Сергей Лесков: На постсоветском пространстве стабильность удалось сохранить только тем странам, у которых остаются добрые и тесные отношения с Россией

Сергей Лесков: На постсоветском пространстве стабильность удалось сохранить только тем странам, у которых остаются добрые и тесные отношения с Россией | Программа: ОТРажение | ОТР

темы дня, события, комментарии, Белоруссия, газ, Украина

2019-12-25T22:09:00+03:00
Сергей Лесков: На постсоветском пространстве стабильность удалось сохранить только тем странам, у которых остаются добрые и тесные отношения с Россией
Поставьте оценку мусорной реформе
Мошенники научились обходить ограничения новой системы техосмотра
Саммит по климату. Чего ждать от заявлений глав ведущих мировых держав?
Что нового? Хабаровск, Санкт-Петербург, Кострома
Послание Президента России Федеральному Собранию – 2021. Главное
Послание Президента: международная политика
Послание Президента: ответственность бизнеса
Послание Президента: региональная политика
Послание Президента: социальная политика
ТЕМА ДНЯ: Путин. Послание. Главное
Гости
Сергей Лесков
Обозреватель

Анастасия Сорокина: Сейчас время поговорить об итогах этого дня, делать это будет Сергей Лесков, обозреватель Общественного телевидения России. Сергей, здравствуйте.

Сергей Лесков: Да, добрый вечер.

Александр Денисов: А мы поможем.

Сергей Лесков: Ну да, я без помощи вообще бессилен.

Александр Денисов: Если позволите.

Сергей Лесков: Кстати, по поводу вашего следующего сюжета я не могу не сказать, что вопрос, конечно, практически неразрешимый, потому что грань между правдой и ложью настолько призрачна, что определить, где заканчивается одно и начинается другое, невозможно. По-моему, фон Корен у Чехова говорил, что всей правды не знает никто, а последние…

Александр Денисов: Но кто-то знает, Сергей, все-таки.

Сергей Лесков: Кто? Вы имеете в виду Всевышнего? И здесь я могу с вами поспорить…

Александр Денисов: Надо ли оно ему про нашу… ?

Сергей Лесков: Одно из главных его качеств безусловных – это его непознаваемость, поэтому что он знает, чего он не знает…

Александр Денисов: Это не Яндекс, никому ничего не расскажет.

Сергей Лесков: …знать нам не дано. Слишком часто бывает так, что то, что кажется правдой сегодня, оказывается ложью завтра, ведь история переписывается постоянно. Вопрос чрезвычайно сложный. Единственное, по-моему, его решение состоит в квантовом подходе, который говорит, что в момент наблюдения над объектом меняется и сам объект, и, более того, меняется экспериментатор. Все волнообразно, все течет, все зыбко, и, может быть, даже надо какие-то другие придумать понятия, не правда и ложь, а что-то другое, но лингвистика до этого еще не дошла.

Александр Денисов: Или открыть Министерство правды, чтобы оно разбиралось и публиковало отчеты.

Сергей Лесков: Уже было такое Министерство правды в одной книге.

Александр Денисов: Да.

Сергей Лесков: Но если мы вернемся к нашим злободневным делам, на финише этого года состоялась расширенная и очень красочная коллегия Министерства обороны, где присутствовали не только все военные и высшие гражданские чины, но также руководители тех конфессий, которые представлены на просторах Российской Федерации. С чем это связано? Конечно, это связано… Речь там шла о так называемой ядерной триаде и состоянии ядерных вооруженных сил в России.

Почему это важно? Потому что, так я думаю, во многом по инициативе США фактически прекратил свое существование договор СНВ-3, предыдущие договоры об ограничении стратегических ядерных вооружений тоже близки к завершению, и фактически вот этот вот какой-то такой всемирный, глобальный меморандум о сдерживании ядерных вооружений распадается. Конечно, много остается еще соглашений, это договор о нераспространении ядерного оружия, который запрещает передавать эти технологии третьим странам; конечно, это договор о запрещении ядерных испытаний в трех средах, а под землей можно, но под землей просто добровольный мораторий наложен, впервые, кстати, к этому мораторию призвала Россия в эпоху перестройки. Но ведь и это может быть тоже пересмотрено, если такой вектор получился.

Так вот, что же говорил наш президент о состоянии нашей ядерной триады? Триада – это ракеты шахтного базирования, это стратегическая авиация и это атомный подводный флот. Обращает на себя внимание, что президент, а он же Верховный главнокомандующий, сказал, что на настоящий момент 82% вооружений в РВСН находится на современном уровне, это самый высокий показатель вообще за всю историю нашей техники, это первое, наверное, что надо отметить.

Второе, что необходимо отметить: он сказал, что если раньше наша страна находилась в состоянии догоняющей, что ли (понятно, кого она догоняла), то теперь по нескольким ключевым моментам уже наш главный ядерный оппонент смотрит нам в спину. И были перечислены, это уже, впрочем, не в первый раз, те виды вооружений, которые находятся на вооружении только в России: это крылатая ракета с ядерным двигателем «Буревестник»…

Кстати, я помню, еще на излете советских времен советские ядерные двигатели завозились в США на какие-то там выставки новейших технологий, они ввозились туда, а обратно их вывезти было нельзя по американскому законодательству, потому что военные технологии или технологии двойного назначения с ядерными элементами нельзя вывозить из США. Это вообще, конечно, цирк, иногда законы бывают такие, что только диву даешься. Но так или иначе именно Россия является мировым лидером в разработке космических ядерных двигателей. Вот сейчас на ракете «Буревестник» установлен.

Ну, еще это боевой лазерный комплекс «Пересвет» и беспилотный подводный аппарат «Посейдон», обо всем этом наш президент говорит не в первый раз. Вообще, конечно, существует же версия, что и атомную бомбу СССР украл у американцев, проверить или…

Александр Денисов: Как версия? Розенберги же, супруги, передали.

Сергей Лесков: Не знаю…

Александр Денисов: Есть даже шутки, что нужно улицу в Москве Розенбергам открыть.

Сергей Лесков: Нет, Саша, согласимся, это неоспоримый исторический факт, что Розенберги свою вину не признали, и мы можем сто раз говорить, что это облыжное обвинение. На самом деле они занимали настолько незначительные посты в американской ядерной программе (даже только он, она вообще ничего не занимала), что непонятно, как они могли получить доступ к документации.

Александр Денисов: Они передали, а ученые, которые… Есть же версия, теория, извините, что ученые для паритета, мол, между странами, чтобы не было дисбаланса сил, передали Розенбергам…

Сергей Лесков: Ну, анекдотов много. Есть версии, что и нобелевский лауреат Нильс Бор что-то там нашептывал, есть версия о том, что Роберт Оппенгеймер (научный руководитель проекта «Манхэттен») симпатизировал. Но факт, что в Англии был Клаус Фукс, он работал в США, потом вернулся. Кстати, как они его пустили в проект «Манхэттен», совершенно непонятно, потому что Клаус Фукс вообще немец, эмигрировал из Германии, симпатизировал германской коммунистической партии, это было очевидно. Видите, США тогда были достаточно толерантной страной, вот он-то точно выдавал СССР, потому что есть там и этот самый наш контрразведчик Берковский (по-моему, такая фамилия, какая-то очень похожая), который с ним был знаком, он получил 8 лет за шпионаж в пользу СССР, отсидел не все и потом благополучно доживал в ГДР на очень высоких постах.

Александр Денисов: А Розенбергов на стул электрический посадили, казнили.

Сергей Лесков: Да, Розенбергов посадили на электрический стул, ни в чем они не признались, и СССР, и Россия до сих пор не открывают документов, поэтому то, что вы сказали, – это версия.

Александр Денисов: Версия, конечно.

Сергей Лесков: Может быть, она заслуживает какого-то внимания, но… Но так или иначе, пусть даже мы согласимся с тем, что какие-то чертежи были добыты, а они были добыты, потому что у Курчатова были, свидетели говорят о том, что у него были документы, это факт.

Но дело не в этом, самое-то важное другое, что СССР сразу после войны в разрушенной, не в полуразрушенной, а в разрушенной стране сумел построить мощную наукоемкую отрасль экономики. Вы даже себе представить не можете, что такое вот эти вот закрытые города с полными циклами обогащения, наработки оружейного урана, наработки плутония, разные же бомбы есть. Уже одно это намного, в десятки, в сотни раз превосходит те подсказки, которые могли быть получены от разведки. И между прочим, по некоторым ключевым параметрам советские решения по ядерной программе отличались от американцев, у нас, например, реактор совершенно другой, чем у американцев. Кстати, наш процесс обогащения урана до сих пор лучший в мире, ну к слову.

В общем, так или иначе, чем мы можем гордиться, и об этом говорил Шойгу, что там будет передано в следующем году, в 2020 году, что получат наши Вооруженные силы. Он перечислял: знаменитые четыре полковых комплекта С-400, 106 современных самолетов, правда, по-моему, ни одного из них стратегического бомбардировщика не будет. Надо прямо сказать, по стратегической авиации с ядерными боеголовками на борту Россия отстает от Америки, это традиционное отставание, у нас всегда военная авиация была похуже развита несмотря на искусство наших пилотов.

Но Россия обгоняет сильно США по ракетам шахтного базирования, таких ракет, как «Тополь», кстати, мобильная ракета, «Ярс» новейшая ракета, УР-100, просто у США нет. Семьдесят процентов американского ядерного потенциала – это ракеты морского базирования, морская страна тоже, а у нас только одиннадцать атомных подводных лодок, а у американцев трудно сказать, в каком состоянии, но порядка двадцати пяти. Но у нас сейчас спускаются крейсеры атомные подводные класса «Борей» новейшие, у американцев опять же таких нет. Я думаю, что каждый грамотный гражданин должен знать по ядерному соотношению одну ключевую цифру: примерно по 1 700 ядерных боеголовок осталось у России и у США после всех этих программ разоружения. Во всем остальном мире, есть же еще несколько стран, у которых есть атомная бомба…

Александр Денисов: В «ядерный клуб» входят.

Сергей Лесков: Ну это такой не клуб, а «клубок», потому что на всех этих оставшихся остается только 4% общемирового ядерного потенциала. То есть у России и у США по 48%, то есть, в общем-то, остальные игроки – это как дворовая команда рядом с «Барселоной», переходя на футбольные аналогии. Ну вот, и поэтому, в общем, на самом деле какие-то отношения с США уже хотя бы поэтому нам чрезвычайно нужны. Можно много об этом говорить, но эти цифры, чтобы поражают воображение.

Здесь надо сказать еще о двух вещах. Почему это важно? Первое: на самом деле НАТО наращивает свое военное присутствие у границ с Россией. В прошлом году из США была переброшена дивизия в 50 тысяч человек, были проведены учения в Норвегии, в этом году будут учения в Центральной Европе, опять будет дивизия переброшена. У нас дивизий много, но тем не менее активность-то они показывают.

С другой стороны, американцы не могут не знать, что в СССР была развита программа так называемой ядерной артиллерии, которая попала под сокращение СНВ-3, и все эти дивизии, которые перебрасываются к нашим границам, могут быть переброшены пока законсервированными пушками типа «Малка», которая стреляет на глубину 50 километров и может уничтожить целую бригаду. Есть там, по-моему, этот знаменитый «Искандер-М», про который все время говорит президент Трамп, есть и другие пока законсервированные минометы и гранатометы, способные стрелять ядерными боезарядами. Я несколько раз был в музеях ядерной техники закрытых, это вообще что-то невероятное. Конечно, наши инженеры, которые работали в бывших шарашках, а теперь в этих закрытых городах, видимо, от тоски и замкнутости такое навыдумывали… Но не надо этого джина опять вызывать из бутылки, не мы этого хотим.

Ну вот. Так или иначе, очень часто, может быть, кто-то из наших зрителей позвонит и спросит: а что же вообще экономике от требующего больших денег военно-промышленного комплекса? На самом деле по мировой практике очень часто какие-то достижения высоких технологий перетекают из военного сектора в гражданский, примеров этому нет числа. Я обратил внимание, что до конца этого года Минпромторг должен заключить новый контракт на 15 миллиардов рублей на модернизацию самолета «Superjet», он будет называться «Superjet New», а тот «Superjet 100» назывался.

Александр Денисов: «Old», да.

Сергей Лесков: В чем главные претензии к самолету «Superjet 100»? Помните эту майскую аварию в «Шереметьево», мы много об этом говорили, где больше половины находившихся на борту пассажиров погибло, по-моему, 41 человек из 78 погиб? Главная претензия… Он во многом состоял из западных комплектующих, самое главное, что там двигатель французский плохой, как все говорят. Из-за трудностей с логистикой этот самолет очень много стоял на земле в ангаре, и его обслуживание не позволяло ему часто летать, чаще стоял в ангаре, чем летал. У меня в памяти есть такие цифры, что…

Самолеты вообще должны летать в небе, а не стоять на земле, только тогда они оправдывают те деньги, которые в них вкладывались. Ну так вот у него средний налет был меньше 4 часов в сутки, это в 2 раза меньше, чем у бразильских самолетов таких же ближнемагистральных. Это из-за того, что многие детали были иностранные, а двигатель был сыроват и требовал тоже обслуживания. Хотя есть у нас одна в Ростове-на-Дону авиакомпания, парк исключительно состоит из «Superjet», у нее 6 часов средний налет, может быть, не только в этом дело.

Но так или иначе «Superjet» – это же производство «Сухого», «Сухой» – это традиционный производитель лучших в мире штурмовиков и истребителей. Смотрите-ка, а они делают гражданский самолет теперь, на который делает ставку наш авиапром. Вообще даже авиация, и гражданская, и военная, – это та отрасль, где лучше всего, это индикатор возможностей страны в технологиях, это локомотив, который обеспечивает прогресс, тут, конечно, нельзя не обращать внимания. К сожалению, сейчас 6% только нашего авиапарка составляют отечественные самолеты, это ужасно для страны. Когда-то Советский Союз контролировал, производил половину всех гражданских самолетов. Куда это время ушло? Это произошло из-за того, что в 1990-е гг. мы забыли, конечно, о необходимости развивать эту отрасль.

Александр Денисов: Зритель дозвонился, Сергей.

Сергей Лесков: Да, наконец-то. Наверное, пилот.

Анастасия Сорокина: Из Московской области Владимир. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Я бы хотел задать Сергею Лескову вопрос. Нам твердят о том, что Россия никак не втянется в гонку вооружений, и в то же время вы сами приводите такие страшные цифры о количестве боеголовок и о 82% новейшего оружия. По-моему, Россия давно уже втянулась в эту гонку вооружений. Не кончится ли эта гонка вооружений тем же самым, чем закончилась она для Советского Союза? – страшным падением экономики? Ну еще плюс современная, мы погибнем не от американских бомб атомных, мы задохнемся от собственных помоек. Как ваше мнение на этот счет?

Сергей Лесков: Мое мнение такое. Я бы разбил ваш вопрос на два слагаемых. Во-первых, чтобы… Во-первых, вы очень грамотный человек, это чувствуется. Но переходя к существу ответа, я должен сказать, что надо сначала договориться о терминах. Что такое гонка вооружений? Надо дефинировать это понятие, чтобы мы могли с этим спорить. Расходы на оборону так или иначе несут все крупные мировые государства. Где начинается гонка, а где ты еще сохраняешь хладнокровие, не совсем понятно.

Александр Денисов: Мы даже в пятерку крупных стран по расходам ВПК не входим.

Сергей Лесков: Да. Надо сказать, что в следующем году у нас расходы на Министерство обороны в бюджете снижены по сравнению с 2019 годом, вот. Может быть, это и есть какой-то такой количественный, четкий ответ на ваш вопрос? Вы, конечно, как грамотный человек можете сказать, что у нас есть часть бюджета закрытая, может быть, там есть расходы Министерства обороны, но мы этого не знаем.

Так или иначе мы не можем не доверять руководителям нашего государства, которые утверждают, что такого безоглядного втягивания в программу «звездных войн», вы, наверное, это имели в виду, там, конечно, руководство СССР малограмотное американцы развели, втянули в бессмысленное, бессодержательное и антинаучное соревнование. Ученые это говорили, что «звездные войны» только в книжках и в космических боевиках, а стареющее руководство СССР в это поверило.

И во-вторых, я не думаю, что причиной распада СССР было бремя военных расходов, это было бы слишком просто. Причина распада СССР многофункциональна, здесь есть и политические причины, и межнациональные причины, сошлось слишком много факторов. Если бы был один фактор, я вас уверяю, он бы не привел к распаду второй по значимости страны в мире.

Давайте поговорим еще на одну тему. Мы часто в этом году говорили о «Северном потоке –2», даже были планы, что вроде бы он к концу этого года должен закончить строительство. Напомню, около 5 тысяч километров по дну Балтийского моря должны были соединить Ленинградскую область и Германию. На некоторое время затянулось строительство из-за того, что Дания не давала разрешения, потом Дания дала разрешение, обидевшись на Америку, которая хотела у них оттяпать исконно датскую территорию под названием Гренландия…

Александр Денисов: Что-то Дональд Трамп решил высказаться по этому поводу.

Сергей Лесков: Да, даже деньги предлагал, он посчитал, сколько стоит Гренландия. Хороший подход вообще, да, к приобретению новых земель, новых льдов. Но так или иначе вот этот вот простой в датских водах обернулся тем, что в конце года, когда американцы наложили новые санкции, компания, которая владела трубоукладчиками…

Александр Денисов: «Allseas».

Сергей Лесков: «Allseas» швейцарско-голландская смотала удочки. Вроде бы эти трубоукладчики не ушли в порты, стоят неподалеку, но так или иначе из-за санкций они перестали укладывать трубы. Осталось-то всего 5%, там какие-то смехотворные сотни километров остались, 120, по-моему.

Александр Денисов: Сто двадцать километров.

Сергей Лесков: Да. Ну вот, здесь возникает несколько вопросов.

Прежде чем я их задам, я все-таки скажу, что как корабль назовешь, так он и поплывет, какая предыстория у компании, таких подлянок от нее можно ждать. Потому что эта компания «Allseas» была основана эсэсовцем Питером Херема, голландцем по происхождению. Конкретный эсэсовец, он после войны по обвинению в нацистских преступлениях был приговорен к 3 годам тюрьмы, отсидел из них 1,5 года, убежал в Южную Америку, в Венесуэле, которая тогда не практиковала верность идеям социализма, припал к нефтяной трубе, ему пришло в голову, что надо эти трубоукладчики строить, вернулся в Европу. Его потомки хотели назвать тот самый трубоукладчик, который прокладывал этот самый балтийский трубопровод, его именем, еще раз, Питер Херема. И здесь еврейские организации подняли крик, и они назвали трубоукладчик как-то иначе. Кстати, как эсэсовец и нацист он занимался колонизацией Восточной Европы, очень близкий нам человек. Короче, как трубоукладчик назовешь, так он и будет укладывать твои трубы.

Впрочем, может быть, все еще вернется, он же ждет. Главное, что он не найдет другой работы, трубоукладчик – это не такси, трубоукладчики строятся, хотя это, конечно, очень сложное сооружение, под конкретный проект. В мире подводных трубопроводов очень мало, поэтому упреки в адрес России, что мы и здесь отстали по части высоких технологий, должны были сами строить свои трубоукладчики, справедливы были бы только на первый взгляд. Трубопроводов подводных у нас мало, там есть еще «Турецкий поток», там итальянцы резвятся, и здесь – все, больше у нас проектов нет. Строить собственные трубоукладчики? – а куда дальше? Что с ними делать? На один проект? Голландцы, может быть, еще что-то найдут, хотя что-то на горизонте ничего не видно. Если они потеряют этот заказ, а еще могут быть штрафные санкции… Не знаю, это не такси, больше клиента можно и не найти.

Итак, главный вопрос, может ли Россия, если трубоукладчик, не названный именем бывшего эсэсовского какого-то там штандартенфюрера, по-моему, меньше, правда, у него чин был, уйдет восвояси, можем мы сами достроить? Да, у нас есть какое-то судно «Академик Черский», но оно стоит на Дальнем Востоке, Северным морским путем оно не дойдет из-за льдов, уже зима, то есть его надо тянуть через Суэцкий канал, а может быть, и вокруг Африки. Но его производительность не так высока, он будет еще идти пару месяцев. Есть в Балтийском море баржа под названием «Фортуна», которая участвовала в укладке труб на мелководье. Как мы понимаем, уже если остались последние километры…

Александр Денисов: Говорят, это мелководье и есть как раз.

Сергей Лесков: Но не такое, как там было. В общем, она в 3 раза медленнее кладет трубы, но все-таки можно. Самый лучший вариант, если не вернутся голландцы, – это отставание на полгода. Но где полгода, там и год. Сколько Россия на этом потеряет? На самом деле мощность «Северного потока – 2» около 50 миллионов кубометров в год, но он не сразу был бы заполнен, но даже если и сразу, то при этих ценах на газ это 10 миллиардов долларов. Но этот газ можно пустить и, например, по «Северному потоку – 1», который уже работает. А тут же мы еще с Украиной со дня на день подпишем договор о транзите на 65 миллионов кубометров, вот можно и в эту трубу запустить.

Так что я думаю, что обходные пути будут найдены, но все-таки, конечно, здесь приходит в голову невеселая мысль о такой зависимости от экспорта углеводородов. Лучше бы, конечно, она была бы у нас поменьше, лучше бы продавать не недра, останки ископаемых животных, которые когда-то обитали на нашей территории, а что-то такое, что мы придумали своей головой и сделали своими руками. Я совершенно уверен в том, что мы можем построить трубоукладчик, не такая уж это сложная технология, там две платформы или две части одной платформы, подземная какая-то сварка, все это несложно. Для страны, которая сумела построить даже первый атомный ледокол всего за 3 года, быстрее, чем американцы, освоить такую технологию, как трубоукладчик в Балтийском море, это не Мексиканский залив, там нет таких штормов, сложности не составляет. Но это будут, конечно, затраты.

Все-таки есть международное разделение труда, и я бы не стал сейчас обвинять Россию в том, что у нас нет современных трубоукладчиков, это все-таки международное разделение труда, без этого никуда не денешься. Посмотрим. Если бы мы сейчас играли в тотализатор, надо было бы поставить, вернется «Allseas» к «Северному потоку – 2», договорившись с американцами, или не вернется? Потому что а вдруг на сжиженный газ, который в США хотят поставлять в Европу, тоже наложат санкции в отместку за то, что они не дают Германии получать дешевый природный газ из России? Такое же возможно? Возможно.

Посмотрим, надо делать ставки. Мне почему-то кажется, что этот самый «Летучий голландец» вернется и проложит последние 100 километров, иначе это будет как-то странно, несерьезно, не по-деловому. Американцы, я думаю, сменят гнев на милость, когда получат какой-то выгодный контракт по сжиженному газу в Европе, тогда они вздохнут свободно, газовая атмосфера лечит.

Есть еще третья тема, мы, кстати, думали, о чем сегодня еще поговорить, но в каком-то этом внутреннем тренде победил опять президент Лукашенко, недавно мы рассказывали о его встрече в Сочи с президентом России, потом они встретились еще в Санкт-Петербурге, вроде бы договорились о поставках газа и нефти, может быть, будет еще одна встреча, может быть, что-то еще надо уточнить. Но вчера Александр Григорьевич выдал сногсшибательное интервью… Впрочем, все его интервью отличаются именно этим качеством.

Александр Денисов: Но его газ портит, Сергей, его не лечит атмосфера, ему она, наоборот, портит настроение.

Сергей Лесков: Невозможно не заметить, невозможно не прокомментировать. Самое интересное из того, что он сказал. Кстати, так уж по цифрам, в следующем году Белоруссия получит 22 миллиарда кубометров газа, фактически это половина «Северного потока – 2», так чтобы понимать, и 25 миллионов тонн нефти, очень много. Я не могу не сказать, что собственные потребности Белоруссии 6 миллионов тонн нефти, сами они добывают 1,5, зачем им 25?

Александр Денисов: Классическая история с реэкспортом еще с советских времен.

Сергей Лесков: Да, зачем тебе, друг, столько нефти, если сам ты потребляешь только 20% того, что ты покупаешь у России? Но дружба, дружба, потому что в Белоруссии есть нефтеперерабатывающие заводы, которые делают нефтепродукты, и он их продает в Голландию, о которой мы сегодня говорили, в Германию, о которой мы сегодня говорили, и в Великобританию, о которой мы еще ничего не сказали, ну вот она и появилась.

Александр Денисов: Вся Восточная Европа в советский период этим занималась: мы им поставляли…

Сергей Лесков: Есть даже подсчеты, что 45% ВВП Белоруссии формируется за счет экспорта, а треть белорусского экспорта – это нефтепродукты фактически из России. То есть Россия дарит Белоруссии 10–12% белорусского ВВП, который составляет 52 миллиарда долларов в год, то есть порядка 6 миллиардов мы перекладываем из своего кармана в белорусский карман за то, что дружим с Белоруссией. При этом мы все время возмущаемся, что Россия прощает долги странам, о существовании которых мы узнаем только в тот момент, когда мы им прощаем долг, какие-то далекие, песни о которых могут петь только романтические барды, а вот Белоруссия, наш ближайший друг, каждый год 6 миллиардов. Ну нормально, может быть, так и надо, потому что, в общем-то, это некоторый политический и военный союз. Но в последнее время в российском руководстве преобладают другие настроения, что, в общем-то, экономический союз и политический союз должен быть более тесным.

Лукашенко об этом говорил, и он сказал, что вот тут у вас есть три трубы-нефтепровода «Дружба», по которому 70 миллионов тонн нефти идет на Запад, а две ветки я себе заберу и обеспечу реверс нефти из Польши, а в Польше есть очень крупные нефтяные терминалы, туда даже из Саудовской Аравии нефть приходит, вот я, говорит, и буду теперь по этим реквизированным трубам, которые построены были во времена СССР, гнать себе нефть. А России из 70 миллионов тонн нефти останется только одна труба на 20 миллионов. Хорошее заявление, несколько это противоречит тем цифрам, о которых я сказал.

Что еще Александр Григорьевич сказал? Да, при этом он, конечно, распинался по поводу дружбы с Россией, о том, что никогда ни Россия, ни Белоруссия не будут воевать друг с другом. Интересную вещь он сказал, что для России потерять Белоруссию хуже, чем кусок России, броское заявление, об этом можно подумать, смотря какой кусок России, как это вообще можно сравнивать, как можно сравнивать…

Александр Денисов: Что за абстрактный кусок вообще?

Сергей Лесков: Ну, в общем, это такое… Да, сказал по поводу Украины, что Украина, буквально цитирую, сама подставилась под нынешний конфликт, потому что буквально «стали русских душить, и возникли проблемы с русским языком», слово «душить» сказал президент Белоруссии. Сказал, что он не будет встревать в драку двух братьев, имея в виду Россию и Украину, а он третий брат, но встревать не будет…

Александр Денисов: Еще отметил, что Крым-то он не признал все-таки.

Сергей Лесков: Да, про Крым он сказал, когда украинцы допытываются у него о его отношении к Крыму, чей Крым, он сказал: «Ну скажите, если Крым – это неотъемлемая часть Украины, то сколько украинцев пало в борьбе за Крым, когда его захватила Россия?» Ответом ему было молчание. Ни один из украинских патриотов почему-то, защищая свою исконную территорию, не пал смертью храбрых. Сказал, что в Белоруссии смертная казнь по-прежнему применяется, едва ли не последняя страна в Европе, где есть смертная казнь. Он сказал, что смертная казнь, которая поддержана референдумом Белоруссии, есть лучшее предупреждение подонкам. Я думаю, что значительная часть народонаселения в любой стране это поддерживает, но есть и другие высшие гуманные соображения. Я советую почитать это интервью.

Конечно, он очень талантливый политик, это звучит в каждом его слове. Насколько он умеет заигрывать с мнениями своих избирателей, сказать трудно. Кстати, он согласился с тем, так я понял, что Зеленский, президент Украины, похож на молодого Лукашенко своим мировоззрением, поступками. Но так или иначе, если сравнивать пути Украины и Белоруссии, я должен сказать, что на постсоветском пространстве стабильность удалось сохранить только в тех странах, которые сохранили добрые, тесные отношения с Россией. Если страна разошлась по тем или иным причинам с Россией, то она впала в состояние политической и экономической разрухи 100%.

Александр Денисов: Зрители, Сергей.

Анастасия Сорокина: Московская область, Юрий. Здравствуйте.

Зритель: Добрый вечер.

Анастасия Сорокина: Добрый вечер. Говорите, пожалуйста.

Сергей Лесков: Добрый вечер.

Зритель: Я вот не понимаю, почему мы кормим индейцев, кормим африканцев, кормим Иран, кормим Индию, кормим арабов, мы не хотим кормить братский действительно народ, который действительно остался единственной транзитной страной, давним нашим торгово-экономическим партнером с Европой. У Лукашенко гораздо больше козырей, чем у российской стороны. На его территории находятся два военных объекта, у которых скоро может закончиться срок аренды, и батька сказал, что он может вышвырнуть эти объекты, которые считаются гражданскими, что пагубно скажется не только на безопасности России, но и ДКБ. Тем более батька заявил, что никакой интеграции не будет, потому что Белоруссия не будет лишаться своего суверенитета, независимости и независимой внешней политики.

Александр Денисов: Скажите, а каких индейцев и какой Иран мы кормим? Я не очень понимаю, с каких пор мы стали кормить Иран.

Зритель: Два месяца назад был выделен очередной кредитный транш 15 миллиардов долларов таким государствам, как Индия, Иран и Турция. Поэтому не надо говорить, что мы как бы никого не кормит, продолжаем списывать долги тем же африканским странам, когда Китай, например, за задолженность берет и…

Сергей Лесков: Разрешите, я отвечу на ваш вопрос. Мне кажется… Знаете, в английском языке есть такое слово «messy», но это не гениальный аргентинский футболист, а «messy» – это беспорядок, вот что-то такое в вашем вопросе присутствует. Во-первых, кредиты, которые были выданы странам, перечисленным вами, Индии, Ирану и Турции, эти страны далеко не бедствуют, они входят…

Александр Денисов: Процветают похлеще нашего, конечно.

Сергей Лесков: …в процветающие. Это обычная мировая практика, когда заключаются контракты, очень часто то, что закупают в данном случае у России или у Америки, идет в расчет кредитов, потом эти деньги возвращаются. Индия процветающая страна, как, кстати, и Турция, ну что вы говорите такое? Кроме того, если вы говорите о том, что мы кормим индейцев, кого вы можете назвать?

Александр Денисов: Может быть, Венесуэла подразумевалась?

Сергей Лесков: Венесуэла? Если вы говорите про Венесуэлу, то вы знаете, что та же Белоруссия, о которой вы говорите, добывает нефть, 1 миллион, по-моему, в Белоруссии же есть нефть, там 8 миллионов тонн нефти в год добывали, но они исчерпали свои скважины, сейчас 1,5 миллиона добывают. Нефтяники-то остались, куда они поехали? Они поехали в Венесуэлу. Венесуэла и Белоруссия имеют нефтяные контракты, Белоруссия кормит «индейцев», о которых вы сказали. Все в мире взаимосвязано, это очень сложные вопросы.

Что вы, значит, еще сказали? По поводу того, что Россия участвует в поддержке других стран? – да все страны участвуют в поддержке тех стран, которые находятся на грани вымирания. Такие страны на самом деле есть, это наше обязательство, взятое в рамках нашего участия в ООН и в Международном валютном фонде, там все страны, которые входят в мировые лидеры, а у России ВВП по паритету покупательной способности, я вам напомню, вторая страна в Европе и 11-я в мире, мы не так бедны, как часто говорят некоторые критики. Поэтому в рамках наших международных обязательств мы поддерживаем страны, которые находятся на грани вымирания, голодной смерти. Здесь и медицинская помощь, и продовольственная. Это нормально, это наш христианский долг.

Александр Денисов: Спасибо, Сергей.

Сергей Лесков: Пожалуйста.

Анастасия Сорокина: Это были «Темы дня».

Сергей Лесков: О христианском долге я не мог не сказать, поскольку все-таки Рождество у многих православных сегодня.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)