Сергей Лесков: Никто из вице-премьеров никогда не участвовал в выборах. Ориентация наших чиновников на мнение начальства, а не электората - вещь достаточно опасная

Сергей Лесков: Никто из вице-премьеров никогда не участвовал в выборах. Ориентация наших чиновников на мнение начальства, а не электората - вещь достаточно опасная
Красота русских мужчин под сомнением? Вирус безработицы. Отцовский капитал. Ипотека не по карману. Профилактика детскокй инвалидности
Сергей Лесков: Сроки, поставленные в «майских» указаз всё ближе, строгих указаний всё больше, учет и контроль всё жестче. А результата нет
Виталий Максимов: На все проблемы нацпроектов не хватит
Леонид Ольшанский: Наше административное законодательство очень шаткое, поэтому мы должны оградить невиновных
Гульназ Галиева: Сегодня регионы борются за инвесторов и ресурсы. Поэтому им и нужно себя пиарить
Александр Лысенко: Ребёнку с ДЦП реабилитационная помощь нужна не раз в год, а гораздо чаще. Но госресурсов для этого, к сожалению, не хватает
С российскими мужчинами что-то не так?
Ипотека не по карману
Капитал для отцов-одиночек
Вирус безработицы. В Приморье из-за китайской болезни в вынужденном отпуске оказались тысячи людей
Гости
Сергей Лесков
Ведущий программ

Оксана Галькевич: Ну а прямо сейчас смотрите, кто пришел – к нам приехал, к нам приехал Сергей Леонидович, дор-р-рогой. Здравствуйте, Сергей Леонидович.

Константин Чуриков: Здравствуйте.

Сергей Лесков: Да, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Обозреватель Общественного телевидения России.

Константин Чуриков: Сергей Лесков.

Сергей Лесков: Я продолжу речи Светланы Юрьевны, да?

Оксана Галькевич: Да.

Константин Чуриков: Барсуковой.

Сергей Лесков: Барсуковой. На самом деле наказ правительству дает его единственный избиратель, президент России, и было уже сказано, что надо выполнить национальные проекты и майские указы. В общем-то, правительство сориентировано достаточно четко в этом направлении.

Не могу не прокомментировать состоявшиеся назначения. Мне кажется, что есть, о чем здесь поговорить. По-моему, мы с утра об этом говорим, но аспектов столько, что все не перечислишь.

Константин Чуриков: Да и людей столько, смотрите, у нас тут две таблицы с Оксаной, прямо вот можно показать.

Оксана Галькевич: Да-да-да. Мы уже начали учить наизусть эту таблицу умножения.

Константин Чуриков: Это не весь список, да.

Сергей Лесков: Ну да, сколько там, 9 премьеров, 21 министр.

Константин Чуриков: Из них 9 новых министров.

Сергей Лесков: Из 9 вице-премьеров 6 новых, из 21 министра 9 новых. То есть вице-премьеры сменились в большей степени, чем министры, получается так.

При этом дело не только, конечно, в персоналиях, о которых мы поговорим. Очень важно, а это пока не ясно, как будут распределены полномочия, какова будет структура вот этих вот обязанностей. Как говорят люди, сталкивающиеся с правительством, в общем-то, правительство Медведева часто буксовало из-за того, что не были четко проговорены именно функционалы этих чиновников.

Константин Чуриков: Сергей, вы обратили внимание, что действительно вице-премьеров новых больше, чем министров. Но, может быть, это и правильно? Может быть, начальников надо чаще менять, чем подчиненных?

Сергей Лесков: Мы так сейчас договоримся вообще до каких-то просто опасных вещей. Где тот предел, где начальника уже нельзя менять, хочется спросить.

Константин Чуриков: Предел существует, конечно.

Сергей Лесков: Это же функция плавная должна быть.

Ну так вот, на что лично я обратил внимание? Прежде всего никто из вице-премьеров и министров никогда не проходил через выборы, все это люди, наделенные административными талантами в той или иной степени, но все они, в общем-то, служили на государственной службе много лет, но никто из них, по моим сведениям, никогда не участвовал в выборах, поэтому это, конечно, будет накладывать отпечаток на их действия. Мы нередко наших чиновников в минувшем году критиковали за то, что они могут сказать совершенно что-то ненормальное типа «мы не просили вас рожать, сами выпутывайтесь». В общем-то, ориентация наших чиновников на мнение начальства, а не на мнение электората за отсутствием этого самого электората – вещь достаточно опасная.

Второе. Наиболее одиозные фигуры в прежнем правительстве ушли в отставку, причем для многих из них еще даже и не подобраны посты, соответствующие их высокому уровню (конечно, они не пропадут), а именно это Мутко, вице-премьер, но он, кстати, уже плавно спланировал на достойное весьма место, министр культуры Мединский, министр образования Васильева и министр здравоохранения Скворцова, которая тоже ушла в Росздравнадзор, поменявшись с его прежним руководителем, он стал министром здравоохранения. Ну и с некоторым... Я не считаю, что это одиозная фигура, но просто часто о нем говорили и критиковали, Максим Орешкин, он давал часто интервью и тем самым нарушал закон молчания чиновничий, его часто критиковали.

Константин Чуриков: И летом на машине поехал по стране...

Сергей Лесков: Да, но это не помогло. Узнал страну, а где он теперь будет реализовывать эти знания, не совсем непонятно. Кстати, он ведь возглавляет нашу делегацию в Давосе, уже не имея никакого чина. Ну, наверняка вы сегодня говорили, сохранился в неприкосновенности силовой блок, да и многие министры, назначенные недавно, в 2018 году, таковыми остались.

Самая, наверное, первая такая важная черта: Мишустину вопреки многим предсказаниям, да и я сам что-то такое говорил, в значительной мере удачно сформировать команду из людей, которых он знает, по работе в Федеральной налоговой службе, три вице-премьера работали под его началом в ФНС.

Константин Чуриков: Это же хорошо, когда доверяешь команде, с которой работаешь?

Сергей Лесков: Ну это смотря чем ты занимался. Сейчас я выскажусь на этот счет. Это Дмитрий Григоренко, Алексей Оверчук и Виктория Абрамченко, которая возглавляла, послужив в ФНС, еще Росреестр.

Оксана Галькевич: Ага.

Сергей Лесков: Стоит напомнить, что в Росреестре было немало скандалов, тем не менее это не помешало ей занять пост вице-премьера. Из всех назначений именно Викторию Абрамченко называют наиболее сомнительной. Может быть, кто-то за ней стоит, видит в ней какие-то...

Оксана Галькевич: А под скандалами вы имеете в виду что? Вот эти сбои Росреестра бесконечные, которые весь прошлый год сопровождали?

Сергей Лесков: Ей было поручено составление единого государственного реестра недвижимости, который работает очень плохо, а один из подвижников, который вместе с ней отвечал за этот проект, вообще сбежал за границу, и там были разговоры о каких-то растратах. Может быть, она к этому и не имела отношения.

Оксана Галькевич: Ага.

Константин Чуриков: Сергей, но бывает же так, что засиделся человек на мелкой работе...

Сергей Лесков: Да. Потом ее в Минсельхоз перевели. Она, кстати, будет вице-премьером по сельскому хозяйству.

Очень интересное назначение вице-премьером Дмитрия Чернышенко, который, как и Мишустин, закончил «Станкин», а мы знаем, что альма-матер часто, в общем, сближает людей, то есть он его очень хорошо знает. Это тот самый Чернышенко, который возглавлял оргкомитет Сочинской олимпиады. Надо прямо сказать, что в истории современной России Олимпиада в Сочи – это первый глобальный репутационный проект, и Сочи была организована фантастически хорошо, об этом говорят даже недруги нашей страны, и не вина председателя оргкомитета, что в итоге все обернулось таким позором, этой чередой дисквалификаций, отстранений, это уже совершенно другая история, не имеющая отношения к организации.

Чернышенко будет возглавлять опять же, естественно, направление, связанное со спортом, этим самым туризмом, молодежью. Я думаю, что он будет каким-то идеологом нового правительства. Кстати, он возглавлял «Газпром-медиа» в настоящий момент, то есть он специалист в этом отношении. Мне это все напоминает замечательный разговор, где это, в «Поколении «П» в Пелевина было: «Пойдешь ко мне работать криэйтором?» – «Криэйтор? А что это такое? Творец?» – «Нет, творцы нам не нужны, криэйтором». Вот криэйторы будут теперь под эгидой Дмитрия Чернышенко.

Осталась в правительстве, это важно сказать, вице-премьер Татьяна Голикова, которая много лет возглавляла Счетную палату, а Счетная палата – это тоже надзорный орган. Таким образом, можно вот что сказать, и мне кажется, что это чрезвычайно важная характеристика кабинета министров Мишустина: очень много специалистов по учету, надзору и контролю.

Константин Чуриков: Это хорошо или плохо?

Сергей Лесков: «Ну вот ты, Василий Иванович, за большевиков или за коммунистов?»

Константин Чуриков: У вас тяжелая работа действительно, да.

Сергей Лесков: Это и хорошо, и плохо. Во всем виновата система учета и контроля, известная журналистская история есть. Ну так вот, много специалистов по учету и контролю, они, конечно, видят доходы граждан на три метра под землю, а Мишустин видит на пять метров под землю. Конечно, важно повысить собираемость налогов, тут никаких сомнений быть не можно, на этом стоит любое государство, за исключением одного, конечно, за исключением государства Монако, где, как известно, налоги с граждан не собирают, ноль, они там живут за счет казино. Не знаю. Вне всякого сомнения то, что Костя правильно говорит, человек собирает под свою команду тех, кого он хорошо знает.

Но ведь перед правительством поставлена задача не собирать деньги, это хорошо получалось еще при Силуанове, а тратить деньги. Одно дело ты собиратель, а другое дело ты сеятель. Майские указы и национальные проекты направлены на то? – на развитие. А вот удастся ли Мишустину перенастроить эту команду, которая показала свою квалификацию, в общем-то, на другом направлении? Тут большой вопрос. Никаких рукоплесканий быть не может, это совершенно разная работа, стимулировать или прижимать к ногтю. Получится или нет, я не знаю, пока в этой команде нет особенных специалистов, я по крайней мере не вижу, которые проявили бы себя в бизнесе. В бизнесе работал только министр по цифровым технологиям Максут Шадаев, в «Ростелекоме» он был вице-президентом. Поэтому, в общем, этот вопрос существует, он на самом деле пока, может быть, будет самым большим таким препятствием. Да?

Константин Чуриков: Активны наши зрители как всегда, вот SMS из Бурятии, чтобы так свежую струю внести: «Про министра культуры и соцсетей. Мы не знаем, какая она министр, но собаке ее прадеда писал стихи Есенин», – она правнучка актера Качалова, Василия Качалова, «Дай, Джим, на счастье лапу мне».

Сергей Лесков: Да, это правда. Вы знаете, по поводу... Ее зовут как, Ольга Любимова? Она дочь ректора Щукинского училища, правнучка Качалова, там вообще такая родословная замечательная. Мне кажется, что из всех... Мне кажется, что есть в ее родословной и более такая яркая фигура, может быть, менее публичная: ее дед был переводчиком Боккаччо, Данте, Сервантеса, близких Косте. В общем, на самом деле это лучшие переводы именно такой испаноязычной литературы, романской литературы.

Константин Чуриков: То есть когда в корнях есть какой-то культурный код, это уже хорошо?

Сергей Лесков: И тут, конечно... Не знаю. Вы что, уверены, что все из графьев Толстых прогрессивные люди? Нет, там разные попадаются.

Константин Чуриков: А там разные фамилии сегодня, Сергей, вы тоже поосторожнее, да.

Сергей Лесков: Да. Поэтому уже разгорелась дискуссия вокруг фигуры Ольги Любимовой, хорошо это или плохо, когда вот такие гены есть в тебе. Не знаю, всякие мнения высказываются на этот счет, будущее покажет. Но она, кстати, в некоторой степени наша коллега, она работала на многих телеканалах, писала сценарии документальных фильмов. Ну знающие ее люди говорят, что чрезвычайно достойный человек, у нее хорошее лицо. Что тут еще? Собака Качалова – это хороший образ.

Оксана Галькевич: Еще давайте выслушаем нашего телезрителя, пока вот вы ловите вот эту мысль.

Сергей Лесков: Я не терял мысли.

Оксана Галькевич: Алексей, Керчь у нас на связи. Александр на связи.

Константин Чуриков: Оксана, наоборот, хочет, чтобы вы ее потеряли.

Здравствуйте, Александр.

Зритель: Здравствуйте, дорогие мои, любимые Оксана, Константин и Сергей Леонидович.

Константин Чуриков: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Зритель: У меня вот какой вопрос к Сергею Леонидовичу. Как известно, одна из положительных черт любого руководителя – это не только умение показывать свои положительные достижения, но и признавать свои ошибки. И поэтому мне кажется, что очень важно новому кабинету министров исправить ошибки предыдущего кабинета министров. Самая главная ошибка, которая была допущена, конечно, вы знаете, это тот момент пенсионной реформы в части повышения возраста. Был подорван не только авторитет кабинета министров, но и авторитет президента. И, к сожалению, последствия оказались очень негативными, страна потеряла 270 тысяч человек, в минусе, ну и, думаю, это как раз и послужило последней точкой.

Сергей Лесков: Последней точкой чего?

Константин Чуриков: Да. Александр, а вот исправить эту ошибку, как вы говорите, с повышением пенсионного возраста – это вы имеете в виду исправить, отменив это повышение, или каким-то другим образом? Потому что уже прозвучало заявление, что пенсионный возраст пересматривать не будут.

Зритель: А это нужно сделать, это необходимо сделать.

Константин Чуриков: Да, спасибо большое.

Зритель: Иначе... Да.

Сергей Лесков: Ну понятно, ваше мнение понятно. Можно ответить коротко, можно ответить развернуто. Конечно, этого сделано не будет. В шахматах есть такое правило: если ты сделал ошибку, то ни в коем случае нельзя думать об этой ошибке, надо двигаться вперед. Даже если опытный гроссмейстер зевнул, то копаться в этих последствиях приведет к тому, что ты сделаешь еще одну ошибку, а потом третью. Нет, надо каким-то образом перешагивать через неудачи и попытаться сдемпфировать те негативные последствия, которые, как считает наш зритель, принесла эта пенсионная реформа. Нет, конечно, как там у Зощенко было, «положи пирожное взад», никто этого делать не будет. Но каким-то образом надо развивать экономику, повышать эти социальные выплаты, создавать рабочие места, чтобы негативные последствия, о которых вы указали, в том числе и демографические, были преодолены.

Что мне кажется еще важным сказать по поводу состава правительства? Мы будем еще про персоналии говорить?

Константин Чуриков: Давайте, пожалуйста, тут список-то большой.

Сергей Лесков: Ну, здесь невозможно не сказать, конечно, о министре здравоохранения. Михаил Мурашко, доктор наук, кстати, у нас практически все министры здравоохранения доктора медицинских наук, он до 40 лет был главврачом. Кстати, он гинеколог, единственный мужчина, который не может обойтись...

Оксана Галькевич: И все посмотрели на меня. Нужный, кстати, очень врач.

Сергей Лесков: Акушер и гинеколог, он возглавлял перинатальный центр в Коми.

Оксана Галькевич: Вопросы демографии.

Сергей Лесков: Единственный мужчина, который не может обойтись без женщин. Но он в 40 лет ушел на административную работу и тоже там преуспел.

Константин Чуриков: А остальные могут?

Сергей Лесков: Остальные могут, да, а гинеколог не может.

Оксана Галькевич: Есть такие, которые могут, Костя, не все.

Сергей Лесков: Конечно, каждая семья связана так или иначе с образованием, министром образования стал Сергей Кравцов. Возглавлял тоже надзорную инстанцию, видите, даже в образовании, Рособрнадзор. В число заслуг Сергея Кравцова относят то, что ему удалось поднять авторитет ЕГЭ и стенания по поводу Единого государственного экзамена уже не слышны, но он поднял просто качественно уровень вот этих самых вопросов. Кроме того, ему удалось продвинуть Россию в этом европейском рейтинге образования, так или иначе он называется PISA.

У «Диссернета» есть вопросы к диссертации, между прочим, Сергея Кравцова, но, в общем, как-то это дело заглохло. Он странный ВУЗ закончил, какой-то Гуманитарный университет имени Шолохова, а в 1990-х гг. возникали какие-то ВУЗы весьма сомнительные. Но вот, видите, человек получил такое образование, а тем не менее сумел себя потом зарекомендовать. Он учитель вообще, но учителем никогда не работал, сразу пошел по административной стезе.

Константин Чуриков: Вы знаете, вот очень интересную мы сейчас тему затронули.

Оксана Галькевич: Так он потом (Костя, прости) и возглавил борьбу с вот такими странными ВУЗами по всей стране.

Константин Чуриков: Да.

Сергей Лесков: Да.

Оксана Галькевич: В первую очередь в регионах, филиалы чего-то там.

Сергей Лесков: Да. Между прочим, именно Кравцов лишал некоторые ВУЗы с высоким рейтингом, в отличие от его этого гуманитарного института, лицензии. Он лишил лицензии Шанинку знаменитую и Европейский университет в Санкт-Петербурге. Даже, по-моему, президенту пришлось его несколько поправлять.

Константин Чуриков: Сергей, мы вчера в эфире начали обсуждать с политологами вот эти назначения, нам один зритель позвонил, как раз говорил по поводу одного из министров, что как-то многие из них не были как раз на земле. Вот если человек, вот вы говорите, ни одного дня не работал учителем... Я понимаю, что нет простых каких-то ответов на вопросы, но, наверное, было бы лучше, если бы он хотя бы один день работал учителем? Или нет?

Оксана Галькевич: Лучше бы не один день, чтобы он понимал, из чего эта работа состоит.

Константин Чуриков: Один год, два года?

Сергей Лесков: А вы что, считаете, что в Российской империи Министерство просвещения возглавляли бывшие учителя? Такого, в общем-то, не было.

Оксана Галькевич: А почему мы должны смотреть в сторону Российской империи в данном вопросе?

Сергей Лесков: В Америке тоже Министерство просвещения возглавляет миллиардерша. Очень сложный вопрос. Это все-таки...

Константин Чуриков: Теоретики или практики, вот из этой серии, да?

Сергей Лесков: Нет, администраторы... Да вообще любая... Работа учителем, в ней нет ничего плохого, это самая уважаемая профессия. Другое дело, что, может быть, она накладывает такой отпечаток и лишает человека объективности. Я не в состоянии ответить на этот вопрос. Поработать учителем – это клеймо, но быть организатором образования – это тоже не клеймо. Всякие жизненные пути могут привести к достойному результату, тут единого рецепта нет.

Оксана Галькевич: Нет, вот, кстати, Патрушев... Вот, Костя, если твоей логикой пользоваться, то вот, например, Дмитрий Патрушев, сельское хозяйство...

Сергей Лесков: Он же, да...

Оксана Галькевич: Это, по-моему, совсем не, как сказать, от сохи.

Сергей Лесков: Пахарем не был.

Оксана Галькевич: В том смысле, что не аграрий совсем.

Сергей Лесков: Ну да. Вот Шойгу замечательный министр обороны.

Оксана Галькевич: Говорят, даже в армии, по-моему, не служил.

Сергей Лесков: Да, он же не военный, в общем-то. Как тут быть?

Оксана Галькевич: Очень сложный вопрос.

Сергей Лесков: Да, сложный вопрос.

Значит, что тут еще? Ну, можно было бы про министра науки говорить... Вот, кстати, интересный вопрос, министром спорта стал, а спорт у нас находится, во-первых, в особой цене, а во-вторых, Россия находится под жутчайшими санкциями. Может быть, Олегу Матыцину, который играл в пинг-понг когда-то, он ректор Института физкультуры рядом с «черкизоном» знаменитым, удастся это дело поправить, потому что он президент Международной федерации студенческого спорта. И, как говорят знающие люди, у него большой авторитет. Очень хотелось бы, чтобы Россия вернулась в спортивную семью, может быть, глава студенческого спорта сможет на это повлиять.

Мы почему-то ничего не сказали про фигуру первого вице-премьера, а это была бы большая ошибка. Андрей Белоусов, он работал и в Минэкономразвития, а сейчас он был помощником президента. Именно его называют автором или идеологом, как хотите, майских указов и национальных проектов. И поскольку именно это направление является ключевым в действиях этого нового кабинета министров, ему как бы и карты в руки. Видимо, Андрей Белоусов и будет отвечать на развитие. Однако, в общем-то, он тоже фигура такая достаточно жесткая. Некоторые говорят...

Вот вы будете сейчас говорить, не закончился ли капитализм; может быть, с увольнением Орешкина капитализм-то и закончился, а с приходом Белоусова начинается социализм в России? Потому что вы же помните его предложение, он уже, если там авторство майских указов достаточно анонимно и национальных проектов, то здесь же он прямо говорил, он покушался на сверхдоходы олигархов, предлагал уравнять сверхдоходы монопольных российских гигантов, совсем недавно было, когда олигархи в ужасе поднялись и удалось это поднять. Именно Белоусов, тоже он открыто об этом говорил, об ужесточении некоторых налогов с предприятий, это как раз и есть социализм в чистом виде. А если учесть, что он сумел убедить президента в необходимости такого дохода, а теперь Орешкин, сторонник капитализма, будет в уши президенту вкладывать другие идеи? Непонятно.

Константин Чуриков: Сергей, ужесточение налогов – это же не в чистом виде социализм. Социализм – это все-таки направление собранного куда? Людям.

Сергей Лесков: Нет, ну, конечно, я могу вам сказать, что при социализме налоги направляются на укрепление народнохозяйственной экономики, а при капитализме налоги направляются на увеличение эксплуатации рабочего класса, конечно, тут... В общем, мы же помним из курса марксизма-ленинизма и политической экономии эту большую разницу.

В любом случае, итак, первое свойство нового правительства – это доминанта специалистов по надзору, учету и контролю. Второе направление – очень много специалистов из IT-бизнеса. Я люблю компьютерщиков, это люди какие-то особенные, мы говорим о цифровых технологиях, интеллектуальных каких-то прорывах, искусственном интеллекте. Очень многие работали здесь в компьютерном бизнесе, как и сам Мишустин. Обратите внимание, что цифровые технологии у нас завалил вице-премьер Акимов, который сейчас тоже получил уже назначение, он возглавляет «Почту России»...

Константин Чуриков: Значит, не завалил.

Сергей Лесков: Взрывоопасное место, кстати, потому что предыдущий глава «Почты России»... Это же целая армия, у нас 300 тысяч почтальонов в стране, больше, чем в милиции, по-моему, народу, в полиции, больше, чем этих самых срочников в армии. А теперь будет Максут Шадаев, компьютерщик чистой воды, который просто с младых ногтей работает в этом бизнесе.

Константин Чуриков: Но Сергей...

Оксана Галькевич: Сергей, мне кажется, мы достаточно времени уделили правительству, у нас еще пункт два, три, четыре...

Сергей Лесков: Да, давайте еще.

Константин Чуриков: Если вы говорили вот о тех людях, которым вы доверяете, которыми вы восхищаетесь, это IT-шники, может быть, тогда о других людях, Сергей, которыми вы либо восхищаетесь?

Сергей Лесков: Да. Конечно, такая тема, мы говорили уже о новом кумире многих этих самых международных форумов, ее зовут Грета Тунберг, недоучившаяся школьница из Швеции. Теперь она гремит в Давосе...

Константин Чуриков: Сергей, маленькая поправка: значит, Акимов не «Почтой России» руководит, просто вот чтобы...

Сергей Лесков: Как это?

Оксана Галькевич: Ну была сегодня информация о том, что ему предложено занять это место.

Сергей Лесков: Да, предложено.

Константин Чуриков: Еще пока не подтверждено.

Оксана Галькевич: Может быть, что-то поменялось сейчас.

Сергей Лесков: Ну он уже на несколько предложений ответил отказом, а тут, в общем-то, по моим сведениям он согласился возглавить.

Константин Чуриков: Может возглавить, предложили. В общем, конечного итога нет.

Сергей Лесков: Но в любом случае его должны утверждать какие-то там более высокие инстанции.

Ну так вот, в Давосе очередной скандал с Гретой Тунберг. Она выступила там с речью, предложила прекратить инвестиции в разведку и добычу полезных ископаемых. Ей в довольно своеобразной собственной манере ответил Трамп, посоветовал ей заняться какими-то другими странами, а не развитыми. В общем, все это достаточно печально, и мне кажется, что все больше безумцев выходит на авансцену этих политических форумов. Может быть, это даже какие-то хунвейбины.

Такие... Удивительно, что им дают высокую трибуну, и это очень опасное для цивилизации явление. Люди могут быть разными, но все-таки надо уважать экспертов, а то, что говорит эта публика, – это какое-то торжество воинствующего невежества. Эксперты все время уходят теперь на второй план, а люди, которые заявляют неграмотные и просто провокационные вещи, являются просто главными участниками самых таких авторитетных форумов. Вот она в ООН выступала с подобными речами...

Константин Чуриков: Сергей, ну а что бы вы ответили Грете Тунберг, если бы она сейчас здесь была? Что бы вы ей сказали в ответ?

Сергей Лесков: Мир хижинах, война дворцам, это, собственно говоря, давно было. Ее переубедить нельзя. Вы помните, Михаил Жванецкий говорил, что умных женщин не бывает, а бывают прелесть какие дурочки и ужас какие дуры. Но счастье Греты Тунберг, что она не встретилась с Жванецким, потому что она не умная и не дура, это просто вот новый тип женщины, воинствующее невежество. С ней говорить...

Константин Чуриков: Жалко, вы сейчас не видели жест Оксаны.

Сергей Лесков: Я рассчитывал на реакцию Оксаны.

Оксана Галькевич: Ну это же «Личное мнение» Сергея Лескова со ссылкой на шутку Жванецкого...

Сергей Лесков: Почему? Это не личное мнение, это мнение Жванецкого, пожалуйста, с Михаилом Михайловичем выступайте в дискуссию. Нет, ну это нельзя воспринимать всерьез...

Оксана Галькевич: Будем рады видеть, кстати, Михаила Михайловича в нашей студии.

Константин Чуриков: Кстати, да, любит Оксана.

Сергей Лесков: Ну так вот, с ней говорить бесполезно, это человек, который не слышит другого мнения, для нее не существует никаких аргументов. Об этом говорил академик Зализняк, к сожалению, он 2 года назад умер, вот он отмечал это явление, что дилетанты звучат все громче. Я думаю, что это некое следствие, конечно, какого-то информационного бума, и каждый блогер теперь уже считает себя экспертом. Ответить ей несложно, но печальна сама по себе вот эта вот тенденция, что знания значат все меньше.

Кстати, к вопросу об экологах: вы обратили внимание, что пару дней назад в Великобритании «Гринпис» объявлен экстремистской организацией?

Константин Чуриков: Да.

Сергей Лесков: И какой-то еще «Фонд защиты диких животных». Вот англичане с их консерватизмом разобрались же. Есть термин «экологический фашизм». Конечно, Грета Тунберг – это экологический фашизм, эти молодежные радикальные экологические движения могут толкнуть цивилизацию на самом деле к большим трагедиям, невежество – трагедия в современном мире. А почему ее выпускают на трибуну уважаемые политики, мне непонятно. Может быть, это какая-то, я не знаю, интеллектуальная педофилия, я бы так сказал. В общем-то, ей бы поучиться надо сначала, а потом предоставлять слово. Странно.

Несколько слов надо сказать о том, что так и не удается достигнуть доверенности Белоруссии и России о поставках нефти, и очень жалко, потому что по многим причинам, конечно, Белоруссия стратегический союзник России, терять такого союзника, мне кажется, непозволительно. Речь идет уже о транзите, покупках нефти не только из Казахстана, но даже из Норвегии.

Константин Чуриков: Сергей, вот сейчас слово «транзит» в другом контексте обычно употребляется. Что там у них вообще в Белоруссии происходит? Вот на днях новость приходит, что президент Белоруссии сменил госсекретаря Совбеза, министра обороны и руководителя Генштаба. Лукашенко сказал, что «сейчас непростое время, это не значит, что завтра война, но военная организация не терпит неопределенности». Что там вообще творится?

Сергей Лесков: Ну это автократический такой режим, в общем, достаточно герметичная страна, которая находится под тотальным контролем ее президента. Почему он меняет тех или иных руководителей, может знать только сам Александр Григорьевич.

Константин Чуриков: Ну вроде никто не угрожает ни с востока, ни с запада...

Сергей Лесков: Кстати, по недавнему опросу ВЦИОМ, из всех зарубежных политологов с большим отрывом самым популярным среди наших граждан является Лукашенко. Здесь интересен вопрос, почему. Видимо, потому, что ему удалось какой-то воссоздать призрак социализма.

Константин Чуриков: Опять...

Сергей Лесков: Опять, вот именно. Конечно, у нас есть ностальгия по социальной справедливости, которая в значительной мере существовала в СССР. Об экономических сложностях во взаимоотношениях России и Белоруссии мы еще будем говорить.

В США начался процесс импичмента президента Трампа. Это будет ускоренный процесс, вроде бы они должны уложиться в 2 недели. Значит, эту процедуру проводит Сенат, на который возложены какие-то судебные такие обязанности, а Палата представителей готовила какой-то сбор данных, там по двум статьям ему грозит импичмент. Американисты утверждают, и им нельзя не верить, что большинство американских граждан не понимают, в чем обвиняют Трампа. Его обвиняют в том, что он давил на президента Украины, чтобы тот там какое-то уголовное дело открыл по коррупции.

Но, друзья мои, а разве Буш не давил на Ирак? Буш так давил на Ирак, что уничтожил эту страну. А разве Обама не давил на Сирию? Фактически тоже уничтожил... На Ливию то есть, на Сирию он тоже давил. Фактически Ливия, о которой мы говорили на этой неделе, тоже уничтожена. Итак, в обычаях всех американских президентов давить и уничтожать те или иные страны, в этом отношении Трамп вообще человек чрезвычайной деликатности, он Украину не разрушил. За что его обвинять, совершенно непонятно. Абсурдная ситуация.

Константин Чуриков: Сергей, но давайте все-таки напомним, если мне не изменяет память, все-таки импичменты в Америке до конца не доводились до ума?

Сергей Лесков: Не доводились, они витали в воздухе, это было в XIX веке. Но самый, конечно, громкий пример с Никсоном...

Константин Чуриков: Уотергейтский скандал.

Сергей Лесков: Да, из-за чего сейчас историю с Украиной называют «украингейтом». Но все эксперты по США говорят, что ничего не выйдет, просто демократы пытаются испортить репутацию Трампа, понизить его рейтинг перед грядущими выборами в ноябре, чтобы он имел меньше шансов.

Итак, подводя итог, я должен сказать следующее: в итоге Шойгу, Лавров и Трамп остаются на своих постах.

Константин Чуриков: Вот так объединили, да?

Сергей Лесков: Да.

Константин Чуриков: Сергей, вы осторожнее. Спасибо.

Оксана Галькевич: Спасибо.

Константин Чуриков: Обозреватель ОТР Сергей Лесков был у нас в студии. Уже в пятницу в половине девятого Сергей будет вместе с нами подводить «Итоги недели».

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски