Сергей Лесков: Не могут национальные элиты быть такими равнодушными к общей беде. Если они не живут интересами народа, пусть отойдут в сторону и вернут добро!

Сергей Лесков: Не могут национальные элиты быть такими равнодушными к общей беде. Если они не живут интересами народа, пусть отойдут в сторону и вернут добро! | Программы | ОТР

удалёнка, коронавирус, санкции, олигархи, карантин

2020-03-18T21:42:00+03:00
Сергей Лесков: Не могут национальные элиты быть такими равнодушными к общей беде. Если они не живут интересами народа, пусть отойдут в сторону и вернут добро!
Новые схемы обмана с банковскими картами. Вакцинация продолжается. На что тратим деньги. «Всё включено» по-русски. Как сдержать цены? Чем питаются школьники. Отмена крепостного права. Цифровая школа
Как сдержать цены?
Наталья Починок: Никакие профессии не умрут, они просто будут иметь всё большую цифровую составляющую
Внимание – мошенники!
Россию XVIII века от любой европейской страны отличал громадный культурный раскол общества, в котором одна часть не понимает, как живет другая
Что у школьника в тарелке?
ТЕМА ДНЯ: Продукты накрыло цунами цен
«Всё включено» по-русски
Траты растут! Покупаем больше или платим дороже?
Прививка от ограничений
Гости
Сергей Лесков
Обозреватель

Оксана Галькевич: Но без Сергея Лескова, я уверена, мы не сможем абсолютно.

Константин Чуриков: Безусловно, безусловно.

Оксана Галькевич: Удаленно никогда. Обозреватель ОТР Сергей Лесков уже в студии. Сергей, здравствуйте.

Константин Чуриков: Здравствуйте, добрый вечер.

Сергей Лесков: Добрый вечер. Я сижу на расстоянии шепота.

Константин Чуриков: Мы сидим на расстоянии метра друг от друга, как положено.

Оксана Галькевич: Расстояние как раз, да, сидим всегда...

Сергей Лесков: Удаленная работа напоминает, конечно, известные стихи «Большое видится на расстоянии». Может быть, это поможет разглядеть скрытые дарования сотрудников, которые удалились на расстояние? Хотя есть, конечно, множество видов работ, которые немыслимы по крайней мере пока в таком удаленном доступе, – например, повар.

Константин Чуриков: Вряд ли.

Сергей Лесков: Вряд ли, да?

Оксана Галькевич: Нет, ну а почему? Если есть сервис доставки, например...

Константин Чуриков: Но кто-то же должен приготовить, Оксана.

Оксана Галькевич: Так он работает там удаленно, а доставка приносит.

Сергей Лесков: Доставка-то, да, может робот дотащить, это известно, робот FEDOR.

Оксана Галькевич: Или вы под поваром имели в виду, я не знаю, жену, которая готовит?

Сергей Лесков: Нет, жена – это не робот, не знаю, Оксана, откуда у вас такие представления.

Константин Чуриков: Жена – это не повар, в конце концов, это ты должна сказать.

Оксана Галькевич: И жена удаленная – это вообще не дело, я вам скажу.

Сергей Лесков: Кстати, мы на эту тему поговорим, это интересный поворот, удаленная работа – это неконкретные аспекты семейных отношений.

А пока о немецком парламенте. Вообще, вы знаете, я прежде всего хочу сказать, что, конечно, коронавирус – это проверка на вшивость, хотя, в общем-то, это другая болезнь, но вшивость, вы понимаете, в таком переносном значении. Коронавирус заставляет пересмотреть многие и многие устоявшиеся, традиционные и незыблемые ориентиры. Ну вот, например, санкции против России. В немецком Бундестаге началась дискуссия на эту тему, и депутат, причем из комитета по международным отношениям, сказал, что в условиях коронавируса, пандемии всемирной люди и государства должны помогать друг другу, а не давить друг друга санкциями. Конкретно Германии, сказал он, надо было бы и Евросоюзу отменить санкции против России, потому что они бьют не только по России, но и по немецким гражданам. Есть, кстати, цифры на эту тему: потери Германии, – а это самый крупный партнер торговый России, – 700 миллионов евро каждый месяц. Ну понятно, если это разделить на всех бизнесменов, в общем-то, достаточно ощутимо. Это 40%, ну практически половина европейских потерь.

Кстати, недавно, на этой неделе и президент Путин высказался на эту тему: он сказал, что плевать нам на эти санкции, мы потеряли 50 миллиардов евро, но сумели их компенсировать. Надо сказать, что Россия-то продает в Европу что? Углеводороды, как продавали, так и продаем, вроде бы даже больше, а Германия не может продавать в основном наукоемкие товары, которые запрещены этими санкциями. Все бы хорошо, все бы хорошо, если бы не биография этого замечательного депутата Бундестага. Его зовут Вальдемар с любимой фамилией для нас Гердт. Он родился в Казахстане, был комсомольцем, даже секретарем комсомольской организации, служил в армии, в прошлом году побывал в Крыму, побывал в Западной Сибири. Ну понятно, этот человек...

Константин Чуриков: ...токсичный для немцев человек, да?

Сергей Лесков: Нет, ну почему же токсичный? Он же депутат.

Константин Чуриков: Ну с их точки зрения, да.

Сергей Лесков: Но он, правда, депутат от радикальной партии «Альтернатива для Германии». Но он там не один, такие мнения распределяют и другие. Кстати, Вальдемар, я думаю, когда он жил в Казахстане, его звали иначе, я думаю, его звали Владимир, еще более дорогое нам имя, чем фамилия Гердт. Но тем не менее, видите, дискуссии на эту тему ведутся.

Да, это проверка на вшивость, на этот раз на вшивость Бундестага. Но вот как мы уверены, что Рейн впадает куда, в Северное море, так вот я совершенно уверен, что Меркель не даст отменить эти санкции в обозримые годы, как бы ни бушевал этот самый страшный коронавирус, как бы он ни приносил ущерб товарообороту России и Германии... Но ведь не только Россия попала под санкции, в России-то коронавируса нет, сами справимся, задушим его, а вот есть страна Иран, в Иране десятки, по-моему, там даже уже и сотни погибших людей, и на самом деле санкции, которыми окружен Иран, гораздо более жесткие. Ну так помогите Ирану.

Константин Чуриков: Вчера уже, кстати, один из сотрудников нашего Министерства иностранных дел как раз выступил с такой речью, что США просто следовало бы как-то снять эти санкции.

Сергей Лесков: Да. Ну если вы говорите, что вся политика Запада проникнута духом гуманизма и уважения к правам человека, всякое такое, пятое-десятое, перечислять в данном случае неудобно, ну так, если вы такие гуманисты, проявите гуманизм к Ирану. Там нет медикаментов из-за того, что в бюджете страны нет денег. Если американцы не хотят это делать, ну американцам вообще все по барабану, кроме их собственных проблем, то пусть Европа выйдет из этих антииранских санкций. Ну? Или кишка тонка? Это тоже проверка на вшивость.

Вообще на самом деле международные отношения в условиях коронавируса, конечно, претерпевают большое, ну я не знаю, какое-то напряжение. Это какой-то эксперимент на статистическое напряжение, как там балки строительные испытывают. Вот все говорили о глобализме, глобализм – это некая система, где у всех одни и те же интересы, «возьмемся за руки, друзья, помогаем друг другу». А что, европейские страны друг другу помогают? Ни одного случая взаимодействия по борьбе с коронавирусом нет, ну на самом деле я не слышу.

Константин Чуриков: Пока только китайские врачи прибыли в Италию, там помогают, маски...

Сергей Лесков: Да-да, но китайцы же не состоят в Евросоюзе.

Константин Чуриков: Да.

Сергей Лесков: По крайней мере так мне кажется, нет?

Константин Чуриков: У нас есть звонок, давайте сейчас Николая из Пензы выслушаем, потом продолжим. Николай, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Что скажете или о чем спросите Сергея Лескова?

Зритель: Ну я хотел вот с Лесковым немножко про санкции, про коронавирус. Вот смотрите, как мы сразу обрадовались, что кто-то сказал в Германии, что санкции отменяются, а Путин говорит: «А нам наплевать на эти санкции». Только мне кажется, в каком направлении плевать-то надо? Как бы себя не оплевать, вот в чем вопрос-то, плевки-то надо правильно направлять, это раз.

Вот второе, значит. Может, надо санкции даже, нам, может, даже санкции и коронавирус, может, даже нам и помогут, хотя это цинично, конечно, сказано.

Константин Чуриков: Так.

Зритель: Ну смотрите, прекратятся разные форумы, где проедаются деньги налогоплательщиков...

Сергей Лесков: Ну мы говорили об этом вчера.

Зритель: Ну правильно говорили.

Константин Чуриков: А как еще нам это поможет, Николай?

Зритель: Как это нам поможет? А зачем лишние деньги разбазаривать, если никакой пользы от этих форумов нет для народа?

Константин Чуриков: Ну про форумы понятно, я думал, вы еще что-то назовете.

Сергей Лесков: Ну, Николай, ваша позиция понятна. Надо сказать, что вы выдергиваете слова президента Путина из контекста. Да, он сказал «да и наплевать», но, в общем-то, он же развил эту мысль, он сказал, что мы включили мозги и сумели компенсировать. Нет, конечно, нам не наплевать и 50 миллиардов евро на дороге не валяются, это понимает даже олигарх, так что, в общем, вы просто выдергиваете из контекста эти слова. Нам, нам, конечно, было бы лучше, если бы не было санкций, это совершенно очевидно.

Между прочим, есть буквально последнее, днями назад исследование социологов, которые говорят следующее, это любопытные цифры: половина наших граждан не чувствуют на своей жизни каких-то там последствий этих санкций, но значительно больше половины хотели бы восстановить нормальные отношения с Западом. Подобные опросы есть и в Германии, больше 50% немцев против ухудшения отношений с Россией, вопрос ставился так, из-за Украины. Это очень показательно. Но одно дело мнение бюргеров или наших обывателей, а другое дело мнение политиков. Еще раз: скорее Рейн изменит течение, повернет на юг и впадет в Средиземное море, чем Меркель отменит санкции, надо отдавать себе в этом отчет.

Константин Чуриков: А с точки зрения игры на повышение, ну как сказать, стабильности на рынке? Ну чтобы нефть так не падала? Вот давайте представим, завтра, фантастика, Трамп, Меркель, все-все-все говорят, что отменяют санкции против России, против Ирана, против кого там еще, Северной Кореи, – что, это сыграет на, как сказать, улучшение какого-то климата?

Сергей Лесков: Да, Костя, вопрос совершенно корректный, я на него отвечаю. Почему, по моему убеждению, необходима какая-то координация мировых лидеров в борьбе с нынешними проблемами? Дело в том, что нынешний кризис сочетает несколько угроз: не только нефть, которую вы назвали, но это и коронавирус, это и невозможность уже годами найти общую точку, прийти к единой точке зрения по разным таким горячим локальным конфликтам; это изменение равновесия в евроатлантизме между США и Европой. Очень много таких нерешенных вопросов, и одну проблему выделить невозможно. Поэтому на самом деле здесь необходима координация. И, как сказала Оксана Глебовна, да, принято решение о проведении некоего, а еще мир такого не видел, вообще во всех странах Большой двадцатки, G20, есть эти самые возможности для онлайн-конференций...

Константин Чуриков: Ну Интернет есть везде, в Большой двадцатке точно.

Сергей Лесков: Везде есть Интернет.

Константин Чуриков: И не только там.

Сергей Лесков: Где-то выключают, вот в Китае же выключают какие-то социальные сети, но так или иначе. Вот вроде бы... Кстати, председательствует Саудовская Аравия в этом году в G20, по вине именно Саудовской Аравии, этого достопримечательного принца Мухаммеда и состоялся обвал цен.

Константин Чуриков: Именно Саудовская Аравия?

Сергей Лесков: Нет, не только, опять вы упрощаете все время, нет, не только.

Константин Чуриков: Нет, я специально задаю наводящий вопрос.

Сергей Лесков: Нет, не только, но он же играет первую скрипку, он там заказывает музыку в ОПЕК. Ну и таким аккордом... Костя, если я неправильные музыкальные термины употребляю, вы поправьте меня.

Константин Чуриков: Почему? Аккорд, так.

Сергей Лесков: И таким, значит, би-бемолем прозвучало, конечно, то, что Черногория, маленькая, но гордая страна, взяла в заложники тысячу российских туристов под тем предлогом, благородный предлог, что авиасообщение Черногории со всем миром прервано, чтобы не разносить.

Константин Чуриков: Вот срочная молния, слава богу, МИД РФ заявил, что разрешила она вывезти.

Сергей Лесков: Да, я знаю, продавили. Но в любом случае сутки ситуация висела подвешенной, из гостиниц тысячу наших сограждан выселили, никуда поселить не разрешили, а там же больные люди, многие там онкобольные были с детьми, деньги у них заканчивались несмотря на то, что они заплатили за отдых. Удивительно просто. С Черногорией у нас исторически, с XIX века, а то и раньше, были очень близкие отношения, но в очередной раз очередные братушки проявили, конечно, такое бессодержательное равнодушие к нашим гражданам. Я не знаю, как... Без ответа это, конечно, оставлять нельзя.

Оксана Галькевич: Ну а какой здесь может быть ответ? Это сложно сказать...

Сергей Лесков: Не надо торопиться.

Оксана Галькевич: Тем временем ВОЗ сообщила о том, что уже более 200 тысяч человек заразились коронавирусом...

Сергей Лесков: Где?

Оксана Галькевич: По всему миру, ВОЗ.

Сергей Лесков: По всему миру, да.

Константин Чуриков: И тем временем нам звонит Владимир из Ростовской области, давайте выслушаем Владимира. Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте, здравствуйте, «ОТРажение». Мне так нравится ваша передача, я каждый день буквально внимательно вас слушаю. Без рекламы, без... Ну просто шикарно!

Константин Чуриков: Стараемся, Владимир, стараемся.

Сергей Лесков: Мы сами себя рекламируем.

Оксана Галькевич: А сейчас перейдем на удаленку, смотрите только «ОТРажение».

Константин Чуриков: Оксана шутит.

Зритель: Вы знаете, я хотел бы с Сергеем Лесковым согласиться. Да, вот сейчас как раз время проверить всех на вшивость. Вот все западные страны сейчас друг от друга отвернулись, огородились этими заборами, кордонами и прочее, прочее. А вот нашим олигархам и миллионерам это пример, чтобы вернуться со своими деньгами и заняться страной, именно заняться этим коронавирусом, вот пример живой им для подражания, чтобы понять, как наша страна велика, как...

Сергей Лесков: Хорошо, давайте поговорим тогда на тему, которую вы поднимаете, она представляется чрезвычайно актуальной. Кстати, вы сказали слово «деньги», Всемирная организация здравоохранения предупреждает все население планеты Земля об опасности наличных денег.

Константин Чуриков: Так, секундочку, можно развенчаем этот миф? Дело в том, что Всемирная организация сегодня отдельно заявила, что она такого не говорила.

Сергей Лесков: Не говорила?

Константин Чуриков: Знаете, кто это говорил?

Сергей Лесков: А кто?

Константин Чуриков: Это Роспотребнадзор, такие прекрасные есть люди...

Сергей Лесков: Ну это значительно более авторитетные...

Константин Чуриков: Они вот так вот, понимаете, в силу своего профессионализма вот так вот понимают Всемирную организацию здравоохранения.

Сергей Лесков: Я так волнуюсь.

Оксана Галькевич: Костя на самом деле напряжен, потому что он не любит все вот эти вот банковские карточки, электронные сервисы...

Сергей Лесков: Не любит, да?

Константин Чуриков: Конечно.

Оксана Галькевич: Но говорят, что вирус живет, Костя, на разных поверхностях от нескольких суток до нескольких часов.

Сергей Лесков: Сейчас кто-нибудь предупредит об опасности карточек еще.

Константин Чуриков: Да-да.

Оксана Галькевич: Так что смотри, чтобы не чихал кто-нибудь на твою зарплату.

Сергей Лесков: Вообще, Костя, я хочу напомнить выражение всемирно известного немецкого поэта о том, что деньги – это помет дьявола, и если коронавирус нам поможет это понять, то, в общем-то, это даже к лучшему, мы будем мудрее, философами.

Константин Чуриков: А кока-кола – кровь Микки Мауса, да, ага.

Оксана Галькевич: А может, коронавирус поможет нам удобрить почву, понимаете, чтобы на ней что-то новое выросло наконец?

Сергей Лесков: В общем, философы веками говорили о вреде и опасности денег, ну вот, наконец, то ли ВОЗ, то ли Роспотребнадзор.

Итак, о нашей элите и наших олигархах. На самом деле и здесь тоже проверка на вшивость. Мы знаем, что правительство выделило довольно большие по российским меркам деньги, 300 миллиардов рублей, на борьбу с коронавирусом. Наверное, будут поддержаны малый и средний бизнес, наверное, выстроится очередь из уважаемых представителей крупного бизнеса, которым невозможно отказать. Ну вот о чем я не слышу, так это о том, чтобы какие-то пожертвования и акции милосердия, благотворительности проявляли наши олигархи. Как в космос наши миллиардеры в отличие от американцев, кстати, не летают, на земном приколе сидят, так и здесь они сидят на земном рациональном приколе и никак не участвуют в этой общей беде. Есть, кстати, версия о том, что коронавирус – болезнь богатых.

Константин Чуриков: Серьезно?

Сергей Лесков: В Европе, например, выявлен очаг, это горнолыжные курорты, потому что там горнолыжники все забиваются в маленькие кафе и отмечают удачный спуск с горы. Нет, это факт на самом деле, и в Австрии, и в Германии, и в Норвегии, и в Исландии проведены эти исследования, и эпицентр выявлен. Тироль закрыт, ну это факт просто.

Константин Чуриков: Интересно.

Сергей Лесков: Тут не поспоришь, да. Ну да...

Оксана Галькевич: Так и в Италию наши люди на такси не ездят.

Константин Чуриков: То есть это такой, получается, не коронавирус, а просто революционер какой-то.

Сергей Лесков: Ну да, могильщик буржуазии. Но дело в том, что, может быть, заболевают и эти люди, а потом инфекция разносится по всем гражданам. Это общая беда, и бороться с ней можно только сообща, отсидеться за рублевскими соборами... заборами...

Оксана Галькевич: «Соборами» – это очень хорошо.

Константин Чуриков: Хорошая оговорка.

Сергей Лесков: Там есть и церкви в некоторых рублевских имениях. И что они там обсуждают за рублевскими заборами, как не заразиться от своих слуг? Наверное, это. Итак, это общая беда. И если в западном обществе, которое страдает многими и многими проблемами, мы знаем случаи рациональной и разумной щедрости...

Вот, например, этот самый Джек Ма, который постоянно приезжает на российские форумы и даже председательствует на них, основатель и владелец Alibaba, – он пожертвовал какие-то невероятные деньги на разработку вакцины. Когда в Ухане был пик кризиса, он разослал всех эмиссаров по всем странам мира, чтобы они скупали медицинские препараты и маски и привозили их в Китай. Крупные пожертвования делают Билл Гейтс, ну я не буду называть эти суммы, они десятками миллионов долларов исчисляются, там масса футболистов, начиная с небезызвестного Криштиану Роналду, многих...

Оксана Галькевич: Кстати, отдал свои отели под клиники, под больницы для заболевших коронавирусом.

Сергей Лесков: Даже Марк Цукерберг при всей сомнительности этой персоны тоже пожертвовал несколько десятков миллионов долларов. У нас хотя бы один подобный пример есть?

Константин Чуриков: Узнаем после того, как выслушаем Геннадия из Великого Новгорода. Геннадий, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Геннадий?

Зритель: Да-да, день добрый. Я вас слышу хорошо.

Константин Чуриков: Добрый вечер. Да, пожалуйста.

Зритель: У меня буквально несколько вопросов. Когда вот у нас разговоры идут, коронавирус, я считаю, да, это серьезно, но не столь, а вот когда у нас говорят о повышении ВВП, которого, извините, мы не видим, хотя ездим по городам, когда по телевидению говорят, что уже 70% у нас среднего класса, что, сами понимаете, сомнительно... Но о том, что... До тех пор, пока мы не будем развивать свое производство, у нас ничего не будет. То, что слегка поднялось сельское хозяйство, – это слава богу, хорошо. Но если мы будем дотировать так называемые, когда вы говорите о малом и среднем бизнесе, ну вы понимаете, это просто лукавство.

Сергей Лесков: Какое отношение имеют ваши, без сомнения, справедливые слова к тому, что мы обсуждаем?

Зритель: А вот только что сейчас говорили о предпринимательстве, что там помогают Гейтс и прочие, все очень правильно. Только вот наших я вижу по телевидению, ежедневно «помогите ребенку», «помогите ребенку», и бешеные зарплаты госчиновников.

Константин Чуриков: Значит, что-то у нас работает не так.

Сергей Лесков: Ну так вот, с вами нельзя не согласиться, просто, как говорил чеховский персонаж Гаев, вы, по-моему, несколько перпендикулярны тому, что мы обсуждаем, хотя вы правы, без сомнения.

Ну так вот, я, кстати, в социальных сетях видел забавную дискуссию, мне показалось, что это троллинг. Один из уважаемых политиков написал о том, что один из крупнейших российских олигархов, нефтяных олигархов пожертвовал свою годовую зарплату на борьбу с коронавирусом. Разгорелась бурная дискуссия, примерно 99%, как их называют, пользователей в это не поверили. На самом деле я совершенно уверен, что это социальный троллинг и на самом деле, в общем-то, не слышно ни одного случая, чтобы эти люди... Знаете, у них есть такой термин «присесть на господряд». Вот эти вот люди, которые присели на господряде и разбогатели на наших с вами ресурсах, когда случилась общая беда, они отошли в сторонку, они спрятались за забором. Конечно, там медицина другая, и у них есть гораздо больше возможностей предохраниться, а потом вылечиться, тут просто сомнений нет в случае плохого.

Оксана Галькевич: Сергей, ну а как эти ситуации... ?

Сергей Лесков: Но из всего этого... Сейчас, Оксана. Из всего этого следует, что мы не живем общей жизнью и что... Есть такой духоподъемный термин «скрепы» – и скрепы у нас разные, получается, да? Да, у русского народа есть скрепы, мне это выражение не нравится, но там-то, за этими заборами, скрепы другие. У нас разная беда получается, разные проблемы, оттуда никакой помощи нет.

Оксана Галькевич: Сергей, но вот, понимаете, как нашим олигархам, нашим вот этим вот элитам стать Джеками Ма, Цукербергами? Как, собственно, дойти до вот такой модели поведения, как это делают их коллеги за границей? Понимаете, что, я не знаю, Путин должен топнуть ногой, еще кто-то? Я сейчас просто не знаю, какие у нас еще важные...

Сергей Лесков: Нет, это вопрос личного выбора, вопрос личного выбора. Они разбогатели в большинстве своем в 1990-е гг...

Оксана Галькевич: Ну мы сейчас что, к совести призываем? Мы поняли, там...

Сергей Лесков: Нет, я ни к чему не призываю, это бесполезно.

Оксана Галькевич: ...дефицит, да. А что нам делать?

Сергей Лесков: Призывать к совести... Призывы к совести бесполезны в 120% случаев.

Оксана Галькевич: В 147 тогда.

Сергей Лесков: В 147, да.

Константин Чуриков: В 146 тогда.

Оксана Галькевич: А, да? Да, простите, спасибо.

Сергей Лесков: Если у человека есть совесть, то обращаться к ней не надо. Совесть – это некий инструмент души, который вызывается к жизни внутренними порывами и струнами, а вовсе не обращениями извне. А извне – это уже стыд называется. Но у них нет ни стыда ни совести.

Оксана Галькевич: Ага.

Сергей Лесков: Ну что поделать? Кстати говоря...

Оксана Галькевич: Как «что поделать»? Отпустить эту ситуацию, пусть так и будет?

Сергей Лесков: Все такие люди, у нас такие богачи. Я уже говорил, по-моему, неделю назад, что вот эти вот крупные российские бизнесмены, для того чтобы их жизнь состоялась, нужно два качества – это жадность и проворство, потому что... При этом первое качество важнее второго, потому что если украл мало, то посадят. Вот в данном случае это тоже проверка на вшивость, и я думаю, что, может быть, грянет какой-то гром, и после того, как этот коронавирус будет задушен и пойман в мышеловку, у нас состоится какое-то обновление элит. Не могут быть национальные элиты столь равнодушными к общенациональной беде. Ну если они не живут проблемами всего народа, это не элита, тогда уйдите в сторону и отдайте добро, на которое вы присели.

Константин Чуриков: Мы еще посмотрим, кто и как разбогател за это время.

Сергей Лесков: Да, тоже это известно. На войне богатеют те, кто в ней не участвуют, как известно, такое есть.

Ну вот. Все-таки давайте на наш этот самый низкий уровень спустимся. Конечно, одна из проблем, еще тоже проверка на вшивость – это товарный дефицит, товарный голод. Еще недели 2 назад я говорил, что такой вариант не исключен. И вот случилось, да, во многих магазинах по крайней мере в Москве, не знаю, как там в Иркутске и в Саратове, люди сметают полки. До такого, как в Америке, конечно, не доходит.

Константин Чуриков: Можно мы сейчас всех успокоим? Я второй раз за эфир процитирую статью «Коммерсанта», вот только что буквально вышла: «Покупатели успокоятся через неделю: замглавы Минпромторга считает, что россиянам уже негде хранить гречку».

Сергей Лесков: Ага.

Константин Чуриков: Ну все уже.

Сергей Лесков: Вы знаете, что в России зафиксирован первый случай смерти от коронавируса?

Константин Чуриков: Нет...

Сергей Лесков: На гражданина Хмельницкого в гараже упал 200-килограммовый стеллаж с гречкой.

Константин Чуриков: А-а-а, все, выдохнули, Сергей шутит.

Сергей Лесков: Это не я шучу, это народ шутит.

Константин Чуриков: Ну народ и Сергей вместе.

Сергей Лесков: Мы же никогда не теряем... Ну, кстати, Костя, я бы на вашем месте осторожнее цитировал официальных лиц, потому что есть шедевр Михаила Михайловича Жванецкого, вы не помните его? Я напомню.

Константин Чуриков: Смотря какой.

Сергей Лесков: Однажды в телевизоре появился бледный как смерть министр финансов и заявил...

Константин Чуриков: Да-да-да.

Сергей Лесков: «Финансовый кризис нас не затронет, я вам точно говорю». Население, знающее толк в таких заявлениях, отправилось закупать соль, спички и сахар. На следующий день в телевизоре появился министр торговли и сказал: «Запасы хлеба и товары первой необходимости позволяют нам с гордостью...» – «О-о-о-х», – сказало население и докупило еще муку и крупы, ну и так далее.

Константин Чуриков: Да-да-да.

Сергей Лесков: Ну... Да, мы привыкли к этому, но тем не менее. А давайте мы разберемся, почему тем не менее российские граждане относятся, менее подвержены панике и истерии, чем американские граждане. Мы видели, там километровые очереди, я даже не знаю, километровые ли они, потому что конца не видно. Мало того, что они стоят в супермаркетах за едой, они теперь такие же очереди выстраивают и в оружейные магазины, запасаются кольтами, винчестерами и всем прочим. Зачем, не знаю, отстреливаться.

Константин Чуриков: А в Амстердаме эта очередь за другим... ?

Сергей Лесков: Да. Но у нас такого все-таки нет, хотя есть пустые полки, вне всякого сомнения. Я думаю, что здесь несколько причин. Ну, во-первых, в нашей стране народонаселение привыкло к кризисам. Последние кризисы можно посчитать, это в 1990-х гг., да и в брежневское время вообще ничего не было. В 1990-х гг. был гайдаровский кризис, в 1998 году цены подскочили в 4 раза. Только за последнее время были кризисы... 1998 год я сказал...

Оксана Галькевич: 2008-й, 2014-й...

Сергей Лесков: 2008-й, 2014-й и теперь... Ну то есть мы уже претерпели с кризисом и смотрим на них стоически, философски.

Оксана Галькевич: Да мы расслабиться не можем, претерпели.

Сергей Лесков: Ну да. Ну что, жизнь-то продолжается.

Константин Чуриков: Когда нам говорят «дефолта не будет», мы знаем, что бывает дальше.

Сергей Лесков: Ну да, ну вот. Можно, конечно, будучи экономистом, сравнивать тяжесть испытаний от каждого из этих кризисов, но так или иначе привычка – вторая натура, «Привычка с неба нам дана, Замена счастью она». То есть мы, может быть, даже счастливы, когда кризис наступает, если верить Александру Сергеевичу Пушкину.

Но есть еще одна причина: жирок-то кончился у граждан. Отличие этого кризиса от кризиса 2014 года – сейчас ничего уже в магазинах электроники люди не скупают, деньги кончились. На туалетную бумагу и гречку хватает, а на телевизоры и смартфоны уже не хватает денег, тоже надо в этом отдавать отчет. Кстати, я пока не вижу мер поддержки простых граждан, которые уже объявлены во Франции, в Италии, связанные с квартплатой, заморозкой налогов, еще чего-то. У нас до этого не дошло. Но, впрочем, правительство не обязано реагировать так панически в темпе блиц-партии в шахматы. Может быть, это будет и у нас.

Насколько эффективно действует наше правительство? Ну, здесь, вы понимаете, есть паникеры, а паникеров на войне расстреливали, и есть люди, которые сохраняют здравомыслие. Мне недавно попались на глаза совершенно случайно воспоминания о вспышке черной оспы в Москве в 1959 году, это малоизвестный случай, тогда ведь газеты не были, свободы слова не было. Знаменитый художник Алексей Кокорекин вернулся из Индии, он лауреат нескольких Сталинских премий, и многие его плакаты, он плакатист, всем нам известны. Он там подцепил черную оспу, что в Индии, в общем-то, несложно. Вернулся на день раньше, поехал к любовнице (это у художников сплошь и рядом), потом поехал к своей семье...

Константин Чуриков: У художников это тоже сплошь и рядом.

Сергей Лесков: Тоже сплошь и рядом, ну вот. И на второй день уже у жены он почувствовал себя плохо, его отвезли в Боткинскую больницу, никто ему диагноз поставить толком не мог, и только... Потому что черной оспы не было уже в нашей стране едва ли не сто лет. И вдруг, значит, какой-то там самый старенький врачок сказал: «Батенька, дак это variola vera!» – черная оспа. Вот тогда власти сработали очень быстро: было обнаружено порядка 50 больных, с которыми он контактировал, только трое из них умерли, сам Кокорекин умер. Было сделано 7 миллионов вакцинаций в считанные дни. Конечно, работала милиция, работало КГБ, которое быстро установило всех, ну так по лавинообразной цепочке, с кем там были эти контакты. Только 3 человека умерло от действительно смертельной болезни. Сейчас, конечно, будет любопытно, кто эти еще 2 жертвы, кроме самого художника-плакатиста, – не знаю, можно только гадать, кого покарала судьба.

Конечно, у нас до этого не дойдет. Не надо забывать, что смертность от этого коронавируса проклятого меньше 1%, страдают в основном, как показывает статистика, только очень пожилые люди. Пока действия по карантину, ограничения авиаперевозок и прочее другое, может быть, они идут с некоторым... Может быть, они кажутся кому-то неадекватными, но в данном случае лучше перейти черту, чем не дойти до черты. Кстати, у нас метро не закрыли, а в Киеве-то метро закрыли. Как город Москва жил бы без метро, я просто не представляю.

Ну вот, наконец я не могу не сказать еще об одной теме, которая касается каждого. У нас же каждая семья так или иначе связана со школой, везде есть либо школьники, бабушки, учителя. Трудно даже назвать более такой разветвленный социальный институт, чем школа. Объявлены на 3 недели каникулы. В общем, это тоже испытание на вшивость по очень и очень многим причинам. С кем будут детишки-то сидеть? Кто их будет кормить? Ладно какой-нибудь лоботряс-тинейджер сам найдет в холодильнике, чем себя прокормить, а есть маленькие дети. Сейчас еще закроются детские сады, и к этому, я думаю, все идет.

В общем, это на самом деле большая проблема, и далеко не все мамы и папы могут перейти на дистанционную работу. Вот, например, водители, у нас самая распространенная профессия в стране, мы недавно об этом с юморком говорили, – это водители и продавщицы.

Константин Чуриков: Охранников забыли.

Сергей Лесков: Их меньше все-таки, слава богу, их меньше, но если прибавить росгвардейцев, то тоже было бы нормально. Кстати, росгвардейцы тоже тема, сейчас же запрещены массовые демонстрации какие-то, росгвардейцы в таком непомерном количестве не нужны. Они готовы переквалифицироваться в медбратьев и санитаров? Очень скоро медперсонала будет не хватать. Поскольку в моей семье немало врачей, я могу сказать, что сейчас происходит переквалификация врачей на эпидемиологов и пульмонологов, потому что их явно будет не хватать, и больницы тоже перепрофилируются. А могут росгвардейцы бравые в условиях отсутствия работы, они же не в казармах будут сидеть...

Константин Чуриков: Сергей, вы сейчас все равно пугаете людей, говорите, что больницы обязательно будут переполнены, обязательно...

Сергей Лесков: Я этого не сказал.

Константин Чуриков: То есть это если, да, в случае какой-то очень плохой ситуации? Смягчим.

Сергей Лесков: Ну почему же? Пока наше правительство по части ограничения возможной пандемии... В России же ее нет, у нас порядка 100 только случаев зафиксировано...

Оксана Галькевич: Сто сорок семь на сегодняшний день.

Сергей Лесков: Ну 150, да, работает с опережением, и в больницы привозят тех, у кого есть симптомы. Но это же необязательно коронавирус, потом их могут выписать через 3 дня. Вот, видите, казус художника Кокорекина научил отечественную медицину бдительности. Хороший врач – это прежде всего бдительный врач.

Ну так вот, в общем, да, вы знаете, раньше говорили, что любовная лодка разбилась о быт, а вот теперь, может быть, любовная лодка разобьется о коронавирус.

Оксана Галькевич: О карантин вы хотели сказать, наверное?

Сергей Лесков: Ну карантин, коронавирус, в данном случае вы понимаете, о чем я говорю.

Оксана Галькевич: Нет, одно дело, когда разбивается о нездоровье другого человека, а проблемы такие...

Сергей Лесков: Мы же, понимаете... Оксана, вы же согласитесь, мы живем в бетонных муравейниках, это американцы живут в загородных коттеджах, где можно подняться от опостылевшей половины на второй этаж, уйти на лужайку, еще куда-нибудь...

Константин Чуриков: На чердак.

Оксана Галькевич: А вы высокого мнения об институте брака, Сергей, я смотрю.

Сергей Лесков: Да нет, я просто смотрю правде в глаза. Не я же сказал, что любовная лодка разбилась о быт. Вот когда вся семья вынужденно будет целые сутки сидеть в четырех стенах...

Оксана Галькевич: Бывали в кораблекрушениях?

Сергей Лесков: ...к чему это приведет? Это не мое мнение. В Китае, Южной Корее и Японии, где перешли уже на эту самую дистанционную работу и дистанционное обучение, уже зафиксирован рост статистики разводов. Многие японские женщины, которые вынуждены сидеть дома и стали такими новоиспеченными домохозяйками, жалуются на депрессию и угнетение, а японские социологи и психологи говорят, что эта депрессия приняла уже массовый характер. Такое возможно и в России, потому что мы тоже, как японцы и китайцы, живем в бетонных муравейниках, к этому тоже надо быть готовым. И я призываю все-таки людей, которые перешли на удаленку, быть более терпимыми в семейных отношениях.

Константин Чуриков: Может быть, какие-то лайфхаки есть, что-то конкретное посоветуете?

Сергей Лесков: Вы имеете в виду бесплатные порносайты, как в Италии?

Константин Чуриков: Я не знаю.

Сергей Лесков: Ну, сделать можно бесплатное телевидение, у нас же... Не телевидение то есть, а вот эти вот фильмы, есть кабельные каналы...

Константин Чуриков: Уже делают, Сергей.

Сергей Лесков: Уже делают? Ну вот.

Оксана Галькевич: Есть бесплатные 10 каналов в первом мультиплексе, на 9-й кнопке Общественное телевидение России.

Сергей Лесков: Вы знаете, Оксана, я понимаю, у вас нет времени смотреть телевизор, как, впрочем, и у меня, там гоняют одни и те же фильмы, я просто знаю.

Константин Чуриков: Смотреть бесплатные сайты, Оксана.

Сергей Лесков: Невозможно, с ума сойдешь смотреть одно и то же. Ну вот мы буквально попали в сеть, которую набросил на нас коронавирус, и у меня даже есть такая моя собственная версия, можете соглашаться или не соглашаться с ней...

Константин Чуриков: Сергей, времени мало, да, говорите, пожалуйста.

Сергей Лесков: Ну 30 секунд мне вполне хватит.

Константин Чуриков: Да, конечно.

Сергей Лесков: Я подумал вот о чем. Мы говорим о цифровизации, о скором пришествии искусственного интеллекта. Может быть, этот коронавирус создан искусственным интеллектом, для того чтобы исключить человека из социально значимой жизнедеятельности и запереть его дома? Человек – ленивое существо, стремится к потенциальной яме, хочет лечь на дно. И вот человек заляжет дома, а искусственный интеллект с помощью коронавируса будет править миром.

Оксана Галькевич: Как этого хотела Грета Тунберг: никто никуда не едет, никто никуда не летает...

Константин Чуриков: Да, все на своих местах.

Оксана Галькевич: Все прекрасно, да.

Константин Чуриков: Спасибо.

Оксана Галькевич: Спасибо.

Константин Чуриков: Обозреватель ОТР Сергей Лесков был у нас в студии.

Через несколько минут выясняем, где у нас средний класс, сколько его на самом деле. И еще спросим вас, отложили ли вы деньги на черный день.

Оксана Галькевич: Что значит «сколько на самом деле»? Сказали же тебе сегодня.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (2)
алексей
Ну почему же не могут? Ещё как могут А зачем им тогда запасные аэродромы и золотые парашюты ?
Игорь Державин, Россошь Воронежская область.
Где вы видите национальные элиты в России?!