Сергей Лесков: Такое ощущение, что с администрацией «Твиттера» можно найти общий язык

Сергей Лесков: Такое ощущение, что с администрацией «Твиттера» можно найти общий язык | Программа: ОТРажение | ОТР

ковид, твиттер, британская семья, работа, женщины

2021-03-12T21:34:00+03:00
Сергей Лесков: Такое ощущение, что с администрацией «Твиттера» можно найти общий язык
Цифровое рабство. Сложная формула пенсии. Конец нефтяной иглы? Коттедж в ипотеку. Автомобили дорожают
Алгоритм цифрового рабства
Климат-контроль для России
Интуристы едут за «Спутником»
Нужен ли в школе обязательный второй иностранный язык?
Имеющихся в России запасов нефти хватит на 58 лет при существующих технологиях
Формула пенсии: попробуй рассчитай
Треть столичных аттракционов лишили регистрации
Годовалый автомобиль можно продать дороже его исходной цены
Михаил Мишустин утвердил льготную ипотеку на строительство частных домов
Гости
Сергей Лесков
Обозреватель

Марина Калинина: К нам в студию пришел Сергей Лесков. А это значит, что сейчас он прокомментирует главные события этой недели. Так что присоединяйтесь, высказывайте свои мнения. Может быть, какие-то события вам запомнились, и вы хотите их обсудить.

Сергей, здравствуйте.

Сергей Лесков: Да, добрый вечер.

Вы знаете, мы можем как угодно комментировать события, мы можем их считать главными, но вспомнят ли об этих событиях наши потомки? Я вот подумал, что сегодня 12 марта. Многие ли помнят, что это был один из самых главных государственных праздников уже советской России? Что такое было 12 марта? Это День свержения самодержавия. В 20-х годах это праздновали наравне с 1 мая, сейчас совершенно забылось.

Поэтому, когда мы что-то обсуждаем, мне кажется, есть резон, есть смысл выбирать такие события, о которых будут помнить наши потомки.

Марина Калинина: Но вы выбрали?

Сергей Лесков: Да.

Марина Калинина: Хорошо.

Сергей Лесков: Я совершенно уверен, что, например, тема ковида… Между прочим, ведь на этой неделе случился юбилей у ковида – один год.

Марина Калинина: Ровно год.

Сергей Лесков: Да. Ровно год назад Всемирная организация здравоохранения объявила о начале пандемии.

Конечно, я совершенно уверен, что за это время мир изменился сильнее, чем в результате любой революции (за исключением Великой Октябрьской, естественно). Изменения совершенно потрясающие, о которых мы раньше и подозревать не могли.

Ну, во-первых, общество совершенно атомизировалось. Этот перевод на дистанционную работу, дистанционное обучение привел к разрушению всех социальных норм. Раньше считалось, что если человек чувствует себя хорошо в одиночестве, то он либо зверь, либо Господь Бог. Поскольку второе невозможно, то, в общем, казалось, что…

Ведь обратите внимание, вся цивилизация строилась на укрупнении каких-то конгломераций. Вот так возникли города, культура, искусство. Это же все – порождение городской культуры. А мы с этим локдауном (вынужденно, наверное) разрушали тренд мировой цивилизации. И, по моим наблюдениям, это привело к тому, что за год пандемии мир, конечно, поглупел.

Могли ли мы год назад предположить возникновение такого абсурдного движения, как BLM (Black Lives Matter), которое сейчас просто заправляет всем миром? Ну, мы об этом еще поговорим. И множество других проявлений говорят о какой-то деградации мира, в общем-то.

Крупных свершений, к сожалению, не было. Ведь и создание вакцины – это тоже порождение собственно пандемии. И сами люди (а среди моих знакомых таких немало), которые имели обширные горизонты интересов, как в эпоху Возрождения, превратились теперь то в ковид-патриотов, то в ковид-диссидентов. Во времена условной Венеции гвельфы и гибеллины воевали друг с другом менее ожесточенно, чем ковид-диссиденты и ковид-патриоты. А есть еще ковид-идиоты – это еще какая-то третья категория.

В общем-то, это достаточно печально. И я думаю, что пора все-таки отменять дистанционные режимы.

Александр Денисов: Сергей, так отменили. Вы все говорите, а я пытаюсь понять: вы про нас или про кого?

Сергей Лесков: Нет, у нас, у нас.

Александр Денисов: Так мы-то в чем атомизированы?

Сергей Лесков: Нет, мы год жили…

Александр Денисов: Приведите пример.

Сергей Лесков: Ну как? Агрессия, бытовая агрессия, на мой взгляд, за этот год выросла значительно. С этим трудно спорить. Об этом, кстати, говорит и объективная статистика МВД. Но ведь в Европе локдаун не отменен. В некоторых странах…

Александр Денисов: Нас-то интересует своя рубашка.

Сергей Лесков: Нет, нас интересует весь мир, потому что пандемия – это общая беда. Мы же помним, откуда ковид-то к нам пришел. Это не наше порождение. Границ не существует, невозможно отгородиться. Это общая проблема.

Кстати говоря, сейчас ведь, если говорить об каких-то актуальных проблемах ковида, произошедших на этой неделе, то заключено соглашение о начале производства в Италии российской вакцины. Это первая западная страна, которая пошла на это. До этого «Спутником V» решили прививать в Словакии и в Венгрии. Правда, из-за этого (последнее сообщение) министру здравоохранения Словакии пришлось…

Александр Денисов: Ну, он из-за шутки, дошутился про Закарпатье.

Сергей Лесков: Это премьер-министр шутил.

Александр Денисов: Да-да.

Сергей Лесков: А министр здравоохранения не шутил. Он ушел в отставку, потому что он не согласовал эту закупку с другими членами кабинета. Какое-то абсурдное решение.

И на этом фоне, конечно, разворачивается вакцинная война, появляется этот медицинский национализм. Медицина всегда была областью высшего проявления гуманизма. И то, что появятся такие тенденции, трудно было предположить год назад.

Идет какая-то контрпропагандистская война против российской вакцины, какая-то диффамация, которую распространяют западные чиновники. Например, госпожа Криста Виртумер-Хохе, которая возглавляет Европейское агентство лекарственных средств, где и проходит сейчас «Спутник» сертификацию для использования на европейском рынке, сказала, что применять российскую вакцину «Спутник» – это все равно что играть в русскую рулетку.

Ну как можно серьезному человеку, не обремененному идеологическими шорами, допускать такие выражения? Ведь российские чиновники тоже могли бы опуститься на этот уровень и, например, сказать, что американские вакцины Pfizer и Moderna – это американские горки.

Александр Денисов: Сергей, вы знаете, они не исключительно на нас… Вообще же разделились на два лагеря: вакцины на основе аденовирусов, в том числе и наш «Спутник», и на РНК. Вот на РНК – они явно неэффективные. И они как раз гонят волну на вакцины с аденовирусом. И не только «Спутник», в нашем ряду защищающихся еще и другие вакцины. То есть – два лагеря.

Сергей Лесков: Но при этом из не нашего лагеря Европа, Европейский союз одобрил сегодня четвертую вакцину, которая изобретена компанией Johnson & Johnson. Каждая мама знает, что это такое. Это детские пеленки, кремы и всякие присыпки. Вот они еще, оказывается, сподобились вакцину сделать. Но у нее эффективность – 67%. И все равно ее зарегистрировали. А «Спутник» с 92% лежит у них на полке в лабораториях.

В общем, все это – какие-то такие гримасы сегодняшнего дня. Американские вакцины… Британско-шведская вакцина AstraZeneca, вакцинирование ею приостановлено в Норвегии и Дании из-за побочных явлений. А по сведениям из каких-то таких компетентных источников, США готовят большую пропагандистскую атаку на «Спутник». Ну посмотрим, что будет.

Я повторю, все-таки моя идея, моя инновация состоит в том, что в условиях идеологической борьбы и войны вакцин, конечно, мы могли бы организовать медицинский туризм в нашей стране. Если «Спутнику V» ставят препоны на его применение в Европе, то давайте мы будем сюда завозить туристов, и пусть они вакцинируются в России. Это будет замечательно.

Александр Денисов: Но вначале себе только сделаем, Сергей. С оговоркой: надо самим привиться, а потом уже…

Сергей Лесков: Ну, это другая тема. Я уже об этом говорил. На самом деле в России рекордно низкий показатель желающих вакцинироваться – 40%. Например, в Америке 80% граждан хотят вакцинироваться. Путин же неоднократно говорил, что это добровольное мероприятие. По ряду причин (ну, это отдельная тема, перпендикулярная тому, что мы сейчас говорим) у нас люди не хотят вакцинироваться. Впрочем, у нас и заболеваемость, уровень заболеваемости ниже. У нас нет сейчас дефицита вакцин на внутреннем рынке, поэтому мы вполне можем вакцинировать иностранцев, пополняя свой бюджет.

Александр Денисов: Сергей, поправлю вас: все-таки очередь есть. В Крыму записываются на несколько месяцев вперед, приходится стоять в очереди.

Сергей Лесков: Это связано не с отсутствием вакцин, это связано с логистикой.

Александр Денисов: Мне рассказывали про Оренбургскую область, там тоже очереди.

Сергей Лесков: Ну, мы неделю назад об этом говорили, мы неделю назад об этом говорили.

Александр Денисов: Поэтому все-таки дефицит есть, скажем прямо.

Сергей Лесков: Дефицит есть…

Александр Денисов: Есть, есть.

Сергей Лесков: …но он связан не с производственными мощностями, а исключительно с логистикой и поставками в те или иные регионы. Путин говорил неделю назад, что у нас нет… Перепроизводством это, конечно, не назовешь, но это тот случай, когда дефицита препаратов нет. Привезут в Крым скоро. Привезут и в другие регионы, о которых вы сказали.

Кстати, если уж вы говорите про Крым, то Крым был всесоюзной здравницей. Ну, можно сделать его всемирной здравницей. Таким образом мы можем…

Александр Денисов: Сергей, вам надо в Ростуризм все-таки устроиться на работу.

Сергей Лесков: Таким образом мы можем исправить этот статус непризнанной территории в Крыму, если туда будут за вакциной приезжать иностранные туристы на самом деле. И тогда Крым будет признан всеми организациями: Всемирной организацией здравоохранения, ООН, Евросоюзом, кем угодно.

Марина Калинина: Слушайте, как вы одним предложением все проблемы решили!

Сергей Лесков: Что было еще на этой неделе? Мне представляется чрезвычайно любопытными попытки Роскомнадзора блокировать Twitter. Мы помним, что в своем выступлении…

Марина Калинина: В итоге заблокировалось все.

Сергей Лесков: Все. Ну, потом вроде бы поправили, но поправили опять же с каким-то ущербом, потому что системы безопасности вышли из строя.

Не будем углубляться в технические детали. Хотя, конечно, на памяти еще трагикомические попытки того же Роскомнадзора заблокировать Telegram. Не получилось в еще большей степени. Сейчас оборудование у них вроде бы новое, которое стоит 7 миллиардов рублей. Ну, Роскомнадзору все прощают – видимо, по аналогии с королевским шутом, которому любые выходки сходят с рук.

Мне кажется, что в данном случае блокировка Twitter, который является умирающим форматом… Говорят, что популярность его в России чрезвычайно невелика – Twitter пользуются 0,4% российских пользователей. А, предположим, «ВКонтакте» и Instagram – по 20%. Ну понятно, что это процент тех, кто там зарегистрировался. Из них 20% активных пользователей. И это всего 100 тысяч…

Александр Денисов: Ну правильно, можно закрывать безболезненно, Сергей. Ваша логика понятна.

Сергей Лесков: Моя логика не в этом состоит. Почему вообще это решено сделать? Это наиболее безболезненная социальная сеть. На самом деле социальные сети, да еще в условиях пандемии, когда миллионы людей оказались дома, приобрели огромную и часто разрушающую силу, завладев умами и душами людей, особенно молодых, которые ничем себя занять не могут. Там есть и детская порнография (именно это вменяется в вину), и эти самые суициды…

Александр Денисов: Пропаганда и распространение наркотиков, призывы к суициду.

Сергей Лесков: Да. Есть много цифр, на слух их трудно воспринять. На какие-то замечания Роскомнадзора Twitter реагирует и удаляет эти публикации, но…

Александр Денисов: Сергей, 4 тысячи…

Сергей Лесков: 3 тысячи, по-моему.

Александр Денисов: 3 700, хорошо. Будем буквалистами. Не удалил, Сергей.

Сергей Лесков: Ну да.

Александр Денисов: 3 700 почему-то не удалили.

Сергей Лесков: Тем не менее… Ну, тут разные есть цифры. Во всей Европе Twitter удаляет или исправляет больше сообщений, чем в других странах. Например, в России в 2020 году он исправил или удалил 1 400 сообщений. В Англии, например, – 700. В Индии – 300. В Турции – 150. А в Америке – ни одного. Ну, потом он, правда, на Трампе отыгрался.

То есть такое ощущение, что все-таки с администрацией Twitter можно найти общий язык. Нельзя сказать, что они манкируют российскую власть. Хотя, конечно, присутствие там призывов к детскому суициду и детской порнографии – это вещь вообще недопустимая.

Кстати, в некоторых странах он блокировался и полностью, а не так, как у нас. Это было в Египте во время известных событий – псевдореволюции. Это было в Турции, в Венесуэле. То есть какие-то гонения, скажем, интернет-геноцид в отношении…

Александр Денисов: А в Китае есть Twitter?

Сергей Лесков: В Китае? Хороший вопрос. Он официально запрещен. Но каждый китаец овладел технологией обхода… Как она называется? VCN?

Александр Денисов: VPN вы имеете в виду?

Сергей Лесков: Или VPN. Да, VPN. Это общеизвестный факт: каждый китаец, который хочет сидеть в Twitter, в Twitter сидит, хотя формально это запрещено.

Александр Денисов: Ну, у них есть WeChat, они вполне могут им обходиться.

Сергей Лесков: Нет, так или иначе в каждой стране своя история. Но интернет-геноцид социальных сетей – в общем, явление не новое. Мы помним, что было в Америке во время последних президентских выборов. Поэтому пенять российской власти на то, что нарушается свобода слова, было бы в данном случае несправедливо, поскольку социальные сети нарушали российское законодательство.

Александр Денисов: Марина вам сказала, что вы одним махом решаете все проблемы. Сергей, еще один шанс решить все проблемы мировые.

Сергей Лесков: Но здесь же важнее другое…

Александр Денисов: Вместе с союзником Трампом разобраться с Twitter.

Сергей Лесков: Я подхожу к самому главному. Кстати, насчет Трампа. Я думаю, что Twitter в качестве элемента устрашения был выбран в качестве запоздалой мести Трампу, который пользовался им, и вообще американской элите. Тогда-то мы не могли ничем ответить. А поскольку Twitter является продуктом иностранного, американского бизнеса… Джек Дорси – один из миллиардеров известных. Кстати, он треть своего состояния обещал пожертвовать на борьбу с ковидом. Ну посмотрим. Часто, как говорит Twitter, его слова ничего не стоят.

Александр Денисов: Либо шах сдохнет, либо ишак, Сергей.

Сергей Лесков: Да. Посмотрим. Пусть сначала пожертвует.

Так или иначе, в преддверии осенних выборов в Думу, учитывая американский опыт и влияние социальных сетей на исход американских выборов, можно понять российские власти, которые пытаются, стараются найти технические возможности блокировки сетей и установить контакт, найти общий язык с администрациями социальных сетей. Все это – такие, я думаю, заблаговременные попытки. А упреки в адрес Twitter, ну, они есть, но они использованы как повод для решения гораздо более серьезных задач. В общем-то, мне Twitter не жалко абсолютно. Ни разу его не видел, кроме как читал какие-то…

Марина Калинина: Да и не надо.

Сергей Лесков: Да я и в Instagram не бываю.

Александр Денисов: Есть анекдот знаменитый про дедушку. Спрашивают: «Есть у вас твиттер?» Он говорит: «Был когда-то в молодости, но я вылечился». Так что…

Сергей Лесков: Да, хороший.

Ну, если про дедушек и бабушек мы говорим, мы не можем не сказать про самую очаровательную бабушку на планете Земля – королеву Елизавету II, в семье которой разразилась эта мыльная опера. Бывшая американская актриса Меган Маркл, которая увела из королевской семьи принца Гарри, дала скандальное интервью Опри Уинфри, в котором рассказала, по ее же редакции, о нравах, которые в королевской семье…

Марина Калинина: Ну, они вместе давали интервью.

Сергей Лесков: Да. Ну, тот как-то вроде бы помалкивал, а говорила больше она.

Вы знаете, вообще мне всегда казалось, что «Ме́ган» – это марка автомобиля…

Александр Денисов: «Мега́н».

Сергей Лесков: Ну да, французский. Renault, что ли, делал?

Марина Калинина: Renault.

Александр Денисов: Поклонники французского…

Сергей Лесков: Саша анекдот рассказал, я не могу не ответить. Ведь этот Renault купил производственные мощности «Москвича», да? И теперь эту машину Mégane делают на «Москвиче». Если бы вы не рассказали свой анекдот насчет Twitter, я бы не рассказал насчет «Москвича».

Он говорит ей: «Ты у меня – единственная «Чайка». А она ему отвечает: «А ты у меня – как «Москвич». Потому что 412-й».

Александр Денисов: Ха-ха! Я понял, понял, Сергей. Так сказать, по скользкой дорожке походили оба.

Сергей Лесков: Так или иначе машина Mégane – она дешевая, наверное, самая такая плохая иномарка, которая ездит по нашим дорогам. Собственно, и эта женщина, которая стала супругой английского принца, на мой взгляд, чрезвычайно вульгарная и выносит сор из избы, из королевской семьи, перевирая факты и говоря неправду.

Кстати, вы нашли этот журнал Charlie Hebdo, последний?

Александр Денисов: Да, я нашел, Сергей. Я сейчас пока буду показывать картинку Charlie Hebdo. У вас прекрасное сравнение с второстепенным автомобилем, таким не самым лучшим. Меган – даже актриса не второго плана, а какого-то третьего, четвертого. У нее, по-моему, 46 эпизодических ролей. И, пожалуй, ее самая яркая роль второго плана…

Сергей Лесков: При дворе.

Александр Денисов: Да. Принцесса Сассекская. Год и девять месяцев играла. Все, отыграла.

Сергей Лесков: Ну, это очень неприглядная история. И она говорит, что после того, как кто-то в королевской семье спросил у нее: «А какого цвета будет ребенок?» – она была на грани самоубийства.

Я могу сказать следующее. Сколько я семей ни видел, всегда, когда она ждет ребенка, всегда задают вопрос: «На кого будет похож ребенок?» Ну всегда! Ну почему нельзя ее было спросить, на кого будет похож ребенок, какого он будет цвета? Это совершенно нормально.

А по поводу самоубийства… Она американка, по-моему, да?

Марина Калинина: Да, она американка.

Сергей Лесков: Замечательный американский писатель Чак Паланик говорил, что человек, который склонен к самоубийству, еще больше страдает от отсутствия чувства юмора. Конечно, юмора у нее нет абсолютно никакого, у нее звериная серьезность. В общем-то…

Александр Денисов: Сергей, вот обложка появилась.

Сергей Лесков: Да. Вот королева Елизавета душит эту несчастную актрису.

Александр Денисов: Как Флойда, прости Господи…

Сергей Лесков: Да, как Флойда, с которого началось это движение. Кстати, без этого движения BLM и не было бы этой мыльной оперы, которую она сейчас разыгрывает.

В общем-то, вы понимаете, в чем мне представляется важность этой истории? Даже не в том, что мне жалко старушку. В американских школах есть такое понятие «буллинг», да?

Марина Калинина: Ну, она все-таки леди, она не старушка.

Сергей Лесков: Ну ладно. Я же с нежностью говорю. Вы знаете, что такое буллинг, да? Это когда…

Александр Денисов: Это то же самое, что троллинг, Сергей.

Сергей Лесков: Нет. Троллинг – это мягкое такое. А буллинг – это доведение одноклассника до каких-то совершенно… до полного остракизма. Это практикуется в американских школах.

Вот она занимается буллингом в королевской семье, доводит семью, выдумывая какие-то несуществующие обиды. К чему это может привести? Ведь не скажешь Британская империя. Содружество наций, которое возникло на остатках Британской империи, оно же держится в основном на авторитете королевской семьи. Если произойдет падение этого авторитета, какого-то стержня, который… Кстати, в Содружестве британских наций состоит сколько государств? 53 или 54 государства. А полтора десятка из них считают королеву формальным главой государства.

Александр Денисов: Сергей, если бы это был первый случай, когда позорится дом Виндзоров, я бы еще понял. Вот вы упомянули про падение, про свержение самодержавия. А есть же знаменитая история, когда дом Виндзоров не принял своих родственников – Романовых. Что случилось с Романовыми из-за этого? Георг V был вообще похож как брат-близнец на нашего Николая II. И они их не приняли.

Сергей Лесков: Ну да. Можно поближе взять. А Эдвард VIII вообще оказался гитлеровским шпионом.

Александр Денисов: Да, ездил к Гитлеру. А Елизавета II зиговала, будучи маленькой. The Sun публиковал эти кадры.

Сергей Лесков: Ну, она еще не понимала тогда.

Александр Денисов: А вам не кажется, что это кармическое возмездие?

Сергей Лесков: Хорошая мысль.

Александр Денисов: Из-за них погибли родственники. И вот эти беды валятся на дом Виндзоров вполне заслуженно.

Сергей Лесков: Мне Виндзоров вообще не жалко. Что мне их жалеть? Тоже мне великомученики! Империя, над которой никогда не заходит солнце. Они грабили всю Землю. В общем-то, на этом и зиждется могущество Англии.

Но другое дело, что мы должны отдавать себе отчет в последствиях того, что она занимается буллингом и разрушает семью. Еще раз повторю: это стержень, на котором Британское Содружество наций держится. Туда же входит масса государств, в которых собратья этой самой Меган Маркл по цвету кожи находятся.

Марина Калинина: Там же уже на два лагеря все разделились: одни – «за», а другие – «против».

Сергей Лесков: Там ЮАР, Руанда, Пакистан, Новая Зеландия. Камерун и Мозамбик недавно вошли туда. Если они решат, поверят в эти инсинуации о том, что в королевской семье процветает расизм (что неправда), то, в общем-то, распадется структура, которая объединяет 2,5 миллиона человек – треть населения планеты. Это, в общем-то, приведет к каким-то огромным геополитическим изменениям. И эта Меган Маркл, третьеразрядная актриса, откроет ящик Пандоры, из которого, в общем-то, на планету прольются большие несчастья. Вот к чему приводят семейные обиды, большей частью надуманные, и отсутствие чувства юмора.

Александр Денисов: Вот какая тяжесть на хрупкие плечи бабушки-то ложится, Сергей. Сколько стран смотрят на нее, не дыша?

Сергей Лесков: Да. Мне жалко ее.

Ну, есть, конечно, и приятные вещи. На этой неделе прозвучала инициатива о том, чтобы в России предоставить женщинам еще один выходной. То есть женщины будут работать четыре дня, четырехдневная рабочая неделя для женщин.

Я бы сказал: если эта Меган Маркл находится в контексте феминистского движения, то, в общем, это предложение, конечно, феминисток не обрадует, потому что феминистки добиваются равных прав с мужчиной. И должен сказать, что такое… Его, кстати, омбудсмен Москвы поддержала, женщина. Ясно, что это сделано для того, чтобы женщина лучше исполняла свои домашние обязанности. Но все-таки мне кажется, что женщина…

Марина Калинина: Но все-таки еще и работала.

Сергей Лесков: Ну, еще и работала, да. Объем работы у нее, наверное, такой же останется, наравне.

Марина Калинина: Ну, и там, и там.

Сергей Лесков: И там, и там, да. Но женщина – это не домохозяйка, это не только домохозяйка. Поэтому я думаю, что, в общем-то, в этом предложении есть некое ущемление прав и, в общем-то, может быть, некое неосознанное унижение женщины.

Другое дело, что есть идея (и о ней говорил, будучи премьером, еще совсем недавно – два года назад – Дмитрий Анатольевич Медведев) об учреждении четырехдневной рабочей недели вообще для всей России. Кстати, это он за границей сказал, потом здесь говорил. У него непростые отношения со временем, как известно, он менял часовые пояса, была реформа.

Марина Калинина: Благодаря дистанционной работе, которая из-за пандемии, оживилось как-то это все.

Сергей Лесков: Да, сейчас эта идея, конечно, получила новый какой-то стимул, оживилась эта идея. Мы вдруг во время дистанционной работы увидели, что на самом деле, не снижая производительности и эффективности труда, можно реже ходить на работу. Ну конечно, не к домне, не в горячий цех, не на оборонное предприятие, но многие формы труда это предполагают. Это можно на самом деле обсуждать, потому что дополнительный выходной день – это и снижение нагрузки на экологию, это и снижение трафика, и возможность для самосовершенствования.

В то же самое время, я думаю, для России, если мы говорим о повышении производительности труда, важнее все-таки инвестиции в производство, потому что коэффициент изношенности наших основных фондов очень велик.

А вообще-то, рабочий день в России ведь больше, чем в других европейских странах. У нас такой рабочий день… то есть рабочая неделя, которую 100 лет назад установил Генри Форд на своих предприятиях. В других европейских странах, капиталистических, он меньше, не 40-часовая рабочая неделя. В Германии, по-моему… Сколько там? 37… 38 часов. Во Франции – 35. В Голландии – 27. И выше производительность труда и уровень жизни значительно выше.

Поэтому, в общем-то, я думаю, что ушли в прошлое те времена, когда американский миллиардер Пол Гетти говорил, что формула жизненного успеха очень проста: вставать пораньше и круглые сутки качать нефть. С тех пор мы ушли дальше. В общем-то, есть больший вклад какого-то человеческого интеллекта. И совсем необязательно привязывать его строго к рабочему месту.

К этой идее, я уверен, правительства всех стран будут возвращаться вновь и вновь – и не для того, чтобы облегчить участь женщины, а для того, чтобы облегчить участь мужчин и женщин вместе.

Александр Денисов: Сергей, вы подвели к следующей нашей теме. Предугадали, наверное. У нас речь пойдет о карьере: на какие жертвы готова идти молодежь ради продвижения по службе? Вот Пол Гетти как раз неплохой совет дал: встать пораньше и начать качать нефть

Сергей Лесков: Ну да.

Александр Денисов: Кто из молодежи не мечтает об этом?

Марина Калинина: Да и не только молодежь мечтает, а все.

Сергей Лесков: Вы тут в предыдущем сюжете говорили о русской литературе. Пример карьериста в русской литературе – это Молчалин в «Горе от ума». Многие считают, что карьеру надо делать именно так. Ум оказывается часто препятствием для карьеры…

Александр Денисов: Спасибо, Сергей.

Марина Калинина: Как-то вы так вздохнули с сожалением, Сергей.

Спасибо. Сергей Лесков, «Темы недели» были сейчас. Через пару минут продолжим.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (1)
"Женщины Кузбасса"
Здравствуйте, уважаемый Сергей! Идея неплохая по поводу ещё одного выходного дня для слишком "зафеминизировавшихся" наших женщин! Будет больше времени посвятить себя детишкам и любимому мужу. Но! Не в ущерб заработку!