Сергей Лесков: Кризисы случаются в любой стране, но кризис, длящийся 10 лет, - это рекорд для Книги Гиннеса!

Сергей Лесков: Кризисы случаются в любой стране, но кризис, длящийся 10 лет, - это рекорд для Книги Гиннеса!
Лжебанкиры: как их вычислить по телефонному звонку? Рекомендации эксперта Дмитрия Ибрагимова
Сокращение бюджетных мест идет за счёт заочного образования. И это вполне правильно, потому что оно во многом было некачественным
Могут ли люди во власти работать честно?
Реальные цифры: траты на еду. Экономика и новые налоги. Аграрная политика: развитие села. Перелёт как роскошь. Ситуация в Грузии
Сергей Лесков: Компании вкладывают огромные деньги в социальную сферу не из гуманитарных соображений. Просто так оказалось выгодно
Академик РАН Иван Ушачёв - о комплексной программе развития села
Константин Калачёв: Для Грузии тема потерянных территорий всегда будет кровоточащей раной. Не говорите с грузинами о политике, если приехали в гости
Александр Фридлянд: Из года в год авиакомпании терпят миллиардные убытки из-за дорожающего авиакеросина. И это должно взорваться в цене авиабилета
Нацпроекты - это всего 8% экономики. А что будут делать остальные 92%? Смотреть, как бедные становятся беднее, а богатые богаче
Доходы от нефти мы не вкладываем в экономику, а кладём в кубышку на плохие времена. А они-то и настают, когда не занимаешься своей экономикой
Гости
Сергей Лесков
Ведущий программ

Ольга Арсланова: Добрый вечер!

Петр Кузнецов: Эфир Общественного телевидения продолжает программа «Отражение». Мы снова в прямом эфире. Актуальные темы, вопросы и мнения. С вами Петр Кузнецов и Ольга Арсланова.

Ольга Арсланова: Мы продолжаем. Уже через полчаса наша тема дня – мы поговорим о ЕГЭ. Экзамен близко, во всех школах страны он начинается уже через несколько дней. И в нашей большой теме будем выяснять, какие новшества в этом году ждут школьников, как пережить испытания с минимальными потерями, какие плюсы и минусы есть у ЕГЭ. Естественно, об этом тоже пойдет речь в 8 вечера. Присоединяйтесь и задавайте вопросы гостям, которые уже очень скоро появятся в этой студии.

Петр Кузнецов: Мы хотим напомнить вам еще про рубрику «Реальные цифры». Экономисты сообщили, что уровень потребительского доверия достиг исторического минимума, а еще у россиян почти нет свободных денег, и они берут новые необеспеченные кредиты. На этой неделе предлагаем поэтому вспомнить, какая самая дорогая покупка была у вас за последний год. Ждем SMS. Указывайте ваш номер там… ваш регион, номер-то мы по SMS определим. Ваш регион в эсэмэске, что купили и стоимость. И все это мы посчитаем, выведем и обсудим, как обычно, в пятницу.

Ольга Арсланова: Ну а прямо сейчас мы подводим информационные итоги уходящего дня, говорим о главных событиях с Сергеем Лесковым, обозревателем Общественного телевидения России. Добрый вечер, Сергей.

Сергей Лесков: Добрый вечер.

Петр Кузнецов: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: А наши зрители всегда, в любой момент могут в эфир позвонить и подискутировать с Сергеем. Вы готовы к этому?

Сергей Лесков: Да. И даже подебатировать.

Ольга Арсланова: Итак, о чем пойдет речь? Какое событие сегодня можно назвать главным?

Сергей Лесков: Вы только что с ученым Жарихиным обсуждали тему российско-украинских отношений. Но мне кажется, что на эту тему можно говорить еще много, потому что на самом деле эти отношения, во-первых, настолько важны для нас, а во-вторых, складываются настолько болезненно, что многообразие этих аспектов заставляет меня вновь вернуться к этой теме.

Кстати, вы знаете, что ваш предыдущий собеседник в своей гражданской жизни специалист по атомным подводным лодкам?

Петр Кузнецов: Вы про Жарихина?

Сергей Лесков: Да, я про Жарихина говорю.

Петр Кузнецов: И что?

Сергей Лесков: Это удивительно, конечно, разносторонний человек. А вот у Украины нет ни одной подводной лодки, к слову говоря, тем не менее на Петра Алексеевича Порошенко заведено уголовное дело, связанное именно… Это одно из первых решений как бы новой власти. Обвиняется экс-президент Украины в государственной измене в связи с небезызвестным и часто обсуждавшимся у нас инцидентом в Керченском проливе. На него подал заявление работник администрации тоже экс-президента Януковича, который все это время сидел в Израиле, а сейчас быстро вернулся. Смысл состоит в том, что он послал этих несчастных украинских моряков в Керченский пролив на заклание, чтобы спровоцировать военное положение, которое он объявил, и отменить президентские выборы.

И вообще сейчас на Украине несколько десятков высших чиновников объявлены персонами невыездными, потому что какие-то к ним есть претензии. Украина не устает удивлять нас какими-то… Была такая теория перманентной революции. Украина – это какая-то перманентная трагикомедия. В общем, что ни день – там какие-то яркие события. А сама по себе…

Ольга Арсланова: Ну, заявления Зеленского, в общем-то, удивительными для России назвать нельзя.

Сергей Лесков: Нельзя, нет, я согласен совершенно. Между прочим, я знаю весьма достойных людей у нас в России, на которых инаугурационная речь Зеленского произвела очень сильное впечатление. На самом деле она была яркая, хорошо литературно выстроенная.

Петр Кузнецов: Кстати, ни слова о России в инаугурационной речи… Так, не выговорил. На инаугурации ни слова о России.

Сергей Лесков: Да. Но часть этой речи была сказана по-русски, а это куда важнее.

Петр Кузнецов: Ему на это указали.

Сергей Лесков: Этим он нарушил последний закон, который подписал Порошенко, по поводу русского языка, совершенно дискриминационный закон.

Между прочим, нельзя не сказать, что Россия пыталась сейчас в ООН поднять вопрос о дискриминационном характере этого языка… то есть этого закона. Ну, фактически русский язык объявлен вне закона – при том, что он является родным для половины граждан этой страны. На географической карте мира невозможно найти такого примера. Есть, наоборот, множество стран, где язык меньшинства тоже становится государственным. Мы много раз приводили эти примеры. Есть страны, где три государственных языка, и ничего. На Украине из сиюминутных и мелких политических амбиций русский язык объявлен вне закона.

Кстати, против включения в повестку дня Ассамблеи проголосовали кто? США, Великобритания, Франция, Германия и Бельгия. Мне в связи с этим на память приходит Эвианская конференция 1938 года, о которой забывать нельзя. Тогда не было ООН, но была Лига Наций. Вот там участвовало 32 государства. А 1938 год – это тот год, когда решалось, в какую сторону пойдет режим в Германии. И довольно много евреев уже тогда пытались выехать из Германии и найти убежище в странах Запада. И они их не принимали. Это фантастическая совершенно история. США, Франция, Великобритания отказывались принимать евреев, которые бежали фактически… Газовые камеры там потом появились. И они возвращались к себе в Германию на вечную погибель. Это несмываемое, конечно, пятно позора для Запада.

И вот эта Эвианская конференция приняла какие-то ничего не значащие лозунги. И в результате германский нацизм понял, что он может действовать безнаказанно. И мы знаем, что, в общем-то, это открыло «зеленую улицу» Холокосту.

А сейчас на Украине русские – как евреи в Германии. По существу, они же тоже не могут говорить на русском, родном языке. И по существу, возобновляется вот это молчание на сессии ООН. Это то же самое, что молчание на конференции 1938 года. Печально, что об этом приходится напоминать. Но в который раз, конечно, стоит признать, что принципы демократии используются только тогда, когда они выгодны.

Что еще можно сказать? На что лично я обратил внимание по первым шагам нового президента Зеленского? Ну да, он сказал, чтобы не вешали… что президент не идол, что не надо вешать его портреты в кабинетах чиновников, он не икона.

Петр Кузнецов: «Вешайте портреты своих детей», – по-моему, он сказал.

Сергей Лесков: Ну да. Ну, это трудно комментировать.

Ольга Арсланова: Но это может понравиться народу.

Сергей Лесков: Кому-то это может понравиться. В общем-то, политическая традиция Запада состоит в том, что в кабинете вешают портрет президента вовсе не по той причине, что он является идолом, а в знак какого-то уважения. Мне не нравится это слово, но, конечно, это популистский шаг. В общем, что тут… Дело не в портрете, а дело в какой-то политической традиции.

Что касается его речи, то я думаю, что Иван Ургант мог бы сказать речь и получше, если бы ему еще помогли написать эту речь.

Ольга Арсланова: А вот победил ли бы он в президентской гонке – большой вопрос.

Сергей Лесков: Это неизвестно. Это сослагательное наклонение. Ну и что касается его портрета – может быть, потому его и не надо вешать, что без смеха (ну, в хорошем смысле этого слова) на портрет комика не взглянешь. Но сейчас у него, конечно, рекордный рейтинг.

Петр Кузнецов: Не отмыться ему, судя по всему, от этого титра комика, да?

Сергей Лесков: Да. А вообще, если говорить без шуток, то, конечно, самым важным его шагом в политическом направлении является указ о роспуске думы, которую они называют Радой. То есть он не рад думе. И тут еще стоит, видимо, преодолеть много каких-то формальностей. Непонятно, имеет ли президент право распускать думу. Там очень много может быть всяких «рогаток». Ну, так или иначе.

Почему он это делает? Чтобы поскорее провести новые выборы, где его партия «Слуга народа», которая пока никак не представлена в украинском парламенте, была бы уже представлена. Почему он это делает так быстро? Конечно, он хочет ошеломить своих соперников и хочет как можно скорее, пока они еще не опомнились, конвертировать свой рекордный рейтинг в формирование думского… Или как они его называют? Не знаю, радийного?

Петр Кузнецов: Радского?

Сергей Лесков: Радского большинства, парламентского большинства. Получится или нет? Ну, будущее покажет. Может быть, и получится.

Конечно, сам по себе разгром Порошенко ну просто беспрецедентен. В футболе, который мы с Петей обожаем, это называлось бы «сухой счет», просто какой-то разгромный счет. 73% во втором туре – это игра в одни ворота. Это, конечно, приговор режиму Порошенко, который сейчас стал еще и фигурантом уголовного дела.

Петр Кузнецов: А что его ждет? Ростов-то не резиновый, Сергей, мы его принять не сможем.

Сергей Лесков: Мой прогноз? Я думаю, что его Запад в обиду не даст. Он, Порошенко, в последние дни проявил такую бешеную активность во встречах со всеми лидерами Западного мира, все его приняли, он со всеми поговорил. Я думаю, он гарантировал себе «зонтик безопасности», и руки Зеленского окажутся короткими.

Кстати, Зеленский из всех президентов Украины, которые появляются чаще, чем вырастают грибы после хорошего дождя в лесу… Сколько там уже президентов? Очень много. Он самый низкий. Почему-то украинские президенты очень высокие все – если не баскетболисты, то гандболисты. У него маленький рост.

Петр Кузнецов: А Ющенко тоже здоровый был, да?

Сергей Лесков: Да, Ющенко был примерно метр восемьдесят восемь, я думаю. Здоровые ребята! Им бы в гандбол играть, а они взялись страной управлять. Ну, мы знаем, что в истории немало низкорослых глав государств, которые оставались в памяти. А вот высокие – на самом деле раз, два и обчелся. Может быть, у него что-то и получится.

Нет, конечно, Запад не даст в обиду Порошенко. Хотя сам по себе факт… Вы помните (может быть, вы не обратили внимания), незадолго до выборов президента на Украине американский посол – женщина там была, которая сейчас отозвана в Вашингтон, – вручила генеральному прокурору Украины, который уже подал в отставку, кстати, она вручила ему список лиц, которых нежелательно трогать, по мнению американского Госдепа. Можно себе это представить? Там был скандал, конечно. Ну, это факт совершенно какого-то ручного управления.

И вообще, на самом деле, очень большой вопрос… Если мы заговорили об американцах, то, конечно, для нас важно, что Зеленский сразу попросил американцев усилить санкции. Он тут говорит, что с Россией надо налаживать отношения, прекращать, как он считает, войну, намекает на встречу с Путиным – и в то же самое время просит американцев, своих покровителей, своего сюзерена, усилить санкционное давление на Россию.

Петр Кузнецов: А вас удивило это заявление? Или вы, как и Кремль? Песков сегодня прокомментировал: «Ничего нового мы не услышали».

Сергей Лесков: Да, я сейчас отвечу на этот вопрос.

Петр Кузнецов: На следующий же день после инаугурации.

Сергей Лесков: Ну, они тут же какие-то санкции ввели. Они какой-то странный носят характер. Они нашли какие-то мизерабельные учебные центры, где-то в провинции. Но так или иначе они откликнулись на эту слезную просьбу нового президента и нашли в Туле, что ли, да? Это была фабрика не по производству самоваров и пряников, а какое-то отношение имеет к оборонному комплексу, но это предприятие какого-то второго ряда. Ну, пусть ликует Владимир Александрович.

Но вообще, если, Петя, вы спрашиваете про мой прогноз, то вот эта бешеная популярность Зеленского на Украине напоминает мне такую же влюбленность, которую в Грузии испытывали граждане сначала к Звиаду Гамсахурдии, а потом – к Михаилу Саакашвили. Я это видел собственными глазами. Грузины вообще влюбчивые люди, мы это знаем. «Сталкивались ли вы с этим?» Ну, это я уже спрашиваю по кино, по фильму «Мимино».

Ольга Арсланова: Исключительно по фотографии…

Сергей Лесков: Ну, они так же и влюблялись в своих президентов. А сейчас – украинцы.

Ольга Арсланова: И остывали быстро.

Сергей Лесков: Да, очень быстро. Разочарование Гамсахурдией и Саакашвили было повальным. Мне почему-то кажется, что нечто подобное может произойти и с Зеленским. Конечно, он не боится ответственности и делает много заявлений, но это не означает, что он справится с тем, за что берется.

Мне почему-то кажется, что не удастся решить тот ком проблем, который накопился между Россией и Украиной, слишком уж как-то далеко все закатилось. И надо, чтобы эти взаимные претензии и боль каким-то образом успокоилась. Когда он говорит, что «Крым и Донбасс – это украинская земля», – ну, само по себе такой безапелляционное заявление говорит о том, что договориться не удастся. А Донбасс не хочет быть украинской земле, да и никогда не был. Я уж про Крым не говорю.

Когда Порошенко говорит о том, что главный итог его правления – окончательная и бесповоротная декоммунизация Украины, то он, конечно, забывает, что Украину вообще придумали большевики. Такого государства до большевиков никогда не было, это чисто большевистский проект.

Ольга Арсланова: И «большое спасибо» нужно сказать Владимиру Ильичу Ленину. Это главный герой Украины.

Петр Кузнецов: А Ленина при этом на Украине сносят. Всех Ленинов снесли они.

Сергей Лесков: Это какой-то совершеннейший парадокс.

Конечно, не надо забывать о том, что сейчас на Западе, в Европе есть политики, которые мечтают раскатать Украину на части – как, в общем-то, и было. Мы не можем исключить того, что появится со временем, когда-нибудь – может быть, даже не в отдаленном будущем – какое-нибудь существовавшее на карте Великое княжество Литовское с уездными городами Киев и Чернигов, со столицей где-нибудь в районе Минска, ну и с частью литовских территорий, с уездным городом Вильно, условно говоря. Почему нет? Такое государство было, и оно было одним из самых сильных в Европе. Такое нельзя исключить. Потому что этот самый закон о языке, который не отменен (и как его отменить – непонятно), конечно, он отталкивает друг от друга многие народы, которые населяют сейчас это новообразование под именем «Украина».

Очень сложные задачи стоят перед Зеленским. Как он будет налаживать отношения с Россией? Я совсем не понимаю. Я не вижу механизмов решения этих проблем.

Петр Кузнецов: То есть возможно, что в ближайшем будущем не состоится диалог между Москвой и Киевом? Когда-то же это должно случиться.

Сергей Лесков: Все политические процессы, вообще вся жизнь – ну, это вероятностные процессы. Как вот в футболе делаются эти bet, ставки, пари, вероятность того или иного счета… Ну, если бы высчитывали вероятность развития взаимоотношений России и Украины в какую-то сторону, я бы, конечно, поставил на то, что все останется так, как и есть, еще некоторое время. Я не вижу механизмов, как это можно решить.

А если он попытается, как он говорит, пожертвовать своим рейтингом – ну, он пожертвует не рейтингом, а постом своим. Так мне видится. Уж очень далеко все закатилось. Посмотрим в ближайшие месяц-два. Он резво начал. Удастся ли ему удержать эту упряжку? Совершенно пока непонятно.

Кстати, и сейчас же уже появляются какие-то вещи, которые говорят о том, что… Они же все время изготавливают исторические фальшивки. Вот появилась какая-то фотография только что по поводу того, как коммунисты депортируют крымских татар. И тут же выяснилось, что это польские евреи в концлагере. Ну, вот только что, буквально вчера. А вот это переписывание истории, подсовывание фальшивок – это обычная манера…

Петр Кузнецов: Закрывая тему (у нас впереди еще две темы), у вас спрашивают, кого бы вы хотели видеть президентом Украины.

Сергей Лесков: Ну, я не гражданин Украины.

Ольга Арсланова: Взгляд из Москвы.

Сергей Лесков: Нет, ну как? Мне вообще кажется, в общем-то, и наш президент про это говорил, что распад…

Петр Кузнецов: Просто после финала «Игры престолов» это очень современный и актуальный вопрос сейчас: «Кого бы вы хотели видеть?»

Сергей Лесков: Да, я понимаю. Я бы хотел, чтобы не было Беловежской пущи, – отвечу на этот вопрос так. Беловежская пуща – это не трагедия, а это преступление просто.

Петр Кузнецов: Ко второй теме.

Сергей Лесков: Вторая тема касается уже наших внутренних дел. К сожалению, когда мы говорим о проблеме Украины, то, конечно, обнищание, тотальное и повальное обнищание Украины. Но ведь и мы не можем похвастаться экономическими успехами.

Майские указы президента выделили в отдельный национальный проект борьбу с бедностью. Сейчас у нас – сколько? – 19 миллионов человек (а это 13% населения) живут в состоянии бедности. Причем будем прямо говорить, что у нас бедность высчитывается по МРОТ. Отсечение: ниже МРОТ получаешь – ты бедный. МРОТ повысился, стал 11 с копейками тысяч рублей. Но ведь в развитых странах иначе считают бедных.

Ольга Арсланова: А как считают?

Сергей Лесков: Как? По медианной зарплате. Если ты получаешь…

Ольга Арсланова: По которой, кстати, у нас бедных не так уж и много.

Сергей Лесков: Нет, их там будет больше раза в два. У нас медианная зарплата – 27 тысяч.

Ольга Арсланова: Или это средняя?

Сергей Лесков: Нет, средняя зарплата – 39.

Ольга Арсланова: Понятно.

Сергей Лесков: Медианная зарплата – 27. Вот если бы Россия была Францией, не дай бог… у нас гораздо лучше, но, но бедных было бы больше. Мы считаем так лукаво. У нас же вообще Министерство труда, а также Министерство экономического развития – по бухгалтерским понятиям это какое-то королевство Хогвартс. Так, что ли, называется? Они настолько освоили лукавые приемы и манипуляции цифрами, что можно только поражаться, как Россия не стала еще мировым лидером по экономическому развитию.

Новость состоит в том, что Счетная палата посчитала динамику зарплат в этом году. Майский указ, я напомню, сводится к тому, что к 2024 году бедность в России должна снизиться в два раза. Для этого она должна снижаться каждый год, в том числе и сейчас, в том числе и в это время, когда мы говорим. Но на самом деле она не снижается, а наоборот, доходы… В 2018 году удалось поднять зарплату, доходы населения выросла на 2%, чуть-чуть больше.

Петр Кузнецов: Но далеко не везде и не всем.

Сергей Лесков: А сейчас у нас… В январе чуть-чуть, мизерно, незаметно даже зарплата выросла, а в феврале, марте и апреле она падает. Ничего не удается сделать.

Петр Кузнецов: Нет, ну мы и без Счетной палаты это понимали. А вот что дает признание Счетной палатой того, что мы не выполняем наказ?

Сергей Лесков: Ну, лучше знать горькую правду, чем обманываться сказками. Дело в том, что… Ну, я понимаю существо вашего вопроса, Петя. К сожалению, надо признать, что наша власть не знает, как справиться с бедностью. Мы видим, что происходит такая мобилизация министров. Путин и Медведев все время проводят совещания, усиливают личную ответственность министров за выполнение этих Майских указов. Введен какой-то трехдневный срок на документооборот. Все это напоминает какую-то такую сталинскую мобилизацию, атомный проект. Не знаю, как их будут наказывать. Пока никого не наказывают за невыполнение этих суровых предписаний. Но статистика говорит о том, что никакого движения вперед нет. И Счетная палата…

Петр Кузнецов: А вот именно они знают, как победить, или не могут? Ну, начните с прогрессивного налога, например.

Сергей Лесков: Хороший вопрос, хороший вопрос, да. Я сейчас на него отвечу. Вообще я бы оставил это Правительство сидеть, потому что такого Правительства в мире нет. Это был бы…

Петр Кузнецов: Сейчас министры такие: «Спасибо!»

Сергей Лесков: Да. Кризис случается в любой стране, в любой, но всегда находятся люди, которые указывают маршрут выхода из кризиса. Но чтобы кризис продолжался десять лет, как у нас, – такого нет. Это просто Книга рекордов Гиннесса! Поэтому чрезвычайно интересно для мировой истории посмотреть, куда наши министры в итоге заведут Россию.

Ну, пока у нас такая рецессия: реальные доходы не растут, живем за счет нефти, которая на 50% наполняет наш бюджет, никаких особенных успехов нет. Вот только что я услышал, что построили в Тюменской области суперсовременный завод для бензина «Евро-5», и его остановили, он обанкротился. Ну, как такое может быть? Даже в области ТЭК у нас под банкротство попадают предприятия, которые должны давать огромную прибыль. Что-то непонятное происходит. Пусть эти министры сидят до конца – и это будет небывалый в мировой истории эксперимент.

Ольга Арсланова: Нам нужно дать им шанс раскрыться.

Петр Кузнецов: Как и Елене из Москвы, которая дозвонилась и хочет задать вопрос, не согласиться.

Сергей Лесков: Может быть, как в шахматах, это жертва, далеко рассчитанная жертва?

Петр Кузнецов: Сейчас все узнаем. Елена, здравствуйте.

Ольга Арсланова: Здравствуйте, слушаем вас.

Петр Кузнецов: Даем и вам шанс.

Зритель: Хотела попросить господина Лескова прокомментировать. Сегодня в средствах массовой информации проскочила информация, что чиновникам, госслужащим и депутатам вернули зарплату на 10%.

Ольга Арсланова: Да, это правда.

Зритель: То есть в 2017 году президент лишил их 10% в связи с наступлением экономического кризиса в стране. Было столько ажиотажа, помпы! Выступали: «Мы со своим народом». И вдруг, оказывается, с января месяца эти 10% вернули, в стране больше нет никакого экономического кризиса. Вот как бы Сергей Леонидович прокомментировал это? Должны ли они…

Петр Кузнецов: Чем объяснили возвращение, интересно?

Сергей Лесков: Ну, я рад за этих людей. Вы понимаете, вот как в земной атмосфере: чем выше мы поднимаемся в земной атмосфере, тем чище воздух. Ну, вы это прекрасно знаете. Точно так же и в нашей земной жизни: чем выше поднимается в иерархии человек, тем он лучше, тем больше он должен получать денег за свою работу. Мы же понимаем, что к власти приходят лучшие, иначе просто быть не может.

Поэтому эти добрые люди, когда у нас был кризис в 2015 году, они добровольно отсекли от себя 10%. Тогда был дефицит бюджета, они вошли в наше положение. А теперь у нас профицит бюджета за счет роста цен на нефть (ну, мы же знаем это), поэтому мы должны вернуть наш долг этим добрым людям, которые три года терпели и лишали себя самого необходимого. Что же вам тут непонятного?

Кстати говоря, в этом году Правительство, где зарплаты вернулись к прежнему уровню, оно намерено поднять МРОТ, по-моему, еще на полпроцента – то есть будет примерно 11,5 тысячи рублей. А у депутата зарплата всего 330 тысяч рублей. Ну, что же? На это надо смотреть философски. А философский склад укрепляет веру в светлое будущее. Только так я могу это прокомментировать.

И конечно, Счетная палата делает безрадостный прогноз о том, что и в 2019 и 2020 годах не удастся при нынешней структуре экономики поднять вот эти реальные доходы. Самое главное, как считает глава Счетной палаты Кудрин, – это низкая производительность труда. Мы плохо работаем. На 40%, считает Кудрин, у нас производительность труда ниже, чем в развитых странах. Ну, в общем, это на самом деле так. У нас ниже и роботизация. Там, где работает один немец, у нас четыре человека сидят. А если их уволишь, то на что они будут жить?

Петр Кузнецов: Оля, твоя версия.

Ольга Арсланова: Мы не можем так негуманно поступить.

Сергей Лесков: Мы же не создаем новых рабочих мест, мы только закрываем предприятия. А вот Трамп, например, который…

Петр Кузнецов: Как завод «Евро-5».

Сергей Лесков: Трамп-то считает своим главным достижением создание рабочих мест. А что считают своим главным достижением те экономисты, которые разрабатывают экономическую стратегию России? Непонятно. Они не признаются.

Ольга Арсланова: Свои грядущие планы по улучшению жизни.

Сергей Лесков: Поговорим по поводу Китая…

Ольга Арсланова: А их же очень много. Мы же каждый день видим эту новость: «Правительство разработало метод борьбы с бедностью».

Сергей Лесков: Вы знаете, мы сейчас плавный такой мостик перебросим. Я упомянул Трампа. Трамп объявил войну Китаю, мы говорили об этом на прошлом неделе. На самом деле торговая война между США и Китаем, учитывая тот громадный вес, который имеют в мировой экономике эти страны, затрагивает уже многие другие экономики. Нас, правда, еще не затронула, но может затронуть из-за падения спроса на нефть.

Сегодня эта война коснулась высокотехнологической сферы. Есть такая компания китайская Huawei, которая вторая в мире после корейского Samsung компания по производству смартфонов и таких телекоммуникаций, которые обеспечивают, по-моему, систему 5G. В общем, Трамп своими санкциями схватил этот Huawei за горло и фактически запретил им приобретать американские комплектующие, да и работать на американском рынке. Это тот самый Huawei, дочь президента и основателя которого по американскому запросу арестована в Канаде и сидит сейчас там под домашним арестом. А китайцы в ответ на это приговорили каких-то американцев к смертной казни, но не привели ее в исполнение. Пока.

Петр Кузнецов: Пока.

Сергей Лесков: Ситуация, конечно, очень интересная. Но прежде всего я должен сказать, что на месте Китая должна была быть Россия. Вот мы сейчас говорили про наши экономические сложности. Конечно, где-то в 60-е и 70-е годы по уровню не экономики, но технологического развития Россия, СССР не отставал от США. Денег было меньше, конечно, но технологический уровень был сопоставимый.

А Китай вообще где-то плелся в хвосте и смотрел в рот русским, советским инженерам. Каким образом Китай, не совершая политических переворотов и реформ, сумел так обустроить свою экономику, что теперь мы плетемся в хвосте? Они в 16 раз нас обогнали. Тогда СССР был в 4 раза больше по ВВП, чем Китай, а сейчас Китай в 4 раза больше по ВВП, чем Россия.

А особенно мне обидно наше отставание в области высоких технологий, потому что все эти китайские чудо-инженеры учились ведь в СССР, с моими родителями учились китайцы. Очень старательные были студенты, но не из лучших. Звезд с неба они не хватали, а просто были старательными. И вот они постарались.

По уровню компьютеризации, по первым счетно-электронным машинам СССР не уступал США. Когда я вижу сейчас, что ответственная за выход из бедности вице-премьер Ольга Голодец рассказывает гражданам России о том, как она на коленке считает вместе с президентом какие-то пенсии, уровень бедности, она считает, что этот рассказ должен нас воодушевить – ну, типа рассказ, как Ленин жил в шалаше. На самом деле это стыдно. Не надо считать ничего в столбик. Надо считать на каких-то смартфонах отечественного производства. Но у нас этого нет.

Почему это делают китайцы? Да, конечно, неприятно, что США их окружают санкциями. Но было бы гораздо лучше, если бы эти санкции в области высоких технологий американцы могли бы применить по отношению к России. Но такого нет. Почему-то мы, когда затеяли экономическую реформу, сделали ставку на нефть и на вооружения, а те области, которые на самом деле формируют портрет будущего, мы совершенно забыли. Об этом можно много и много говорить. В итоге наши эти самые нефтяные Крезы только и могут что строить себе трехэтажные пентхаусы. Но зачем это надо обществу? Это совершенно непонятно.

Что касается санкций против китайских компаний – они касаются, конечно, прежде всего операционной системы Google, американцы же закрывают доступ Huawei к этой системе. Как смогут выбраться оттуда китайцы? Я не знаю. Как-нибудь да выберутся.

Но России, хотя она сейчас и находится в таком зависимом положении, все равно надо обеспокоиться этой проблемой, чтобы наш высокотехнологический сектор, в том числе и интернет, не оказался полностью обесточенным, отрубленным. Ну, в общем, в современном мире это будет достаточно жесткий удар. Надо не запрещать Telegram, а надо развивать какие-то наши предприятия, которые работают в этой отрасли.

А я почему сказал про Telegram? Telegram – это, в общем-то, могло бы стать визитной карточкой, золотым яичком для России. Это наша разработка, а мы…

Петр Кузнецов: Да, давайте напомним, кто его придумал, запустил и сделал популярным.

Сергей Лесков: Человек со страшной фамилией Дуров.

Петр Кузнецов: Живущий правда где? На островах.

Сергей Лесков: Это даже страшнее звучит, чем Huawei. Но тем не менее этого человека можно было бы сделать новым Папаниным, условно говоря, новым Гагариным, а он обратился в бега.

Что у нас есть? Есть «Лаборатория Касперского», есть «Яндекс». Ну, вот Telegram с Дуровым. Может быть, еще есть какие-то два предприятия. Это очень странно. При том, что в СССР одна из лучших математических школ в мире. Ну, это факт признанный. Дело даже не в одном Перельмане. У нас таких Перельманов – как куриц в инкубаторе. Но где эти золотые яички? Наверное, что-то надо сделать для того, чтобы предприятия (а это малый и средний бизнес) процветали. Нет, не делается.

Петя в нашем предыдущем обсуждении о бедности сказал: «А может, не хочет Правительство это делать?» А может, и не хочет, потому что развивать малый и средний бизнес, в том числе и высокотехнологичные предприятия, которые могли бы предложить русский Google, русский Apple, русский Intel, – это опасно, это требует политической реформы и независимого суда, например. А это угроза стабильности. Как говорили в 90-е годы: «Зачем все это делать, если все можно купить?» Вот оказалось, что теперь даже и китайцы не все могут купить.

Таким образом, возвращаясь к вопросу о языке: русский-то язык, может быть, на Украине и запретят, а вот язык санкций становится таким мировым эсперанто, на нем говорят все чаще и чаще. Это новая реальность, к которой надо быть готовым.

Петр Кузнецов: Спасибо, Сергей.

Ольга Арсланова: Спасибо.

Петр Кузнецов: Спасибо, что помогли нам прожить и осмыслить этот день. Ждем вас завтра с итогами уже среды.

Сергей Лесков: До завтра.

Петр Кузнецов: Спасибо.

Ольга Арсланова: Спасибо.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Полные выпуски
  • Все видео