Сергей Лесков: У нас очень неравномерное распределение ресурсов по стране. Где-то не хватает рабочих, а где-то работы. Это беда!

Сергей Лесков: У нас очень неравномерное распределение ресурсов по стране. Где-то не хватает рабочих, а где-то работы. Это беда!
Коронавирус: преступления и наказания
У 8 человек из 10 вирусные инфекции протекают легко. Они могут их даже не заметить, но будут заражать других
Сергей Лесков: Не поступил в институт - пошёл в армию. Так всегда было. Как можно объявлять призыв, пока еще не было поступления в вузы, мне не совсем понятно
Как отследят и накажут нарушителей режима самоизоляции? Россияне без сбережений. Вирус и алкоголь. Дорогой бензин. Начало дачного сезона.
«Сила тяжести, или Легче не значит проще». Вторая часть сказки «Марина и удивительные силы»
Работа на диване. Президент SuperJob.Ru - о перспективах найти работу онлайн
Карантин шагает по стране
Собираем робота дома. Вместе с основателем «Робостанции» Игорем Никитиным
«Главная дачница России» Октябрина Ганичкина: Высаживайте сейчас на подоконниках быстрорастущую зелень
Предприниматели, берите кредиты для зарплаты своим сотрудникам!

Константин Чуриков: Темы дня с Сергеем Лесковым. Обозреватель ОТР у нас в студии. Сергей, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Сергей.

Сергей Лесков: Здравствуйте. Я сейчас слушал эксперта и подумал, что в моей жизни это будет уже пятая конституция. И в моей душе поднялось воодушевление, потому что с каждой новой конституцией жизнь становится все легче, все веселее и краше.

Константин Чуриков: Мы пожелаем вам чем больше конституций, тем лучше.

Сергей Лесков: Константин, еще сколько на вашем веку будет конституций.

Оксана Галькевич: А на нашем, кстати, это уже какая конституция?

Сергей Лесков: Поскольку у нас никакой документ не переписывается так легко, как конституция, я думаю, вы еще поучаствуете неоднократно в подобного рода массовых мероприятиях. Что касается каких-то злободневных событий, то их довольно много. Правительство приняло расширенный список профессий, которые помогают получить гражданство России в упрощенном порядке.

Константин Чуриков: То есть за которые дают паспорт?

Сергей Лесков: Да все равно это тяжело. На самом деле упрощенный порядок в данном вопросе существует для тех, у кого хотя бы один родитель имеет гражданство России. Для бывших граждан СССР, кстати, в едином государстве. И для некоторых бизнесменов, которые особенно полезны и важны. Таких, наверное, на пальцах одной руки можно перечесть. Но есть еще и список прежний. Он был утвержден 4-5 лет назад. Там было 74 профессии. А сейчас он расширен почти вдвое. Теперь 135 профессий.

Константин Чуриков: И мы можем понять, где у нас такие узкие места, да? Кого не хватает. Психиатр, стоматолог.

Сергей Лесков: Здесь три, конечно, вопроса – какие это профессии… Костя уже так возбудился, что начал с психиатров сразу. Хотя там еще 134 профессии. Второй вопрос – это, конечно, в какой степени это поможет решить демографические проблемы. Мигрантов мы приглашаем еще и для этого. Ну, и, конечно, вопрос – ослабить напряжение на рынке труда. Давайте попытаемся посмотреть хотя бы в таком блиц-режиме на эти три вопроса.

Во-первых, какие профессии? Медики были и раньше. Там были, по-моему, акушеры, провизоры. Что у нас, аптекарей не хватает? Мне кажется, этого добра у нас более чем достаточно. Кстати, аптек в нашей стране на 10 000 населения больше, чем в развитых странах. Не знаю, с чем это связано, но это факт. Лекарства не очень хорошие, а аптек много. Думайте, как хотите.

Здесь на самом деле очень сильно расширена номенклатура именно медицинских специальностей. И не только психиатров. Здесь есть еще и стоматолог, онколог, хирург – в общем, самые такие важные специальности. Я думаю, что во многом это продиктовано той критикой, которая звучит в адрес системы здравоохранения – катастрофически не хватает врачей. С другой стороны, откуда они к нам поедут? Я думаю, они все-таки поедут не из Израиля и не из Италии, а все-таки из каких-то бывших советских республик. Можем мы быть уверены, что качество медицинского образования в Средней Азии удовлетворит наших больных? Не знаю.

Константин Чуриков: Я сейчас по алфавиту читаю. Прям открыл скан этого приказа. Смотрите, агроинженер, агрохимик, акушерка, дальше на букву В – ведущий программы. Потом ветеринарно-санитарный врач.

Сергей Лесков: Журналисты тоже попадают.

Константин Чуриков: Большая нехватка.

Сергей Лесков: Да, журналистов большая нехватка. Я никак не могу понять. Сейчас Костя шутит.

Оксана Галькевич: Как вас задело то, а!

Сергей Лесков: На самом деле специальности «журналист» нету. Это вторая специальность. Но это уже другой вопрос. Да, на самом деле агрономы, мелиораторы, зоотехники, механизаторы, рыбоводы, трактористы и даже энтомологи. Это специальности по дрозофилам, да?

Константин Чуриков: По мухам, да.

Сергей Лесков: Кого там только нету. Мне вспоминается, что у одного моего знакомого, который нежданно разбогател, на даче работал садовник. Костя, подождите. Этот садовник на даче у моего разбогатевшего приятеля был астрономом из Таджикистана. Там была какая-то чудесная лучшая в мире горная обсерватория. Но вот он переквалифицировался в садовники. Вот.

На самом деле я могу предположить реакцию многих наших зрителей, которые могут проявить какие-то ксенофобские настроения и сказать: «Лучше мы сами заполним рабочие вакансии, чем к нам будут приезжать эти посланцы из, будем прямо говорить, республик Средней Азии». Здесь надо сказать две вещи.

Во-первых, привлекательность России как места миграции сильно ослабла. Например, из Украины к нам приезжает на 15% меньше мигрантов, после того как они получили свой безвиз. Когда-то у нас был безусловный лидер по миграции – это Узбекистан. Теперь всего лишь за 5 лет из-за снижения жизненного уровня России теперь в 10 раз упал поток этих самых мигрантов из Узбекистана.

Вообще миграционные потоки являются самым лучшим индикатором состояния экономики. Мигранты вовсе не падки на такие замечательные патриотические изобретения, как гиперзвуковая ракета, подводная управляемая торпеда, что согревает сердца наших граждан, которые из-за этого готовы мириться с каким-то экономическим ущербом. Мигранты как рыба, которая идет туда, где глубже, они идут туда, где лучше живется­.

Константин Чуриков: Сергей, но разве не могут в Беларуси талантливые люди разрабатывать подводную лодку? Могут.

Сергей Лесков: Я не про это говорю.

Константин Чуриков: Смотрите, я сейчас просто что еще… Специальность №52. Директор по экономике еще требуется. Еще есть специальность токарь-карусельщик. На самом деле там все гораздо веселее.

Сергей Лесков: Токарь-карусельщик – это очень дефицитная специальность. На самом деле у нас потеряны многие рабочие специальности. И когда приходится спускать какой-нибудь атомный ледокол на воду, то сварщиков (вот сварщики – самая дефицитная массовая специальность) приходится собирать по всей стране. У нас произошла деквалификация.

Второй аспект этой проблемы, которая может оспорить эти ксенофобские мотивы – в России катастрофически не хватает рабочих рук. Именно поэтому расширяется список этих специальностей. Наверное, Костя уже этот список прочел до половины, как Гомер. Там на самом деле создается ощущение, что у нас просто огромное напряжение на рынке рабочего труда. Экономический рост, прорыв, модернизация невозможны при таком дефиците рабочих рук, как в России. На 200 000 у нас падает население каждый год.

Константин Чуриков: Сергей, когда оставшиеся звонят и говорят: «А у нас работы нет». А мы сейчас им из Москвы вещаем о том, что, смотрите…

Сергей Лесков: Да, у нас очень неравномерное распределение ресурсов по всей стране. В каких-то регионах много работы и не хватает рабочих, а в каких-то регионах нету работы. Это беда. Мы неоднократно об этом говорили. У нас много дотационных регионов, где живут те же самые русские люди, но они не могут найти применение своим способностям. Если так и будет продолжаться, то, по расчетам демографов, уже через 10 лет у нас трудовое население сократится на 6 млн. Сейчас 71 млн работает, а будет 65. Мы не сможем кормить наших пенсионеров. Уже и сейчас наши пенсионеры не шибко здорово живут, а будет еще тяжелее. Поэтому России, для того чтобы выполнить какие-то свои экономические амбиции и гарантировать социальные обязательства, необходимы просто мигранты.

Константин Чуриков: А Фонд национального благосостояния? Нет?

Сергей Лесков: Все-таки еще такой черный день не наступил. Ситуация таким образом очень тяжелая. Кстати, знающие люди могут сказать, что на фоне этого продолжается вывоз капитала из России. Каждый год вывоз капитала из России увеличивается в 2 раза.

Оксана Галькевич: Сергей, давайте примем звонок и продолжим эту тему. Александр из Краснодарского края. Может быть, вопрос хочет задать. Здравствуйте, Александр.

Зритель: Добрый вечер. Я живу в самой любимой стране. Я патриот своей родины. И что хочу сказать по поводу образования? Очень много талантливых ребят не могут получить достойное образование в связи с тем, что немножко дороговато для сельской местности. Если город еще как-то выходит на этот уровень, то многие талантливые ребята из сельской местности остаются на своих местах. Они не могут продолжить свое обучение. В итоге меняется профессия либо идут работать, как это у нас бывает, не по своей профессии.

Насчет учебы вообще в принципе хотелось бы сказать, что мы все сидим, обсуждаем: что бы нам сделать, чтобы учеба была лучше? На самом деле у нас все для этого. Все находится в архивах. Вся наша база по учебе, которая была в Советском Союзе, вся методика – все находится в архиве. То есть мы вышли на новый уровень учебников…

Константин Чуриков: Мы немножко отклоняемся от темы.

Оксана Галькевич: У нас тема образования после 21 часа. Спасибо, Александр. Сергей, я хотела бы спросить. Вы все-таки говорите о том, что люди, которые приезжают к нам работать, они не блещут какими-то серьезными изобретениями. А почему наши, уезжающие куда-то, вполне себе блещут? Сикорский, Зворыкин.

Сергей Лесков: Это не наши.

Оксана Галькевич: Да сколько вообще умов уехало!

Сергей Лесков: На самом деле вы сейчас называете такие святые имена, но они уехали в столь тяжелую годину, что что же про них говорить?

Оксана Галькевич: Давайте назовем другую годину. Все равно продолжают уезжать.

Сергей Лесков: А вот про эту годину – да, давайте поговорим. На самом деле посчитать число высококвалифицированных специалистов, которые уехали на Запад, невозможно. Некоторые уехали навсегда, некоторые сохранили здесь какую-то посадочную площадку. Но в любом случае эта цифра может исчисляться несколькими миллионами.

Оксана Галькевич: Почему к нам не приезжают Сикорские и Зворыкины?

Сергей Лесков: Я отвечаю на ваш вопрос.

Константин Чуриков: Слушать.

Оксана Галькевич: Да.

Сергей Лесков: Да. Ответ на этот вопрос чрезвычайно простой. Люди, как к нам едут посланцы из Средней Азии, так и наши люди уезжают, предположим, в Америку, как упомянутые вами Сикорский и Зворыкин, а также многие другие, уехали туда, для того чтобы реализовать свои способности. Для того, чтобы эти люди вернулись, уговоров мало. Мало напоминать им про рябинки, березки. Волоокие русские девушки их вряд ли тоже привлекут, черный хлебушек и селедка. Нет, они могут приехать обратно только в том и единственном случае, если будут устранены те причины, из-за которых они уехали.

А почему они уехали? Причина простая. Это упадок науки. Упадок образования тоже, видимо, здесь же. Это невозможность реализовать свои бизнес-таланты и постоянное давление на инновационный малый и средний бизнес. Это опасения за судьбу своих детей. Слишком жестокосердная система следствия и судопроизводства в нашей стране. Устраняются эти причины? Да, в какой-то мере устраняются. Потом все опять возвращается. Поэтому поток этих… brain drain, как говорят, утечка мозгов.

Сейчас наши дипломаты во многих посольствах на Западе получили задание уговаривать мигрантов вернуться. Как они это будут делать, я не знаю. Что, они выкатывают на Елисейские поля солдатскую кухню с гречневой кашей? Как можно уговорить? Уговорить можно. Такие случаи бывали. Некоторые ученые (в единичном порядке) возвращались, когда им здесь создавали какие-то фантастические условия.

Оксана Галькевич: Сергей, прошу прощения. Я руку поднимаю робко. Вы отвечаете на мой вопрос, но немножко не об этом я спрашивала. Не о том, как уговорить наших уехавших вернуться и принести какую-то пользу стране, а о том, почему из этих стран, которые потенциально могут пополнить нас гражданами, к нам не приезжают как раз такие талантливые, одаренные и не проявляют себя в таких открытиях в науке. Почему?

Сергей Лесков: У них нет никакого роста в России. Не повезло. Они не граждане СССР. Вы имеете в виду ту практику, которую удачно использовали Петр I и Екатерина II?

Оксана Галькевич: Хотя бы.

Сергей Лесков: Хорошо. Давайте. Это хороший вопрос. При Екатерине II, когда в Германии была религиозная реформация, и на протестантском поле возникло довольно много юридических, как считали ортодоксы, течений, многие (десятками тысяч) уезжали в Россию. Поток в Россию переселенцев из Германии был значительно выше, чем в Америку. Вот эти русские немцы приехали сюда при Екатерине II. Они поселялись в Новороссии, а также в Поволжье. Их освобождали от несколько лет от налогов и наделяли землей. Вот сейчас дают Дальневосточный гектар, и это считается очень щедрым. Во времена Екатерины каждому переселенцу давали по 35 га на душу населения. Масса была льгот, для того чтобы эти немцы обосновались на русской земле и поднялись. Многие из них, как условный Греф или Миллер, до сих пор живут неплохо и сохраняют преданность российскому государству.

Оксана хороший вопрос задает. Мне кажется, что жесткое администрирование и всевластие чиновников не дают нам как-то проявить какой-то здравый смысл. Могли бы поехать люди. Были какие-то разговоры о том, что… Откуда же были эти переселенцы? То ли из Южной Африки, то ли из Южной Америки какие-то давно-давно переселившиеся люди… в Краснодарский край хотели переехать.

Оксана Галькевич: Буры хотели.

Константин Чуриков: Старообрядцы в Уругвае.

Сергей Лесков: Что-то довольно много.

Оксана Галькевич: Из Южноафриканской республики белое население.

Сергей Лесков: И им не удалось договориться с этими самыми краснодарскими чиновниками. Всего-то чего хотели. Ничего и не хотели.

Константин Чуриков: Люди просто поговорили и поняли, что приезжать не надо.

Сергей Лесков: Видимо, не находится Екатерины II в тех кабинетах, где принимаются подобные решения. Это печально. У нас есть еще темы.

Константин Чуриков: Давайте.

Сергей Лесков: Вновь прозвучала идея о том, что через некоторое время российская армия может стать целиком контрактной, то есть отказаться от призыва. Вопрос, конечно, сложный. Тут могут быть разные точки зрения. Стоит напомнить, что сейчас служат год. Два раза по 150 000 призывников весной и осенью призывают. Контрактников уже больше – тысяч 400. И 200 000 офицеров – всего получается 1 000 000 в нашей армии. Она значительно меньше, чем во времена Хрущева, когда было 5 000 000. Есть доводы, конечно, и за, и против. Доводы за то, чтобы отменить призыв (и, кстати говоря, Путин некоторое время назад на это намекал) состоят вот в чем. Что современная армия не предполагает пушечного мяса. Современная армия… это вообще такая безлюдная война. Помните знаменитую «Бурю в пустыню», когда американцы выиграли войну в Ираке, вообще не прикасаясь своими сапогами к этой земле фактически?

Константин Чуриков: Сергей, извините, поскольку обсуждаем действительно очень важный, тонкий вопрос, давайте зрителей сейчас спросим. Пускай зрители проголосуют. Как вы считаете, надо ли отказаться от призыва и перейти на профессиональную армию в нашей стране? Да или нет, 5445. И, пожалуйста, побыстрее голосуйте.

Сергей Лесков: Да, есть веские доводы и за, и против. Призывник, который 3 раза подержит в руках автомат – это просто обременение. Его нельзя подпускать к сложной технике. Это совершенно очевидно. Он ее сломает. Ущерб будет совершенно несопоставимый. С другой стороны, мы прекрасно знаем, что очень часто армия оказывается для социальным лифтом для парней из глубинки, которые только таким образом могут посмотреть на свою страну. А так они прибиты, как крепостные, к своему отдаленному селу.

На госслужбу не попадешь, если ты не прошел срочную службу. Кроме того, там можно какую-никакую специальность получить, как в советской армии – строителя или водителя. Это достаточно дефицитные специальности. И, кроме того, может быть, самое важное – как говорят наши женщины, не служил в армии – значит ты не мужик. Да, на самом деле, многие маменькины сынки только благодаря службе в армии приобретают мужеподобные черты и привычки. Армия – это воспитательный дом.

С другой стороны, мне могут возразить. А, может быть, есть более эффективные механизмы для того же социального лифта и для того же воспитания отроков? Да, наверное, они есть, но нам они неизвестны. Итак, есть доводы и за, и против. В любом случае что сейчас делают призывники в армии, не совсем понятно. Помните, была замечательная песня? «Помню я пехоту и родную роту. И тебя товарищ, что дал мне закурить. Давай, товарищ, закурим по одной». Конечно, песня замечательная. Она берет за душу. Но какая сейчас пехота? Вот эти призывники… все, что им остается – чистить картошку да курить.

Константин Чуриков: Там эти все дела как-то хотели перевести на аутсорсинг.

Сергей Лесков: Это правильно. Я тоже об этом думал. Может, просто даже это было бы и дешевле, если бы солдаты не мыли казармы, а этим бы занимались какие-нибудь клининговые фирмы. Конечно, искусство чистить картошку пригодится в жизни каждому мужчине.

Константин Чуриков: Жена потом спасибо скажет.

Сергей Лесков: Но стоит ли это таких средств и стоит ли это такого времени, как уходит – не знаю. Вопрос спорный. Есть доводы и за, и против. И, естественно, надо сказать, что только слабое государство нуждается в милитаризации. Сильная экономика (это опыт истории) предполагает, конечно, сокращение армии. Именно это в современных условиях избавляет страну от военной угрозы.

Константин Чуриков: Нам звонит Евгений из Брянска. Мы его сейчас послушаем. Здравствуйте, Евгений.

Зритель: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Надо ли отказаться от призыва?

Зритель: Я считаю, что от срочной службы можно отказаться, но если будет, допустим, дополнительное образование или курсы подготовки в учебных заведениях молодого бойца или расширенный предмет ОБЖ, то есть именно для того, что если будет какой-то набор для военного времени, они бы уже были как-то подготовлены.

Константин Чуриков: Евгений, но проблема в том, что в ОБЖ сейчас, по-моему, все, что угодно пихают. И бойцов мы с вами не получим.

Сергей Лесков: Но есть еще система ДОСААФ. Никто ее не отменял, кстати. Есть Юнармия. Даже с экономической точки зрения многие экономисты считают, что призыв – это деньги, выброшенные на ветер. По многим статьям. Не знаю, здесь есть и плюсы, и минусы.

Вообще, кстати, ведь есть военная доктрина России. И в этой военной доктрине уже не говорится о массовой мировой войне, а речь идет о локальных конфликтах с предельно точным применением современного оружия. То есть в военной доктрине России нет места призывной армии и этой самой пехоте – «давай закурим, товарищ, по одной». Современная армия – это не пушечное мясо, а прежде всего высококвалифицированные инженеры.

Кстати, научные роты у нас появились. Это же тоже как бы призывники. Может быть, научные роты надо расширять? Пока это локальный опыт, но, в общем, мне кажется, это хорошая социальная инновация.

Константин Чуриков: Еще, кстати, с точки зрения работы, которой не хватает.

Оксана Галькевич: Знаете, у меня вопрос. Продолжительность службы в армии. От этого срока зависит эффективность подготовки и качество подготовки кадров? Молодой человек идет зачем? Для того, чтобы стать подготовленным солдатом, да? Оттого, что он служит год, 6 месяцев или 3 месяца, зависит качество солдата или нет?

Сергей Лесков: А кто служит 3 месяца? Сейчас год все служат.

Оксана Галькевич: Я спрашиваю – если бы это было 3 месяца, 6 месяцев или 1 год – это зависит от срока?

Сергей Лесков: Это очень многофакторная проблема. Я не могу ответить на этот вопрос. Здесь нельзя выделить только один фактор. Совсем недавно ведь еще 2 года служили.

Оксана Галькевич: Служба в армии в чем заключается? Вот эти два года – это были два года чего?

Сергей Лесков: Служба в армии, Оксана, я вам должен сказать – вещь совершенно замечательная и ни с чем не сравнимая. Во-первых, она погружает мужчину в самое лучшее – в мужское общество. Отсутствие женщины, которая все время сидит на ушах и рассказывает о проблемах своих подруг…

Константин Чуриков: Вы серьезно?

Сергей Лесков: В общем, на самом деле облагораживает мужчину.

Оксана Галькевич: Я на самом деле спрашиваю серьезно. Вы вышли оттуда специалистом по какой-то специальности?

Сергей Лесков: Твой день планирует старшина. Причем, он планирует его лучшим образом и строго научно. Утром уборка территории, потом спортивный праздник, а потом можно спать до вечера в казарме.

Константин Чуриков: Сергей, почему же вы не остались в армии?

Оксана Галькевич: Два года такой жизни.

Сергей Лесков: Это совершенно прекрасно. И еще, конечно, можно научиться писать романтические письма, перед которыми…

Константин Чуриков: Трудно устоять.

Оксана Галькевич: То есть это крайне продуктивное и полезное время?

Сергей Лесков: Перед которыми трудно устоять. И гений Шодерло де Лакло просто ничего не значит по сравнению с теми письмами, которые пишут солдаты-срочники.

Константин Чуриков: Вы не убедили нашу аудиторию, потому что на вопрос, надо ли отказаться от призыва и перейти на профессиональную армию, 57% говорят, что надо. Все-таки надо.

Оксана Галькевич: Я исключительно спросила потому, что не так давно беседовала с молодыми людьми. Кстати, наши сотрудники, которые вернулись из армии. Они говорят, что этот год не был наполнен какой-то чрезмерной содержательностью.

Сергей Лесков: Потерянное время. Если говорить серьезно, потерянное время.

Оксана Галькевич: А лучше бы, говорит, поучился еще, в профессии бы совершенствовался.

Сергей Лесков: Те цифры… Понимаете, конечно, у нас же аудитория… Нельзя сказать, что цифры, о которых сейчас сказал Костя – это социологический опрос.

Константин Чуриков: У нас нет выборки.

Сергей Лесков: Выборка маленькая. Социологи говорят, что обязательную срочную службу, то есть призыв, поддерживают 64% наших граждан.

Константин Чуриков: Мы часто в эфире ОТР получаем совсем не тот отклик.

Оксана Галькевич: Это опрос ВЦИОМ?

Сергей Лесков: Я думаю, что рано или поздно это произойдет. Это некий вектор развития. Есть страны, которые возвращают призыв, но это небольшие страны типа Швеции. Своеобразие. Тут никаких аналогий между Швецией и Россией быть не может. У каждой страны свой путь. Нам пока реально не обойтись без призывников. Но, тем не менее, я думаю, что их количество неизбежно будет сокращаться. Пока по 130-140 тысяч призывают два раза в год.

Чем наша армия, конечно, отличается от всех других армий – у нас самое большое количество генералов на 10 000 солдат.

Константин Чуриков: Кстати, и дачи кому-то все-таки надо строить.

Сергей Лесков: Надо кому-то дачи строить. Еще одна проблема связана, конечно, с военными…

Оксана Галькевич: Странную черту вы подвели под предыдущей темой.

Сергей Лесков: Наконец-то президент России подписал указ об увольнении своего помощника Суркова, который отвечал прежде всего за урегулирование по Донбассу. Конечно, фигура Владислава Юрьевича Суркова совершенно эпическая. Это эстет, интеллигент, который выступал с философскими статьями. Единственный, наверное, обитатель Кремля, у которого было столь богатое мировоззрение, которое позволяло ему сочинять такие манускрипты. Он, кстати, и художественные какие-то книги сочинял, и роком занимался. Последняя его статья ровно год назад вышла, называлась «Долгое государство Путина» с «глубинным народом». Она вызвала целую бурю обсуждений.

И вот теперь президент остался без такого глубокомысленного помощника. Кто будет теперь заниматься переговорами по Донбассу? Наверное, Дмитрий Козак. Другое дело, что мне кажется, что история с Донбассом зашла в тупик. На Совете безопасности вчера опять Украину обсуждали. Мне представляется, что какие бы ни были внутренние позывы у нового президента Зеленского решить этот кризис, он оказывается заложником внутренней политики на Украине, где Россия воспринимается как безусловный агрессор, Крым, безусловно, оккупирован, а на Донбассе засели безусловные террористы и сепаратисты, с которыми нельзя вступать в разговор.

В этой ситуации никакого движения быть не может. И сейчас ведь на Донбассе опять обострение. Есть убитые. Обе стороны друг друга обвиняют. Так или иначе, по моему мнению, ситуация тупиковая. И, наверное, Донбасс пойдет по пути непризнанного Северного Кипра. Я не представляю, как можно выйти из этого тупика. Кстати, в Америке появился фильм, показанный по довольно престижному каналу One America News. Фильм называется «Украинский обман», где, как говорят комментаторы, сливают Майдан, и говорят об истинных пружинах этой революции, о том, что вовсе не «Беркут» стрелял в эту небесную сотню, а свои стреляли. То есть к революции привела провокации. Впрочем, в мировой истории это было неоднократно.

Чем будет заниматься Владислав Сурков, пока неизвестно. Может быть, он возглавит «Газпром-Медиа», откуда ушел Чернышенко, вице-премьер.

Константин Чуриков: Серьезно? Я не слышал эту новость.

Сергей Лесков: Всякое может быть. Как сказал Песков, талант Суркова найдет применение. Он на самом деле талантливый человек. Посмотрим. Это даже интересно. Может быть, он организует новую рок-группу. Например, популярная «Агата Кристи» - это близкая ему группа.

Наконец коронавирус на закуску. Мы же каждый раз говорим о коронавирусе. Хорошая закуска такая. Сегодня пришли новые новости, которые заключаются в том, что в Россию закрыт въезд китайским туристам, китайским студентам и тем, кто приезжал с частными визитами.

Константин Чуриков: В общем, всем?

Сергей Лесков: Нет, не всем. Остались служебные командировки, транзитный проезд.

Константин Чуриков: Кстати, у меня тоже вопрос – зачем транзитный проезд? Потому что в транзитной зоне люди попадают в аэропорт, там могут находиться наши граждане. Мало ли что.

Сергей Лесков: Да. Они еще могут вести какой-нибудь белый порошок, как одна израильская туристка. Недавно тоже откуда-то оттуда летела. Это важный вопрос, но не знаю, как на него ответить. Так или иначе, мне кажется, что эти меры не являются чрезмерными. Вообще карантин в России должен каким-то образом коррелировать с тем жестким карантином, который в самом Китае объявлен. А у них то там такие драконовы методы, просто ни с чем сравнить невозможно.

Константин Чуриков: Мне сегодня глянулось объединение вице-премьера Татьяны Голиковой, которая сказала, что нецелесообразно принимать тысячи людей, которые едут в Россию из-за ужесточения режима карантина в Китае. Она отметила, что в России начинается сезонная эпидемия гриппа, и медорганизации работают с повышенной нагрузкой. То есть, наверное, медорганизации не в состоянии.

Сергей Лесков: На самом деле в Китае от гриппа умирают минимум 100 000 человек в год. Сейчас от этого коронавируса умерло 2000 человек. Конечно, это несопоставимые жертвы. И та истерия или паника повышенного уровня, которая вокруг коронавируса возникла, заслуживает того, чтобы ее специально проанализировать. Здесь может быть несколько таких причин. Почему-то к обычному гриппу, который косит людей (кстати, и у нас в стране тоже), мы относимся спокойно, а вот возникла эта странная зараза, достаточно локальная – вызывает такой повышенный интерес, что мы почти каждый раз о ней вынуждены говорить. Но она пошла на убыль.

Константин Чуриков: Ну, как говорится, война все спишет. Это же очень удобно, да?

Сергей Лесков: Я уже говорил, что, может быть, неслучайно этот коронавирус совпал с пиком торгово-экономической войны между Китаем и США. Американцы, которые контролируют информационный рынок в мире, могли бы пропустить это мимо ушей, а они вынесли это в центр общественного внимания. Выгода здесь очевидна.

Оксана Галькевич: Спасибо, Сергей.

Сергей Лесков: Спасибо и вам.

Оксана Галькевич: Все самое главное сегодня успели с вами обсудить.

Константин Чуриков: Прямо по полочкам. Сергей Лесков, обозреватель ОТР. Уже в пятницу в 20:30 Сергей будет подводить вместе с вами итоги недели.

Сергей Лесков: До встречи.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски