Сергей Лесков: История – это сборник мифов, которые выгодны настоящему поколению политиков. И в России так

Сергей Лесков: История – это сборник мифов, которые выгодны настоящему поколению политиков. И в России так
Дмитрий Гордеев: Местные бюджеты – это «тришкин кафтан»: очень большие публичные функции, а средств катастрофически не хватает
Саркис Дарбинян: Если мы хотим иметь конкурентные IT-сервисы, надо раз и навсегда отказаться от репрессивного правового регулирования этой отрасли
Погашение кредитов: какую часть семейного бюджета это отнимает?
Год в сапогах: военкоматы теперь займутся новобранцами и без официальной прописки
Таганрог остался без воды. О ситуации в городе - наш корреспондент Дмитрий Андреянов
«Матчи Евро-2020 у нас совершенно точно не отберут!»
Сокращение чиновников: станет ли в стране меньше бюрократии?
Какие пенсии в России? Достойная зарплата. Пентагон нацелился на Калининград. Лишние уроки. Тату детям не игрушка!
В ожидании индексации: какие пенсии сегодня получают в регионах и на что их хватает?
Пенсионный фонд России: сколько он тратит на свои нужды? Наш сюжет
Гости
Сергей Лесков
Ведущий программ

Константин Чуриков: Ну а пока в нашей студии присутствует поколение, которое не застало ЕГЭ, может быть, это и к лучшему, – это обозреватель ОТР Сергей Лесков. С Сергеем, кстати, вы теперь будете встречаться вот в это время, в половине девятого, по понедельникам, средам и пятницам. Итак, «Темы дня», Сергей в студии. Сергей, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Сергей.

Сергей Лесков: Костя, вы не поверите, я не застал еще и прямого эфира.

Константин Чуриков: Как это?

Сергей Лесков: ЕГЭ я не застал, это вы догадались, но и прямого эфира в то время, когда я еще смотрел телевизор…

Константин Чуриков: А-а-а, все было в записи.

Сергей Лесков: Да, конечно, его не было.

Константин Чуриков: То есть это еще первые зворыкинские телевизоры…

Сергей Лесков: Да. Вы не поверите, даже футбольные матчи шли в записи, оставляли только те голы, которые забивала сборная СССР, а если сборная СССР пропускала гол, то его вырезали.

Оксана Галькевич: Какие дремучие времена вы застали, Сергей!

Сергей Лесков: Поэтому сборная СССР всегда побеждала.

Оксана Галькевич: Но это не наш метод вырезать голы в ворота Советского Союза, мы только правду, правду и только правду.

Сергей Лесков: Ну так вот, 15 лет назад тоже был радостный день, тоже 1 сентября, но случилась, наверное, в истории России самая страшная трагедия: в городе Беслан, это Северная Осетия, террористы захватили школу. Всего было 1 128 заложников, будем считать 1 200; 3 дня они удерживались в здании школы. В результате штурма были убиты все террористы и погибло около, даже больше 300 человек, самое страшное, конечно, 186 детей. Очень много вопросов было и сразу по следам этой трагедии: работала парламентская комиссия, да и просто было следствие, естественно, открыто, которое не закрыто до сих пор, между прочим; Страсбургский суд заседал по этому поводу и вынес постановление. Давайте попытаемся коротко восстановить, что же там произошло, и, в общем-то, поговорим о тех уроках, которые должны были быть сделаны из этой трагедии, сделаны ли эти уроки.

Во-первых, конечно, в очередной раз приходится удивляться, как беспрепятственно в то время террористы проезжали к тому месту, где они задумали осуществить свой акт. Это было и в «Норд-Осте» за 2 года до этого, это было и в каком-то там 1995 году, когда Шамиль Басаев захватил Буденновск, там вообще было еще больше, 1 600 заложников. Сейчас такого уже нет. Надо сказать, что, видимо, постовые милиционеры работают иначе, какие-то контрольно-пропускные пункты установлены в этом взрывоопасном регионе, то есть, в общем-то, первый урок сделан.

Еще важно вот что. Ответственность за трагедию в Беслане взял на себя Шамиль Басаев – это тот самый Шамиль Басаев, который собственной персоной был в Буденновске. Помните этот знаменитый разговор с Черномырдиным? – «Шамиль Басаев, говорите громче».

Оксана Галькевич: Это же был первый теракт вот такого рода, или я ошибаюсь?

Сергей Лесков: Нет, там были теракты и до этого, но по масштабу, конечно, он ни с чем не сравним.

Я почему… Хотя Виктор Степанович, конечно, источник многих афоризмов и это тоже афоризм, здесь дело даже не лапидарности этого разговора, а в другом: может ли представитель высшей власти разговаривать с террористом? Вопрос на самом деле открытый, его в разных странах, в обществах с разной культурой и традицией могут решать по-разному. Очевидно, что вполне можно оценить это и как позор для власти, которая опускается до разговора с просто исчадием ада, с человеком, который не может называться человеком, который перечеркивает все представления о гуманизме. Сам по себе такой факт разговора одухотворяет террориста и вдохновляет его на новые какие-то теракты. Это тоже важный урок.

Кстати говоря, во время того, что произошло в Беслане, в общем-то, представители власти не вели переговоров. И здесь новый вопрос: а вообще допустимы ли переговоры с террористами в принципе? Есть страны, где они не ведутся, например, Израиль не ведет переговоров с террористами. Но на другой стороне, на другой чаше весов жизни, а в данном случае еще и жизни детей. В общем-то, сидя там на диване, очень легко рассуждать абстрактно, но можно понять особенно родителей в этом городе Беслане, большой город, которые, в общем-то, до сих пор обвиняют силовиков в том, что не все сделал оперативный штаб для спасения детей.

Комиссия Торшина… Это тот самый Торшин, который через много лет… Он тогда был, по-моему, зампред Совета Федерации, высокий пост. Но в последние годы он прославился политическими скандалами: уже работая на другой работе, он попал в Америке под следствие по поводу русской мафии… А, нет, по поводу влияния на выборы в Америке, а в Испании он шел по делу о русской мафии, но ни там, ни там ничего особенного не удалось доказать. Тем не менее сейчас этот достойный человек на пенсии. Парламентская комиссия работала долго, вынесла вердикт, все равно вопросов осталось много. В общем-то, главное, что эта комиссия выяснила, – это то, что силовики действовали в рамках закона, в трагедии виноваты – еще раз напомню, больше 300 человек погибло, 186 детей – террористы. Почему там начались взрывы, почему произошел этот спонтанный штурм, не установлено. Есть разные версии, поскольку это версии, то и бессмысленно повторять.

И все-таки для того, чтобы нам восстановить ту картину, Оксана уже стала вспоминать историю, но именно 2004 год, когда это произошло, был каким-то годом сосредоточения терактов, их именно в том году было невероятно много. Стоит вспомнить этот мартиролог, потому что он, конечно, влиял на решение силовиков о штурме. Итак, в 2004 году взрыв в московском метро уже в феврале, больше 40 человек погибло. Тогда же был убит на стадионе в Грозном Ахмат Кадыров, кроме него там на трибуне стадиона погибло тоже много людей. Нападение на Назрань, почти 100 человек погибло. За неделю до Беслана были, помните, эти террористы-смертницы, которые купили лишний билетик на самолет в московском аэропорту, 90 человек в самолетах взорвалось. За день до теракта в Беслане неподалеку от нашего Останкино, в метро «Рижская» взорвалась смертница, 10 человек погибло. Все это… А до этого был «Норд-Ост», где тоже погибло, по-моему, больше 100 человек. И все это, конечно, формировало атмосферу. Было, конечно, у власти и у силовиков ощущение, что снежных ком этих терактов накатывается на страну, его необходимо было остановить.

Больше с тех пор столь массовых терактов в стране не было. И конечно, здесь есть… Это циничный, конечно, вопрос, но будем называть вещи своими именами: не стала ли та огромная цена, которую мы заплатили (особенно, конечно, родители и родственники), та огромная, жестокая цена, которая была заплачена за Беслан, каким-то пределом, шлагбаумом, который показал потенциальным террористам, что власть с ними разговаривать не будет и они будут уничтожены? Там же все погибли, один получил пожизненное наказание, чудом остался жив. Кстати говоря, и все террористы в «Норд-Осте» тоже были убиты. Не знаю, такой вопрос можно задать. Его трудно задать, потому что, в общем… Это же у Достоевского нельзя было закладывать в здание человеческого счастья слезинку ребенка, а жизнь-то значительно жестче, чем предполагают писатели. На самом деле этот вопрос риторический, но факт остается фактом, что терактов не было.

Все ли сделали силовики? Не знаю. Один из уроков, кстати, тоже этого происшествия, этой трагедии – то, что, в общем, подтвердилось то, что наши силовые структуры не вступают в разговор с обществом. Мы не знаем, как принимались решения, мы не знаем о каких-то тайных переговорах, например, о желании Масхадова отдать себя в качестве заложника, Масхадова тоже уже не спросишь. Не исключено ведь, что…

Это, кстати говоря, комиссия Торшина написала, что это был теракт-самоубийство: сколько с ними ни говорили, они все равно хотели бы, чтобы взрыв прогремел как можно более кроваво и жестоко, все переговоры ни к чему бы все равно не привели. Да, такая версия есть о заранее задуманном теракте-самоубийстве, потому что требования боевиков… Я напомню, они же хотели, чтобы федеральные войска вышли из Чечни, а террористы, которые незадолго до этого убили 100 человек в Ингушетии, были освобождены. Очевидно, это невыполнимые требования.

Ну что же, остается так или иначе… Были какие-то как всегда в таких случаях разговоры о том, что некие информаторы из числа уже захваченных в плен боевиков информировали власти о возможности захвата одной из школ. Опять же это могут быть слухи, опять это неизвестно, потому что по русской национальной традиции русские силовые структуры ни в какие времена не вступали, не откровенничали, не вступали в диалог. Правильно это или неправильно, неизвестно, но это, в общем-то, у нас так происходит.

В любом случае, конечно, с тех пор жизнь в стране стала значительно спокойнее. Не успокоилась, крови все равно много льется, по числу преступлений (убийств) Россия мировой лидер, но все-таки в значительной мере это убийства бытового характера, а масштабных терактов все-таки после Беслана не было, и хорошо, если бы их не было вообще никогда.

Константин Чуриков: Очень трудно на самом деле говорить вообще, все это даже вспоминать, не говоря, естественно, о мамах и папах, которые потеряли детей, все это очень тяжело. Но вот готов высказаться тем не менее Мусса из Ингушетии. Мусса, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Зритель: Вы знаете, как говорили древние мудрецы, во множестве слов много суеты. Пользуясь случаем, не хочу ни добавить ни убавить, хочу выразить глубокое, глубокое соболезнование от себя лично, от ингушей, от Ингушетии всем матерям, которые проливают слезы до сих пор, этих детей. Вы знаете, у преступников нет нации. Я не знаю подробностей, но честное слово, я бы не допустил этого, поверьте мне. Спасибо.

Константин Чуриков: Спасибо.

Сергей Лесков: Спасибо. Этот звонок многого стоит, особенно если учесть о некоторых трениях между Ингушетией и Северной Осетией.

Есть еще один момент. Вот наш зритель вспомнил о матерях – есть такая организация «Матери Беслана». Конечно, горе этих женщин ни с чем не сопоставимо. Они обратились в Страсбургский суд по правам человека, там вынес он вердикт о том, что им надо заплатить 300 миллионов евро. Там вердикт был такой, что российские власти не в полной мере обеспечили право заложников на жизнь. Ну если их деньги успокоят хоть в какой-то мере, то ради бога, наше государство выплатило эти деньги. Хорошо было бы, конечно, заплатить деньги без вмешательства этого Страсбурга. Другое дело, что я бы хотел, чтобы Страсбургский суд тогда сказал бы, как надо было обеспечить право заложников на жизнь. В общем, это тот случай, когда торговаться не приходится.

Константин Чуриков: Это тот случай, когда мы знаем, что мы ничего не знаем на самом деле.

Сергей Лесков: Да, ничего не знаем. Кое-что знаем, но, в общем, слишком много загадок. Мы знаем только одно, что больше этого не было, и у нас есть желание, чтобы этого еще и не повторялось.

Давайте поговорим на другую тему, тоже достаточно кровопролитную, хотя она относится к более далекой истории. В эти выходные в Польше были мероприятия, которые были приурочены (есть такое слово «приурочены», в данном случае я же не могу сказать «посвященные») началу Второй мировой войны. Мы говорили на той неделе об этом, я высказывал соображения. Но то, что там было озвучено, иначе не скажешь, заставляет нас обратиться опять к этой теме.

Ну так вот, президент Польши по фамилии Дуда заявил в своей тронной речи о том, что, во-первых, Польша потребует компенсацию у Германии за нападение (я сейчас прокомментирую это), ну и кроме того СССР вообще главный союзник фашистской Германии, а Россия продолжает агрессивную политику, которая сродни вообще тому, что делал Гитлер. Никто вообще за язык этого человека не хватал, он сам говорит то, что думает, поэтому, в общем, это невозможно не прокомментировать.

Во-первых, я должен сказать, что в Польшу приехали те, кто являются, по моему мнению, главными поджигателями этой войны. Видимо, неслучайно они там нашли друг друга. Туда не приехал, между прочим, президент Трамп, туда не приехали президенты Армении и Белоруссии. Нашего президента не позвали. А вот там были немцы, например, в полном составе, и канцлер, и премьер-министр, и многие другие страны, которые воевали на стороне гитлеровской коалиции, добиралось вступали, они же там были. Вот поэтому они выдвигают свою, удобную им версию начала Второй мировой войны, которая, по моему убеждению, вообще не начиналась 1 сентября с этим нападением немцев на Польшу.

Есть же стройные научные теории, которые говорят, что Первая и Вторая мировая война – это одна мировая война, которая началась 1 августа 1914 года, а закончилась с капитуляцией Японии. Логично, в общем-то. Есть и другие теории. Но никак, конечно, не нападение на Польшу, потому что за год до этого та же самая Польша благополучно ввела свои войска в Чехословакию, получила огромную и богатую промышленную Тешинскую область, заключила пакт о ненападении с Германией, отказалась от заключения пакта между Англией, Францией и СССР, который тогда обсуждался. В общем-то, надо сказать, что все страны так или иначе заключили мирные договоры с фашистской Германией, и последним в этом ряду был СССР, до этого ведь все заключили. И очень долгие годы, начиная с Пилсудского, вся внешняя политика Польши была направлена на то, чтобы натравить Германию на СССР. Впрочем, этого хотели, конечно, в известной мере и Франция с Англией.

Есть такая книга истории Второй мировой войны, которую написал небезызвестный Уинстон Черчилль, за что он получил Нобелевскую премию как писатель. В этой книге Уинстон Черчилль, я всю цитату говорить не буду, сказал, что поляки вели себя, как жадные гиены. Можно верить этому человеку? Его авторитет и знание вопроса не подлежат сомнению. Таким образом, в общем-то, поляки, которые сейчас занимают свою… Извините, не поляки, власти Польши, которые занимают свою излюбленную позицию вечно обиженных, что началось, наверное, с раздела Польши при Екатерине, который, кстати говоря, тоже немцы, тоже Пруссия придумала, жалуются на весь мир.

А на что жаловаться? По итогам Второй мировой войны территория Польши благодаря Сталину, злодею Сталину, увеличилась в 2 раза, они получили огромные территории Восточной Германии, получили всю эту самую Восточную Пруссию (кроме Кенигсберга), получили Данциг, немецкий город с богатейшими верфями, которые они сейчас закрыли, между прочим. Ну так вот, а если посмотреть на то, что они получают от Евросоюза сегодня, то относительно высокий жизненный уровень в Польше, конечно, является следствием того, что Евросоюз поддерживает эту страну как ни одну другую страну восточного блока: за последние 10 лет 100 миллиардов евро, это самые выгодные кредиты, Украина таких кредитов не получает; в 7-летнем бюджете, который сейчас действует в Евросоюзе, еще 106 миллиардов евро.

При этом Польша постоянно возмущается, что ее не уважают Германия и Франция, и все время пытается завоевать симпатии США, вот там база НАТО вроде бы сейчас появится. Ну вот иногда даже кажется, что власти Польши придумали новую национальную идею для себя, которая состоит в том, что ее обидели, обижают. Германия и Россия вечно обижают Польшу, на этом можно играть и получать всякие дивиденды от тех, кто проникся этой жалостью.

Есть, кстати говоря, американские историки, которые в истории Второй мировой войны, в начале ее писали, что Польша была по уши влюблена в Лондон, как самая глупая женщина, которую обманывает проходимец. Так и есть: Англия не дала Польше… Они подписали, кстати, пакт о военной помощи с Англией, Англия не помогла даже деньгами: Китаю, который уже вступил в войну с Японией, они заплатили 500 миллионов фунтов стерлингов, 500, а Польше дали 5, на эти деньги ничего нельзя было купить. Поэтому теперь жалобы, конечно, президента Дуды – это перекладывание с больной головы на здоровую.

В конце концов, я должен сказать, что все это подтверждает то, что история не является наукой, история переписывается в угоду политикам, история есть сборник мифов, которые выгодны настоящему поколению политиков. Кстати говоря, и в России так: вот мы придумали, может быть, отчасти в пику этой самой Польше праздник 4 ноября, который, конечно, не соответствует исторической действительности: каких поляков там изгоняли из Кремля? Сами позвали, сами изгоняли. Эти события, в общем, с точки зрения серьезных историков имеют совершенно другую подоплеку.

Константин Чуриков: У нас и новые праздники сейчас хотят ввести.

Сергей Лесков: Стояние на Угре точно такое же не имеет исторической обоснованности. Я бы не стал обижать одну из автономных республик в составе России, зачем повышать напряженность, совершенно непонятно.

Константин Чуриков: К тому же и в нас самих, кажется, намешано очень много кровей, если так поинтересоваться, да? Еще неизвестно, наши предки где стояли, с какой стороны.

Сергей Лесков: В любом случае в 1480 году Московское княжество уже 20 лет не платило так называемым татаро-монголам (термин Сталиным придуман) никаких денег – какое там… Это уже Золотая Орда распалась совершенно на части. Кстати, Крымскому ханству потом платили после этого.

Константин Чуриков: Давайте о сегодняшнем дне. У нас столько событий происходит сегодня в России…

Сергей Лесков: Событий много, да.

Оксана Галькевич: О «Федоре» хотим поговорить.

Сергей Лесков: Наш «Федор», наш робот «Федор»…

Оксана Галькевич: Про Федота-стрельца.

Сергей Лесков: Да, он… Он не Федот, он «Федор».

Оксана Галькевич: Я понимаю, что он не Федот, Сергей.

Сергей Лесков: Оксана, а кто ваш любимый Федор?

Константин Чуриков: Тот, который, наверное: «Федор, Петруха с тобой?» – вот этот?

Оксана Галькевич: У меня нет любимых Федоров, а Федор Михайлович Достоевский…

Сергей Лесков: Да, Достоевский…

Оксана Галькевич: Вы меня поставили в какое-то неудобное положение.

Константин Чуриков: Ну Тютчев, давай, продолжай.

Сергей Лесков: Ну есть сильнее, есть даже, по-моему…

Оксана Галькевич: Спросите Константина: Костя, какого Федора ты любишь больше всего?

Константин Чуриков: Я уже назвал.

Оксана Галькевич: А, ну…

Сергей Лесков: Кого?

Константин Чуриков: Достоевский и Тютчев.

Оксана Галькевич: Достоевского я назвала.

Сергей Лесков: Достоевский… А Тютчев?

Константин Чуриков: Он Федор.

Сергей Лесков: Тоже вот… Много Федоров родила…

Константин Чуриков: Конюхов, наш современник.

Оксана Галькевич: Да-да.

Сергей Лесков: Да, Смолов, например. Многих знаменитых Федоров родила земля российская, как Невтонов и тевтонов. Но выяснилось, что один из этих Федоров оказался в космосе, правда, он робот, зато антропоморфный. Некоторые были злоключения с его попаданием на Международную космическую станцию, все-таки он туда просочился со второй попытки. Вот что он там делает, на самом деле не совсем понятно, потому что его даже и включить не могли. Помните фильм замечательный голливудский «Апокалипсис», где русский космонавт чинил свой корабль кувалдой?

Оксана Галькевич: Он такой немножко подшофе, да, в ушанке?

Сергей Лесков: Да, в ушанке был с кувалдой.

Оксана Галькевич: Как даст кувалдой.

Сергей Лесков: Вот примерно так же наши космонавты включали «Федора» на орбите, потому что все его кнопки залипли, в общем, надо было какой-то кувалдой по нему стучать.

Константин Чуриков: Там надо было заменить батарейки, посоветовали.

Сергей Лесков: Нет, батарейки здесь ни при чем, батарейки у нас вечные.

Константин Чуриков: Слушайте, Сергей…

Сергей Лесков: «Заменить батарейки» – это вы цитируете «Наутилуса Помпилиуса». Нет, космонавт «Федор» несмотря на то, что пишет в Twitter…

Константин Чуриков: А в чем вообще его смысл?

Сергей Лесков: Смысл я сейчас скажу.

Константин Чуриков: Вот он там нужен?

Сергей Лесков: Ну ладно, шутки в сторону. На самом деле поскольку он ничего не умеет, кроме как стрелять по-македонски, а это в космосе нельзя, работать с дрелью и писать в Twitter (а это, в общем, занятие очень уважаемое), у многих вызывает, конечно, шутки его там пребывание. Его называют детским конструктором из «Детского мира», из «Дочки-Сыночки», ничего не может. В общем, это очередная, как говорят, акция Рогозина, роботизированная такса, все такое; американцы делают что-то реальное, а мы все время занимаемся какими-то рекламными, саморекламными акциями. Ну я думаю, что в шутках нет ничего плохого, на самом деле остроумие – это свойство острого ума. Но в принципе очень часто бывало так, что первые шаги новых технологий вызывали недоумение. Конечно, первые автомобили двигались медленнее, чем телеги на конной тяге. В общем-то, очень часто так бывало…

Константин Чуриков: Вы хотите сказать, что этот маленький шажок робота «Федора» в космос – это целый прыжок для всего человечества?

Оксана Галькевич: Как первый шаг человека, тоже неуверенный…

Сергей Лесков: Ну на самом деле есть… Будем прямо говорить, есть мировой лидер в робототехнике «Boston Dynamics»: хоть в космос никого не запускает, но на земле просто показывает чудеса. Но пребывание антропоморфного робота на орбите, в общем-то, может возбудить интерес, а это очень важно, романтика и космос – вещи чрезвычайно важные, может возбудить интерес молодых талантов к робототехнике. Надо сказать, что, в общем-то, робототехника – это часть искусственного интеллекта, это будущее.

Константин Чуриков: То есть это вызов для молодежи сделать лучше, чтобы не кувалдой включать, а как-то по-другому, силой мысли?

Сергей Лесков: Ну на самом деле и будущее космонавтики. В общем-то все лидеры космонавтики сейчас столкнулись с каким-то… Идеология развития космоса уперлась в стену, потому что есть предел физиологических возможностей человека в космосе, на Марс человек полететь не может.

Константин Чуриков: Нас спрашивает наша телезрительница Анна, сколько миллионов стоит эта шутка робототехники.

Сергей Лесков: Недорого, это недорого все. Эти вещи посчитаны.

Константин Чуриков: Нет, ну если считать еще вместе с подъемом на орбиту, с возвращением…

Сергей Лесков: Да нет, перестаньте, уже много раз были вот эти вот статьи, что деньги на космос есть деньги на ветер. Нет, все это копейки. Потом бюджет Роскосмоса сверстан же, он даже не реализуется в полной мере.

Константин Чуриков: Все оплачено.

Сергей Лесков: Ну и, в общем-то, будущее, конечно, в космосе за искусственным интеллектом. Следующая наша площадка для освоения – это Луна, построение там какой-то орбитальной лунной базы. Человек это один не сделает, для этого нужны роботы. Конечно, может быть, потомки этого самого «Федора» и будут работать на Луне, я в этом не сомневаюсь. Может быть, их как-то иначе будут называть. Может быть, и сам «Федор» не захочет возвращаться на Землю, может быть, там прояснится его разум, он скажет: «Братья, не надо меня в посадочный модуль, на Луну!» – скажет он…

Оксана Галькевич: …и как дать ему кувалдой в этот момент, чтобы одумался, правильно?

Сергей Лесков: В этот момент ему дать кувалдой.

Оксана Галькевич: Ну а что?

Сергей Лесков: Поэтому… Нет, пошутить дело хорошее, но в общем-то это не такса, которую Рогозин топил в аквариуме. В общем-то, на самом деле это хорошее дело, и без искусственного интеллекта, как бы мы ни уважали героический труд космонавтов, нам не выйти в космосе на новую орбиту, я в этом совершенно убежден. А что он там будет делать еще? Ну я не знаю, может быть, в нем пробудится эдипов комплекс.

Константин Чуриков: Подождите, я думал, может быть, подружку сделать?

Сергей Лесков: Мало ли что, может быть, он… Это же в фантастических фильмах сто раз бывало, когда робот начинал охотиться за человеком, а там замкнутое пространство, куда они убегут?

Оксана Галькевич: Друзья, подружки роботов… Переходим на эзопов язык…

Константин Чуриков: Лучше подружки, да. Спасибо.

Оксана Галькевич: Спасибо. Сергей Лесков, обозреватель Общественного телевидения России. В среду ждем вас, Сергей, снова с обсуждением главных тем дня.

Ну а сейчас, друзья, мы еще с вами не прощаемся.

Константин Чуриков: Мы не прощаемся: через несколько минут о том, кто вырастет из нынешнего поколения школьников, кого растит наша школа, вот давайте об этом подумаем. И еще будет выпуск новостей. Не переключайтесь, «Отражение» по-прежнему в прямом эфире.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (1)
Светлана
Сергей Лесков, не вводите в заблуждение аудиторию ОТР. Израиль ведет переговоры с террористами и этим занимается элитное подразделение израильской армии. В Израиле высоко ценится жизнь. В России цена человеческой жизни ничтожна, даже цена жизни детей. Это и показал Беслан.

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски