Сергей Лесков: Реформы в нашей стране должны быть осторожными. Как только вскипает ярость народная - это приводит для самого же народа к плохим результатам

Сергей Лесков: Реформы в нашей стране должны быть осторожными. Как только вскипает ярость народная - это приводит для самого же народа к плохим результатам | Программы | ОТР

Белоруссия, Трамп, Башкирия, США

2020-08-28T21:06:00+03:00
Сергей Лесков: Реформы в нашей стране должны быть осторожными. Как только вскипает ярость народная - это приводит для самого же народа к плохим результатам
Дорогая передача: Нам мешают парковки!
Свободен и особо опасен
ТЕМА ЧАСА: Страна под снегом
Чёрные дыры МКС
Новый техосмотр отложили
Деньги на свалку
Что нового? Южно-Сахалинск, Бийск, Санкт-Петербург
«Корона» пала: когда вернёмся к нормальной жизни? Китай победил абсолютную нищету, а когда мы? «Жаворонки» и «совы» на работе: кто лучше?
А поутру они проснутся. О новых правилах доставки пьяных в вытрезвители
Чтобы проспаться… Как сегодня работают вытрезвители в регионах. СЮЖЕТ
Гости
Сергей Лесков
Обозреватель

Иван Гостев: Мы снова в прямом эфире, это ОТР, программа «ОТРажение», в студии по-прежнему Ольга Арсланова и Иван Гостев. Через полчаса поговорим о нашей главной теме, о сборах в школу, 1 сентября уже совсем скоро, на следующей неделе. Ну а сейчас поговорим с нашим обозревателем Сергеем Лесковым.

Ольга Арсланова: Да, будем подводить информационные итоги уходящей недели. О самом важном, самом интересном прямо сейчас. Присоединяйтесь к нашему эфиру, пишите SMS, звоните, задавайте вопросы Сергею, все как всегда, наш эфир открыт для вас.

Давно не виделись мы с Сергеем Лесковым. Сергей Леонидович, здравствуйте.

Иван Гостев: Здравствуйте.

Сергей Лесков: Здравствуйте, Оля и Иван. С Иваном мы вообще никогда не виделись.

Иван Гостев: Сегодня, да, первая встреча в эфире.

Ольга Арсланова: Когда-нибудь должно быть, да, давайте познакомимся.

Сергей Лесков: Да, это...

Ольга Арсланова: Как вам эта неделя? Непростая неделя, как это часто бывает в России в августе.

Сергей Лесков: Да, это правда. Но вроде бы август заканчивается, и таких особо печальных происшествий не было, хотя август выдался напряженным, но не драматичным. Если не считать, конечно, Белоруссию, по поводу которой мы беспокоились и продолжаем беспокоиться. Я знаю, что у Оли есть и родственные связи с Белоруссией...

Ольга Арсланова: Да, это правда.

Сергей Лесков: ...она за это особенно переживала, что там происходит. Я, кстати, подумал, что из всех окрестных народов, окружающих Россию, белорусы, пожалуй, единственный народ, про который мы, русские, не рассказываем анекдотов, а про других всех рассказываем. Я думаю, что это, может быть, говорит об очень многом...

Ольга Арсланова: Ну, Сергей Леонидович, просто про себя-то мы рассказываем, русские про русских.

Сергей Лесков: Про себя мы рассказываем, а вот про белорусов мы не рассказываем вовсе не потому, что они такие тихие, бессловесные, невзрачные – нет, это хороший и трудолюбивый народ. Но просто, видимо, у русских не поворачивается язык острить по поводу белорусов, а вот по поводу других мы прохаживаемся элементарно. Это говорит о многом.

Итак, что же произошло на этой неделе? Впервые президент России, который все эти, уже третья неделя идет, дистанцировался, поддерживал нейтралитет, и это было мудрое решение, в отличие от, кстати, западных стран, Россия сохраняла нейтралитет и полностью дипломатическую позицию. И впервые Путин высказался по поводу Белоруссии – он сказал, что по просьбе президента Белоруссии сформирован резерв правоохранителей России на тот случай, если ситуация выйдет из-под контроля. Здесь очень важны формулировки – «если экстремистские группировки приступят к разбою», здесь важны слова «экстремизм», «разбой». Если протесты будут мирные, ситуация будет находиться под контролем, как выразил надежду Путин и как происходит сейчас, то Россия не видит необходимости вмешиваться.

У меня такое лично мое впечатление, что протесты в Белоруссии утихают. Это не означает, конечно, что в основе этих протестов не было рациональных причин, – были, как в кинофильме «Иван Васильевич меняет профессию», помните крики «Царь, ты не настоящий!»? Это вина, конечно, Лукашенко, то, что слишком многие люди в Белоруссии не поверили в объявленные результаты выборов. Мы, впрочем, об этом говорили на предыдущих неделях. Совершенно очевидно, и, кстати, Путин про это сказал, идет вмешательство во внутренние дела Белоруссии, особенно со стороны Польши и Литвы. Россия, и тоже это подчеркнул президент, предоставила белорусским властям возможность самим выйти из этой непростой ситуации.

Кстати, надо сказать, что, в общем-то, Александр Григорьевич Лукашенко мне все больше и больше напоминает старую учительницу в советской школе, которая пытается уберечь своих учеников, детей от тлетворного влияния улицы. Она знает, что если это влияние распространится на неокрепшие души, то будет только хуже, а дети все равно не верят и хотят выпрыгнуть кто в окно, кто сорвать урок. В общем-то, практика показывает, что... Что значит практика? История показывает, что практически все 15 республик, которые отказались от ненавистного советского строя, стали жить хуже, за исключением, как я уже говорил, одной лишь Эстонии, которой удалось поднять жизненный уровень. Самое, конечно, катастрофическое падение жизненного уровня на Украине, которая к 1990 году стояла на лучших позициях.

И очевидно, что, побунтовав какое-то время, граждане Белоруссии стали опасаться повторения сценария украинского Майдана, где произошло то, что произошло, закрылись многие предприятия, не знаю, «Мотор Сич», «Южмаш», «Антоновский авиастроительный завод», которые были гордостью советской экономики и высоких технологий, теперь они фактически лежат на боку. В Белоруссии есть подобные предприятия, и если они закроются, то можно будет присуждать так называемую Премию Дарвина, которую шуточно (это черный юмор) присуждают тем, кто добровольно, по собственной глупости ушел из жизни, ну то есть выстрелил себе в ногу. Мне кажется, что в Белоруссии все-таки одумались люди.

Здесь на этих кадрах, которые показывают, Александр Григорьевич Лукашенко похож на инкассатора 1990-х гг., я не понимаю, зачем нужно было это шоу. Но в последнее время он так нервничает, что часто какие-то допускает, по-моему, неправильные выражения и неправильные постановки. Кстати говоря...

Ольга Арсланова: Сергей Леонидович, вы говорите, одумались белорусы, но очевидно, что была выбрана форма мирного протеста, белорусы правда довольно мирные, трудолюбивые люди...

Сергей Лесков: Да, это важно.

Ольга Арсланова: ...и протестовали мирно. Очевидно, это ни к чему не привело, то есть Александр Григорьевич...

Сергей Лесков: Почему? Этого нельзя не сказать, нет-нет-нет.

Ольга Арсланова: Вот, вот я хотела спросить – а что изменится? То есть, очевидно, президентом останется Лукашенко.

Сергей Лесков: Здесь надо сказать две вещи. Во-первых, Лукашенко уже сказал, обещал изменить Конституцию, видимо, будут созданы какие-то совещательные органы, но не тот самый самоназначенный координационный совет во главе с сомнительным руководителем Светланой Тихановской без политического веса. Нет, Лукашенко, очевидно, понимает, что он должен меняться… Вообще играть так долго на ностальгических чувствах и пытаться законсервировать советские ценности, как бы они хороши ни были в 1970-х гг., предположим, в начале XXI века это уже пропахшие нафталином политические ценности, их, конечно, надо менять.

Другое дело, Оля, что я хотел бы поделиться с вами следующим соображением. История нашей страны на протяжении ну как минимум последних 100 лет говорит со 100%-м попаданием о том, что как только поднимаются лозунги и знамена свободы, то это происходит к какому-то разрушению и обнищанию. Так было и в России, и во многих других союзных республиках. Как только вскипает ярость народная, это приводит к обнищанию населения и каким-то деструктивным процессам, это урок истории. Ну и, в общем-то, мудрые люди проявляют часто лояльность власти и призывают к осторожным реформам, как, предположим, это делал Столыпин, как это предлагал сделать Косыгин, достаточно мудрые люди.

Но в настоящее время почему-то считается, что такие лоялисты едва ли не совершают какие-то нравственные преступления. Мне это кажется заблуждением, и чаще всего этими обвинениями бросаются те, кто должен знать историю нашей страны лучше, чем другие, а именно интеллигенция. Реформы в нашей стране должны быть очень осторожны; как только вскипает ярость народная, это приводит для самого же народа к самым худшим результатам.

Ольга Арсланова: Сергей Леонидович, не хочу с вами спорить и, действительно, во многом соглашусь, но вопрос в том, что ярость народная вскипает в тот момент, когда реформы вовремя не были проведены.

Сергей Лесков: Да, я только что сказал, что ошибка Лукашенко состояла в том, что он пытался законсервировать свою страну, опять можно процитировать «Иван Васильевич меняет профессию». Да, он опоздал, надо меняться, власть должна, конечно, эволюционировать, он этого не сделал, это большая ошибка, я об этом говорил. Конечно, какие-то должны сделать выводы и российские политики, которые допустили, что в Белоруссии, братской стране, очевидно, нет пророссийских сил. Все пророссийские настроения были приватизированы, если так можно сказать, самим Лукашенко, а остальные пророссийские какие-то политики были просто вытравлены.

Что будет дальше, пока сказать трудно, потому что эти мирные протесты продолжаются. Но все-таки очевидно, что не повторится этого сценария украинского Майдана. Здесь во многом причина еще и осторожная позиция Запада, для которого Майдан тоже послужил прививкой. Вторую Украину Международный валютный фонд уже не потянет, то есть не только для Украины это горький урок, не только для соседней Белоруссии это горький урок, но и для Запада это горький урок, ну и, я думаю, что и для России, которая не повторяет ошибок, допущенных на Украине.

Ольга Арсланова: Да.

Давайте послушаем нашего зрителя, как раз по этой теме нам позвонил Юрий из Волгограда. Здравствуйте.

Иван Гостев: Здравствуйте, Юрий.

Зритель: Здравствуйте, здравствуйте.

Сергей, я очень рад, что дозвонился, 3 недели пытаюсь дозвониться. И для меня эта тема очень важна, потому что, во-первых, я историк по образованию, во-вторых, я наполовину белорус, мои дедушка и бабушка были из Западной Белоруссии, и дед в свое время даже заканчивал офицерскую школу в Варшаве, естественно, когда наша Российская империя, в общем-то, и Польшу включала в себя. Поэтому понятно одно, что мы должны, естественно, сохранять влияние на славянский мир, из славянского мира, к сожалению, у нас осталась одна Белоруссия.

Но здесь вопрос. Вот по разным оценкам, вот недавно буквально политологи говорили о том, что в среднем по разным льготам и так далее нам эта братская поддержка где-то 20 миллиардов долларов, я правильно эту цифру как бы, да? Ну где-то примерно, я не знаю, один из политологов говорил. Дело в том, что бюджет Волгоградской области 1 миллиард долларов, по несложным подсчетам это 20 областей. Вот что должно измениться у нас?

А вместе с тем я крымчанин, и Лукашенко не признал Крым, например, я уроженец Крыма к тому же. Вот для меня это очень больная тема, почему как бы Лукашенко не считается с нашими геополитическими взглядами, с нашими геополитическими движениями и получает такую весомую поддержку. Как должна все-таки измениться наша... ?

Сергей Лесков: Ну, давайте я постараюсь вам ответить. На самом деле спасибо, вы, видимо, очень подкованный зритель, вы поставили целый такой монумент из совершенно справедливых вопросов; для того чтобы на него ответить, нужны целые годы, большей частью эти вопросы риторические. Кстати, если вы считаете себя белорусом, то вы должны знать, что вообще в языке-то слово «белорус» возникло сравнительно недавно, по-моему, в XIX веке, до этого на территории нынешней Белоруссии проживали литвины, русские, поляки, в общем-то, это недавний такой термин.

Но тем не менее Белоруссия может, если вы историк, вы не можете не знать, что она может считаться вообще родиной русской демократии. Был такой полоцкий князь Всеслав Чародей-Оборотень, он упоминается, кстати, в «Слове о полку Игореве» как один из главных персонажей, он даже правил в Киеве. Причем это первый случай вообще в Древней Руси, а следовательно и в России, когда правитель был избран демократическим путем, в Киеве этого Всеслава Чародея-Оборотня избрали. То есть Белоруссия является родиной каких-то демократических тенденций в нашей стране. Но неслучайно его называют оборотнем, у него были некоторые такие способности... Кстати, сверхпопулярная певица Пелагея поет об этом чародее.

Так вот по поводу Лукашенко. Да, на самом деле он просто переобувается на ходу. Он не признал не только Крым, он признал и Абхазию, он дает этому какие-то объяснения. Только что он заключил в узилище наших так называемых вагнеровцев, потом их отпустил, совершенно облыжные были, надуманные обвинения. Он бросал какие-то злобные намеки по поводу участия России в волнениях в Белоруссии, теперь он обвиняет Литву и Польшу, говорит, что Америка координирует эти усилия. Конечно, Лукашенко нельзя отказать в искусном умении переобуваться на ходу, он фактически новый оборотень. Но споет ли о нем новую песню Пелагея, как об этом князе Всеславе, я что-то сильно сомневаюсь.

Да, но лучшего партнера у нас сейчас в Белоруссии нет, а вот я уже сказал об этом только что, к сожалению, нам не удалось там уследить за формированием пророссийской какой-то такой группы политиков, все это монополизировано одним Лукашенко, это большая неудача. Примерно то же самое было и на Украине с Януковичем. Это большой урок и для России, конечно.

С другой стороны, нашему замечательному зрителю я хочу напомнить, что, в общем-то, влияние России на эти территории было всегда очень велико. Не надо думать, что Россия прежде не вмешивалась. Многие русские цари участвовали в выборах королей Польши, начиная с Ивана Грозного, хотел стать королем Польши, как его звали, Алексей Михайлович, отец Петра I, Федор Алексеевич, единокровный брат Петра I, тоже баллотировался в короли Польши, то есть не только поляки приходили к нам, но и русские приходили на эти территории. Очень взаимосвязанная история всех наших славянских государств. Я видел генетические исследования: ни один генетик на свете не может обнаружить никаких различий в геноме русского, белоруса, поляка – абсолютно никаких изменений, это генетически один и тот же человек.

Иван Гостев: Ну да. Вот из Волгоградской области пишет телезритель: «Лукашенко сохраним – Беларусь потеряем, как в свое время Украину», – вот такие вот опасения. Сергей Леонидович, как вы считаете, в отношении Белоруссии должна ли поменяться позиция у нашего руководства?

Сергей Лесков: Мне кажется, что (собственно, и не кажется, я уверен) Россия занимает совершенно осторожную, такую византийскую позицию, не декларирует каких-то неосторожных шагов, и уже, смотрите, Лукашенко опять припадает к сосцам России-матушки, уже говорит о том, что будут изменены какие-то там правила выплаты его очередного долга России. Он сейчас опять стал пророссийским политиком, а мы помним, недели 2–3 назад он пытался перетянуть какие-то там пророссийские или прозападные силы на свою сторону с помощью облыжных обвинений в адрес Москвы, Кремля и России. Я думаю, что наше руководство сделало мудрые выводы по поводу этих самых украинских бесконечных Майданов, хочется верить в лучшее.

Давайте мы поговорим еще на другие темы, и внутри нашей страны происходило много интересного. Я прежде всего имею в виду инцидент с башкирскими шиханами, Путин тоже высказался на эту тему. «Башкирская содовая компания», которая контролирует 75% производства соды в нашей стране... Из соды делаются не только пирожки, я знаю, что среди сотрудников нашего канала есть женщины потрясающие кулинары, которые не могут жить без соды. Но без соды не может жить и фармацевтическая промышленность, металлургия, химическая промышленность, медицинская промышленность, сода – это очень важный момент в нашей экономике, но мы никогда не задумывались (копейки, кстати, стоит), где она добывается.

Она в значительной мере добывается на известняковых холмах славной Башкирии, в районе города Стерлитамак. Это производство было организовано в годы сталинской индустриализации в 1930-е гг. Так уж получилось, что приходится раскапывать так называемые шиханы, это такие гигантские холмы вдоль реки Белая, где утонул герой войны Чапаев. В общем-то, это уникальное природное образование, это дно океана, там моллюски древние, которые дают эти известковые образования. Уже раскопали один из шиханов, его снесли до основания, там уже даже дырка в землю, вот эта «Башкирская содовая компания» решила приступить ко второму шихану. И тут поднялись граждане, начались протесты. Сначала губернатор Башкирии поддерживал промышленников, потом встал на сторону народа, тоже, видите, так сообразил вовремя. Тут есть несколько интересных моментов.

Как бы закончились эти процессы, нам неизвестно, приезжали какие-то люди в масках, даже там было физическое насилие над протестующими, но вдруг пришла благая весть из Кремля: опять президент Путин обратил внимание на эту «Башкирскую содовую компанию», которая почему-то в последние годы, была-то она государственная, вдруг стала частной, как оно произошло, непонятно. Львиная доля денег, ну есть цифры, вся эта выручка, прибыль миллиардами рублей исчисляемая, выводится в офшоры. Владельцы этой компании, акционеры, живут кто в Швейцарии, кто в Канаде, кто во Франции. Во Франции вообще куплены огромные угодья, по существу дворцы, там эти люди, которые раскапывают родную Башкирию, решили заняться виноделием, бутылки какие-то будут для селебритис по 300 евро, по-моему.

Ну, остается только удивляться отсутствию какой-то социальной ответственности многих наших олигархов, которые уничтожают родную природу, выкачивают деньги за границу и счастливо обустраивают там свою жизнь, не обращая никакого внимания на то, как живут люди, работающие на их производстве. Об этом, кстати, Путин сказал, и Генпрокуратура, я сегодня буквально видел последнюю новость, уже начала проверку и обратила внимание, уже, значит, заявила о том, что эта приватизация была неправомерной. Удивительно, конечно, работает закон в нашей стране, закон в России работает тогда, когда на него нарушение обращает внимание президент; остается, конечно, задать риторический вопрос, закон ли это тогда. Тут, видите, и губернатор тоже стал благодарить президента. Хорошо, тоже, значит, вовремя сориентировался: всего лишь неделю назад губернатор Хабиров был на стороне этих самых акционеров, которых он сейчас решил вывести на чистую воду.

Вообще надо сказать, что в последнее время экологические проблемы все чаще и чаще оказываются в фокусе внимания. Помните, по-моему, весенний инцидент с этим «Норильским никелем», там какой-то цех прорвало, что привело к уничтожению огромных территорий в тундре. До этого был инцидент с Шиесом в Архангельской области, куда хотели свозить промышленные бытовые отходы. На этой неделе огромный пожар в «Утрише», где горят уникальные леса, это в Краснодарском крае, вот. В общем-то, тут как бы этот последний инцидент – это, конечно, природное бедствие, но все прочие перечисленные мною происшествия имеют технологический, рукотворный, конечно, характер.

В общем, надо, конечно, признать, что экологическое мышление, которое становится неотъемлемой чертой политика, да и вообще честного гражданина, в XXI столетии, является, наверное, какой-то слабой, редкой чертой для наших граждан. Я думаю, что в значительной степени это, конечно, связано с наследием марксизма, который декларировал, что... Помните, Мичурин говорил: «Мы не можем ждать милости от природы, взять их – наша задача». Марксизм стоял на пути прогресса любой ценой. Как странно сейчас вообще сказать, но Маркс же вообще отвергал второе начало термодинамики и считал, что это выдумка для попов. Да, в советское время было уничтожено много не только церквей, но и природных заповедников; сейчас мы расплачиваемся за это не только тем, что природа наносит ответный удар, но и тем, что мы не можем встроиться в требования как бы XXI века. Может быть, самым главным экологом, как ни странно, в нашей стране опять же оказывается президент России – видите, и закон экологический начинает работать только в том случае, если он обращает на это внимание.

Дай бог, этот самый уникальный природный шихан под названием Куштау сохранится, но ведь вопрос остается – а где будет добываться сода? Я уже сказал, что сода очень важный компонент во многих производствах. Опять мы сталкиваемся с нашей зависимостью от сырьевой базы. Нефть еще не кончилась, но когда-нибудь мы можем спросить, что вот и нефть заканчивается, да и газ... Ну, газа, правда, больше. Зависимость российской экономики от сырьевых источников является, наверное, одной из самых больных наших проблем. Да, мы отстоим шихан под названием Куштау, но где мы будем брать соду? Вопрос, конечно, висит в воздухе.

Ну что же, на этом события не заканчиваются. Из международных событий, конечно, нельзя не сказать, что вчера или сегодня (с учетом разницы во времени) Трамп ожидаемо стал кандидатом в президенты США от Республиканской партии. Очень, конечно, интересное событие, нам это не безразлично, потому что США, конечно, как говорит Путин, единственная оставшаяся сверхдержава. Очень интересный будет у них, конечно, спор с Трампом, это театральная постановка любая может быть засунута за пояс, но... Да, Оля?

Ольга Арсланова: Но предыдущий опыт доказывает такую парадоксальную историю, что, когда у власти в Соединенных Штатах Америки демократы, там риторика более лояльная России, а отношение хуже, а с республиканцами наоборот. Поэтому неизвестно, что для нас будет лучше.

Сергей Лесков: Ну, президент Рузвельт был, по-моему, демократом, который был нашим союзником, да и, по-моему, Вудро Вильсон, который был союзником в Первой мировой войне, по-моему, тоже был демократом, но это так уж просто сошлось. Кстати, по поводу Рузвельта: я обратил внимание, что Трамп сказал, что он будет продолжать бороться с фашизмом и коммунизмом, ну как Рузвельт.

Ольга Арсланова: Ага.

Сергей Лесков: Впрочем, где он сейчас нашел фашизм и коммунизм, я не понимаю.

Ольга Арсланова: И то и другое.

Иван Гостев: Да, интересно.

Сергей Лесков: Где, где? Очень странное заявление, конечно, нашего любимого Дональда Ивановича. Он сказал, что, если победит Байден, вся Америка рухнет, карантины будут по всей стране. Себе в достижения он записал то, что он единственный президент, который не объявил новую войну, что он борется с миграцией, Иран, Афганистан, Израиль – в общем, море заслуг. Хотя в Америке экономический кризис, которого не было едва ли не 100 лет, ну 80. Впрочем, он говорит, что, если Байден победит, кризис будет только хуже, и с коронавирусом будет только хуже. То же самое говорит Байден, впрочем, это очень интересно.

Мы уже знаем, что речи политиков, а особенно президентов США, не имеют никакого отношения к реальности, и я придумал афоризм: если раньше говорили, чего хочет женщина, того хочет бог, то теперь можно сказать, что чего хочет Америка, того не хочет мир. Президент Трамп разругался со всем миром, на всех наложил санкции; если он еще 4 года будет сидеть, то, видимо, санкций станет еще больше, все будет...

Иван Гостев: ...санкционно.

Сергей Лесков: ...весь мир будет обтянут колючей проволокой. Но если придет Байден, кто же сказал, что он эту колючую проволоку отменит? В общем, все это интересно. Среди высказываний Трампа о самом себе, вот когда он стал кандидатом, обращает внимание такое: он объявил, что он сделал для афроамериканцев, негров по-нашему, больше, чем любой президент со времен Авраама Линкольна. Смелое заявление, не знаю, что он для них сделал.

Но я обратил внимание, что сегодня одна из новостей из полицейских сводов США состоит в том, что этот самый Джордж Флойд, с которого началось движение «Black lives matter» и эти самые погромы по всей Америке, – оказывается, это он настолько накачался наркотиками, что если бы он не попал в объятия полицейских, то он бы просто умер дома, там целый был букет такой, может быть, это просто полицейские протоколы говорят, что у него была смертельная доза наркотиков. Но полиция не рискнула опубликовать этот отчет, промолчала.

А по поводу негров, эти же волнения перекинулись и в Старый Свет, в Европу – во Франции переименован знаменитый роман Агаты Кристи «Десять негритят», какое-то у него теперь другое название, более толерантное, не хочу даже его вспоминать. Я не понимаю, если мы войдем в эту струю, то вот, например, как будут звучать строки, я не знаю, ну многих советских поэтов, где фигурирует слово «негр», и у Самуила Маршака, и у Маяковского это есть, ну непонятно совершенно.

Ольга Арсланова: А вам, Сергей, я так понимаю, это слово не режет слух вообще, да?

Сергей Лесков: А почему оно мне должно резать слух?

Ольга Арсланова: Нет, я интересуюсь.

Сергей Лесков: Нет, мне оно не режет слух. Более того, я считаю, что на обиженных возят воду, и ничего обидного в том или ином слове нет, есть обидное, конечно... Обиды сам себе человек выдумывает, что уж там говорить. Ведь и та черная афроамериканка, которую Джо Байден выбрал себе в вице-президенты, тоже рабовладелец бывший, у нее предки рабовладельцы, хотя и черные, она с какого-то там острова, ой, я забыл с какого, типа Ямайки, по-моему, она из крупнейшей рабовладельческой семьи. Это нормально? Ну да, бывали же и черные рабовладельцы. В общем, какая-то странная сейчас история... Я не думаю, что победа того или иного кандидата в американские президенты что-либо изменит в наших отношениях.

Ну и последнее: Трамп обещал, что ежели он победит, то он пошлет на Луну американскую женщину. Правда, он не сказал, какого цвета, будет ли она афроамериканка. Там есть варианты, может быть, она будет латинос, например, а может быть, и белая. Вот тут еще, видимо, на этом направлении и будет развернута политическая борьба, это интересно. С другой стороны, я помню, что все последние американские президенты, наверное, начиная с Буша-старшего обещают вернуться на Луну, а потом отправиться прямиком на Марс, никто этого еще не сделал. Вообще речи политиков надо делить на десять.

Ну и, наконец, то, что произошло в нашей стране, – это отравление главного оппозиционера Алексея Навального. Загадочная совершенно история, он сейчас, как все, наверное, знают, находится в Германии в клинике «Шарите»...

Ольга Арсланова: Да-да.

Сергей Лесков: Ни наши врачи не сумели ему поставить точный диагноз, но спасли его жизнь, об этом не надо забывать, ни немецкие врачи не смогли поставить ему диагноз. Они говорят об отравлении фосфор-органикой, но, насколько я понимаю, это версия. Все более приходится... Вот это вот самолет, где ему стало плохо, все больше и больше... Мы, конечно, желаем ему выздоровления всяческого вне зависимости от каких-то политических пристрастий, это трагедия человека. В общем, приходится признать, что в основном сейчас этот пациент стал орудием каких-то политических игр, и в зависимости от политических пристрастий люди придерживаются той или иной версии этого заболевания. Но прежде всего...

Иван Гостев: Сергей Леонидович...

Сергей Лесков: Иван, сейчас, одно дело.

Иван Гостев: Да-да, слушаю.

Сергей Лесков: Мне важно сказать вот что. Прежде всего мне кажутся совершенно недопустимыми облыжные обвинения в адрес омских врачей, которые боролись за его жизнь, в том, что они смотрят в рот власти и не говорят всей правды. Никаких оснований для таких обвинений нет. На самом деле история отравлений говорит о том, что это самый удобный и эффективный способ устранения неудобного человека. Например, вспомним расправу над Распутиным, которого травили какими-то лошадиными дозами цианистого калия, и ничего ему не было. Таких примеров очень много.

Очень трудно выявить злоумышленника, очень легко, значит, подсыпать какую-то капельку яда. Но это не означает, что в политических целях обвинять можно ту или иную сторону. Кстати говоря, если бы условному Кремлю было бы выгодно отравить Навального, его не стоило бы выпускать в Германию прежде всего, его было бы удобнее оставить в России.

Иван Гостев: Сергей Леонидович, как вы относитесь к версии о женском следе в этом деле? Известно, что Навальный встречался с некой загадочной попутчицей из Лондона, которая сопровождала его все это время. Может ли быть какая-то личная подоплека в этом деле?

Сергей Лесков: Нет, ну я не хочу фантазировать, версий может быть сколько угодно. Мне кажется, что как-то даже недостойно тут об этом говорить. Вы знаете, все знают имя врача Авиценны, наверное, один из величайших врачей в истории медицины, но мало кто знает, от чего он умер. Авиценна сам себя лечил, сам себе выписал рецепт, изготовил лекарство и умер от передозировки этого лекарства. Не удается до сих пор, хотя прошло сколько там, 900 лет, ни установить причину его смерти, узнать состав этого лекарства, этого снадобья. Это говорит о том, что история, мировая история отравлений полна загадок.

В общем-то, и сейчас уже немецкие врачи пошли, первых каких-то обвинений отыграли назад, и сама же Ангела Меркель говорит, что ни о каких санкциях в отношении России на данный момент из-за этого отравления быть не может. Другое дело, что американцы могут придумать по аналогии со списком Магнитского список Навального. В любом случае любая американская администрация, которая придет к власти в ноябре или, вернее, в январе, будет занимать антироссийскую позицию и может выкинуть любой скелет, ну условно говоря, тот скелет, который хранится в шкафу, любой повод для усиления давления на Россию.

Будет очень печально, если Алексей Навальный будет использован в качестве нового Скрипаля. Кстати, куда пропали Скрипали? Скотленд-Ярд вроде бы взял кремлевский след, но опять же ничего доказать не смог. У меня такое впечатление, что и история с «отравлением», недоказанным отравлением Навального может развиваться по тому же сценарию. Но здесь я хочу подчеркнуть, моя позиция стоит в том, что мы желаем здоровья Навальному, в общем, того, чтобы он ни в коем случае не пострадал, это чрезвычайно важно.

Ольга Арсланова: Спасибо, спасибо.

Иван Гостев: Спасибо.

Ольга Арсланова: Сергей Лесков, обозреватель Общественного телевидения России. Подводили информационные итоги уходящей недели и говорили о самых важных темах.

Мы продолжим через пару минут.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)