Сергей Лесков: Коронавирус превратился в политическое оружие, как булыжник пролетариата

Сергей Лесков: Коронавирус превратился в политическое оружие, как булыжник пролетариата | Программы | ОТР

Темы дня от обозревателя

2020-04-23T21:44:00+03:00
Сергей Лесков: Коронавирус превратился в политическое оружие, как булыжник пролетариата
На МКС пора ставить крест? Деньги на свалку. Маньяк выходит на свободу. Страна под снегом. Как победить бедность
Сергей Лесков: Любой памятник - это некая точка единения нации. Если памятник служит возникновению напряжения в обществе, ему нет места на площади
Что такое бедность и как с ней бороться?
27 февраля - Всемирный день НКО
МКС переработала свой ресурс
Дорогая передача: Нам мешают парковки!
Свободен и особо опасен
ТЕМА ЧАСА: Страна под снегом
Чёрные дыры МКС
Новый техосмотр отложили
Гости
Сергей Лесков
Обозреватель

Анастасия Сорокина: В прямом эфире программа «ОТРажение», по-прежнему в студии Александр Денисов и Анастасия Сорокина.

Александр Денисов: Да. Через полчаса у нас большая тема, называется она ни много ни мало «Эра милосердия». Все мы смотрели «Место встречи…», может быть, кто-то читал одноименный роман братьев Вайнеров. Так вот там спорили на коммунальной кухне Жеглов и соседи Шарапова, выяснилось, вот время все расставило по своим местам, все-таки эра милосердия, как-то что-то, проблески появляются. Узнаем через полчаса.

Анастасия Сорокина: Ну и еще на этой неделе нас интересует такой вопрос для рубрики «Реальные цифры», стали ли вы больше тратить вот в этот период самоизоляции. Если да, то на что именно? Ждем ответов на номер 5445, завтра подведем итоги, обсудим их вместе с вами и с экспертами.

Александр Денисов: А у нас уже в студии появился на экране задумчивый Сергей Лесков. По Сергею можно засекать время, ну вот 20:30, сейчас 20:34, в общем, вечер наступил, если вы видите на своих экранах задумчивого Сергея Леонидовича.

Сергей Лесков: Я даже не знаю, что мне говорить после такой преамбулы, смогу ли я сыграть свою партию после такого представления.

Александр Денисов: А у вас нет другого варианта, Сергей, играйте.

Сергей Лесков: Да, давайте.

Ну что же, давайте начнем с нашей извечной темы: коронавирус, Китай, Америка. Трамп грозит сурово наказать Китай, мало того, уже появился первый американский штат, который предъявил судебный иск. Ответчики очень любопытные – Компартия Китая, несколько министерств, Китайская академия наук, власти этого достопамятного Уханя. И причем штат Миссури посчитал свои убытки, это 200 умерших, 6 тысяч заразившихся, они требуют компенсации и выплаты штрафных убытков. Надо сказать, что в американском законодательстве, оно построено на прецеденте, но нет прецедента предъявления исков частными какими-то лицами государствам. Это очень интересно, может быть, возникнет первый прецедент.

Надо сказать, что подобными исками и санкциями грозят и сенаторы, и сам президент Трамп подливает масло в огонь и говорит, что если китайцы ошиблись, то это ошибка, а если они сознательно обманывали, скрывали, отрицали, подвергали репрессиям тех, кто пытался сказать правду, уничтожали информацию, то вот тогда мы сурово накажем Китай. Ну, наверное, могут испортить китайской экономике и каким-то отдельным лицам жизнь США, мы это знаем по своему собственному примеру, Америка все меряет, конечно, деньгами, и вспоминаются такие советские штампы, как «мир чистогана», «город желтого дьявола», все эти стандартные клише, и умение делать деньги из любой проблемы у американцев можно только...

Александр Денисов: Можно только поучиться, закончим фразу Сергея Леонидовича. Да, сейчас у нас связь восстановится, да-да-да, восстанавливаем, проблемы...

Анастасия Сорокина: Восстановим связь в смысле.

Александр Денисов: Да.

Анастасия Сорокина: Пока есть возможность у вас написать нам в прямой эфир, пожалуйста, если есть желание высказать свое мнение, дозванивайтесь, пишите, для этого есть все социальные группы, они доступны, для того чтобы вы могли с нами пообщаться в прямом эфире.

Александр Денисов: Да. Ну вот по поводу предъявления претензий друг другу, уж, так сказать, все умеют фантазировать, Америка Китаю предъявляет. Тут вот из Нижегородской области пишут: «А имеют ли регионы право предъявить претензии к Москве по поводу заражения?» Вопрос. Наверное, все мы имеем на что-то право. Или как вот в том анекдоте, бабушка у врача сидит в очереди, спрашивает: «Имею ли я право?» – «Имеешь». – «Могу ли я?» – «Нет, не можешь». Поэтому вопрос вопросом.

Ну что, а вот у нас восстановилась связь. Сергей, пока вы отсутствовали...

Сергей Лесков: Да. Понимаете, я думаю, что это, конечно, связано с тем, что все сидят сейчас в Интернете, линии перегружены, это вот... Не вся инфраструктура, конечно, готова к таким загрузкам. Но все-таки большинство наших вечеров проходят в режиме нормальном, вот, видите, какие-то сбои возможны.

Итак, в общем-то... Кстати говоря, уже обвинения в адрес Китая идут не только со стороны Америки, но немецкий журнал «Bild» посчитал убытки Германии, 130 миллиардов. Ну и, конечно, идет волна каких-то таких инсинуаций без доказательств о том, что все-таки у этого злобного вируса искусственное происхождение. Доказать это невозможно, это как история с этим Петровым, Бошировым и «Новичком». Но, в общем-то, вы знаете, что в современном мире сама плотность и поток обвинений являются более сильным аргументом, чем их доказательность.

Ну, для меня аргументом в сторону естественного происхождения этого вируса говорит то... Ведь мы не задумываемся, конечно, о том, насколько человек приблизил к себе природный мир: 90% всех животных одомашнено, которые живут на планете Земля, живут рядом с человеком. То есть, в общем, все, что человеку было нужно, он сделал своим домашним, domesticus животным, а все, что не нужно, истребил.

Александр Денисов: Сергей, а знаете, биологи сейчас вот такие интересные вещи говорят... (Настя, извини, закричал в ухо, чтобы до Сергея докричаться.) Они говорят, что человечество думало, люди думали, что это мы хозяева на Земле, а на Земле хозяйничают микробы. Это в данный момент стало всем очевидно, даже никто и спорить не станет.

Сергей Лесков: Да, они приручили человека, в итоге они приручили человека.

Александр Денисов: Взяли в свои лапки, так сказать, «коронные».

Анастасия Сорокина: Одомашнили.

Александр Денисов: Да-да.

Сергей Лесков: Потому что сколько болезней мы ни возьмем, туберкулез, чума, оспа, холера, это же все болезни, которые перекидываются на нас с животных. Животные вроде бы улучшили качество нашей жизни, мы стали сытно питаться, у нас появилось время для научно-технических изысканий и прогресса, но видите, такая сказка про белого бычка: где найдешь, там потеряешь.

Есть очень интересный аргумент: кажется, еще в конце прошлого года самый авторитетный медицинский журнал «The Lancet», тоже американский, по-моему, опубликовал статью о новом вирусе и опасности эпидемии в Китае, а Китай не обратил на это внимания и сообщил об эпидемии только в последний день, 31 декабря. Очень, конечно, запутанная история. Нельзя сказать, что Китай совершенно чист: буквально днями он поправил статистику коронавируса, статистику жертв у себя в стране, опубликовал какие-то новые данные. В общем, тут, конечно, надо разбираться.

Но надо ли разбираться именно сейчас? Сейчас более актуальные есть задачи, на самом деле искать вакцину, противостоять, и не только вакцину, может быть, вакцины вообще в принципе быть не может, искать какие-то пути смягчения полученного человечеством удара. Ну, я еще раз повторю, совершенно очевидно, что коронавирус – это не только медицинская проблема, это сейчас превратилось в политическое оружие, как булыжник пролетариата, вот можно этими вирусами пригоршнями швыряться в сторону своих экономических оппонентов и политических противников. Оказалось, что это очень такой выгодный удар.

Что там будет с этими судебными исками, вот здесь, конечно, уже сказать ничего невозможно. С другой стороны, мне кажется, что довольно обоснованы обвинения в адрес Всемирной организации здравоохранения, рекомендации которой очень часто носят странный характер. Например, менее всего из стран западного мира, из стран Большой двадцатки от коронавируса пострадала Австралия, и они сами объясняют, почему, – потому что они не следовали рекомендациям Всемирной организации здравоохранения. Ну, в общем, тут опять же должны разбираться специалисты. Мне кажется, что ВОЗ, как и многие структуры ООН, превращаются в синекуру для чиновников.

Ну так вот, давайте поговорим еще о некоторых вещах, которые приближают нас к нашей повседневной жизни. Москва, мой родной город, уже второй день живет, да уже и прожила, в новых условиях, введены эти самые электронные пропуска. Кто знает, тот знает, кто не знает, познакомится, потому что уже 20 регионов тоже переходят на них: Белгород, Тамбов, Ярославская, Орловская, Костромская, Тульская области, потом Поволжье, Сибирь, Дальний Восток. Я думаю, что, может быть, к ней будет подключена вся страна. Эти пропуска состоят в том, что перед тем, как сесть в свою машину или сесть в троллейбус, ты должен зарегистрироваться на специальных сайтах, получить QR-коды, сообщить, куда ты едешь, с кем ты, наверное, едешь...

Александр Денисов: ...кто ты...

Сергей Лесков: Да, ну, в общем, все рассказать о себе.

Некоторые люди говорят: ну и что тут такого, что в этом страшного? Ну если речь касается человека частного, то, может быть, в этом и нет ничего необычного. Но мы прекрасно понимаем, как быстро утекает подобного рода информация с этих сайтов, очень много у нас хакеров, которые не то умеют, и вполне... Тут даже не надо быть особенным фантазером, легко представить такую ситуацию экономической конкуренции какой-то, когда один конкурент узнает тут же, куда едет его партнер или конкурент, или когда касается каких-то политических контактов, личных контактов. Одним словом...

Александр Денисов: Сергей, или жена узнает, куда поехал муж на самом деле, да? Вот это страшнее, конкуренты пусть узнают, а вот это уже опасно, согласитесь.

Сергей Лесков: Вот его там замочат, условно говоря, он сообщил своему какому-то департаменту, куда он едет, а там его уже ждут «заботливые» люди. Понимаете, здесь нафантазировать можно все что угодно, тысячу вариантов представить. Это то, что называется тайной личной жизни, то, что на Западе называется словом privacy. Здесь очевидное нарушение privacy, конечно, под благородным предлогом. Между прочим, нет никаких данных о том, сдастся ли этот проклятый вирус под напором цифровых технологий, никаких данных...

Александр Денисов: Сергей, но ведь с каждым днем...

Анастасия Сорокина: Задача...

Александр Денисов: Настя, прости, пожалуйста. Сейчас же уже меньше 2 тысяч, мы доходили до 4,5 в Москве, сейчас уже 1 900 с чем-то заболевших за сутки, то есть меры-то, очевидно, на снижение пошла кривая. Меры-то эффективные.

Сергей Лесков: Ну... Нет, ну правильно. Я думаю, что, кстати, мои родные, мои дорогие москвичи проявляют сознательность, то, что я вижу, выходя из дому, сознательно люди идут. Они и дистанцию соблюдают, и мало людей на улицах и в магазинах, нормально все. Но другое дело, что если эти технологии запущены и на них потрачены большие деньги, то логика жизни такова, что необходимо их апробировать.

Ну и, в общем-то, конечно, я могу даже пофантазировать, к чему это может привести в будущем. В будущем... Ну что? Вот мы говорим, что Москва – это город мигрантов. Да, у нас много трудовых мигрантов из каких-то там других, соседних, окрестных государств. Но не исключено ведь и то, что мы сами все станем мигрантами, мы эмигрируем в какую-то виртуальную реальность, киберпространство. Зачем нам... Мы потеряем свое физическое тело и все будем как микрочипы оцифрованы, о нас власти будут знать все и распоряжаться нами как захотят: захотят разрешат, захотят запретят.

Я понимаю, что это гарантирует политическую стабильность. Например, можно не разрешить людям ездить на митинги вполне, причем митинги могут быть самые разные, и никакой, может быть, здесь такой удар по какой-то там, как это называется, оппозиции, я уже и забыл это слово, они тоже никуда не смогут собираться. Все сидят дома, и все устроено, стабильность полная. Конечно, это...

Александр Денисов: Сергей, ну оппозиция, как правило, не спрашивает, собираться ей, не собираться, она собирается и радостно потом под ручки с полицией уходит в известное место.

Сергей Лесков: Нет, спрашивают не спрашивают, но ведь можно положить предел этим передвижениям. Понимаете, Саша, этих вариантов можно...

Александр Денисов: Можно фантазировать, конечно, Сергей, не спорю. Звонок у нас есть.

Сергей Лесков: ...напридумывать тысячи, и в любом случае privacy – это существенный элемент благосостояния общества и процветания государства, это совершенно очевидно. Мы просто так экономику убьем. Давайте не будем говорить про политику. Свобода передвижения – одна из гарантированных свобод во всех декларациях, кстати говоря, и в Конституции нашей родной России.

Александр Денисов: Сергей, да-да-да, совершенно, да.

У нас дальше следующая тема, а то у нас уже мало времени остается. Что у нас ожидает планету, вы хотели рассказать.

Сергей Лесков: Такое впечатление, что вы опасаетесь этой темы.

Александр Денисов: Нет, я не опасаюсь, мне кажется, вы уже все сказали, Сергей. Или там есть, чего еще опасаться мне? Что-то еще страшного?

Сергей Лесков: Да нет, ну просто это некоторая реальность, которую пока трудно спрогнозировать. Посмотрим. Но, в общем...

Александр Денисов: Ну не будем пугать заранее, не будем пугать.

Сергей Лесков: ...конечно, увеличение социального дистанцирования ведет к тому, что создается впечатление, что коронавирус приутих в России, и, конечно, у него не такие масштабы, как в мире, у нас 500 погибших, а в мире, как мы знаем, почти 200 тысяч, это несопоставимые цифры.

Тем временем Организация Объединенных Наций выступила с прогнозом о библейском голоде на планете, и это подтверждается некоторыми данными Всемирной продовольственной программы. Этот вопрос интересен чисто из гуманитарных, конечно, соображений, ну и как это применительно к России отзовется. Кстати, продовольственная программа, Россия каждый год платит примерно 40 миллионов долларов. Не знаю, конечно, «живыми» деньгами или какими-то продуктовыми запасами, которых у нас скоплено невероятное количество.

Между прочим, мы, конечно, живем относительно сытой жизнью, но ведь в год от голода на планете Земля умирает 9 миллионов человек, 6 миллионов из них дети. А вообще недоедает 800 миллионов, из них 500 в Азии, 300 в Африке, то есть каждый 9-й человек живет впроголодь. Впрочем, знающие люди скажут, что каждый 8-й страдает от ожирения. Еще раз: каждый 9-й недодает, но каждый 8-й ожирел. Это, конечно, некоторые такие гримасы нашей цивилизации.

Но тем не менее, по прогнозу ООН, число голодающих на планете вырастет на 260 миллионов, то есть сейчас 800 миллионов, вырастет примерно на треть, и каждый день 30 тысяч человек будут умирать от голода. Последствие пандемии и экономического кризиса: каждый день 30 тысяч человек будут умирать от голода. Грозит ли это чем-то России? Нет, все наши эксперты говорят о том, что Россия запаслась достаточно прочной продовольственной подушкой, мы на 80% сами себя обеспечиваем мясом, на 80% молоком, а по зерну, ну по пшенице Россия вообще первый экспортер в мире. Мы живем неплохо.

Очень часто нас поражают какие-то ностальгические воспоминания по советским временам, здесь я должен сказать следующее. Вообще голод всегда сопутствовал истории человека, европейские страны голодали вплоть до XIX века; потом, благодаря прогрессу, это ушло из Европы, хотя бывали там времена, когда до трети населения европейских стран вымирали. СССР последняя европейская страна, где голод был в XX веке, у нас были три огромные волны. Это 1921–1922-е гг., когда умерло 5 миллионов человек. Это знаменитый Голодомор, на котором играют некоторые наши политические оппоненты, но он сильнее был в Поволжье, чем на Украине, 1932–1933-е гг., 7 миллионов погибших. Наконец, был голод в 1946–1947-х гг. по понятным причинам, 1,5 миллиона человек. Ностальгируя по СССР, не надо забывать о том, что СССР был последней в Европе страной, которая не могла справиться с голодом. Сейчас это не так, сейчас мы продаем продовольствие, в том числе и в Китай, в том числе мы мясо и молочные товары туда продаем. Это, конечно, большое достижение.

Но все же подумать об экономических последствиях пандемии и всемирного экономического кризиса мы должны, если хотим оставаться на ведущих мировых как бы рубежах. Что касается самого оборота «библейский голод», то это вот как раз и есть упоминание о семи тучных годах и семи голодных годах, которые мудрый Иосиф предрек египетскому фараону. Если уж мы заговорили о Библии, надо сказать, что в Ветхом Завете в Библии господь никогда не обещал человеку каких-то загробного счастья, вечной жизни, бог обещал древнему человеку только одно – хороший урожай и благоприятную погоду. Можно представить, какое это имело значение в жизни наших предков и насколько сейчас мы далеко ушли от этих проблем. Привет Грете Тунберг, которая осуждает мировой прогресс, но не понимает, что самый главный страх ушел в далекое прошлое. Но не для всех, видите, в Африке и Азии почти 1 миллиард человек голодает. Правда, как выяснилось, больше человек живет с толстым животом.

Александр Денисов: Да, Сергей, спасибо большое за интересный сегодня комментарий, много тем затронули разных и в Библию тоже заглянули. Спасибо. Это были «Темы дня» с нашим обозревателем Сергеем Лесковым. Сергей, до завтра, до свидания.

Анастасия Сорокина: До свидания.

Александр Денисов: Ну что, у нас впереди большая тема.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (1)
Ирен
Сергей Л. абсолютно прав в том, что все эти скоропалительно вводимые цифровые пропуска - это слежка за людьми и вмешательство власти в личную жизнь граждан, нарушение наших прав. Все идет к тому, что из нас хотят сделать контролируемых и управляемых роботов, с чем я лично категорически не согласна. И вообще, что это за пандемическая паника, если болеют всего лишь десятки и сотни, когда при гриппе болеют тысячи, но реакция совершенно другая. Или нам лгут и мы не все знаем?