Сергей Лесков: Почему взгляд на нашу историю должен быть обязательно черно-белым? Взгляд должен быть цветным!

Сергей Лесков: Почему взгляд на нашу историю должен быть обязательно черно-белым? Взгляд должен быть цветным! | Программы | ОТР

коронавирус, экономика, продуктц, цены, Сталин

2020-04-29T21:24:00+03:00
Сергей Лесков: Почему взгляд на нашу историю должен быть обязательно черно-белым? Взгляд должен быть цветным!
Траты на 8 марта. Чего хотят женщины. Как укрепить семью. Вакцинация шагает по стране. Гостевой бизнес
Поздравляем с 8 марта. Дорого
Женщины должны/хотят работать?
Сергей Лесков: Русская женщина всегда обладала таким набором добродетелей и качеств, который делал её самой желанной на свете
Чтобы семьи были больше, нужно...
Что делать, если с вас пытаются получить чужие долги?
Вы к нам из тени, а мы вам - кредиты!
ТЕМА ДНЯ: Цветы и подарки к 8 марта
Посчитают доходы и помогут
Уколоться - и забыть о COVID-19
Гости
Сергей Лесков
Обозреватель

Оксана Галькевич: Ну а прямо сейчас снова из глубокой самоизоляции на связь с нашей студией выходит обозреватель Общественного телевидения России Сергей Лесков.

Константин Чуриков: Здравствуйте, Сергей Леонидович, добрый вечер. Мы ждем вас, появитесь скорее.

Сергей Лесков: Напоминает глубокую ссылку.

Оксана Галькевич: Голос мы ваш слышим.

Сергей Лесков: Я помню, что революционеры ленинского призыва многократно бежали из ссылки, Сталин 4 раза бежал из ссылки. Вот я должен сказать, что я из самоизоляции никуда не убегаю.

Константин Чуриков: Кстати, давайте проанонсируем, что о Сталине мы сегодня отдельно поговорим, это будет третья тема.

Сергей Лесков: Да, поговорим, я неслучайно о нем вспомнил.

Оксана Галькевич: Ну вот, как говорят, Ленин в шалаше в разливе, это вот как раз был первый опыт самоизоляции, понимаете, в свое время.

Сергей Лесков: Да что вы говорите? А в Шушенском это не самоизоляция?

Оксана Галькевич: Это уже другая история, Сергей.

Сергей Лесков: Ох, Оксана, если уж мы вышли на эти материи, лучше бы он «посамоизолировался» подольше, пошло бы на пользу, я думаю.

Ну так вот, конечно, главным событием остается коронавирус. (Я оглядываюсь назад, потому что у меня там Сережа ходит, я боюсь, что он ринется сюда.) Значит, вчера во время встречи с губернаторами президент поручил и правительству, да и самим губернаторам в своих регионах готовить план выхода из карантина, план возвращения к нормальной жизни.

Стоит, конечно, сказать, что все это, ну такие оптимистические перспективы стали возможными благодаря большим таким, на мой взгляд, и объективным успехам. Да, у нас почти 100 тысяч заболевших, почти 1 тысяча умерших, но смертность несопоставимо меньше, чем в Европе. В Италии и в Испании больше 10, там, по-моему, больше 20 тысяч умерших. Если бы у нас была такая же смертность от коронавируса, как в этих странах, у нас должно было бы быть при 100 тысячах заболевших примерно 7–8 тысяч жертв, у нас пока меньше 1 тысячи жертв.

Это, конечно, большой успех предпринятых мер и здравоохранения, и промышленности, потому что буквально, и об этом вчера Путин говорил, удалось за 2 месяца в 9 раз увеличить выпуск тест-систем, а без них невозможно, конечно, определить с точностью, болен человек или нет, и тестирование только за март с 2,5 тысяч выросло до 150 тысяч, то есть легко посчитать, в 60 раз. У нас в первых наших передачах во время нового режима самоизоляции мы говорили, что мало у нас тест-систем, – в 60 раз выросло.

Константин Чуриков: Да. Сергей, но вы сейчас, наверное, все-таки, мне кажется, всех успокаиваете. Вчера и президент говорил, что не то что рано расслабляться, мы еще даже и через этот пик не перевалили. Вот не очень, кстати, понятно, как на самом деле действовать властям на местах. Смотрите, в Подмосковье сегодня губернатор Воробьев сказал, что Подмосковье уже вышло на плато заболеваемости.

Сергей Лесков: Да.

Константин Чуриков: Тут в Москве уже прикидывают, какие отрасли выйдут первыми из-под вот этих ограничительных мер. Угадайте, что в Москве? – строительство, все остальные потом.

Сергей Лесков: Да, я как раз об этом хотел сказать. Здесь двух мнений быть не может. Но если вы, Костя, спрашиваете насчет строительства, здесь, конечно, двоякая ситуация. С одной стороны, не надо забывать, что строительством у нас занимаются мигранты, которые сейчас сидят в своих общежитиях запертые, в условиях большой скученности. Это, конечно, опасность и для второй волны коронавируса, и для преступности, будем прямо об этом говорить. Этих людей надо чем-то занять, это с одной стороны.

С другой стороны, по моему личному мнению, конечно, строительный комплекс является любимым направлением деятельности многих наших чиновников, потому что именно там крутятся самые большие деньги, ну и некоторые злоупотребления тоже, конечно, там возможны в соответствующих масштабах. Нужны ли сейчас обществу, попавшему в сложную ситуацию, продолжение вот этих вот гигантских столичных в данном случае строек?

Мы находимся сейчас в таком положении, что каждая копейка рубль бережет, и поэтому мне представляется, может быть, аппетиты строительного комплекса стоило бы и сократить, не так уж это нужно гражданам и жителям моего родного города. А вот в других, кстати говоря, местах строительный комплекс мог бы развернуть свои мощности и показать свой потенциал, потому что то, что Москва была поражена коронавирусом на 60–70% от общего числа заболевших и жертв, – это следствие этой самой непомерной агломерации, большой скученности людей и все прочее. У нас страна должна развиваться равномерно, но и болеть равномерно как следствие.

Ну так вот, по моему прогнозу, какие отрасли могут рвануть, скажем так, как спринтер? Хотелось бы, кстати говоря, чтобы они в темпе спринта пробежали марафонскую дистанцию, а не выдохлись, как персонаж из песни Высоцкого: «Я на десять тыщ рванул, как на пятьсот». Ну, прежде всего, конечно, я думаю, в рост пойдет туристическая отрасль. Уже сейчас турфирмы предлагают туры для медиков. Кстати, сегодня я увидел информацию, что врачам предполагается продавать по льготным условиям автомобили, они этого заслужили на самом деле.

Кроме того, мне кажется, что откроются спортивные комплексы, ну это для Кости, и салоны красоты для Оксаны. На самом деле мы сейчас все обросли, как Робинзон Крузо, давно люди не ходили в парикмахерскую; нашим женщинам какими-то совершенно непонятными мне усилиями удается поддерживать неотразимую красоту...

Константин Чуриков: Сергей, люди начали друг друга в самоизоляции стричь.

Сергей Лесков: Да вы что?

Константин Чуриков: Я лично ребенку подстриг челку, но это ужасный был эксперимент, под горшок, ужасно получилось, мне стыдно.

Сергей Лесков: Мы не решаемся. Ну и, конечно, благодаря COVID наши мужчины многие потеряли всякое подобие с Давидом, извините за каламбур, поэтому спортивные комплексы и занятия оздоровительным спортом, конечно, нужда в этом приведет к открытию спортивных комплексов.

Что еще? Ну, мне кажется, что откроются рестораны с какой-нибудь щадящей рассадкой, вообще заведения общепита, люди соскучились по компании друг друга. Кстати говоря, я повторю, что и президент, и губернатор...

Константин Чуриков: Ой, на самом интересном месте, вот так всегда.

Оксана Галькевич: Давайте восстанавливать срочно связь.

Константин Чуриков: Сейчас попробуем восстановить связь.

Оксана Галькевич: Друзья, кстати, я напомню, что можно звонить нам и во время обзоров главных тем Сергеем Леонидовичем Лесковым, задавать вопросы в прямом эфире, писать нам на SMS-портал.

Константин Чуриков: Люди активно пишут: «Опять туристы поедут по миру собирать вирусы». Ну, кстати, еще не факт, что туристы активно поедут по миру, потому что уже сейчас авиаперевозчики так повысили цены, уважаемые друзья... А вот Сергей вернулся.

Оксана Галькевич: Слушайте, Валентина Ивановна сказала, что как минимум год надо не думать, перестать, просто забыть о поездках по миру.

Константин Чуриков: Так, Сергей, пожалуйста.

Сергей Лесков: Нет, насчет заграницы речь пока не идет, границы-то закрыты, и у нас из страны выезд закрыт. Речь идет о том, что в 2–3 раза может увеличиться нагрузка на внутренний туризм, – ну и хорошо, это же тоже деньги, это же тоже раскрутка, налоги, всякое такое.

Что еще? А вот мы когда говорили о физкультуре, возобновятся ли чемпионаты страны по нашим любимым видам спорта? Это большой вопрос. Можно, конечно, всех собрать (футболистов я имею в виду) где-нибудь в Краснодаре, в Ростове, в Сочи и там разыграть быстро чемпионат.

Константин Чуриков: Вас не устраивает белорусский кубок, Сергей, по футболу?

Сергей Лесков: Вот. Ну ладно, не будем, это шуточки все. Кстати, в Белоруссии же рост заболеваемости, то есть такое наплевательское отношение вот к чему привело.

Константин Чуриков: Доигрались, да.

Сергей Лесков: Самое главное, конечно, вот в этом возобновлении спортивных состязаний – это вопрос фанатов. Фанаты ведь путешествуют за своими командами по всем городам и весям, и уж никакой самоизоляции и поддержания дистанции тут быть не может. Если у нас возобновятся чемпионаты по баскетболу, хоккею, тем более футболу, надо будет позаботиться о том, чтобы фанаты сидели друг от друга на трибунах далеко, в 1,5 метрах друг от друга. Друзья мои, если удастся договориться с футбольными фанатами, то это будет уже означать, что победа над коронавирусом обеспечена, потому что это самая тяжелая адресная группа.

Наконец, есть такие направления, как культур-мультур, как говорит один наш руководитель, театры и кино. В кино, кстати, обеспечить эту рассадку такую через одного возможно, в театре, мне кажется, практически невозможно. Может быть, конечно, коронавирус окажется последним снарядом, который бросит кино в сторону своего конкурента театра, и сбудется прогноз Владимира Ильича Ленина, который говорил, что кино есть важнейшее из искусств, хотя о коронавирусе ничего он, конечно, не знал.

Ну и, наконец, самое главное, при очевидном падении спроса на природные ресурсы, притом что нефть уходит в какие-то отрицательные величины, даже сегодня министр энергетики Новак это в очередной раз комментировал, необходимо компенсировать эти потери малым и средним бизнесам. Вчера Мишустин в очередной раз об этом говорил. Я надеюсь, что будут сняты препоны и шлагбаумы, которые мешают предпринимательской активности нашего человека. Она у нас есть, и в конце XIX века русский человек показал, что он может быть отличным купцом и предпринимателем. Сейчас пока это не удается. Может быть, благодаря коронавирусу удастся поднять долю малого и среднего бизнеса в нашей стране до 50%, как написано во многих наших планах, а сейчас 20% только. И сбудется вот этот вот намек, который есть в китайском иероглифе «кризис»...

Константин Чуриков: Ага, еще построим хрустальный мост между городами, и будут там торговать купцы, да?

Сергей Лесков: Ну да. В общем, это... Да, Оксана?

Оксана Галькевич: Сергей, а вот, вы знаете, некоторые наши зрители говорят, что строительная отрасль, вы назвали ее в числе тех, которые в первую очередь будут выходить из, так скажем, состояния замершего, – это не основная сфера, которая предоставляет рабочие места для наших соотечественников. Ну честно, мы же понимаем, что там очень много работает иностранных рабочих. Вот люди по этому поводу расстроены, я смягчаю формулировки.

Сергей Лесков: Нет, ну дело в том, что, Оксана, по этому поводу надо сказать следующее, что больше всего наших соотечественников работает в сфере торговли и в сфере транспорта. И я сегодня только, проезжая по законным делам по улице, видел длинные-длинные вереницы желтых такси, которые давно уже, больше месяца стоят без дела. Чем живут таксисты, я ума не приложу, им можно только посочувствовать. Продавцы-то в основном могут работать, особенно те, которые в продовольственной сфере заняты.

Оксана Галькевич: Ну это реплика была, собственно, к тому, что после того, как разные сферы экономики начнут выходить из этой спячки, из этой самоизоляции, рабочие места будут очень ценны, в том числе и в строительной отрасли.

Сергей Лесков: Да, может произойти перераспределение, и те места, которые сейчас занимают мигранты, они могут быть оттеснены, кстати, такое сейчас в Америке происходит, и туда могут прийти наши российские граждане. Этого исключить нельзя. Между прочим, на наиболее квалифицированных строительных работах заняты все-таки российские граждане, а не гости из соседних государств.

Константин Чуриков: Вы знаете, Сергей, я еще раз хочу просто ответить зрителям, нас спрашивает Ленинградская область: «Почему за спиной ведущих портрет Сталина?» Отвечаю: потому что это наша третья тема, о которой будет говорить Сергей.

Оксана Галькевич: Но еще спрашивают про тот...

Константин Чуриков: ...манекен.

Оксана Галькевич: ...про туловище, да, про манекен, продолжает пугать.

Сергей Лесков: Ну, друзья мои, прямо скажем, у меня в семье все врачи, кроме меня. Я, может быть, врачую души, тоже в каком-то отношении врач, а так вокруг врачи, вот они тренируются на этом экспонате. Между прочим, если нас смотрят медики, то они могут обратить внимание на то, что у этого сокровища сердце не на месте.

Константин Чуриков: Легких нет, я сразу обратил внимание, легкие куда-то подевались.

Оксана Галькевич: Так, слушайте...

Сергей Лесков: Курил много.

Оксана Галькевич: Давайте от этих подробностей... В семье у вас, может быть, и медики все в основном, кроме вас, но среди зрителей есть натуры трепетные.

Константин Чуриков: Оксана, а ниже там кишечник уже. Да, продолжайте.

Сергей Лесков: Ну так вот, в общем-то, коронавирус, шутить можно, шутить необходимо, но он может подтолкнуть человечество к довольно сложным и тяжелым проблемам, о которых предупреждает и Всемирная организация здравоохранения, и все больше специалистов. Это угроза довольно сильного голода. Специалисты ВОЗ даже говорят о каком-то там библейском голоде, вспоминая практику египетского фараона и прекрасного Иосифа. Насколько эти прогнозы могут быть применены к России?

Между прочим, ведь в США уже начались некоторые проблемы. США является одним из крупнейших мировых экспортеров мяса и своих этих «ножек Буша», там есть крупнейший в мире экспортер птицы «Tyson Foods», волнения на этих фабриках. А все почему? Там работают те самые мигранты, иногда даже и нелегально, и говорить о том, что там соблюдается какая-то дистанция, тоже невозможно. И, в общем, вспышка коронавируса на американских продовольственных фабриках уже привела к тому, что даже «The New York Times», самая респектабельная американская газета, публикует статьи на этот счет. Это довольно большая статья американского экспорта, американцы заставляют даже закрывать какие-то продовольственные отрасли в зависящих от них странах. Ну вот к чему это приведет, трудно сказать.

Константин Чуриков: Сергей, а у нас-то все в принципе должно быть лучше, мы же импортозаместились.

Сергей Лесков: Вот я про Россию и скажу. Вы знаете, мы нередко смеемся над, ну и хорошо же, смех удлиняет жизнь, над всякими планами и доктринами. Некоторое время назад у нас была принята программа, доктрина национальной безопасности в области продовольствия, да еще и импортозамещение свежо, там картины стоят на глазах. А к чему все-таки это привело?

У нас нет дефицита ни по одному, значит, наименованию. По птице мы обеспечены на 95%, по говядине, наиболее дефицитное мясо, на 91%, зерна... Про зерно говорить не будем, Россия крупнейший в мире экспортер пшеницы, входит в пятерку крупнейших экспортеров наряду с США, Канадой, Аргентиной, Бразилией и может накормить целые страны, условно говоря, Китай и Египет без российской пшеницы жить не могут. Нет, еще раз повторю, ни одного наименования, по которому бы возникали у нас опасения.

Между прочим, пшеница, мы живем в городах и не так уж часто ее видим – пшеница, кукуруза и рис являются половиной всего белка в конечном итоге, которое потребляет человечество, то есть это огромное достижение, что у нас запасы пшеницы так велики. Ну, с кукурузой и рисом у нас другой климатический пояс, это совершенно другая история.

Константин Чуриков: Сергей, а что ж мы, скажите, пожалуйста, все никак с сыром не разберемся, все как-то изучаем методологию...

Сергей Лесков: Сыр – это технологии.

Константин Чуриков: И с рыбой, с рыбой все проще вообще.

Сергей Лесков: Да, да. Москва – порт пяти морей, как известно, с рыбой большие у нас проблемы. Хотя сейчас я вижу, что начали разводить сазана, форель, карпа в разных водоемах, и, в общем-то, мне кажется, что проблема налаживается. Но да, мы свои рыболовецкие траулеры зачем-то в 1990-е гг. продали соседям, всяким китайцам и корейцам, и сами погубили свой рыболовецкий флот. Здесь огромная проблема и огромное, конечно, злоупотребление, об этом хорошо известно, уголовные дела в этой сфере, наверное, просто какая-то данность такая. Это совершенно верное замечание. Мало того, есть же статистика той же Всемирной организации здравоохранения, именно по потреблению рыбы российский гражданин уступает какому-то рекомендуемому уровню, ну и по овощам и фруктам, ну это мы просто как бы северная страна. Но по мясу и по зерновым культурам у нас с питанием все нормально.

Притом опять же мы часто критикуем советские власти, именно при СССР впервые наша страна вышла из череды каких-то этих самых бесконечных Голодоморов. Если Европа прекратила голодать в XIX веке, а до этого голодала все время, то в СССР были 3 голодных эпидемии, что ли: 1920–1921-е гг., знаменитый Голодомор 1930-х гг., который затронул не только Украину, что бы сейчас ни говорили ее политики, но в большей степени Поволжье, ну и, наконец, голод не в таких масштабах был в 1946–1947-х гг. Но сейчас-то у нас продовольственное изобилие. Поэтому все-таки, как бы мы ни критиковали советскую власть, эта задача была решена, а сейчас вообще Россия, чего не было со времен царя, вышла в разряд экспортеров продовольствие.

Константин Чуриков: Сергей, вот вам сейчас отвечает Адыгея: «Вы цену на говядину и рыбу видели? Вот поэтому дефицита и нет».

Сергей Лесков: Нет, это неправильное заявление, не только. У нас есть размеры потребления мяса на человека, и, в общем-то, Россия находится на среднеевропейском уровне. Конечно, хотелось бы побольше зарабатывать. Я, кстати, никогда не поверю, что в славной Адыгее люди не едят мясо. Кстати, вы знаете, какое домашнее животное было одомашнено первым, ну не считая собаки, – это овца, 80 тысяч лет назад, с этого все и началось.

И вообще, как бы мы ни смеялись в нашей высокодуховной культуре над проблемами продовольствия, в общем-то, с продовольствия-то и началась цивилизация, потому что неолит, начало земледелия, отказ от собирательства, привел к безумному прогрессу. Обратите внимание, что такие цивилизации, как американская цивилизация, северная и южная, там же не было домашних животных, индейцы ни Северной, ни Южной Америки не смогли практически никого одомашнить, за исключением цесарки и ламы, но лама не дает молоко. Отчасти поэтому там...

Константин Чуриков: Ой, Сергей, мы сейчас все одомашнены.

Сергей Лесков: Отчасти поэтому...

Оксана Галькевич: Сергей, вы слышали позывные в нашем эфире? Это был звонок из Липецка, Владимир, наш зритель, хочет с вами пообщаться, давайте ему такую возможность предоставим. Владимир, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Скажите, а какая стоимость достается производителю в процентном отношении и какая ретейлу? И если совсем будет худо, мы кого-то можем раскулачить, ну вот ретейлов или еще кого-то?

Оксана Галькевич: Вот так вот, раскулачивать кого-то.

Константин Чуриков: Так, вопрос понятен. Сергей, отвечайте.

Сергей Лесков: Можно распугать кого угодно. Но дело в том, что ни производитель, ни этот самый ретейл, продавец, ни потребитель... Это же не Бермудский треугольник, где может пропасть товар, а это тот самый треугольник, где необходим симбиоз. И производитель, и продавец, и потребитель взаимно заинтересованы в добром здравии и благополучии друг друга, поэтому здесь наступает какой-то гомеостаз.

Я не говорю, что рынок решит все проблемы, но есть еще и мудрое государство, которое в случае каких-то перекосов может ввести законодательство. В той же Америке, между прочим, с ее бесконечными «ножками Буша», ведь государство субсидирует производителей мяса, чтобы американское мясо, значит, ползло во все страны мира, что оно и делает. Поэтому... Кстати, у нас же тоже есть льготное кредитование сельского хозяйства. Поэтому вопрос совершенно корректный, но не надо думать, что это дикая совершенно стихия. Мы заинтересованы.

Константин Чуриков: Ну одно дело субсидия, а другое дело кредитование, правда?

Оксана Галькевич: А я правильно услышала, там было «раскулачить»? «Можем ли кого-то раскулачить, если будет совсем...»?

Константин Чуриков: Раскулачить, да, так и просил зритель.

Сергей Лесков: Ну, мы уже дораскулачивались. Это же тоже философский вопрос, на кого делать ставку, на беднейшее крестьянство или на крестьянство, которое умеет держать в кулаке свое хозяйство. Мне кажется, что в конце 1920-х гг. была сделана неправильная ставка.

Оксана Галькевич: Сергей, тут пришло сообщение из Мурманской области, подчеркиваю, из Мурманской области: «Рыба дорогая», – пишет Мурманская область.

Сергей Лесков: Да, рыба дорогая. Это для меня удивительно, потому что по заверениям многих диетологов, рыба для человека более полезный продукт, чем мясо. Это очень странно. У нас самая длинная в мире береговая линия, ни с кем сравнить невозможно, а с рыбой вечно какая-то незадача. Стоило бы, конечно, обратить внимание на эту отрасль. Но если во главе этой отрасли стояли такие одиозные фигуры, как, скажем, Ноздратенко, то удивляться этим проблемам не приходится.

Константин Чуриков: Ну у нас сейчас зато государство, правительство внесло в перечень системообразующих компаний несколько крабовых компаний, в общем...

Сергей Лесков: Ой, какой намек.

Константин Чуриков: Если что, краба наедимся.

Сергей Лесков: Да, краба наедимся.

Да, я вижу, что там лучший друг физкультурников и вождь всех народов появился, маячит. На самом деле любопытные происходят топонимические изменения на пространствах бывшего СССР...

Оксана Галькевич: Сейчас поменяем, да, обои с помидоров на Сталина.

Сергей Лесков: В Южной Осетии решено вернуть столице, городу Цхинвал, имя Сталинир, которое этот город носил с 1934-го по 1961 год. Но, впрочем, это будет только 2 раза в году, 9 мая и 22 июня, когда война началась. Между прочим, осетины считают, что Сталин осетин. Вокруг происхождения Сталина ходит много легенд, каких там только нет версий, но разубедить осетинов в том, что это может быть и не так, не приходится. Эта фотография сделана, кстати, на даче Сталина в Сухуми, еще в одном месте, которое отошло от Грузии. Ну, в Грузии, конечно, комментируют это дело. Министр по примирению, там есть такой министр, сказала, что люди становятся жертвами абсурдных экспериментов, их заставляют вернуться в советское прошлое. Мне кажется, что это заявление неверное.

Тем не менее еще в двух регионах, непризнанных республиках Донбасса, в Луганске и в Донецке тоже принято решение о возвращении старых названий. Вы знаете, что Луганск назывался Ворошиловград, а Донецк довольно долго назывался Ста́лина, ну еще он назывался Юзовка до революции в честь основателя угольных шахт англичанина Юза, но это уже ушло в прошлое. Ну вот теперь тоже три раза в году эти города на Донбассе 9 мая, 22 июня и 14 февраля, когда эти города были освобождены, будут иметь возможность помимо официальных названий именоваться еще Ста́лина и Ворошиловград. Как к этому относиться? Я понимаю, что...

Константин Чуриков: Да, Сергей, я еще просто маленький нюанс хочу рассказать. Значит, год назад у нас «Левада-центр» проводил опрос об отношении к персоне Иосифа Сталина, и вот год назад 51% россиян сказал не просто об уважении и симпатии к вождю, но просто о своем восхищении. И, кстати, социологи отмечают, что прямо в последние годы многие очень стали симпатизировать Сталину. С чем это связано у нас в стране, я имею в виду?

Сергей Лесков: Ну, это важный и одновременно сложный вопрос. На самом деле на эпоху Сталина помимо жутких репрессий, которые дают основания обвинять его в массовых убийствах, чуть ли не в людоедстве, но жертвы забываются, это особенность человеческой психики, но не забываются успехи. Именно на тот период, когда Сталин стоял у руля государства, пришлись самые великие победы и самые великие достижения. Это и индустриализация, это и атомный, и отчасти космический проекты; это победа в самой кровопролитной в истории человечества войне и многое, многое другое. Это, в общем-то, даже и расцвет науки, если не брать некоторые там постыдные идеологические манипуляции. Поэтому все это, в общем-то, полезно.

Я думаю, что несколько раз в году, если уж там эти города возвращают прежние названия, тоже в этом нет ничего страшного. Ну молодежь заинтересуется, будет копаться в учебниках истории, что-то узнает. Вообще, по моему глубокому убеждению, конечно, историю не просто интересно знать, ее знать необходимо, потому что нельзя построить будущее, если ты не знаешь свою историю, ты ошибешься с курсом, забредешь не туда. С другой стороны, конечно, не надо забывать о том, что жить только памятью – это предавать память предков, которые создали достойный фундамент для движения вперед. Здесь, конечно, необходим баланс какой-то, золотая середина. Если уж, Костя, вы спрашиваете насчет отношения к Сталину...

Константин Чуриков: С восхищением именно, да.

Сергей Лесков: С восхищением. Ну, у нас есть город, который носил имя Сталина, это Сталинград, и ведь по поводу Сталинграда у нас в стране ведется немало дискуссий. Именно там произошла битва, которая перевернула ход Второй мировой войны, и эти вопросы задавались и президенту, по этому поводу высказывался председатель, глава Совета Федерации и тогдашний глава Думы Сергей Нарышкин. Пока все это находится на уровне обсуждений. Если вы спросите мое личное мнение...

Константин Чуриков: Да.

Сергей Лесков: Не знаю, очень сложный вопрос. Город носил три имени: Царицын, историческое название по реке, которая там течет, Сталинград, сейчас он называется Волгоград. С другой стороны, весь мир знает название Сталинградской битвы, и в какой-то мере это, в общем-то, возвращает, позволяет...

Оксана Галькевич: Какую интересную вы позицию, нейтральную занимаете, Сергей.

Константин Чуриков: А вот сейчас можно SMS прочту, из Москвы только что пришла, зритель или зрительница пишет, цитата: «Ленин – великий стратег, Сталин – гениальный тактик. Народ помнит их и почитает как святых (большими буквами написано), посвятивших свою жизнь для блага народа».

Оксана Галькевич: Ага.

Сергей Лесков: Я не думаю, что Ленина народ почитает как святого. Я думаю, что вопрос со Сталиным является на самом деле актуальным. Более того, Костя, я скажу, может быть, крамольную мысль: к Ленину мы относимся сейчас безразлично, и Ленина не выносят из мавзолея не из-за боязни каких-то общественных бурь, а просто это уже безразлично. А вот Сталин – это не безразлично, именно Сталин живой, хотя еще недавно, во времена СССР казалось, что Ленин живее всех живых.

Оксана Галькевич: Ну вы знаете, Сергей, это как с коронавирусом: есть «коронаскептики», а есть вот «репрессияскептики» тоже.

Сергей Лесков: Да.

Оксана Галькевич: Люди, которые «восхыщаются», они вот, понимаете, не верят в то, что столько людей пострадали.

Сергей Лесков: Оксана и Костя, ну и, наконец, вопрос, без которого нельзя обойтись, если мы подняли сейчас эту тему и вспоминаем имя Сталина, – надо ли проводить парад в усеченном виде? Ведь президент сказал о том, что будет военно-воздушный парад, ну и будет салют. И на этот счет есть разные мнения. Мое мнение вот какое. В общем-то, парад – это символический акт, а на символах, конечно, держится государство и какое-то общественное согласие. Будем прямо говорить, что и парад на Красной площади 7 ноября 1941 года тоже был не совсем парад в нашем понимании, но это был величайший символ, который предал какой-то там импульс мужества всей стране.

Можно вспомнить и другие военные символы, это, например, футбольный матч в блокадном Ленинграде, в блокадном Ленинграде, по-моему, 9 августа 1942 года была исполнена 7-я героическая симфония Шостаковича, оставшиеся в Ленинграде музыканты под руководством дирижера Карла Элиасберга исполнили героическую симфонию Шостаковича. Мир был поражен, после этого были премьеры героической симфонии и в Лондоне, и в Нью-Йорке. Кстати говоря, в этот день по приказу Гитлера Ленинград должен был пасть. Можно было обойтись без этой симфонии? Конечно, можно, но это был тот символ, который воодушевил людей.

Символы – это чрезвычайно важная вещь, и поэтому даже усеченный парад из-за сложившихся условий является чрезвычайно важным мероприятием. Жертвовать жизнью стариков, ветеранов войны, которые сейчас были в кадре, мы, конечно, не можем, но забывать о важности символов невозможно. Ну и, конечно, я не хочу впадать в ложную патетику, но сейчас в каком-то роде, в какой-то мере тоже ведь война с этим коронавирусом непонятного происхождения, и для того чтобы поддержать наших людей, парад такой необходим. В конце концов, сейчас военные действия в нашей стране ведут только военно-космические силы.

Константин Чуриков: У нас есть звонок, Сергей, нам сообщают, сейчас зрителя выводят в эфир. А зовут его... Владимир.

Оксана Галькевич: Так, кто у нас на связи? Владимир из Московской области.

Константин Чуриков: Здравствуйте, Владимир.

Зритель: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Высказывайтесь или задавайте вопрос Сергею.

Зритель: Ну, по поводу Сталина, и по поводу парада, и прочее, прочее хотелось бы высказать свое мнение.

Константин Чуриков: Давайте.

Зритель: Вы знаете, наше общество, как и 30 лет назад, продолжает быть расколотым на две части, сталинистов и антисталинистов. За сталинистов уже достаточно сказано, я скажу за антисталинистов. Я не знаю, каким надо быть народом, чтобы преклоняться перед преступниками откровенными, один из которых организовал, явился автором самой страшной гражданской войны в нашей стране, а другой, его продолжатель, в общем-то, годы репрессий, 27 миллионов погибших людей в годы Великой Отечественной войны из-за того, что два негодяя не могли договориться между собой.

Но во всяком случае я помню, что немецкое руководство Германии извинились перед мировым сообществом за то, что у них был Гитлер, а наша известная всем хорошо партия до сих пор продолжает легально существовать и никогда не извинится за то, что было сделано за 30 лет правления Сталина. Голодоморы, репрессии, война, в которой погибло вместо с неродившимися детьми около 40 миллионов человек, так нам обошлась эта война. Но некоторые не могут...

Сергей Лесков: Ну хорошо...

Константин Чуриков: Да, спасибо, Владимир, Сергей хочет ответить.

Сергей Лесков: Да. Это просто целая филиппика. При всем уважении к нашему, вне всякого сомнения, подкованному зрителю, мне представляется, что это упрощенная точка зрения на историю. А как французы должны относиться к Наполеону? А как русские должны относиться к Петру I? А как русские должны относиться, например, к царю Николаю II, который там входит почти в ранги святого.

Оксана Галькевич: Сергей, но время меняется, меняются ценности, в том числе ценность человеческой жизни.

Сергей Лесков: Поэтому это чрезвычайно упрощенная точка зрения. Почему надо делить общество на сталинистов и антисталинистов? Я не отношусь ни к сталинистам, ни к антисталинистам. Я знаю многих людей, которые тоже имеют такой калейдоскопический взгляд на историю. Почему взгляд на нашу богатую историю должен быть только черно-белый? Взгляд должен быть цветной, у нас очень богатая палитра истории.

Константин Чуриков: Спасибо.

Оксана Галькевич: Ну, тут вопрос был... Мне кажется, наш зритель как раз хотел сказать, что все достижения нужно, собственно, и ценой тоже измерять.

Вы знаете, Сергей, тут Москва и Московская область написала: «Спасибо Лескову, очень интересно. Хожу по квартире 30 минут и слушаю не отрываясь». Спасибо, Сергей.

Константин Чуриков: Завтра продолжим. Сергей Лесков, обозреватель ОТР.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)