи. Зайдите в любой магазин – там много грузинских вин. Правда, по-моему, они стоят баснословно дорого и по качеству уступают по-настоящему иностранным винам.

Но так или иначе остаются нерешенные вопросы, без которых рассчитывать на полноценное восстановление наших отношений просто невозможно. А как решить эти проблемы – неизвестно.

Константин Чуриков: А какие это вопросы?

Сергей Лесков: Это Абхазия, Южная Осетия. Россия признала два этих государства. Ни один грузинский политик в здравом уме и в твердой памяти не откажется от этих территорий. Здесь тоже могут быть разные мнения на сей счет, сейчас вступать в дискуссию по этому поводу невозможно.

Но лично мне вообще жалко, конечно, что наши отношения переживают период охлаждения. В общем-то, мы всегда романтизировали Грузию, наверное, со времен… ну я не знаю, наверное, с момента свадьбы…

Константин Чуриков: Бубы Кикабидзе?

Сергей Лесков: Нет-нет, раньше. С момента свадьбы Александра Грибоедова и Нины Чавчавадзе, его трагической гибели. Она всю жизнь была вдовой. Да никого мы так не любили, как Грузию. А русские женщины влюблялись в грузинских мужчин, как в испанских идальго. Никто так не походил на испанского идальго, как грузинский мужчина.

Константин Чуриков: Оксана?

Оксана Галькевич: Я не знаю ничего о грузинских мужчинах, друзья! Что вы сразу?

Сергей Лесков: Я думаю, что Вахтанг Кикабидзе идеально подошел бы на роль Дон Жуана. Но ему не предложили эту роль. И поэтому как-то переход Грузии на какие-то другие рельсы воспринимался многими русскими как предательство.

Я вообще думаю, что, кстати, вот эти сложности в наших отношениях с Грузией и с Украиной (а у них-то отношения очень близкие, кстати) – это какие-то неизбежные последствия распада, даже взрыва с протуберанцами великой страны под названием СССР, в которой была заложена мина замедленного действия в виде национальной политики большевиков. Когда-то должно было это грохнуть.

Оксана Галькевич: Ну, для утверждения нового нужно же отрицание старого.

Сергей Лесков: Я так не думаю. Вы еще Канта вспомните. Судьба Канта на этой неделе тоже обернулась…

Константин Чуриков: Непростая судьба на нашей земле.

Сергей Лесков: Да.

Оксана Галькевич: А это не тот случай, что для утверждения себя в новом качестве…

Сергей Лесков: В общем-то, в Российской империи не было таких острых национальных проблем, как выяснилось, в СССР с правильной ленинской национальной политикой. И вот эта мина замедленного действия грохнула. И очень печально, конечно, очень печально.

Кстати, я думаю, что Грузия имела какое-то мистическое вообще звучание для русских людей, уже помимо той шутки насчет грузинских мужчин, которую я сказал. Вот обратите внимание – был такой великий фильм «Отец солдата».

Оксана Галькевич: Да.

Сергей Лесков: Ну да, грузинский фильм. Ведь все русские солдаты в глубине души, но отец-то солдата грузин был. И в этом был какой-то символический и мистический подтекст. Конечно, мы не забываем о том, что человек, который сейчас лидирует в рейтинге политических деятелей нашей страны, в общем-то, тоже имеет именно те корни. Хотя и Берия – грузин.

Оксана Галькевич: Это вы, простите…

Константин Чуриков: Берию знаем, да.

Сергей Лесков: А больше вы знаете?

Константин Чуриков: Это вы о ком? Нет, подождите, подождите!

Оксана Галькевич: Вы о ком сейчас говорите? Вы про Сталина, что ли?

Константин Чуриков: А! Господи, точно!

Оксана Галькевич: Он лидирует в рейтинге политических деятелей?

Сергей Лесков: Сталин, кстати говоря, не любил, когда его называли грузином.

Константин Чуриков: Вот поэтому я и постарался это забыть.

Сергей Лесков: Сталин сказал бы вам спасибо.

Оксана Галькевич: Сергей, вы так намекаете, а вы говорите прямо, прямо говорите. Мы – программа «Отражение».

Сергей Лесков: Меня, по-моему, все понимают. Видимо, грузинские мужчины, даже упоминание о них вскружило вам голову.

Константин Чуриков: Сергей, нам звонит Лола из Волгограда. Лола, здравствуйте.

Сергей Лесков: Лола? Хорошее имя.

Зритель: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Здравствуйте.

Зритель: Я из Волгограда, я из Грузии. Вы заблуждаетесь, Грузия никогда не была другом России и не будет никогда. И единственное – мы рассматриваем Россию как спонсора, и всего лишь. Всего доброго, до свидания.

Сергей Лесков: Лола, спасибо большое за звонок.

Константин Чуриков: Спасибо.

Сергей Лесков: Мы очень рады, что вы позвонили. К сожалению, качество звука…

Константин Чуриков: Нет, в эфире все было хорошо. У нас просто…

Оксана Галькевич: Нет, Лола просто хотела сказать то, что сказала, и положила трубку. Вот собственно все.

Сергей Лесков: Ну, она поставила под сомнение то, что я сказал, по-моему.

Константин Чуриков: Нет, Лола сказала, что… да, естественно, поставила под сомнение и сказала, что Грузия рассматривает Россию как спонсора.

Оксана Галькевич: И никогда не была другом, как вы говорите.

Сергей Лесков: Ну, Саломе Зурабишвили тоже сказала, первое, что она сказала про Россию и Грузию – что Россия ведет себя неправильно, и сейчас дружить с ней невозможно. Я думаю, это дипломатическое такое заявление. Посмотрим, как будут развиваться отношения дальше. Но вот сам тренд, вектор задан: страны, люди русские и грузины сближаются, а как политики распорядятся волей простых людей – это нам не ведомо.

Константин Чуриков: А собственно почему мы сегодня обсуждаем персону Саломе Зурабишвили? От президента Грузии сегодня много что зависит в политике грузинской?

Сергей Лесков: Ну конечно, многое зависит.

Константин Чуриков: Там же власть, по-моему, основная у премьер-министра.

Сергей Лесков: Но тем не менее все равно же президент влияет. Кстати, вы знаете, что, когда ее избрали, первые два закона, которые она подписала, весьма любопытные. Первое – она отменила закон о легализации марихуаны и о легализации экспорта марихуаны, что было сделано ее предшественниками. Это вызвало тихий ужас в стане Грузинской православной церкви, они пытались бороться с этим. Ну, легкие наркотики – можно на них заработать. Так думало правительство Грузии, которое испытывает большой дефицит в казне. Она это отменила. Кроме того, спонсором ее партии является самый богатый человек в Грузии по фамилии Иванишвили. Хорошая фамилия для русского и грузинского…

Константин Чуриков: И имя такое родное…

Сергей Лесков: Бидзина, да. Так они списали долги с простых граждан на 1,5 миллиарда лари, потому что экономическая политика предыдущего правительства была такой негуманной, что граждане вошли в долги, а вернуть не могут. 1,5 миллиарда лари списано.

Нам такого не грозит, друзья. Даже повисла пауза.

Константин Чуриков: Конечно. Мы ждем какого-то чуда от вас сейчас. Может быть, вы что-то знаете, чего не знаем мы.

Сергей Лесков: Нет. Что же?

Оксана Галькевич: Нет, на самом деле…

Сергей Лесков: Ну, лари – это маленькая денежная единица. Но все равно сам факт списания долгов – это, в общем-то…

Оксана Галькевич: Ну подождите. Путин тоже нам списал некоторые налоговые долги на самом деле.

Константин Чуриков: Кстати, было.

Оксана Галькевич: Было такое совсем недавно. Особенно когда дело касалось каких-то споров с налоговой, неразрешенности, непонятности. Поэтому было, было, Сергей.

Константин Чуриков: В общем, Сергей, вы закончили…

Оксана Галькевич: Странно, что вы этого не помните, Сергей Леонидович!

Сергей Лесков: Я сейчас говорю про Грузию.

Константин Чуриков: Вы закончили в правильном ключе, потому что через несколько минут мы будем говорить уже о России, о том, как у нас сегодня живут люди, на что им хватает денег, а на что – нет. Будем говорить о реальном прожиточном минимуме. А это были «Темы недели» с Сергеем Лесковым, нашим замечательным обозревателем ОТР. Спасибо!

Сергей Лесков: До свидания.

Оксана Галькевич: До понедельника, Сергей, вы прощаетесь с телезрителями.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты