Сергей Лесков: Тереза Мэй – циничная дура. Не понимаю, как подобного рода персонажи занимают высокое место в уважаемой стране

Сергей Лесков: Тереза Мэй – циничная дура. Не понимаю, как подобного рода персонажи занимают высокое место в уважаемой стране
Дмитрий Гордеев: Местные бюджеты – это «тришкин кафтан»: очень большие публичные функции, а средств катастрофически не хватает
Саркис Дарбинян: Если мы хотим иметь конкурентные IT-сервисы, надо раз и навсегда отказаться от репрессивного правового регулирования этой отрасли
Погашение кредитов: какую часть семейного бюджета это отнимает?
Год в сапогах: военкоматы теперь займутся новобранцами и без официальной прописки
Таганрог остался без воды. О ситуации в городе - наш корреспондент Дмитрий Андреянов
«Матчи Евро-2020 у нас совершенно точно не отберут!»
Сокращение чиновников: станет ли в стране меньше бюрократии?
Какие пенсии в России? Достойная зарплата. Пентагон нацелился на Калининград. Лишние уроки. Тату детям не игрушка!
В ожидании индексации: какие пенсии сегодня получают в регионах и на что их хватает?
Пенсионный фонд России: сколько он тратит на свои нужды? Наш сюжет
Гости
Сергей Лесков
Ведущий программ

Петр Кузнецов: К нам уже присоединился Сергей Лесков, «Темы дня» с нашим любимым обозревателем. Добрый вечер.

Сергей Лесков: Да, добрый вечер.

Вы знаете, Конфуций говорил, что иногда лучше ничего не делать, чем что-то делать. Может быть, те самые безработные, миллионы безработных, о которых вы сейчас сказали…

Петр Кузнецов: Вы, верно, указываете на меня? Это мой девиз по жизни.

Сергей Лесков: Да, начитались просто Конфуция?

Я к чему? Сегодня приехал в нашу страну товарищ Си Цзиньпин, лидер Китая. Как говорят, самый сильный лидер Китая со времен Мао Цзэдуна. Его визит совпал как бы с двумя событиями: 30-летие событий на площади Тяньаньмэнь и также публикацией в Китае некоего документа, который называется «Великий поход против Америки». Давайте мы поговорим на две эти темы, и та, и другая очень интересны.

Первая. Видимо, стоит напомнить, что события 1979 года на площади Тяньаньмэнь вызывают у нас всегда неподдельный интерес, и многие бы в нашей стране хотели бы, чтобы так же расправились с демократами, которые у нас были во время перестройки, и тогда бы удалось сохранить СССР, а страна пошла бы по пути китайских рыночных реформ. Давайте… Это на самом деле чрезвычайно важная и достаточно популярная тема. Кстати, сейчас уже забылось, что события на площади Тяньаньмэнь, практически это центральная площадь в Китае, где стоит, во-первых, мавзолей Мао Цзэдуна, а во-вторых, ворота в Закрытый город, где я купил цитатник Мао Цзэдуна. Значит…

Петр Кузнецов: Известна эта площадь именно по третьему пункту.

Сергей Лесков: Ну да, по третьему, конечно. Так вот совпали эти события с визитом (первым за 30) в Китай советского руководителя Горбачева. Из-за того, что на этой площади был китайский Майдан, ну просто один к одному, он был весь уставлен палатками, палаточный город, каждый причем протестовал по какой-то своей программе, несколько сказать, что у них были единые требования: кто-то был коммунист, кто-то был рыночник, кто-то еще за что-то. В общем, страна бурлила в ожидании политических реформ. Поэтому Горбачев не попал ни в мавзолей Мао Цзэдуна, ни в Закрытый город, чего он, наверное, хотел больше…

Петр Кузнецов: …и книгу не купил.

Сергей Лесков: …и книгу, цитатник Мао Цзэдуна тоже не смог купить.

Петр Кузнецов: Да.

Сергей Лесков: И только Михаил Сергеевич уехал домой, как вот сразу власти Китая – впрочем, после долгих предупреждений – решили разогнать все это дело. И там погибло, официально одна цифра называется, никто в это не верит, в общем, до 5 тысяч жертв, еще они тысячу вроде бы расстреляли во время показательных процессов. С тех пор в Китае как бы нет политической оппозиции, и коммунистический Китай (действия коммунистической партии вообще не обсуждаются в обществе) вступил на путь бурных экономических реформ. В итоге сейчас, конечно, может быть, это покажется историческим парадоксом, но коммунистический Китай гораздо ближе к капитализму, чем капиталистическая Россия, где построение рыночной экономики обернулось каким-то абсурдом, мы еще потом поговорим, во второй части.

На самом деле бурный рост коммунистического Китая просто поражает: экономика с тех пор выросла в 37 раз, причем каждый год растет доля частного бизнеса, сейчас он 75% ВВП Китая. Помните, сколько у нас? – 20%, причем президент ставит задачу поднять до 50%, а получается все у нас наоборот, доля все снижается и снижается. Есть еще один ключевой экономический показатель, доля инвестиций от ВВП. В Китае она достигла уже 40%, у нас опять же президент ставит задачу добраться до 25%, и тоже ничего не получается, хотя у нас рыночная экономика, а в Китае компартия. И конечно, все это порождает невероятное число, количество этих умственных хитросплетений.

При этом не надо забывать, что в Китае нет открытого Интернета, они сразу после событий на Тяньаньмэнь заблокировали появлявшиеся тогда какие-то мессенджеры, цензура строжайшая: там нет ни Google, ни Facebook, ни многих мессенджеров, которыми мы пользуемся, запрещено даже упоминание об этих событиях. В Интернете у них есть какие-то 3,5 тысячи ключевых слов, и как только это слово попадает в каком-то тексте, сразу блокируется все это дело. Но при этом не надо забывать о том, что у них эта политическая цензура сопровождается гигантскими вложениями в науку, в технологии. Тысячи китайских студентов учатся во враждебной Америке.

Поэтому когда мы говорим о политическом штиле, цензуре и единомыслии, мы забываем о том, что параллельно с этим Китай вкладывался в свой собственный Интернет, в свой собственный искусственный интеллект и в технологии. Достаточно сказать, что вот эта вот компания «Huawei», которая сейчас у всех на устах, потому что главный удар Трампа направлен на нее, – у нее же объем продаж 100 миллиардов долларов, а у нас есть хотя бы одна нефтяная компания, которая столько продает? Даже наша расчудесная кормилица «Роснефть» не имеет таких продаж, а они на высоких технологиях делают такие деньги. Кроме того, когда мы говорим о Китае и смотрим на него с таким благоговением, не надо забывать о том, что они борются с коррупцией, а мы говорим, что мы боремся с коррупцией.

Петр Кузнецов: Но они ее не побеждают, всем кажется, что своими…

Сергей Лесков: Победить не победили.

Петр Кузнецов: На самом деле…

Сергей Лесков: Не бывает нулевого показания алкоголя или нулевого количества микроорганизмов в колбасе, так и здесь нулевой коррупции не может быть в природе. Но на самом деле они не имитируют борьбу с коррупцией. Те наказания и объем этих самых преследуемых чиновников говорит о том, что это серьезная борьба. Мало того, у них построена система так называемой меритократии, когда чиновники занимают свои посты не по принципу кумовства, как кое-где бывает иногда у нас порой, а именно они сдают экзамены, вот это уж точно… На что они сдают…

Петр Кузнецов: Как мигранты экзамен сдают.

Сергей Лесков: Причем строжайший. Кроме того, в Китае независимые суды, это чрезвычайно странно, но под угрозой смерти ни один партийный чиновник не может посягнуть на решение суда, который защищает права частной собственности. Частная собственность так растет, именно частная собственность обеспечивает этот гигантский экономический рост Китая. Таким образом, когда мы что-то там говорим о подавлении этих инакомыслящих инсургентов на площади Тяньаньмэнь, мы забываем, что параллельно с этим Китай делал вещи значительно более важные, которые мы не делаем. Мы не развиваем собственные науку и технологии, мы не посылаем студентов в лучшие американские университеты, у нас нет независимого суда (приходится это признать), мы не уважаем, – а это, по мнению потенциальных инвесторов, самая большая проблема в России, – исторически частную собственность, а в Китае это уважение есть.

Петр Кузнецов: Сергей, так вот эти Си Цзиньпины постоянно ездят, ездят, переговариваемся-переговариваемся, а ничего так и не переняли прекрасного из их опыта.

Сергей Лесков: Ну, может быть, переймем еще.

Тамара Шорникова: У нас, кстати, очень мало благоговения, о котором вы говорили, к Китаю в SMS. Вот, например, Си Цзиньпин на встрече назвал Путина «лучшим другом», Вологодская область пишет: «Китай России не товарищ».

Петр Кузнецов: …и поэтому такому партнеру, который, как вы выразились…

Сергей Лесков: Почему все надо мерить в этих понятиях дружбы? Еще Черчилль говорил, что в политике не может быть друзей, а могут быть просто общие интересы. И в данном случае, конечно, эти общие интересы есть, переходим ко второму параграфу, этот великий поход или великая партизанская война, они тоже там так говорят, главный теоретик партизанской войны – это товарищ Мао, с которым только и можно сравнить товарища Си.

В общем-то, очевидно совершенно, что Трамп будет пытаться додавить Китай до конца, это самое лассо, которое он накинул на горло китайской экономике, он не снимет. И для России, которая, конечно, что бы мы ни говорили, имеет не слишком сильные экономические связи с Китаем, но зато у нас, конечно, политический союз, это совершенно очевидно. Обратите внимание, что первая страна, в которую товарищ Си приехал после объявления Великого похода против Америки, уже на второй день он оказался в России, это символично, достаточно символично.

Ну так в какой окоп-то нам залезать? И вообще надо ли нам залезать в окоп? Может быть, надо воспользоваться древнекитайской стратагемой? Знаете, у них есть такой учебник (советую, кстати, всем почитать) «Тридцать шесть военных стратагем», который был… В Китае, кстати говоря, 5 000 лет летописной истории, это вообразить нельзя; в России ну тысяча лет, наверное, наскребется с грехом пополам.

Петр Кузнецов: Наверное.

Сергей Лесков: В Америке сколько, считайте, 300 лет не будет, наверное. Поэтому 5 000 лет летописной истории – это что-то фантастическое. И вот там в какие-то богом забытые времена был составлен список 36 военных стратагем, которыми китайцы руководствуются и поныне. Там есть фантастические вещи: например, в покое ждать утомленного врага. Может быть, нам надо в покое ждать утомленного врага или наблюдать за пожаром с противоположного берега? Но пусть китайцы и американцы выясняют, кто окажется сильнее, а мы будем сидеть на противоположном берегу.

Но русские всегда залезают в какой-то окоп, и в общем-то, мне кажется, что мы уже залезли в один из этих окопов. Посмотрим, что будет. Сейчас у американских политологов очень распространен такой новый термин, он называется «ловушка Фукидида». Фукидид – это политик времен Древней Греции, он, анализируя постоянные войны между Афинами и Спартой, установил такую закономерность: когда есть две конкурирующие страны и одна из них пытается сохранить свое господство, свое могущество, а вторая поднимается бурно вверх, то война между ними неизбежна. Вот эта вот ловушка Фукидида – это точное описание того, что сейчас происходит между США и Китайской Народной Республикой. Фукидид еще в V веке до нашей эры описал этот сюжет. Ну так и что, перерастет ли торговая война в настоящую войну? Такого, конечно, исключать нельзя. Мы потом еще поговорим на эту тему.

Но, конечно, то, что Китай за считанные годы стал второй экономикой мира и руководствуется во многом как бы указаниями, вечными, мудрыми указаниями товарища Мао… Он же говорил, что американский империализм только кажется громадой, но фактически является бумажным тигром и делает предсмертные потуги. Ну вот, может быть, сейчас настало это время? Кстати, еще одна из стратагем гласит, что надо выманить тигра с горы на равнину, – может быть, они сейчас куда-нибудь выманят товарища Трампа? Посмотрим. Сюжеты разворачиваются очень интересные.

По-моему, завтра товарищ Си перекочует из Москвы в Северную столицу. В Москве он оставил двух панд – это животные, он их подарил Московскому зоопарку. Кстати, я с некоторым скептицизмом на это смотрю, ведь сегодня закрыли половину Московского зоопарка, сейчас школьные каникулы, дети приехали, жара 30 градусов, и они не попали в зоопарк из-за того, что китайский коммунист гулял по этому зоопарку со своими животными из отряда кошачьих. Что-то мне кажется, что это неправильно. Ну вот, завтра он будет в Санкт-Петербурге, в Санкт-Петербурге что-нибудь…

Петр Кузнецов: У нас любят перекрывать ради дорогих гостей половину города или зоопарка.

Сергей Лесков: Теперь в Северной Пальмире чего-нибудь перекроют, готовьтесь. А он не оставил хотя бы одну панду для питерского зоопарка? В каждый российский зоопарк по китайской панде, вот будет номер. Он там выступит, он главный гость Петербургского экономического форума. Можно предположить, что он там будет говорить, вещать, но мы об этом поговорим в пятницу. Так или иначе я думаю, что китайский опыт рыночных реформ был бы неприменим в России по многим причинам, прежде всего у нас нет только китайцев, но есть и другие причины.

Петр Кузнецов: Чувствуется, что скоро мы к ним будем ездить на работу, а не они к нам.

Сергей Лесков: Может быть, и так. Китайские инвестиции в Россию идут очень тоненьким ручейком, их столько же, сколько американских. В это трудно поверить, но это факт.

Петр Кузнецов: Вот смотрите по поводу Китая: для России это возможность привлечь инвестиции, не знаю, погасить дефицит взаимодействия с Европой, а для Китая-то мы что? Российско-китайская дружба…

Сергей Лесков: У нас до сих пор значительно больше торговый оборот с Европой, чем с Китаем. Нет, для Китая все-таки российский рынок достаточно большой, правда, они у нас покупают, по-моему, на 85% энергоносители и какие-то дары недр. Переработанную продукцию Россия вообще продает в малых количествах, это беда, конечно, нашей экономики.

Тамара Шорникова: А вот те самые разговоры про развитие расчетов в национальных валютах – это декларативные больше вещи, или действительно…

Сергей Лесков: Я этого не понимаю, это надо спрашивать у Эльвиры Набиуллиной. Я не понимаю, как можно, торгуя нефтью и газом, которые рассчитываются в любом случае в долларах, торговать в юанях. Все равно ты в конечном итоге будешь держать в голове долларовую цену на нефть.

Петр Кузнецов: Да, конечно.

Сергей Лесков: Непонятно. Элементарное знакомство с правилами арифметики говорит, что это какая-то тень на плетень.

Петр Кузнецов: Да, совершенно верно.

Сергей Лесков: Вот. Ну мы еще на этой неделе поговорим, потому что Китай – это как бы вечная, большая и стратегическая тема…

Петр Кузнецов: Как и его история 5-тысячная.

Сергей Лесков: Да, как и его история.

Но давайте вернемся к делам нашим скорбным, как говорил один персонаж. Мы говорили в понедельник, не далее как вчера, о регуляторной гильотине в области общественного питания; бурный интерес это вызвало у наших зрителей, мне много писали, звонили сюда. В общем-то, я чувствую по этим звонкам, по этой реакции, что советские корни крепко держат людей, в Китае, конечно, нет таких регуляторных механизмов даже близко, там государство устраняется от бизнеса. Если мы хотим жить богато и щедро, как некоторые другие страны, все-таки нам надо присматриваться к мировому опыту, а не кормить свое чиновничество.

Ну и наконец, едва закончилась наша передача, как правительство приняло, одобрило дорожную карту этой самой регуляторной гильотины… Дорожная карта – это как поэтапно это все будет происходить. Я поделюсь своими соображениями на этот счет. Осенью эта дорожная карта будет передана в Государственную Думу, Дума, конечно, одобрит, кто бы сомневался, а потом она будет постепенно осуществляться.

Как сказал один поэт-сатирик, несколько лет на все это уйдет, «нет времени на медленные танцы». У нас нет времени на постепенное, поэтапное внедрение этой самой регуляторной гильотины. 2021 год, 2022-й, 2023-й, 2024-й – все это уходит в бесконечность, за это время, смотрите, ВВП Китая вырастает на 20%, у нас Путин сказал, что если все это дело отменить, то рост ВВП от 2% до 6%, он же раньше говорил цифру, что потери от этого излишнего администрирования у нас 5% ВВП. Посчитайте на досуге, 5% ВВП в год – это 20 Керченских мостов. Мы столько теряем из-за того, что вот эта армия чиновников, как комариная стая, нависает над бизнесом, собственно, каждое из надзирающих ведомств ведь имеет свой план по штрафам.

Петр Кузнецов: Да, но при этом на все эти сокращения гильотины тоже нужны деньги. Есть они у нас?

Сергей Лесков: Здесь интересно другое.

Петр Кузнецов: В мостах сколько?

Сергей Лесков: Они… Есть разные, конечно, способы реализовать. Кстати, президент ведь сказал в своем послании Федеральному собранию, это не премьер придумал «регуляторную гильотину», это президент первым об этом сказал. Так вот…

Петр Кузнецов: Нет, вообще впервые, насколько я понимаю, какая-то международная консалтинговая компания вообще придумала термин.

Сергей Лесков: Ну правильно, но у нас об этом сказал в начале года президент в послании Федеральному собранию.

Петр Кузнецов: А, у нас в стране.

Сергей Лесков: Так вот меньше надзорных органов не становится. Каждому надзорному органу эта дорожная карта предписывает сократить количество этих подзаконных актов. Но самих ведомств останется столько же. Таким образом, я не знаю, образ можно такой использовать, доильный аппарат тот же останется, да?

Петр Кузнецов: Да.

Сергей Лесков: То есть на доильном аппарате будут какие-то ослаблены штырьки, но доильный аппарат будет тот же. Я поэтому думаю, что все это, как часто у нас бывает… У нас реформы же уходят в песок…

Петр Кузнецов: И ту же корову доить.

Сергей Лесков: Да, это вот товарищ Дэн Сяопин задумал реформу и провел, а у нас о реформе говорят – вот так и здесь. Значит, все вот эти вот надзорные органы остаются, а их немереная туча: мы знаем Роспотребнадзор, Санэпиднадзор, Федеральную медико-биологическую службу… Их дикое количество, и каждая из них выходит со своими дикими правилами «не стой под стрелой», «мой руки после еды», «не ходи по газонам». Выполнить все невозможно, это знают все бизнесмены, и появляется проверяющий с доильным аппаратом, и его тут же наполняют. В общем, это совершеннейшая практика, обыденная практика, и мне кажется, что борьба за эту регуляторную гильотину окажется имитацией.

Петр Кузнецов: То есть можно сказать, что, выявляя все эти избыточные какие-то требования, мы еще больше наплодим бюрократии?

Сергей Лесков: Ну Петя правильно говорит, да, то есть каждое ведомство еще примет на работу еще каких-то чиновников, которые будут разрабатывать эту дорожную карту, будут разрабатывать сокращение одних чиновников ради увеличения веса других чиновников.

И вообще это… Понимаете, у нас же логика государственного аппарата какая? Почему у нас так много чиновников и почему у нас так мало людей работают? Чиновники ведь не дают прибыль, согласно Марксу, которого по-прежнему уважают в Китае. Чиновник живет за счет тех средств, которые зарабатывают люди, которые дают прибавочную стоимость. А у нас чем они занимаются, чиновники? Это конвертация своей власти в личный доход.

Если на этом поприще ничего не изменится, то и коррупция, которая является самым таким рутинным механизмом государственного управления, не изменится. Помните, в Византии чиновники же не получали зарплату, считалось, что чем больше взяток получает чиновник, тем этот чиновник более эффективен.

Тамара Шорникова: Так у нас судя по декларациям они и сейчас как будто бы не получают.

Сергей Лесков: А у нас же, мы же унаследовали византийскую традицию.

Петр Кузнецов: М-да. Только хотел сказать: «Надеюсь, наши чиновники не слышат византийское правило».

Сергей Лесков: Видимо, и в этом отношении тоже мы византийцы. Поэтому я с каким-то пессимизмом смотрю на вот эти вот потуги по ослаблению административного гнета. Единственный способ поднять экономику, об этом говорит опыт Китая, лидер которого сейчас находится в России, – это поднять частный бизнес. Ничего не происходит, это дело доверено чиновникам, а они этого не будут делать.

Тамара Шорникова: Мне кажется, сейчас у частного бизнеса сердце прихватило, потому что «пожалуйста, не трогайте нас» в каждом SMS к нам приходит, когда мы начинаем обсуждать меры поддержки для частного бизнеса.

Сергей Лесков: Да. Ну…

Петр Кузнецов: И потом еще один момент, мне кажется, очень важный. Вот вы сказали, что нам побыстрее, побыстрее эту гильотину, побыстрее все обрезать – вот как бы не попали под эту гильотину какие-нибудь очень важные пожарные нормы, СанПиНы и так далее.

Сергей Лесков: Пожарные нормы – это еще та история. Мы же помним «Зимнюю вишню», там с пожарной проверкой все было нормально. Вот, кстати, к вопросу о том, когда люди говорят «оставьте нам пожарную проверку, но не такую же пожарную проверку, которая была в Кемерово». Да и в других городах, в Перми, по-моему, был пожар в ночном клубе…

Петр Кузнецов: «Хромая лошадь».

Сергей Лесков: …и тоже несколько десятков человек погибло. Там же пожарные оставили свой одобряющий крестик на всех проверках. Это все потому, что… Кто, все тот же Конфуций говорил, что надо любить усилия больше, чем награду за усилия. А у нас эти люди, которые ходят с доильным аппаратом, любят награду за усилия, а усилия нет, поэтому у нас не прививается.

Есть еще одна тема, давайте закольцуем все наши разговоры. Товарищ Трамп приехал в Лондон, и он там куролесит совершенно. Он побывал в Букингемском дворце, где в его честь был…

Петр Кузнецов: Да и не только в Лондоне.

Тамара Шорникова: Что уж там.

Сергей Лесков: Да. Вообще, конечно, чрезвычайно колоритный персонаж…

Петр Кузнецов: Там, по-моему, «йу-ху» уже началось на инаугурации.

Сергей Лесков: Он похлопал королеву Англии…

Петр Кузнецов: По-моему, он еще, где-то я видел ролик, заснул под ее речь.

Сергей Лесков: Да, заснул во время ее тоста.

Петр Кузнецов: Тост, точно.

Сергей Лесков: Потом он ей сказал, что…

Петр Кузнецов: С другой стороны, его можно понять.

Сергей Лесков: «Моя бабушка очень любила, обожала ваш вкус». Королева поперхнулась: сказать такой женщине – это надо придумать.

Петр Кузнецов: «Я вырос на ваших песнях» еще осталось сказать ему.

Сергей Лесков: Потом, когда она его водила, показывала какие-то подарки, показала ему статуэтку лошади, которую он подарил в прошлом году, он ее не вспомнил и сказал, что все лошади одинаковы. Вообще, конечно…

Петр Кузнецов: И посмотрел на Меган Маркл при этом, он же ее оскорбил, кстати.

Сергей Лесков: Но ее же не было там, она же не пришла.

Петр Кузнецов: Нет, он ее оскорбил еще будучи в Америке, что-то у них какая-то такая перепалка через СМИ.

Сергей Лесков: Ну это человек, за которым надо ходить и записывать. Впрочем, не надо ходить и записывать, потому что он сам ходит и за собой записывает.

Петр Кузнецов: У него есть Twitter.

Сергей Лесков: Вот. При этом… Они же там выходят из Евросоюза, он сказал Терезе Мэй: давай вообще, выходи из Евросоюза поскорее и не плати им отступные. Уже ведь договорились, что Великобритания должна заплатить Евросоюзу 50 миллиардов евро за нарушение всех соглашений, а он говорит: «Ничего не плати, выходи, и мы заключим между Америкой и Великобританией феноменальное торговое соглашение». У Китая с Америкой тоже были феноменальные торговые соглашения – можно ли верить таким посулам? В общем, англосаксы, наверное, договорятся.

А в принципе он же туда приехал по такому достаточно важному мотиву – сколько там, 75 лет высадке союзников в Нормандии. При этом до 1944 года, по-моему, США торговали с фашистской Германией, главное же прибыль. Обратите внимание, Трамп в отличие от своего предшественника Обамы не говорит никаких речей о высоких гуманистических принципах, о торжестве американской демократии, которую надо нести на блюдечке с золотой каемочкой по всему миру, – Трамп говорит только о деньгах, только о прибыли, его только это интересует. Надо отдать должное его откровенности. Поскольку торговля с фашисткой Германией приносила прибыль, он и с ними торговал, до того как он не решил, значит, прыгнуть на берега Нормандии.

Меня, кстати, поразило: там была на этом самом званом вечере, речь сказала Тереза Мэй. Она сказала примерно следующее, близко к тексту, что она благодарит Америку за то, что та всегда поддерживает Великобританию, и сравнила высадку армий США и Великобритании в Нормандии во время войны с Германией с поддержкой США акции России, атаки нервно-паралитическим газом в Солсбери – вспомнила, поставила это на одну доску. Я хочу сказать оценочное суждение: конечно, дура, просто циничная дура. Это какие-то несопоставимые вещи, и даже распространяться на этот счет невозможно. Я не понимаю, как подобного рода персонажи занимают самое высокое административное место в такой уважаемой стране. Это полная деградация, конечно, политической элиты.

Ну а если говорить вообще про войны, то, конечно, здесь нельзя не сказать, что… Вы помните, сколько погибло людей на Первой мировой войне? – в 20 миллионов оцениваются потери, это очень много. Были какие-то сделаны выводы? Нет, никаких выводов не было сделано, с Лигой Наций ничего не получилось, все государства что-то там немного переформатировали свою политику. Никакие геополитические, экономические вопросы не были решены. Но между прочим, в 1930-х гг. в Европе, да и в Америке была объявлена торговая война. Гувер, президент США, наложил торговые санкции на многие страны, европейцы накладывали санкции на Америку. В итоге нерешенные вопросы чем обернулись? Второй мировой войной. Мы сейчас не находимся в какой-то…

Петр Кузнецов: Еще больше жертв.

Сергей Лесков: …подобной ситуации? Не надо думать, что торговые войны не могут перерасти в какое-то кровопролитие. Вряд ли будет применено оружие массового поражения, оно не было применено даже во время Второй мировой войны, но тем не менее, как бульдоги, какие-то ведущие страны мира вполне могут вцепиться друг другу в глотку. Помните, какие потери во Второй мировой войне? В Первой 20, во Второй 70 миллионов.

При этом – я не буду говорить о потерях СССР, они у каждого на памяти – американцы и англичане потеряли по 400 тысяч человек, французы 650 тысяч. Ну? Может быть, они поэтому… Это маленькие потери, прямо скажем. Может быть, поэтому они и не делают каких-то опытов из этих горьких уроков истории? Немцев погибло 8,5 миллионов, японцев 2,5 миллиона, а вот Китай тоже же понес чудовищные потери, у них, по-моему, 15–16 миллионов погибших во Второй мировой войне. Ну вот, поэтому, в общем-то, те юбилейные… Торжествами это не назовешь…

Петр Кузнецов: Китай выводы сделал из этого, из своих потерь?

Сергей Лесков: Ну Китай технологически был отсталой страной, он был не готов к войне с Японией, в которой уже была революция Мэйдзи технологическая, в общем, японцы со звериной, конечно же, жестокостью их уничтожали.

У США и Великобритании, это мое глубокое убеждение, жестокость тоже была просто невероятная, ведь они сносили своей авиацией мирные города в Европе просто с лица земли. Мы знаем трагедию Дрездена, трагедию Руана. Руан – это тот город, где была сожжена Жанна Д’Арк, древний французский город, а после того, как они разбомбили этот город, ничего там не было, только мирные жители жили, там были развешаны плакаты такие: «Преступник всегда возвращается на место своего преступления», – имея в виду то, что они сначала сожгли в XV веке Жанну Д’Арк, а теперь еще и разбомбили этот город. Часто мы сожалеем о том, что Кенигсберг, нынешний Калининград, был разрушен, но ведь его не советские войска разрушили, его американская авиация разбомбила.

Они разбомбили пол-Европы, потом они разбомбили Ирак через 50 лет. Это обычная практика Пентагона, не доходить до какого-то такого наземного военного столкновения, а все делать с воздуха. Но жертвы среди мирного населения никогда американцев не останавливали, поэтому когда мы говорим о злодеяниях проигравших в ходе Второй мировой войны, не надо забывать, что жестокосердие проявляли и победители.

А сделали ли выводы? Ну вот будущее покажет. А пока Трамп продолжает куролесить и радовать желтую прессу своими выходками.

Петр Кузнецов: Ну мы выводы сделаем в пятницу, потому что Сергей Лесков появится в этой студии через 2 дня уже с первыми итогами этой недели. Спасибо большое за эту беседу, Сергей.

Тамара Шорникова: Спасибо.

Сергей Лесков: До свидания.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (5)
Дмитрий Карпов
Опасно полагать, что Китай так легко посылает США, а мы, вишь, в 90-е не могли; у нас другие условия, другие договорённости. И коммунизм у нас был разный. Китаю бы боком не вышло это противостояние, когда с ним просто играют, без угроз - ради потехи. Вы много в кучу свалили, но российские вузы имеют связи с иностранными вузами: как раз для переброски своих студентов с целью перемены опыта. Или МГУ уже не российский вуз? Вы сейчас сказали чушь! В Китае коррупционеров сразу расстреливают, это у нас сюсюкаются. Бумажный тигр - это похвала Соединённым Штатам, решение снизойти перед ними - не забывайте. что в Китае был создан пергамент! И Китай из восточной философии считает одним из столпов, охранителей Соединённые Штаты. А если так, то США не нужно будет напрямую ставить вопрос о принадлежности Арктики. отдаст нам её больше своих интересов, просто через Китай незапрошенные официально квоты будет переправлять к себе, это ещё и хороший носильщик! Китай любит у нас мороженое..этого вы не сказали... Торговая война не разожгла Вторую Мировую бойню, а она открыла в ней второй фронт. Второй фронт сейчас надо понимать как переписывание её итогов. Разбомбить проблему - проблем было много в военной Европе, потом на них накинули план Маршалла.
владимир
молодая женщина (некоторые каналы показали) оставила ребенка с запиской.....возмутительно..безнравственно...антрелигиозно....нашли дело возбудили.....и с дулись......оставила не наркоманка..не "отмороженка."...ей жрать было нечего..."она боялась смерти и своей и ребенка...она родного ребенка отдавала чужим людям..что б он сыт был и не умер...(может референдум провести.. с вопросом сколько детей матери готовы отдать что б они хотя бы сыты были
владимр
...есть на терр-и России растение борщевик которое медленно но уверено "поглощает Российские просторы...по анологии это Китай ...сожрет Россию как и все терр-и на которых они появились ....пример 115 тыс га в забайкальском крае на 49 лет ....а в состоянии кто либо назад землю получить за 1.5млд руб (интересно сколько откат) за 49 лет (а где репортажи ....очень интересно как китайцы к русским относятся..
Владимир
очень правильно сказано о том, что чиновники конвертируют власть (т.е. должность) в личную выгоду. и все разговоры о "дорожных картах" (умное слово аж жуть, раньше называлось план-график), без строго требования выполнения к сроку и наказания (даже людей из "ближнего круга"), просто имитация деятельности и необходимости работы этих чиновников
александр
она не одинока

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски