Сергей Лесков: Такое впечатление, что цель жизни российского министра – это выступить на очередном форуме

Сергей Лесков: Такое впечатление, что цель жизни российского министра – это выступить на очередном форуме
Прямая линия c президентом Владимиром Путиным – 2019. Комментарии экспертов
Павел Салин и Сергей Смирнов. Обсуждение главных тем «Прямой линии с Владимиром Путиным»
Чтобы предприниматели не боялись предпринимать, они должны быть уверены, что в случае ошибки смогут её исправить и что их не закроют
Острейшая проблема недостатка лекарств в регионах вызвана исключительно неудачным регулированием этой сферы
Эксперт в сфере ЖКХ Андрей Широков: Прекратите платить по выставляемым тарифам без письменных договоров!
Проблемы современных матерей. Как загорать. Земли могут изъять из-за пожарных норм. Маркировка продуктов. Рестораны в доме. Сергей Лесков
Как помочь молодым родителям заниматься с ребёнком и не потерять работу
Сергей Лесков: Не исключено, что многие проблемы Superjet связаны с тем, что не удалось построить правильную математическую модель этого самолёта
Что делать, если на первом этаже дома открыли магазин, бар или круглосуточный офис?
Александр Бражко: Роспотребнадзор практически самоустранился от контроля за содержимым и товарной этикеткой
Гости
Сергей Лесков
Ведущий программ

Тамара Шорникова: Мы снова в прямом эфире. Это программа «Отражение». В студии Александр Денисов и Тамара Шорникова. Расскажем, чем будем заниматься дальше в эфире, что обсуждать.

Александр Денисов: Будем работать. Через полчаса наша тема дня – «Бизнес усомнился в нацпроектах». На деловом завтраке «Сбербанка», который прошел в рамках Петербургского экономического форума, бизнес-элита откровенно заявила: мол, вообще непонятно, что такое национальные проекты, и вряд ли это поможет нам раскрутить экономику. Антон Силуанов в свою очередь упрекнул олигархов в нигилизме, что не хотят вкладываться в развитие страны, все сомневаются. Вот яркие конфликты форума, а также почему на нем так до сих пор не обсудили главную проблему бедности, выясним в восемь вечера.

Тамара Шорникова: А прямо сейчас наш комментарий от нашего обозревателя Сергея Лескова. Он уже в студии. Подведет итоги недели. Здравствуйте, Сергей.

Сергей Лесков: Да, добрый день. Естественно, наша главная тема. Тут невозможно не пытаться анализировать то, что происходит на Петербургском международном экономическом форуме. Крупное событие. Я напомню, он первый раз состоялся в 1997 году. И тогда на него приехало только 1500 человек. Очевидно, что это было такое локальное мероприятие. Но сейчас он раскрутился. По-моему, уже 23 форум. В прошлом году было 17 000 человек. Наверное, в этом году будет примерно столько же. Там люди приезжают и приезжают. В прошлом году на 2.5 трлн рублей было заключено соглашений. Конечно, главная прелесть для многих – это присутствие там Путина, который с 2005 года каждый год там солирует, постоянно там встречается и с руководителями СМИ, и с бизнесменами, и с политиками. Каждый год на этом форуме присутствует какой-то главный гость. В прошлом году был Синдзо Абэ. И мы целый год жили под гипнозом возможного мирного договора с Японией. В этом году товарищ Си из Китая там присутствует. Под какой гипнозм мы попадем? Сейчас в результате…

Александр Денисов: Я попал, Сергей. Его фраза, что мы победим сельскую бедность к 2020 году, меня просто заворожила. Сегодня он заявил во всеуслышанье. И все замерли, мне кажется, в зале. Фраза Си Цзиньпина.

Сергей Лесков: По поводу этого товарищ Мао говорил (которого сравнивают с товарищем Си Цзиньпином), что главная цель китайского крестьянства – это рыть траншеи и запасать зерно. Как далеко ушел Китай с тех пор.

Александр Денисов: Культурная революция уже ушла в прошлое. Рыть траншеи уже не будут.

Сергей Лесков: Конечно, было такое микроожидание, приедет ли туда Майкл Калви. Видимо, надо напомнить в двух словах, что это крупнейший американский инвестор, русофил, которого взяли и арестовали по какому-то очень сомнительному делу. Мы часто говорим, что не надо бизнесменов арестовывать. Если это не преступление против личности, то что тут?

Там какой-то спор хозяйственных субъектов по поводу кредитов и возврата долгов в банковской сфере. В общем, разбираться в этом, конечно – это быть гуру в банковских операциях. Но даже неспециалисту непонятно, как на фоне обещаний не арестовывать бизнесмена можно накануне крупнейшего инвестиционного форума взять и арестовать крупнейшего инвестора по весьма сомнительным основаниям.

Александр Денисов: Сергей, поправлю. Он, оказывается, купил премиум-бейдж, чтобы прийти как раз на встречу с президентом, за 410 000 рублей. Как выяснилось. Собирался.

Сергей Лесков: Может быть, он еще завтра появится. Это будет колоритно, если он с этим электронным браслетом и судебным приставом появится. Хотя вряд ли. В общем, это все не красит. И, конечно, ситуация с Майклом Калви… Часто задают вопросы и президенту, и его пресс-секретарю. Я скажу чуть попозже свое отношение к этому делу. Это было микроожидание. А, может быть, самый главный фактологический срез преподнесли наши министры экономического блока, а именно Силуанов, Орешкин и присоединившийся к ним Кудрин, который тоже был когда-то в этом же амплуа. Сейчас он руководит Счетной палатой. Они в один голос говорили, что не удастся реализовать майские указы президента, выйти на рост выше среднемирового уровня, то есть выше 3%. В прошлом году считали как-то очень хитро, но чуть-чуть выше 2% было. Министр экономического развития Орешкин сказал, что в этом году будет вообще рецессия. А рецессия – это маленький спад. То есть он руководит развитием, а предрекает спад.

Тамара Шорникова: С ним не согласна глава Центробанка Эльвира Набиуллина.

Сергей Лесков: Нужен такой министр, которого поставили на развитие, а он говорит, что будет спад?

Александр Денисов: То есть министр есть, а развития нет.

Сергей Лесков: То есть это министр экономического спада. Кстати, вы знаете, кто в Америке министр экономики? Вот министр финансов там есть. А почему в Америке нету экономического развития? Экономика Америки благодаря чему растет? Может быть, благодаря отсутствию такого министерства? Может быть, я что-то не понимаю? Может, это тот случай, когда министерство работает на спад, а не на развитие? Тогда, может быть, отказаться от него?

Примерно такие же грустные вещи говорил и Алексей Кудрин. Он говорил… Да, кстати. Почему Орешкин говорил, что начнется рецессия? Потому что население плохое. Население берет у нас много кредитов и не возвращает. Причем, кредиты берут беднейшие слои населения. Закредитованность беднейших слоев населения: средний показатель по России – 15%, а вот эти бедные закредитованы на 45%.

Александр Денисов: Он беспокоился, что пузырь надуется.

Сергей Лесков: Да, конечно. Это возмутительно. А почему они берут деньги? Потому что штаны падают? Чтобы штаны поддержать? Шестой год падают реальные доходы населения. Может быть, министры тоже к этому причастны? И люди, чтобы не снижать привычны уровень потребления, вынуждены брать кредиты. Это возмутительно. Можно, конечно, себя несколько ограничить в еде, например, в каких-то еще развлечениях, не ездить, например, на своей яхте, еще чего-нибудь. В общем, поджаться надо.

Кудрин и Силуанов, впрочем, назвали другие причины этой самой стагнации. Кудрин, который, может быть, считается самым большим у нас экономистом, говорил, что в районе 2% будет в ближайшие годы. Но о выходе на уровень среднемирового, как в указе президента, этого не будет. Причины они назвали с Силуановым. Причина в силовиках, короче. Нету в стране судебной реформы, нет реформы правоохранительных органов. На самом деле, может быть, это и близко к истине. Несмотря на многочисленные заверения о том, что надо снизить эти административные барьеры, мы на этой неделе говорили о регуляторной гильотине. Постоянно мы говорим и Медведев про это говорит, что не надо арестовывать бизнесменов по хозяйственным вещам. Их продолжают арестовывать. Пока они сидят в СИЗО, бизнес разрушается. Темпы экономического роста у нас совершенно мизерабельные, во многом из-за того, что люди боятся внутренних инвестиций.

Я уже говорил на этой неделе цифры. Опять же, в майском указе президента есть цифры о том, что надо довести уровень внутренних инвестиций до 25%. Это не так уж и много от ВВП. В Китае то 60%. Мы часто ссылаемся на опыт Китая. И сегодня, кстати, Си Цзиньпин в своей лекции говорил о решающей роли в подъеме экономики Китая малого и среднего бизнеса. В Китае 70%, а у нас 20%. И подняться до назначенного им уровня в 50%, сколько уже было указов, не получается. А кто будет поднимать, если они все сидят по тюрьмам?

Александр Денисов: Сергей, а по свистку можно поднять экономику?

Сергей Лесков: Президент России и лидер Китая называют друг друга друзьями. Это, конечно, хорошо. Если вспомнить, что Дэн Сяопин после визита Горбачева в Пекин назвал его дураком. Впрочем, в узком кругу. Но это стало известно. Есть основания считать, что он предвидел большие сложности и распад в СССР, который случился после этого. Но Си Цзиньпин и Владимир Путин друг друга уважают. Может, дать списать? Как на контрольных в школе дают другу списать. Может быть, китайские министры по экономике что-то подскажут нашим министрам. Совсем недавно в Китае крестьяне рыли траншеи и собирали зерно. Сейчас же это совсем не так. Сейчас за годы реформ (за 40 лет) в 37 раз вырос ВВП Китая. Можете себе это представить? Может быть, китайцы, конечно, сделаны из какого-то особенного теста? Но в прошлом году был Синдзо Абэ. Японцы начали свои реформы после разрушительной Второй мировой войны с атомными бомбами примерно в середине 1950-х годов. Они за 30 лет подняли экономику в 5 раз. Может быть, это не такое хитрое дело.

А наши министры (там тоже было на этом форуме какое-то заседание) говорили, что они ищут стимулы для роста экономики. Что-то они долго ищут стимулы. Стимулов найти не могут, а находят только оковы. Потому что уже речь идет не о мизерном росте, а уже о рецессии, то есть падении.

Можно, конечно, не так считать уровень благосостояния страны. В XVIII веке в Англии был такой философ и экономист Иеремия Бентам. Он сейчас становится все более популярным. Он говорил, что цель государства – это наибольшее счастье для наибольшего числа граждан. Такая у него была абстрактная мысль. И он сейчас становится все более популярным. Разговоры о ВВП и других экономических факторах теряют вес. И даже сейчас появился в развитие этой идеи Бентама такой термин – валовое национальное счастье.

Если взять, например, условный Сингапур, где ВВП на душу населения какой-то баснословный, и Пуэрто-Рико, где люди живут небогато, как вы думаете, где счастливее люди?

Александр Денисов: В Пуэрто-Рико легко может быть.

Сергей Лесков: В Пуэрто-Рико, конечно. Поэтому здесь иначе надо…

Александр Денисов: Другая взаимосвязь. Не обязательно деньгами…

Сергей Лесков: Не только в деньгах счастье. Но у меня нет ощущения, как ни считай, что валовое национальное счастье в России будет высоким. Столько проблем, столько обиженных жизнью людей, что, как ни считай… Хоть по западным монетаристам, хоть по XVIII веку по Бентаму все равно что-то не получается. Может быть, у кого-то попросить списать работу? Я не знаю.

И, конечно, совершенно меня поражает непотопляемость этих министров экономического блока, которые, конечно, талантливы только в проведении этих бесконечных экономических форумов. У нас же не только в Санкт-Петербурге. Есть еще в Екатеринбурге, в Сочи, Гайдаровский… И везде они солируют. А когда они вообще пишут планы и проспекты? Непонятно. Такое впечатление, что цель жизни российского министра – это выступить на очередном форуме. Никакие другие министры так часто не выступают с этими публичными речами. Все они ищут стимулы и все говорят: «Что-то не получается».

Александр Денисов: У нас получается связаться со зрителем.

Тамара Шорникова: Давайте послушаем звонок.

Александр Денисов: Ирина из Сочи.

Зритель: Здравствуйте. У нас самый дорогой тариф на свет. У нас в Сочи он связан со всеми коммуникациями. И кондиционеры, и все на свете. Самый дорогой свет по краю. Была передача по НТВ. У нас самое дорогое отопление. Скажите, как можно бороться с бедностью, повышая тарифы на ЖКХ?

Допустим, вы хотите, чтобы наша Россия как-то более-менее преобразилась. Почему не сделать? Немножко снизить свет, немножко снизить аренду помещений. Это же элементарно. Это все взаимосвязано. И немножко снизить бензин. И не надо никаких дотаций государству давать. Государство само заработает на все это. И будут зарплаты нормальные.

Сергей Лесков: Ваш вопрос понятен. Ирина, вы знаете, на планете есть одно государство. Оно находится довольно далеко от России, но по ряду причин оно сейчас близко нам – это Венесуэла. Там бензин практически бесплатный и электроэнергия бесплатная. Вот именно эта модель там и реализована. Насчет аренды помещений я не знаю. Но эти энергоносители там бесплатные. Это довело страну до нищенства. Там инфляция, по-моему, 1 000 000%, а то и больше. И страна находится на грани гражданской войны.

Я не думаю, что тот механизм, который вы предлагаете, является реальным. Вы сказали – у нас самые высокие тарифы. Я это не очень хорошо понял. Потому что в России тарифы на электричество ниже, чем в Европе. И цены на бензин, конечно, в России ниже, чем в Европе.

Тамара Шорникова: Нет. Ирина говорила о тарифах по краю.

Сергей Лесков: Я не знаю. Это локальный вопрос. Но цены на бензин, на электричество в России ниже.

Тамара Шорникова: Мне кажется, предложения можно обсуждать. У нас и в дневном эфире разные предложения звучали из Костромы, из Смоленщины. Люди предлагали какие-то свои варианты выхода страны на желанный для них уровень. Мне кажется, здесь больше про другое. Про то, что людей волнуют гораздо более приземленные вопросы. Они не понимают эти пляски вокруг 1% ВВП и так далее. Они хотят понять, когда их зарплаты станут выше, что реально сейчас изменится и изменится ли. Вот этого они ждут от форума.

Сергей Лесков: Вообще экономистов очень много. К сожалению, мир не знает крупных экономистов нашего происхождения. Это просто удивительно. У нас много математиков, физиков, химиков. Но почему-то экономическая наука именно в нашей стране не произрастает, нету экономических умов и нету плодов экономики. Был, конечно, Джордж Кеннан, который был идеологом, который вытащил Америку из Великой депрессии в 1930-х годах. У него какая идея была? Чтобы у людей было больше денег. Что когда у населения появятся реальные доходы, это, как маховик, раскрутит всю экономику. Он сумел Франклина Рузвельта в этом убедить. И, в общем-то, Америка именно тогда и разогналась. Еще получила этот толчок в виде богатых военных заказов во время Второй мировой войны. И вот с 1930-х годов Америка идет в рост. Но в основе всего этого лежали реальные доходы населения, чтобы люди могли платить за услуги, за товары. Это создает промышленность. И все раскручивается. Это понятно.

У нас, когда людям нечего купить и они могут только кредит взять, вот и появляются эти пузыри, которые так пугают господ министров. Но выход, конечно, один – это прекратить стреноживать малый бизнес. И в этом отношении, конечно, есть такая расхожая метафора насчет пятой колонны. Пятой колонной можно кого угодно назвать. Я думаю, сейчас реальная пятая колонна в нашей стране – это те люди, которые из каких-то собственных соображений не дают развиваться малому бизнесу. Это и чиновники, которые своим администрированием приводят к тому, что предприятия закрываются, это и силовики, которые по надуманным и высосанным из пальца соображениям разоряют бизнес, а очень часто прибирают к своим рукам. У нас же откуда, например, у полковника милиции 9 млрд рублей, да еще сколько схронов, наверное, не обнаружено? У его коллег из ФСБ 12 млрд. Ясно, что эти люди работали с бизнесом.

Александр Денисов: Он сказал, что это не его деньги, Сергей. Его родственников. На них, кстати, даже отпечатки его не обнаружены.

Сергей Лесков: Ну, понятно. Просто кассир такой был. Доверенное лицо. Но дело не в этом. Понятно же, что эти деньги платили силовикам за прикрытие каких-то бизнес-интересов. Но, между прочим, если бы это было в Китае, который у нас вызывает благоговение, то приговор суда был бы очевиден в отношении и полковника милиции, и полковника ФСБ. Просто очевидный был бы приговор.

Александр Денисов: Они, кстати, одно время казни по телевизору транслировали. У них такая программа была.

Сергей Лесков: У нас борьба с коррупцией ведется, но такое впечатление, что она имеет такой точечный характер. И в эти жернова попадаются те люди, которые не соблюли какие-то внутренние правила в этих структурах. Одним словом, Петербургский экономический форум производит грустное впечатление. Это какое-то место, где звучат оптимистические речи, но даже излучающие оптимизм российские чиновники, когда на них глядишь, это смертная тоска. Даже появился такой термин, что у российских граждан есть эффект черных очков. Но это же зависит от действительности. Правда, министр Силуанов сказал, что есть хорошие результаты в экономике. Вот Тамара же сказала – у нас очень сильно повысилась собираемость налогов. Ну, да, повысилась, потому что вводятся все новые штрафы, все новые тарифы. Но да, налоговая база растет. Вот так и живем.

Я тут сказал насчет того, что, может быть, кто-нибудь даст списать. Сейчас же время ЕГЭ. И ЕГЭ же у нас сверстник Петербургского экономического форума. Он уже лет 20 шагает по стране. Это Единый государственный экзамен. Я думаю, что аббревиатура ЕГЭ въелась примерно так же, как КПСС или ЦСКА.

Александр Денисов: Она, кстати, поменялась незаметно. ЕГА. Уже какие-то модификации пошли. Но это сути не меняет.

Сергей Лесков: Так или иначе, сколько в этом году? 750 000 выпускников это дело сдают. Удивительные цифры выяснили социологи. С каждым годом число российских граждан, которые осуждают этот самый ЕГЭ, увеличивается. Сейчас 2/3.

Александр Денисов: ГИА. Вот так называется сейчас.

Тамара Шорникова: Подожди. ГИА – это для 9 класса.

Сергей Лесков: Ага. А мы говорим про выпускников. Не путайте нас.

Александр Денисов: Я сам запутался.

Сергей Лесков: Это уже одна красная лампочка во время ЕГЭ. Итак, 2/3 наших граждан это дело осуждают. На самом деле это удивительно. Плюсы ЕГЭ очевидны. Я напомню их. Во-первых, это один из реально работающих в стране социальных лифтов. И какой-то одаренный ребенок, который живет в деревне, отлично сдав ЕГЭ (а такое бывает – какой-нибудь Ломоносов), может поступить в престижный вуз. Такие случаи есть. Такие случаи были, конечно, и во времена привычных экзаменов. Но по некоторой статистике сейчас их стало больше. Однако это не вдохновляет российских граждан.

Второй аргумент в пользу ЕГЭ – это некая борьба с коррупцией. Потому что при прежней системе коррупционные потоки при поступлении в вузы превосходили взятки в здравоохранение намного и взятки в ГАИ, приближались к этому уровню. Сейчас вроде бы это удар по коррупции, это некоторая объективность.

Кроме того, добавлю еще от себя – конечно, механизм ЕГЭ опробован, испытан, внедрен и оправдан практически во всех странах. С какими-то небольшими поправками. Там его не осуждают. Там он работает. В Гарвард и Оксфорд поступают британские школьники по результатам ЕГЭ. Нормально все работает. У нас почему-то механизмы, которые проверены временем во всех странах, не работают. Это касается, например, и выборов. Это означает, что выборы плохие, или они проводятся плохо? Может быть, здесь дело в чем-то другом.

Я думаю, что эффективность ЕГЭ – это результат какой-то вообще общей атмосферы в обществе. Что касается социального лифта. Ведь не может ребенок из деревни, даже получив высокие баллы, поехать в Москву. Денег нету. Доходы населения падают. Ты будь семи пядей во лбу, но если мать доярка и отец какой-нибудь тракторист не получают деньги месяцами, то о каком поступлении современного Ломоносова в московский вуз может идти речь?

Александр Денисов: Даже если он доедет, а бюджетных мест уже не осталось. «Берем, но надо платить».

Сергей Лесков: Насчет коррупции – во-первых, коррупция спустилась на этаж ниже. Это же русского человека хлебом не корми – дай найти лазейку. Я помню, как ректоры ведущих вузов говорили: «Ну что это такое – ЕГЭ? Как это вообще? В какие ворота это лезет? Давай по олимпиаде будем принимать». И вот придумали эту систему разветвленных олимпиад. Так много олимпиад в нашей стране не было никогда. А почему это так школьники стали соревноваться? Потому что если ты хорошо выступил на какой-то олимпиаде любого уровня, тебе это прибавляет баллы. А что там происходит, на олимпиаде? Такие рассказывают сказки. Вот там и происходит эта самая коррупция. Может полнейший балбес и лоботряс стать победителем олимпиады и спокойно пройти в любой замечательный вуз. На первых порах ЕГЭ приносил на самом деле ожидаемые сдвиги, было больше ребят из провинции, иногородних студентов столичных вузов. А сейчас все вернулось на круги своя. То есть благими намерениями знаем мы, куда вымощена дорожка. Почему-то ЕГЭ, как и многие другие демократические механизмы, в нашей стране работают со сбоями. Кроме того, я думаю, есть и еще одна причина нашего неприятия ЕГЭ, как ни неприятно, об этом надо сказать прямо: ЕГЭ – это некое зеркало. «Свет мой, зеркальце, скажи, кто на свете румяней». Тамара лучше знает, что все эти спящие царевны говорили.

Да, ЕГЭ отражает истинный уровень знаний и образования в нашей стране. Это чрезвычайно неприятно. Учителям, конечно, неприятно сознавать, что они плохо преподают, что у них плохие методические материалы. Родителям неприятно признавать, что они воспитывают лоботрясов. Но это, опять же, связано с падением престижа знаний в нашей стране. А это факт, с которым не поспоришь. Молодые таланты просто целыми пароходами уезжают на Запад, где они могут лучше реализовать свой научный потенциал.

Общая атмосфера деинтеллектуализации, неуважения к знаниям, неуважениям к профессионалу – это бич в нашей стране. И было бы странно, если бы ЕГЭ не отражал этой ситуации.

В общем, сейчас, конечно, мне кажется, критика ЕГЭ – это кустарник, за которым не видно леса.

Тамара Шорникова: Здесь еще, мне кажется, элемент недоверия. Но он тесно связан с коррупцией. Потому что только мы заговорили о ЕГЭ – и сразу начали приходить СМС о том, что некоторые абитуриенты, получившие высочайшие баллы на ЕГЭ, не способны даже заявление на поступление в вуз грамотно написать. «О чем это свидетельствует?» Мы знаем случаи, когда 100 баллов по ЕГЭ получали люди массово в определенных республиках.

Сергей Лесков: Кстати, вы знаете, что мы тут вчера всей страной отмечали 220-летие со дня рождения Пушкина.

Тамара Шорникова: И День русского языка.

Сергей Лесков: Но Пушкин то и не сдал бы ЕГЭ.

Александр Денисов: Он, кстати, оправдал нас всех.

Сергей Лесков: У него же в аттестате зрелости стоял прочерк. Помните, по какому предмету? По геометрии. Он не сдал геометрию. То есть ЕГЭ Пушкин провалил. Другой вопрос. Если возвращаться к этому Петербургскому экономическому форуму, меня гнетут смутные подозрения, что и наши министры не сдали бы ЕГЭ. Судя по эффективности их работы, их профессиональные знания находятся на весьма скромном уровне.

Есть еще один подход. Если мы пытаемся усовершенствовать всю эту систему образования… Мы сейчас что пытаемся изменить? Мы пытаемся изменить школьные экзамены. Можно подойти с другого конца к этой проблеме – попытаться изменить детей. Мы же тут как бы не пробовали.

Александр Денисов: Как?

Сергей Лесков: В Великобритании, откуда родом Иеремия Бентам, в последнее время 1 млн английских школьников принимает какие-то препараты в случае синдрома дефицита внимания и гиперактивности. А как уверяют английские врачи, это значительно повышает их успеваемость. Может, и наших детей на таблетки посадить? Это, кстати, помогло бы фармацевтическим фирмам оборот увеличить.

Александр Денисов: У нас здравоохранение тоже хромает, Сергей. Не получится у нас с таблетками.

Тамара Шорникова: Давайте успеем Наталью из Томской области послушать. Может быть, у нее свой подход есть. Наталья, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Что касаемо ЕГЭ по математике, я думаю, министры его точно не сдадут. Так как я учитель математики, 19-ая задача, наверное, просто неподъемна. Единицы ее делают. А что касается обсуждаемой темы, вы знаете, сейчас в образовании творятся такие вещи. Учителей не слышат и не хотят слышать. Я была в прошлом году на двух форумах – в Москве и в Санкт-Петербурге. Но, к сожалению, пока ситуация не очень хорошая получается.

Тамара Шорникова: А что вам хочется рассказать как преподавателю, Наталья?

Зритель: Мне хочется рассказать о тех проблемах, которые существуют сейчас. Касаемо проблем на селе. Я учитель сельской школы, учитель математики. У нас было училище – училище закрыли, объединили в техникум, укрупнили. И сейчас все дети, которые могли пойти в училище у нас непосредственно здесь на селе, они остались не у дел. Потому что в город уехать содержать родителей нет средств. И, получается, эти дети возвращаются в 10 класс, пересиживают, как мы говорим, треплют нервы учителям. И после 11-го эта интенсивная подготовка к сдаче математики… Мы уже не говорим про профиль, потому что профиль сдают дети, у которых мотивированы родители и родители заинтересованы в детях. И это требует дополнительных финансовых вложений. Я как мама ученика 10 класса об этом говорю. На самом деле ситуация плачевная, потому что все умирает. Мы сейчас тоже планируем переезжать в более крупный город. Потому что на самом деле возможности для детей нет. А то, что постоянно говорят о том… Самое страшное знаете, что? Кадрового потенциала нет. Потому что систему подготовки учителей тоже, говорят, надо менять. Но пока это остается только на словах.

И недавно я услышала фразу о том, что касается ЕГЭ, поступления в вузы. То, что президент попросил увеличить квоты для иностранцев в высшие учебные заведения. У меня вопрос тогда возникает: мы кого для кого учим?

Сергей Лесков: Наталья, здесь вы путаете понятия. Он же предложил увеличить квоты для иностранцев отнюдь не за счет российских студентов. Что касается того благородного дела, которым вы занимаетесь, я чрезвычайно уважаю все учительские предметы, но с особенным пиететом лично я отношусь к математике. Потому что именно ваш предмет… Когда маленький человек корпеет над задачей, он становится умнее. Вы воспитываете, может быть, самую нужную часть в организме человека, которая называется умом. Очень плохо, конечно, что у вас есть в профессиональной деятельности проблемы, о которых вы рассказали. Но все-таки мы должны поклониться вам в ноги, потому что лично мне кажется, что учителя математики – вообще самые нужные люди в школе. Они учат детей быть умными. А это во все времена самый большой дефицит. Что доказал и Петербургский международный экономический форум.

Тамара Шорникова: Продолжим говорить о нем буквально через пару минут. Это был комментарий Сергея Лескова. Спасибо вам. Мы вернемся уже скоро.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (1)
Дмитрий Карпов
В Америке не министр финансов, а глава Федерального Казначейства! Но это тонкости перевода. Сергей Леонидович, бойтесь оказаться правым. Когда вы знаете всё наперёд. вы проигрываете. Гомо сапиенсы по-разному формулируют понятие счастья, и государству очень сложно уловить эти процессы. Я считаю, что народ Венесуэлы должен провозгласить бесплатный бензин - национальным достоянием. Но если на это пойдёт Россия, она вообще исчезнет с поля зрения. Малый бизнес сам виноват, нельзя на шее у Правительства сидеть! У вас тоже по шее пот стекает - всыпьте силисту за то, что талька жалеет на драгоценную голову. Осуждают, но сдают ЕГЭ. Каламбур уместен, потому что пися ЕГЭ, вы поощряете Гаагский трибунал и антироссийские настроения в Европе. Не могли бы вы в следующий раз поговорить о реваншизме? И что вы удивляетесь: сдали ЕГЭ - билет на Запад! У других - безвиза, у нас - частично образовательный бонус. В России 50 лет делать нечего, время пропадает. Вам значит можно быть гиперактивным... А кто ты такой, определись со своим местом, чтобы направить эту активность - скажете вы. Я вам отвечу примером - Джон Кеннеди.

Выпуски программы

  • Полные выпуски
  • Все видео