Сергей Лесков: Мы слезем с нефтяной иглы, когда появятся миллиардеры, заработавшие на интеллектуальном капитале

Сергей Лесков: Мы слезем с нефтяной иглы, когда появятся миллиардеры, заработавшие на интеллектуальном капитале
Онкология. Блокировка банковских счетов. Рынок подержанных авто. Бензин. Работа для подростков. Промышленная политика
Рак: каждый имеет право на бесплатное обследование, лечение и реабилитацию по ОМС в крупных центрах
Алексей Рощин: Ранний детский труд поможет. Потому что хорошее образование приобрести трудно, а вот навыки пойдут на пользу
Как производят вентиляционное оборудование и системы отопления на заводе в Бронницах
Бензин снова дорожает. Это несмотря на соглашение между правительством и нефтяными компаниями
Покупка автомобиля на вторичном рынке. Пошаговая инструкция от специалиста по автоподбору
«Переводы между физлицами - самые подозрительные платежи на свете!» Что делать, если счет заблокирован? Советы специалиста по консалтингу
Почему канцерофобия страшнее самого рака? Главврач Центра им. Димы Рогачева - о ситуации с диагностикой и лечением онкологии
Обманутые дольщики. Мужчины 50+ без работы. Драка в Чемодановке. Проблемы ЕГЭ. Конфискация денег у госслужащих. Рубрика «Аграрная политика»
Как мужчинам после пятидесяти лет найти хорошую работу: почему служба занятости не может помочь?
Гости
Сергей Лесков
Ведущий программ

Темы недели с Сергеем Лесковым. Поговорим о российских паспортах для жителей Донбасса и зависимости России от экспорта нефти.

Виталий Млечин: Мы продолжаем. Это программа «ОТРажение». Мы работаем в прямом эфире Общественного телевидения России. 1.5 часа еще у нас впереди. По-прежнему здесь Ольга Арсланова и Виталий Млечин. Что мы будем делать в ближайшие 1.5 часа?

Ольга Арсланова: Через полчаса мы вернемся к нашей главной теме дня. Учителя и депутаты обсуждают образовательные стандарты. А мы хотим у вас, у родителей, школьников, у педагогов. Может быть, и школьники нам позвонят в прямой эфир. Чего, как вам кажется, не хватает российской школе больше всего? Об этом мы говорим в 20 часов.

Виталий Млечин: А сейчас пора подводить итоги этой недели. Вечер пятницы. Лучшего времени, наверное, не найдешь для этого. Вместе с Сергеем Лесковым. Сергей, здравствуйте.

Сергей Лесков: Да, добрый вечер.

Ольга Арсланова: Добрый вечер.

Сергей Лесков: По-моему, несравненная «мымра» работала в бюро стандартизации.

Ольга Арсланова: Стандартизации, верно.

Сергей Лесков: Но она не была учительницей при этом.

Ольга Арсланова: Но стремление к стандартизации у нас в крови.

Сергей Лесков: Про стандарты она знала все. Был еще директор пробирной палатки Козьма Прутков. Пробирная палатка – это же бюро стандартизации.

Ольга Арсланова: Слушайте, а удивительно вообще – откуда действительно такая мания все стандартизировать у нас? Это с советских времен пошло?

Сергей Лесков: Нет. Я думаю, это какое-то следствие промышленной революции, когда необходимо было измерять продукцию. Это не с советских времен. Все изобрели англичане на свете. И стандарты тоже придумали англичане. Парижская палата мер и весов. Этот Гринвичский меридиан. В общем, все это стало необходимо, когда мир стал входить в первый такой слабый ручеек глобализации.

Когда было натуральное хозяйство, конечно, не было никаких стандартов. Это понятно. Первый стандарт вообще – это деньги.

Виталий Млечин: Но у нас с советского времени другая страсть – это вот эти ужасные аббревиатуры, которые сейчас опять начинают появляться в каком-то новом количестве.

Сергей Лесков: Да вы что! Неужели вы имеете в виду ЦСКА?

Виталий Млечин: Подождите. Давайте с этого не будем начинать.

Сергей Лесков: Ну, да. Есть еще один стандарт. Называется паспорт. Наш президент подписал указ об упрощенной процедуре выдачи российских паспортов гражданам Донецкой и Луганской непризнанных республик. Конечно, это резонансный указ. Пошел большой шум, переполох среди украинских политиков. Давайте мы поговорим на эту тему. Этот указ касается не всех 3.5 миллионов жителей Луганска и Донецка, а тех, кто получил так называемые паспорта. Там есть какие-то местные паспорта в Луганске и Донецке.

Ольга Арсланова: Немножко на российские похожи.

Сергей Лесков: Да. Тем не менее, не всех. Там люди, конечно, сидят даже не на двух стульях, а на трех стульях. Некоторые умудряются получать даже две пенсии – пенсию Донбасскую. Они все-таки на какую-то свою микропенсию все-таки наскребли деньги. А те, кто сумел праведными и неправедными путями зарегистрироваться где-то на большой Украине, получают еще и украинскую пенсию. Но это надо держать в большой тайне, рот под замком. Но, как говорят знающие люди, многие устраиваются. На Украине пенсия значительно ниже, чем в России. Мы считаем, что у нас пенсия маленькая. Там меньше раза в 4.

Но еще если у них будет российская пенсия… Конечно, сейчас многие говорят о том, что наш пенсионный фонд тут прибеднялся недавно, из-за чего случилась пенсионная реформа и повышение пенсионного возраста. Но все-таки не надо забывать о том, что у нас в стране примерно 25 миллионов пенсионеров. Плавающее число по понятным причинам. А сколько там прибавится пенсионеров с Донбасса? Это совсем какая-то, как говорят математики «о малая». Если там всего 300 000 паспортов, пенсионеров из них максимум 100 000. Это совсем немного.

Какие могут быть здесь последствия? Прежде чем говорить о последствиях, конечно, надо сказать, что… К политике это не имеет отношения. И, мне кажется, очень жалко. Это какие-то гуманитарные соображения и понятия нравственности. Мы много (и справедливо отчасти) говорили о русском мире, о нашей обязанности помочь соотечественникам, которые после гибельного распада СССР оказались в других государствах, что сейчас, когда люди лишены возможности ездить куда-то, подрастают дети, учиться не могут, на Украине, вы знаете, днями приняли закон об украинском языке. Но вообще закон, конечно, совершенно дискриминационный по отношению к русскоязычному населению. Этот закон обязывает в категорической форме (даже в детских садах) говорить только на украинском языке. Медсестры могут говорить только на украинском языке. Вообще повальное вытеснение русского языка, который является одним из базовых языков для значительной части (40%, если не больше).

Кстати говоря, новый президент Зеленский попал бы под этот закон. Потому что многие свои дебаты он вел на русском языке. Категорически нельзя теперь.

Ольга Арсланова: А как же это будет сочетаться?

Сергей Лесков: Закон же не имеет заднего хода. И понятно, что этот закон еще больше отталкивает (я употреблю этот старый термин, он стал исчезать) Новороссийские территории от большой Украины.

Помимо гуманитарного смысла этого закона, есть еще некоторые вещи, о которых я скажу. При этом реакция украинских политиков, конечно, однозначна. И Порошенко, который по поводу нового закона сказал, что это какое-то там «последнее ментальное достижение на пути строительства независимой Украины». Где он берет эти формулировки, я не знаю. Но, по крайней мере, это финальный аккорд его правления, который подчеркивает дискриминационный характер установленного им режима, вне всякого сомнения.

Ольга Арсланова: Сергей, а может ли это для нас быть опасно в плане каких-то санкций?

Сергей Лесков: Санкции могут быть. Я поговорю на эту тему. Уже столько санкций, которые пулеметными очередями обстреливают Россию со всех сторон. Ну что же, санкций бояться – вообще отказаться от каких-то своих, по моему понятию, значительно более важных обязанностей.

Кстати говоря, на последних выборах президента Украины в выборах участвовали 150 000 граждан Украины, которые получили венгерские паспорта. Гражданам Украины спокойно выдают свои паспорта Польша на Западной Украине, Румыния, Венгрия. В Ужгороде значительная часть населения – это этнические венгры. Почему-то украинские власти не говорят, что это доказывает, что Венгрия, Румыния и Польша – это страны-агрессоры. А про Россию так можно говорить. Очень неоднозначная, конечно, политическая трактовка всего этого.

Я должен сказать еще вот что. По поводу упрощенной процедуры я совершенно уверен, что такая же «упрощенка» должна быть и для русских людей, которые волею судеб оказались, предположим, в Средней Азии и в Казахстане. Многие хотят вернуться, но мыкаются между небом и землей на птичьих правах без российского паспорта. Очень трудно обойти наше чиновничество. Это просто какая-то неприступная скала.

И есть большая опасность, что и этот указ президента тоже будет замылен и потонет в каких-то бюрократических уловках. Наши чиновники (мы это знаем, мы часто про это говорим) способны потопить любое благое начинание.

Итак, Оля спрашивала. Аргументы «за» и аргументы «против». Аргументы «против»: да, могут быть новые санкции. Но я говорю уже, что бояться санкций – в лес не ходить. Уже просто об этом говорить невозможно. Существует опасность. Зеленский же еще не стал формально президентом. Там идет такая нейтральная полоса, процедура передачи власти. Опасность того, что…

Виталий Млечин: Зеленский вроде отдыхать улетел.

Сергей Лесков: Серьезно? Тем не менее, его штаб сказал, что этот указ Путина – это доказательство того, что Россия остается страной-агрессором. Да и сам Зеленский говорил, что Путин – это враг. В связи с этим его заявлением (а это он сказал прямым текстом) мне кажутся странными удивления по поводу того, что президент России не поздравляет нового президента Украины. Какие поздравления от врага? Если вдруг Путин поздравит Зеленского, то можно нарваться на какой-нибудь анекдотец в ответ. Да нет. Не поздравляет и правильно делает.

Так или иначе, существует опасность, что Зеленский превратится в Порошенко. Произойдет трансформация, генная мутация, как в некоторых голливудских фильмах. Ну, да, такое может быть. Но, с другой стороны, если бы этого указа не было, то где гарантия, что просто украинские политические реалии не превратили бы Зеленского все равно в Порошенко?

И наконец из-за того, что там может произойти отток населения, пророссийские силы на Украине ослабнут. Но ведь Украина не пытается интегрировать обратно эту территорию в свой состав. Они же, что предполагают Минские соглашения, не объявляют амнистию участникам боевых действий, не проводят там выборы, как сейчас. Никто же не голосовал за Зеленского или за Порошенко.

Виталий Млечин: А вы бы объявили амнистию?

Сергей Лесков: Да. Если ты хочешь, чтобы эти территории вернулись. Кстати говоря, сам указ Путин сам по себе не говорит о том, что Россия посягает на эти территории. Этого нету. Какие аргументы за? Конечно, мы прибавляем себе демографию. Мы не можем сами выкарабкаться из демографической пропасти. Мы об этом много говорим. А тут все-таки прирост населения. Кроме того, вот мы уже сказали про пенсии, но ведь не только пенсионеры к нам придут. К нам придут еще и здоровые люди молодого возраста. И они будут участвовать в российской экономике. И так в России работает довольно много украинцев. Хорошие работяги-то. Кроме того, эти области вообще славятся высокопрофессиональными работниками. Почему они вообще попали в состав Украины? Потому что там был высококвалифицированный рабочий класс. И ленинское правительство в 1920 году решило исконно русские территории отдать в сельскую Украину, чтобы побольше было пролетариата. Вот теперь мы и расхлебываем последствия «мудрой» большевистской политики.

Мне кажется, что эти аргументы «за» перевешивают аргументы «против». Кроме того, изощренный ум конспиролога может найти в этой ситуации и выгодные мотивы для Зеленского. Вот посмотрите. Трамп до сих пор не может отмыться от подозрений в том, что он агент Кремля. Уже и спецпрокурор с русской фамилией Мюллер доказал, что ничего такого не было.

Ольга Арсланова: А осадочек остался.

Сергей Лесков: А осадочек остался. Так вот, про Зеленского же тоже говорили, что он агент Кремля. А тут смотрите – Путин его не поздравляет, запрет на продажу нефти и нефтепродуктов на Украину введен. Третий звоночек – выдача российских паспортов. Как же можно так себя вести с собственным агентом, настолько отравлять ему жизнь? Нет, Зеленский никак не агент Кремля. Скорее уж Трамп агент Кремля, чем Зеленский.

Таким образом, может быть, это даже и какой-то козырь, подброшенный новому президенту Украины.

Ольга Арсланова: Кстати, о звоночках. У нас свой есть. Потому что тема пенсий не дает покоя нашим зрителям. Вы о ней упомянули. Давайте послушаем Марину из Иркутской области. Добрый вечер.

Виталий Млечин: Добрый вечер.

Зритель: Здравствуйте. Добрый вечер. Меня это волнует. Мне 55 лет. На пенсию, естественно, я в этом году не выхожу. Возраст продлили. Старшему у меня 32 года. Пенсия у меня будет приблизительно 10 000. Говорят о нехватке пенсионных денег в пенсионном фонде, то есть то, что мы заработали. И сейчас эти деньги должны будут еще поделить на жителей Донбасса. Те, которые захотят у нас пенсию оформить.

Сергей Лесков: Как вас зовут?

Зритель: Марина Сергеевна.

Сергей Лесков: Марина Сергеевна, вы знаете, пенсия любит точность. Вы же считаете каждый рубль, который получаете. Судя по голосу, вы очень интеллигентный человек. Я вам советую посмотреть объем пенсионного фонда России и прикинуть на бумаге, какие пенсии могут уйти на этот самый Донбасс. Мне представляется, я прикидывал… Кстати, там решение же еще не принято. В лучшем случае эти пенсии будут выплачиваться только тем пенсионерам, которые переберутся в Россию. Это вообще какие-то слезы. Совершенно очевидно. Поэтому мне кажется, что ваши опасения понятны, обоснованы, но если вы проведете несложные арифметические действия, вы увидите, что это укус комара, который пытается сделать больно огромному слону.

Виталий Млечин: Вы считаете, что люди, которые будут получать российские паспорта, останутся там, не поедут сюда?

Сергей Лесков: Кто как.

Виталий Млечин: А какой смысл в этом?

Сергей Лесков: Каждый год примерно 100 000 граждан Украины получают российское гражданство.

Виталий Млечин: И переезжают.

Сергей Лесков: Если они получили гражданство, то в значительной мере переезжают.

Виталий Млечин: Я ж про то и говорю. Если получить паспорт, какой смысл?

Сергей Лесков: Некоторые работают здесь по просто регистрации. Это выбор. А так они живут вообще с филькиной грамотой. Потому что по этим паспортам они… Ну как? Какая-то просто оккупация.

Виталий Млечин: Но украинские паспорта у них никто не отбирал.

Сергей Лесков: Тем не менее, все равно это большие сложности. Приехать даже в Ростовскую область, снять какую-то квартиру и работать там – наверное, это тяжело.

Ольга Арсланова: Давайте еще Алексея (Коми) послушаем. Алексей, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. У меня вопрос такой интересует, Сергею Лескову я хочу сказать. Понимаете, все делается в ускоренном виде. Почему у нас такая жизнь затяжная уже 30 лет? У нас нет ничего ускоренного: ни работы, ни школ, ни заводов, ни фабрик. А тут, представляете, 4 миллиона людей, которые жили в своей стране, сейчас почему-то переедут к нам. И опять мы без работы останемся. Когда же правительство и серьезные политики нами будут заниматься?

Сергей Лесков: Я не согласен со всем, что вы сказали. Во-первых, 4 миллиона человек к нам не переедут. Вы, наверное, плохо слушаете те цифры, которые мы называем. Только 300 000 российских паспортов может быть нам выдано взамен 300 000 паспортов этих республик.

По части промышленного потенциала, конечно, Донбасс превосходит Россию. Там масса предприятий – и металлургических, и угольные шахты, и обрабатывающая промышленность. Скорее русские люди могут найти там работу.

Томас Юз там создал первые промышленные регионы. И Донецк раньше назывался Юзовка. Я не понимаю ваших опасений, почему они ринутся сюда, совершенно непонятно.

Кроме того, у нас нету безработицы. Ваши опасения совершенно беспочвенны. Если кто-то из квалифицированных людей, которые там работают, смогут укрепить экономику Россию – ну, ради бога. В этом нет ничего плохого. Мы же сами приглашаем квалифицированные рабочие кадры из других стран. Почему такие опасения? Мне кажется, что это какой-то элемент ксенофобии. Никто из этих людей не покушается на российский пирог. Хотя, конечно, проблемы экономики российской, которые вы затронули, существуют. Но нельзя сказать, что наше правительство не занимается нашей экономикой.

Мы можем сейчас про это поговорить.

Виталий Млечин: Да, давайте про экономику как раз поговорим.

Сергей Лесков: Мы часто критикуем наше правительство. И, может быть, иногда даже чересчур остро. Но все-таки нельзя бочку меда портить этими бесконечными ложками дегтя. Вы посмотрите. Мы на этой неделе уже говорили о том, что кредит при строительстве индивидуального жилья приравнен к ипотеке. То есть это снижение кредитной ставки примерно в 2 раза. Это очень много значит для людей. Сейчас премьер-министр дал поручение проработать вопрос о повышении доли зарплаты до 60% ВВП. У нас мало платят денег объективно. По-моему, около 45% ВВП объем зарплаты составляет. В развитых странах он значительно выше.

Кроме того, о чем я хочу сказать подробнее – мы часто говорим о том, что наша страна сидит на нефтяной игле. И СССР сидел. Еще сильнее была зависимость от нефти и газа. Впервые в новейшей истории удалось снизить долю нефти и газа в ВВП ниже 20%. Это очень большое достижение. Это говорит о том, что происходит все-таки диверсификация нашей экономики и стабильность государства возрастает.

Вы знаете, один из самых таких неразрешимых вопросов в недавней еще истории – «Почему распался СССР?» Виталий, конечно, большой знаток истории. Почему распался СССР?

Виталий Млечин: Я боюсь, что в рамках нашей программы не удастся ответить на этот вопрос.

Ольга Арсланова: Главные причины.

Виталий Млечин: Экономически надорвался.

Ольга Арсланова: По сути это был дефолт экономический.

Сергей Лесков: На эту тему бесконечно можно говорить. На самом деле очень сложный вопрос. Но, видите, сразу на ум приходит, что СССР надорвался экономически. Что такое надорвался? Где-то в 1985 году за полгода цены на нефть упали в 3 раза. И, в общем-то, СССР в 1970-х годах жил и богател, покупал всякие трубы для экспорта нефти в Германию именно на нефтегазовые доходы, которые составляли 67% ВВП. И эта зависимость СССР от нефтяной иглы была несопоставимо сильнее, чем сейчас. Но, вот, когда эти нефтяные деньги кончились, СССР надорвался, уже не в силах исполнять те социальные функции, те политические амбиции, которые у него были. Поэтому наше государство все-таки находится в гораздо более стабильном положении. И так уж сетовать на наше бедственное положение, что явствует из многих звонков…

Я понимаю, люди звонят, у которых на душе накипело. Поэтому картина наших звонков – это не зеркальное отражение экономики, это просто субъективное впечатление. Доля экспорта нефти в нашем ВВП – 9%. Это значительно ниже, чем у всех страна ОПЕК. То есть не так уж мы, как показывают объективные цифры, зависим от нефти. Если доля СССР в мировой добыче нефти была 20%, то сейчас 12-13% только. И экспорт в объеме нефти на рынке СССР тоже 12-13%.

Поэтому, в общем-то, нам удается мало-помалу вытаскивать из нашей вены (если веной назвать ВВП) эту самую нефтяную иглу.

Ольга Арсланова: Но надо же чем-то заменить.

Виталий Млечин: Да. Что приходит на смену?

Сергей Лесков: Вы знаете, что приходит на смену? Я прямо отвечаю на этот вопрос. Я поверю, что мы слезли с нефтяной иглы знаете, когда? Когда у нас появятся миллиардеры, как в Америке, которые сделали свои деньги не на черном золоте, а на интеллектуальном капитале. Пока наших миллиардеров больше, чем кошек на помойке. Но все они так или иначе качают недра, предположим, металл, лес. В основном, конечно, нефть и газ. А вот когда появятся Биллы Гейтсы и Стивы Джобсы. А в Америке таких очень много. Все из 10 первых самых богатых людей 8 или 9 – это компьютерщики и электронщики. У нас такие есть. Недавно я узнал, что есть такие. Первые российские миллиардеры, которые сделали деньги на компьютерных технологиях, по-моему, если не ошибаюсь, братья Бухман. Думаете, откуда? Из Вологды.

Молодцы ребята. Создали какие-то игры, которые стали популярными. Но оказалось, что вести свой бизнес в России невозможно. Они переехали в Англию только-только. Вот если удастся, во-первых, так, чтобы Бухманов у нас было больше и чтобы они все-таки жили у себя в Вологде, а не перебирались в Англию, вот тогда я поверю, что нету нефтяной иглы. А пока это такая ситуация.

Я бы хотел поговорить еще на одну тему, которая соприкасается и с первой, и со второй, и кажется мне чрезвычайно важной. Сегодня исполняется юбилей книге о Робинзоне Крузо, которую все читали. На самом деле она была опубликована ровно 300 лет назад – в 1719 году. Я думаю, что в истории культуры и мировой литературы не найти другой книги, которая бы оказала такое влияние на формирование умов, на развитие цивилизации. Ведь по существу это первый производственный роман, который воспевает прелесть труда. Труд возведен в этой книге в какой-то нравственный фундамент человека, который позволяет ему оставаться человеком даже в условиях… Это же ГУЛАГ фактически. 28 лет человек жил в ГУЛАГе, но остался человеком благодаря своему труду, в котором он находил какую-то нравственную основу.

Фактически этот роман совпал с началом промышленной революции. Там была паровая машина Джеймса Уатта. Роман зачитывали до дыр, и многие перечитывали по многу раз. Кроме того, это первый экологический роман. Ведь он жил в таком равновесии с природой. Он ее не разрушал. Он не ждал от нее милости, а сам добивался того, что нужно. Кстати, обратите внимание, какая была логика действий Робинзона Крузо. Для того, чтобы построить там фактически первую факторию, он отказался от дармовой пищи. Он же отказался есть бананы. Вы помните? Если бы он ел бананы, он бы стал животным. Поэтому он ел только то… Он сам пахал, сеял. И жнец, швец, и на дуде игрец. Он там создал химическое производство, металлургическое производство, хлопкоткацкое производство, еще какое-то. То есть это человек, который на необитаемом острове создал кусочек английской цивилизации. Кстати говоря, поэтому опыт Робинзона Крузо принципиально расходится с этими бесконечными телевизионными передачами об островах и выживании. Там же люди выживают. Они ничего не создают. А Робинзон Крузо не выживал. Он создавал. Между прочим, я думаю (и в этом есть какое-то большое цивилизационное различие Англии и России), что русский человек выживает. Вот англичанин – да, он создает. Он не выживает. Он именно создает и преобразует природу. Я задал себе вопрос: а есть в великой русской литературе романы, которые можно было бы сравнить с «Робинзоном Крузо», с таким путеводителем по жизни? Может быть, вы подскажете. Я просто теряюсь в догадках. Это какой-то набор абстрактных идеологем. Что там? «Анна Каренина»? Нет, это путь в тупик.

Я нашел только один роман, который более или менее похож. Но это роман новейшего времени – «Как закалялась сталь». Там человек преобразовывал мир. А так вообще русские персонажи критиковали, обсуждали, высмеивали, превозносили, но они никогда не преобразовывали мир. Может быть, я здесь ошибаюсь. Но мне кажется, что это некоторая такая даже не символическая, а такая культурологическая печать.

Виталий Млечин: Мне кажется, вы правы, именно потому, что Обломов как раз…

Сергей Лесков: Обломов вообще лежал.

Виталий Млечин: Обломов лежал и выживал именно.

Сергей Лесков: Если бы Штольц оказался на этом острове… Но Обломов мог бы быть Пятницей у Штольца.

Ольга Арсланова: Есть мнение, что это связано с различиями в отношении в принципе к преобразованию мира между православием, католицизмом и протестантизмом.

Сергей Лесков: Победоносцев же говорил, что это русская цивилизация – это цивилизация души и слова. А англосаксонская цивилизация – это цивилизация дела. Но говорить можно все, что угодно. Ведь у Робинзона Крузо был прототип. Это англичанин Александр Селькирк. В книге, конечно, Робинзон Крузо был преобразователем природы. А Селькирк прожил 4 года, одичал и сошел с ума. Его подобрали. Он просто перестал быть человеком.

Виталий Млечин: Это более реалистичное, конечно, развитие событий, чем то, что в книге описано.

Сергей Лесков: В общем-то, я советую. Выходные, праздники на носу. Может быть, в честь 300-летнего юбилея «Робинзона Крузо» почитать этот роман. Читая этот роман, ты, конечно, испытываешь наслаждение. И хочется добавить напоследок, что, конечно, Робинзон Крузо именно через труд обрел счастье. Об этом не догадывался Маркс со своей теорией классовой борьбы. Для Маркса труд был подневольным. А для именно создателей этой англосаксонской цивилизации, в которую и Россия вошла с некоторым опозданием, труд – это был нравственный выбор и путь к счастью.

Если уж мы говорим о паровой машине, то русский изобретатель Иван Ползунов изобрел паровую машину раньше, чем Джеймс Уатт. Она работала, по-моему, где-то на Барнаульском заводе. Но когда она сломалась, ее не стали чинить. Это тоже, видите, разные пути.

Ольга Арсланова: Наши зрители предполагают, что правильным словом и комментарием тоже можно менять мир, преобразовывать.

Сергей Лесков: Конечно, слово – это действие. Вот Ленин говорил, говорил. И до чего довел страну. Конечно, слово – это действие, без сомнения.

Ольга Арсланова: Спасибо за ваши слова. Подводили итоги уходящей недели вместе с обозревателем Общественного телевидения России Сергеем Лесковым.

Сергей Лесков: До свидания.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (2)
лесков ты где живёшь!
лесков ты где живёшь! полная безработица в стране!!!! заводы и фабрики всё сломали и ты это не хочешь просто видеть ,на работу хрен устроишься .Лучше не говори и помолчи ито польза больше будет чем твою фантастику слушать.
Дмитрий Карпов
На примере раздачи паспортов мы объединяем эмиссии двух стран - Украины и России, это вопрос экономико-финансовый, то. что из-за авторитета Лукашенко не удалось с Белоруссией! Санкций бояться - в ЕС не ходить!

Выпуски программы

  • Полные выпуски
  • Все видео