Сергей Лесков: Коронавирус показал, что скопление всех ресурсов в крупных агломерациях – это опасно. Надеюсь, моя страна усвоит этот урок

Сергей Лесков: Коронавирус показал, что скопление всех ресурсов в крупных агломерациях – это опасно. Надеюсь, моя страна усвоит этот урок | Программы | ОТР

Темы недели от обозревателя

2020-05-22T21:28:00+03:00
Сергей Лесков: Коронавирус показал, что скопление всех ресурсов в крупных агломерациях – это опасно. Надеюсь, моя страна усвоит этот урок
90 лет Михаилу Горбачеву. Миллиарды для села. Пенсии работающим. Налог на роскошь. Жить стали хуже
Ковид вывернул наши карманы
Горбачеву - 90. В XX веке не было политика, к которому относились бы так полярно
Села вытянут миллиардами
Льготы: все в одно окно
На селе денег нет
Источник доходов один – кладбище… СЮЖЕТ
ТЕМА ДНЯ: Пандемия лишила доходов
Автомобиль становится роскошью
Пенсии для работающих: какой будет индексация?
Гости
Сергей Лесков
Обозреватель

Анастасия Сорокина: Снова в прямом эфире программа «ОТРажение», по-прежнему с вами в студии Александр Денисов и Анастасия Сорокина.

Александр Денисов: Да. Через полчаса у нас большая тема, называется она «Выпускной в рамках монитора», ну понятно, какого монитора, компьютера, будут проходить выпускные в режиме онлайн-конференций. Вот сегодня последние звонки проходили в таком режиме, в понедельник еще будут в некоторых регионах проходить. Все расскажем, покажем, как это будет.

Анастасия Сорокина: Ну а сейчас мы поговорим с Сергеем Лесковым, обозревателем Общественного телевидения России, который подведет итоги недели. «Темы недели» будем обсуждать вместе с вами, обязательно пишите и звоните в прямой эфир.

Сергей, здравствуйте.

Сергей Лесков: Здравствуйте.

Александр Денисов: Сергей, вы прямо как на выпускной, на последний звонок нарядились, рубашка отглаженная, все.

Сергей Лесков: О, ну это случайное совпадение, да.

Александр Денисов: Сегодня не последний звонок, Сергей.

Сергей Лесков: Я нашел у себя в квартире рубашку, видите, как получилось. Надо сказать, что со всех сторон мой дом окружают школы, и каждый год последний звонок, а тем паче выпускной вечер, сопровождался бессонной ночью. У меня такое впечатление, что на этот раз такого шума не будет.

Анастасия Сорокина: Ну, может быть, они будут, выпускники, у вас по соседству, в соседних квартирах отмечать, дистанционно?

Сергей Лесков: Нет, по-моему, здесь нет такого контингента.

Но так или иначе, видите, сама жизнь толкает нас к теме коронавируса, который вот уже несколько месяцев остается самым главным. Ну какие новости на этой неделе? Мы часто говорили про шведскую модель, знаете, есть шведская модель социализма, а есть шведская модель борьбы с коронавирусом, которая состоит в игнорировании опасности, которая исходит от вирусной инфекции. Они не закрывали свою экономику и не вводили жестких ограничительных мер, уповая на некий коллективный иммунитет.

Это был интересный, конечно, опыт научный и социальный, но что мы видим? На этой неделе Швеция вышла на первое место в Европе по смертности на миллион человек, но не по абсолютной смертности, конечно, это маленькая страна, там только 10 миллионов человек живет, меньше, чем в Москве, а по относительной смертности. Сейчас шведов умерло больше 30 тысяч, то есть в маленькой Швеции умерло в 10 раз больше людей, чем во всей России. Ну это, конечно, потрясающая разница.

Тем не менее все равно рано делать какие-то выводы. Я прочитал буквально на днях статью крупнейшего мирового демографа, который говорит, что выводы по части эффективности той или иной стратегии и о смертности по коронавирусу можно будет строить только через год, когда мы сосчитаем всех цыплят. Пока можно только посочувствовать шведам.

Что касается нашей страны, то да, уже с 3 мая не меняется в худшую сторону... Такие картинки, кстати, у нас в стране невозможны. У нас не меняется...

Александр Денисов: Вы имеете в виду нас, Сергей? Сейчас картинка, нас вроде показывают или нет?

Сергей Лесков: Нет, шахматисты эти, шаржисты?

Александр Денисов: А-а-а.

Сергей Лесков: Нет, у нас же не разрешены скопления и социальное дистанцирование поддерживается достаточно строго, по-моему.

Александр Денисов: Ага.

Сергей Лесков: Да, удалось выйти, вряд ли преодолеть пик, но выйти на некое плато, вот уже, значит, пару недель не повышается уровень заболеваемости. Я напомню, что если в мире заболело больше 5 миллионов человек, то в России чуть больше 300 тысяч. Смертность у нас остается на самом деле рекордно низкой для всего мира, что, впрочем, соответствует смертности в Восточной Европе. Из-за этого, кстати, вирусологи и медики на Западе точат всякие там ножи, ну, мы об этом уже говорили.

Что еще, видимо, надо из новостей сказать? Дагестан вышел на 4-е место по смертности в России несмотря на то, что там немного людей живет, – видите, какие разные у нас регионы. Некоторые есть самые свежие сведения о том, что глава Чечни госпитализирован в Москве. Это еще требует официального подтверждения, но все больше источников этом подтверждают.

Президент России Путин провел очередное совещание, он где-то с месяц назад шутил, что все мы стали вирусологами, ну это, конечно, преувеличение, но тем не менее лично я не устаю поражаться высокой степени самообучаемости президента. Вы знаете, несколько лет назад он, я просто знаю это от близких людей, брал лекции, брал уроки астрономии и космологии, чтобы понять устройство Вселенной. Такое впечатление, что теперь он берет какие-то уроки по эпидемиологии и вирусологии, очень компетентно говорит.

Я не буду повторять стенограммы этих совещаний, но президент сказал чрезвычайно важную вещь о том, что осенью, в октябре-ноябре возможна вторая волна коронавируса, и упиваться нынешними успехами преждевременно. Между прочим, Собянин, мэр Москвы, – а Москва крупнейшая агломерация в стране, является безусловным лидером по коронавирусу, – он сказал, что снятие мер самоограничений и самоизоляции преждевременно в Москве. Какие-то промышленные предприятия, вы знаете, начинают работать, но все-таки самоизоляция в Москве будет продолжаться, чему подтверждением, кстати, сегодняшние последние звонки и завтрашние выпускные вечера.

Ну, что еще надо сказать? Сегодня, между прочим, меня приятно удивило, что Путин провел такую микроигру «Что? Где? Когда?», он спросил у собравшихся врачей, знает ли, кто у нас в СССР, в России организовал эту систему карантинно-эпидемиологического контроля, и кто-то ему после заминки ответил, что Семашко. Это правда.

Александр Денисов: Сергей, наши зрители сходу бы, слету ответили на этот вопрос, сколько мы эту фамилию склоняли у себя в эфире.

Сергей Лесков: Да. А вы знаете, кем была мать Семашко? Можно продолжить эту викторину. Мать Семашко была родной сестрой первого марксиста Плеханова, тут если уж идти в такого рода вопросах, то можно идти и дальше, тут много интересных каких-то параллелей.

Что касается... Как вы видите, я в самоизоляции нахожусь уже достаточное время, я тоже пришел к каким-то жизненным наблюдениям, не могу ими не поделиться. Во-первых, конечно, первое, что бросается в глаза, – не подтвердились панические настроения начала апреля, многие говорили, что всего всем не хватит, помните эти очереди, пустые прилавки, люди скупали от туалетной бумаги до колбасы. Все есть в магазине. Оказывается, ресурсы, значит, нашей экономики достаточно велики, и я не вижу дефицита ни по одной номенклатуре товаров.

Еще мое личное наблюдение состоит в том, что если раньше мы считали, что собака – это просто лучший друг человека, то теперь ясно, что это единственный друг человека. Если раньше хозяева гуляли собак, то теперь собаки гуляют хозяев, собака стала пропуском в настоящую, в реальную жизнь. В общем, скажи мне, кто твой друг, и я скажу, есть ли у тебя собака, можно так древнюю мудрость переиначить.

Наконец, вы знаете, романтики поют много песен о глазах любимой, вот теперь мы научились узнавать людей по глазам. Раньше мы во все лицо всматривались, а теперь глаза все выдают. Помните, был такой замечательный певиц Рашид Бейбутов из Азербайджана, его любил весь СССР, который пел песню «Только у любимой могут быть такие необыкновенные глаза».

Александр Денисов: Сергей, а Валерий Ободзинский «Эти глаза напротив», тоже же об этом.

Сергей Лесков: Да, но это не Рашид Бейбутов, впрочем.

Александр Денисов: Ободзинский, Ободзинский.

Сергей Лесков: Да, Ободзинский. У Бейбутова была еще одна великая песня «Я встретил девушку – полумесяцем бровь, На щечке родинка, а в глазах любовь». Вот теперь...

Александр Денисов: Сергей, а вот вы заметьте, под маской-то вы предполагаете, что там девушка, а вдруг там усатый гражданин?

Сергей Лесков: Нет, я пытаюсь все-таки говорить о приятном.

Нет, есть, в общем-то, и важные какие-то вещи. Например, я не могу не сказать вот о чем. Коронавирус, пандемия, изоляция, я думаю, научат мою страну тому, что вот это вот скопление всех ресурсов, в том числе и человеческих ресурсов, в крупных агломерациях, таких как Москва и Санкт-Петербург, – это опасно. Россия – это не только ее столицы, не только Москва и Санкт-Петербург, надо развивать всю страну. Это, кстати говоря, и вопрос, как оказалось, эпидемиологической безопасности. Я бы хотел, чтобы такой урок был сделан.

Ну, в общем, были, конечно, и такие опасения, что рухнет весь миропорядок, – нет, вы видите, все-таки и восточный, склонный к авторитарности мир, и западные либеральные модели, все-таки они сумели справиться с коронавирусом и выходят, в общем-то, с минимальными потерями. Кстати говоря, сегодня президент когда говорил о том, что рано ликовать, он сказал, что необходимо пройти между Сциллой и Харибдой. Да, мы неоднократно говорили, надо найти баланс между экономикой и здоровьем людей, да, совершенно верно, и очень просто это сделать. И опять же, если вот верить демографам, только через год удастся понять, какая тактика была оптимальной. Что касается Сциллы и Харибды, я хочу напомнить любителям древнегреческой мифологии, что между двумя этими... прошел Одиссей во время своих путешествий...

Александр Денисов: Проплыл ведь, Сергей, проплыл он, да.

Сергей Лесков: Проплыл, ну да, проплыл на корабле, да. Если Харибда – это был водоворот, который мог проглотить весь корабль, то Сцилла была скалой, на которой размещалось чудовище, которое своими щупальцами выхватывало шесть человек из команды. Вот он предпочел к Сцилле идти, пожертвовав шестью членами экипажа ради спасения корабля. Остается, продолжая образ президента, сказать, предположить, что мы что, прошли поближе к Сцилле? С другой стороны, если вот пользоваться, продолжать эти вот аналогии, сегодня же президент сказал еще и о том, что... Я не пропал с экрана, кстати?

Анастасия Сорокина: Нет-нет, мы вас видим.

Александр Денисов: Нет, вы на месте, Сергей.

Сергей Лесков: Он сказал о том, что вот рано расслабляться. Вы знаете, самый, наверное, такой трагический эпизод в мировой истории, который вот лично меня не оставляет, – это гибель древнеримского города Помпеи. Ведь там после извержения вулкана Везувия жители-то ушли из города; вулкан замолк, они пошли обратно, а второе извержение, второй удар был сильнее. Вот именно второй удар изображен на великой картине Карла Брюллова.

Терять бдительность нельзя, здесь президент совершенно прав. И поскольку мы не знаем всех законов мутации, рекомбинации этого вируса, вакцины нет, будет ли она и когда, неизвестно, с такой заразой, с такой чумой мы еще не сталкивались, конечно, вторая волна может быть очень опасной, и почивать на лаврах сейчас было бы просто близорукостью и даже глупостью. Вот, мне кажется, такие главные итоги этой недели по части накапливания опыта преодоления этого самого COVID-19. Но, видимо, нам еще предстоит возвращаться к этой теме неоднократно.

Что касается других тем, то, конечно, они есть. Какие бы бури ни бушевали над нашей планетой, президент Трамп остается верен самому себе. Мне даже кажется, что у него есть какой-то внутренний распорядок, график: он с какой-то периодичностью объявляет о выходе из того или иного очередного международного договора. Вот сейчас, едва ли не сегодня он объявил о выходе США из Договора по открытому небу. Этот договор был подписан в 1992 году, это один из последних продуктов холодной войны, и он предполагает полеты по каким-то квотам, естественно, самолетов другой страны над твоей территорией, для того чтобы сверху посмотреть, проинспектировать состояние твоих военных объектов. Это происходит, естественно, в сопровождении хозяев, на борту самолетов находится сертифицированная радиоаппаратура.

Надо сказать, что там много было взаимных претензий, но все равно это инструмент взаимного сдерживания, идеальных инструментов не бывает, но все равно это был едва ли не последний инструмент. И ведь нельзя сказать, что мы не страдали от этого. Например, в 2014 году американские инспекторы летали над южными территориями России по просьбе Украины, это известный факт. Мы же их пустили, они там посмотрели и более-менее успокоились.

Говорить о каких-то взаимных претензиях здесь бесполезно, потому что я совершенно убежден, что выход США из этого договора – это не результат каких-то ошибок и просчетов России, это время такое. Жизненное кредо нынешнего президента Америки, по моему убеждению, состоит в том, что Америке не нужны никакие ограничения. Ну это просто вот такая тактика, простая, прямая, как телеграфный столб, полная свобода рук, никаких ограничений. Поэтому Трамп выходит из всех договоров, тут уже даже не перечислить всех: это и климатические соглашения, и многие торговые договоры; он грозит выйти из договора по ограничению стратегических вооружений... Тут просто всего не перечесть.

И личное позиционирование Трампа – это «я против всего, что было до меня», это некая антиэлита: если какая-то американская элита принимала какие-то законы, то я буду их отменять. И сдача в утиль всего накопленного раньше просто идет какими-то, скажем, стахановскими темпами. Я не думаю, что Трамп знает, кто такой Стаханов, но он, конечно, стахановскими темпами отменяет все, что было сделано раньше. Вы знаете, сейчас даже появилась такая шутка опять же из песенного репертуара: «И не друг, и не враг, а Трамп». Непонятно, зачем он это делает, но просто отмена всех договоров ради самой отмены. Да к тому же в его, конечно, личном интеллектуальном багаже непонятно, зачем нужно военное сдерживание; зачем нужна торговая война с Китаем, он понимает, а что такое ядерное сдерживание, – ну это все равно что, не знаю, лесорубу объяснять законы квантовой физики, ну совершенно бесполезно.

И поэтому я убежден, что переубедить Трампа невозможно, даже об этом надо забыть. Если он сегодня об этом объявил, то через полгода Америка выйдет из этого договора. Здесь, конечно, является важным вопрос, а надо ли России выходить. Итак, если Америка выходит, никто больше над ее территорией летать не сможет, не сможет инспектировать ее военные объекты. Поскольку там еще остается 30 стран, а в основном это союзники США, то они будут летать над территорией России и будут инспектировать наши объекты. Конечно, первая реакция в том, что России тоже в этой ситуации следует выйти из этого договора. Здесь могут быть и другие доводы: все-таки размещение каких-то там военных объектов в Европе нас интересует очень сильно...

Александр Денисов: Больше, чем Америка, безусловно.

Сергей Лесков: Да. Ну, здесь надо быть военным экспертом, поэтому, может быть, не стоит спешить.

Мне кажется, что самым сильным аргументом является третий: не надо суетиться. Практика последних конфликтов показывает, что Россия никогда не суетится и постоянно оказывается в выигрыше. Следуя всяким китайским стратагемам, не испытывая ни любви, ни ненависти, не надо делать чересчур быстрых шагов, посмотрим, что будет. К тому же, если посмотреть на календарь, то к моменту назначенного выхода США из этого договора там уже состоятся президентские выборы, – а вдруг следующий президент, вдруг это будет не Трамп, дезавуирует это намерение?

Александр Денисов: Мы даже можем указать страны, Сергей, над которыми нам интересно летать, прежде всего Польша и Румыния, там, где системы стоят ПРО, которые легко разворачиваются в ударные.

Сергей Лесков: Есть и другие страны, например, есть Германия, где на базе «Рамштейн» сосредоточены ядерные силы НАТО, ядерная авиация, стратегические бомбардировщики. Есть в Европе много, на что стоит посмотреть.

Что касается еще одного аргумента: а можно ли убедить наших европейских партнеров по этому договору ограничить доступ США к информации по наблюдательным полетам над территорией России? Ну понятно, можно или нет? Можно ли упростить Францию и Германию, чтобы они летали над Россией по-прежнему, но не передавали информацию Америке? Я думаю, что это вопрос, конечно, риторический. Европа танцует под американский твист, в общем, как говорили в Советском Союзе, кто ужинает девушку, тот ее и танцует. Если что-то увидели европейские эксперты, то через пару минут об этом станет известно американским экспертам, так что здесь самообольщаться не стоит. Поэтому надо все взвесить, все подумать.

И кстати, я когда увидел эту новость, я подумал, что там еще осталось такого в мире, из чего Трамп может выйти, какие есть еще международные организации и международные договоры? Конечно, напрашивается подсказка президенту США...

Александр Денисов: ВОЗ, Сергей, безусловно.

Сергей Лесков: Безусловно. Стоит ему, конечно, теперь выйти из НАТО, а потом из ООН, мир вздохнул бы, я думаю, с облегчением. Еще есть Международный валютный фонд и Всемирный банк, но поскольку это близкая к каким-то глубинным срезам в душе Трампа, вот из финансовых организаций он не выйдет, а из политических союзов он еще может поднапрячься и выйти, это было бы на самом деле очень интересно.

Ну и, наконец, еще одна тема, которая мне кажется чрезвычайно важной не только как бы в отраслевом смысле, но и в цивилизационном, – это новые правила... Мы сейчас об авиации говорили, новые правила в гражданской авиации. Практически все авиакомпании крупные в мире уже приняли новые правила в связи с пандемией, сегодня эти правила для российских авиапассажиров согласованы Росавиацией и Роспотребнадзором.

Там это довольно крупный документ, но если самое главное перечислять, то суть его состоит в том, что во время полета надо находиться в маске и в перчатках, в маске надо уже входить в здание аэропорта, 2 раза у каждого авиапассажира будет измеряться температура, первый раз на входе в аэровокзал, второй раз перед посадкой в салон. В салоне нельзя находиться в верхней одежде, вставать тоже нельзя, можно встать только по разрешению стюардессы, подняв руку, ну как в школе, и по ее разрешению сходить в туалет. Опять же нельзя же, чтобы в туалет были очереди, это нарушит социальную дистанцию.

В здании аэровокзала надо соблюдать эту самую социальную дистанцию, из-за этого могут быть, если аэропорт к этому не подготовлен, закрыты магазины, киоски, кафе и рестораны. Выход из самолета, ну и посадка тоже, проводятся вот такими группами, чтобы не толпились пассажиры. Ну, обсуждается, кстати, и рассадка в самолете в таком шахматном порядке, через одного.

Ну, на самом деле это может привести к тотальным изменениям. Дело в том, что всегда самолеты, авиатранспорт, «летайте самолетами «Аэрофлота», был самый удобный и комфортный вид транспорта, да и не самый дорогой, наверное. И он был экономически выгоден, потому что мобильность населения свидетельствовала, это был критерий экономического роста. Надо сказать, что за последние 10 лет число авиапассажиров в России выросло в 2 раза, 120 миллионов. Это, конечно, меньше, чем в Америке, но 120 миллионов выше, чем показатели СССР, и это говорило об экономической ситуации в России.

Сейчас по прогнозам владельцев крупнейших авиакомпаний, вот именно в 2 раза упадут авиаперевозки, некоторые говорят, что и меньше, и года 1,5–2 понадобится на восстановление этого. Но ведь это не просто какие-то сиюминутные вещи, вы понимаете, самолеты же не могут стоять на земле. Для того чтобы авиакомпании не были убыточными, как показывают расчеты, надо чтобы загрузка самолета была 77%. Денег-то у людей нет, границы не открыты, не открылись еще и многие регионы: приезжаешь куда-нибудь, тебе надо сидеть 2 недели на карантине, в самоизоляции.

Все это может привести, конечно, к тому, что обанкротятся компании, прежде всего лоукостеры, которые так привлекали многих пассажиров, особенно молодых пассажиров. В общем, такое впечатление, что мы отлетались, значит, ни денег, ни рейсов. Наверное, крупнейшие авиакомпании смогут при помощи поддержки государства, а там выделены, мы знаем, государство выделило поддержку, но все равно главная-то поддержка – это внутренний ресурс. Если не будет пассажиров, то государство не сможет вечно поддерживать наших авиаперевозчиков.

А во что превратятся наши аэровокзалы, построенные к Чемпионату мира по футболу? Ну что, их под склады какие-то переоборудовать? А самолеты сдавать на металлолом? Самолет, кстати, это любой авиационный инженер подтвердит, не может стоять на земле не только потому, что надо платить за это аренду...

Александр Денисов: Да, Сергей, сейчас мы восстановим связь, договорим, как спасать авиаотрасль, как ее запускать.

Ну, кстати, сегодня появились новости, что уже некоторые европейские страны готовы принимать туристов, будут им измерять температуру по прибытии. Главное туда добраться, еще в Португалию прилететь нужно, да, вот там уже частично кафе и рестораны открываются, а главное, чтобы туристы были готовы лететь, не боялись.

Сергей, да, вот мы вернулись к вам.

Сергей Лесков: Да.

Александр Денисов: Мы рассказывали, что Португалия уже готова туристов принимать, радостно нам сообщает.

Анастасия Сорокина: Китай уже готовит паспорта, чтобы все могли чувствовать себя безопасно, специальные.

Сергей Лесков: Ну, среди нас есть коллега многоуважаемый, который любит эту страну...

Александр Денисов: Есть.

Сергей Лесков: Но ведь Португалия хочет открыть границы для Евросоюза, а вовсе не для России, тут надо отдавать себе в этом отчет.

И надо вообще сказать, конечно, что для многих стран туризм и авиаперевозки были достаточно значительной частью бюджета. Я, например, не представляю, как будет справляться со своей экономикой, например, Латвия, если туда не поедут русские туристы, то при всем таком двусмысленном отношении Латвии к русскоязычным без русских туристов там просто будет экономический коллапс. Как, впрочем, и в Турции: если в Турции не будет, как это, all inclusive и шведских столов, то привлекательность Турции как мировой Мекки туризма очень сильно померкнет.

Поэтому мне кажется, что вот одно из самых заметных последствий переустройства мира коронавирусом будет состоять именно в тотальном уменьшении мобильности населения, в том числе и авиаперевозок, и крахе туристической отрасли. Кстати, мы говорим про авиаперевозки, эта отрасль достаточно оперативно реагирует, а железнодорожный транспорт? Если это опасно в самолете, то как будет выживать железнодорожный транспорт, где пассажиры в купе сидят, глядя друг на друга в упор просто.

Александр Денисов: В глаза, Сергей, в глаза, да-да.

Сергей Лесков: В глаза, да, «смотри мне в глаза». То есть поезд «Москва – Владивосток» за неделю превратится просто в чумной барак. Или какие-то другие могут быть там меры? Я не представляю. Если можно в самолете потерпеть 3 часа в маске, то что будет в железнодорожном транспорте, мне даже и предположить сложно. Онлайн-конференции, онлайн-переговоры, конечно, не могут полностью заменить личного присутствия деловых людей каких-то, личных контактов. Тут, в общем, нам надо... Нам предстоит еще, конечно, решить эту проблему, пока не видится решения.

И в общем это будет, конечно, большой регрессией, шагом назад. Вообще туризму и путешествиям как таковым не так много лет, наверное, 150 лет назад появились первые путешественники с развитием научно-технического прогресса, машин, пароходов, самолетов, до этого-то люди сидели на месте, а мы сейчас не можем себе представить даже отдаленно, чтобы мы стали прикованы к 6 соткам, например, это не отдых в понимании современного человека. Но пока я не вижу выхода из положения, потому что ведь вот эти вот процедуры, которые мы сейчас описали, ведь потребуют дополнительного оборудования в аэропортах, это дополнительные траты, все это скажется на цене билетов. Некоторые эксперты говорят, что авиаперевозки подорожают на 50% минимум, но у людей нет денег. Пока ситуация выглядит достаточно тупиковой.

Александр Денисов: Да, Сергей, быть прикованным к 6 соткам не можем представить, вот к 15 можем, тут уже можно приковываться, это уже поинтереснее.

Сергей Лесков: Таких людей немного.

Александр Денисов: Но надо стремиться, да, чтобы их было много, чтобы у всех... Страна у нас большая, по 15 соток на брата нормально будет.

Спасибо, Сергей.

Анастасия Сорокина: Спасибо. Это были «Темы недели» с Сергеем Лесковым.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)