Сергей Лесков: Впервые за несколько десятков лет Европа вспомнила, что у неё есть границы

Сергей Лесков: Впервые за несколько десятков лет Европа вспомнила, что у неё есть границы | Программы | ОТР

Важные события дня комментирует обозреватель ОТР

2020-03-16T21:53:00+03:00
Сергей Лесков: Впервые за несколько десятков лет Европа вспомнила, что у неё есть границы
На МКС пора ставить крест? Деньги на свалку. Маньяк выходит на свободу. Страна под снегом. Как победить бедность
Сергей Лесков: Любой памятник - это некая точка единения нации. Если памятник служит возникновению напряжения в обществе, ему нет места на площади
Что такое бедность и как с ней бороться?
27 февраля - Всемирный день НКО
МКС переработала свой ресурс
Дорогая передача: Нам мешают парковки!
Свободен и особо опасен
ТЕМА ЧАСА: Страна под снегом
Чёрные дыры МКС
Новый техосмотр отложили
Гости
Сергей Лесков
Обозреватель

Анастасия Сорокина: Прямо сейчас подведем итоги дня. Но не мы, а Сергей Лесков. Сергей, добрый вечер.

Константин Чуриков: Человек, который точно не может работать по удаленке. Во всяком случае, теоретически можно было бы вас вывести на Скайп, Сергей, но все-таки лучше в студии. Здравствуйте.

Сергей Лесков: Почему лучше, чем по Скайпу?

Константин Чуриков: Потому что можно с вами пообщаться.

Анастасия Сорокина: Безопаснее.

Сергей Лесков: Безопаснее по Скайпу.

Константин Чуриков: Живой человек в студии – всегда лучше.

Сергей Лесков: Есть человек – есть проблема, как говорил один политик. Есть Скайп – проблемы нет. Я обычно оставлял коронавирус на закуску. Так и говорил.

Константин Чуриков: Какая закуска? Вы что! Все новости про это. Меры уже конкретные известны.

Сергей Лесков: Да. Начнем с Америки. Трамп объявил чрезвычайное положение. Немножко нам помог, между прочим. Потому что цены на нефть поползли вверх. Кроме того, мне кажется, что во всех этих мерах есть, конечно… Я их перечислять не буду. Их достаточно много. Есть некоторые моменты, которые заставляют предположить вообще цивилизационные и культурологические сдвиги. Давайте мы о них и порассуждаем. Кстати, Костя сейчас сказал в преамбуле, что наше правительство выделило 300 млрд рублей. Трамп хочет выделить и $2.5 млрд. Курс изменился, но это примерно 150 млрд рублей, то есть в 2 раза меньше, чем наше правительство. Но здесь дело не в суммах. Они, конечно, будут меняться. И непонятно, на что они будут потрачены. Там уже Конгресс говорит, чтобы он увеличивал более чем в 3 раза. Непонятно. Пока эти цифры достаточно абстрактные.

Ну так вот. Конечно, в Америке паника. Знакомые пишут о том, что в этих огромных американских моллах американцы сметают товары с полок. Вообще прекрасная нация, американцы замечательный народ и добились больших успехов. Но в силу каких-то непонятных и необъяснимых причин они, конечно, жутко склонны к панике. Помните, они реально строили в массовом порядке бомбоубежища во время Холодной войны? Ведь советский человек во времена Холодной войны сохранял полное хладнокровие.

Константин Чуриков: Но бомбоубежища мы тоже строили.

Сергей Лесков: Мы строили бомбоубежища как бы на государственный счет. Никто не выкапывал себе личное бомбоубежище. А американцы в своих домах, коттеджах строили бомбоубежища. Некоторые (это документальные факты) жили под землей в окружении консервов, туалетной бумаги, кофе, залежей всяких продуктов.

Константин Чуриков: Знаете, звучит очень заманчиво, Сергей.

Сергей Лесков: Моя знакомая (она, по-моему, в Калифорнии живет) сказала, что пошла в свой магазин, купила бутылку русской водки, мяту, клюкву и китайские палочки для перемешивания этого замечательного напитка. И кассирша сказала: «Это что, помогает от коронавируса?» И бывшая наша соотечественница сказала: «Это просто убивает людей коронавирус на корню».

Константин Чуриков: «Вы даже не представляете, как».

Сергей Лесков: А всего-то она хотела сделать любимый русский напиток с перчаткой на горлышке. На следующий день она пришла в магазин – там не было уже ни русской водки, ни клюквы, ни мяты, ни даже китайских палочек. Буквально она мне рассказала об этом вчера.

Ну, что же? Американцы строят бомбоубежище. А вообще-то мы же знаем, что Америка не пострадала ни от Первой, ни от Второй мировой войны. А вот смотрите. Коронавирус-то туда приполз.

Константин Чуриков: Сергей, он и сюда приполз.

Сергей Лесков: Хорошо. Вы знаете, сколько в Америке заболевших.

Константин Чуриков: Безусловно. Мы сейчас не о цифрах.

Сергей Лесков: Несопоставимые цифры. Кроме того, Россия пострадала от Первой и Второй мировой войны, да еще как. Поэтому что тут спорить то? Конечно, Америка, запретив авиасообщение с Европой… Кстати, до пароходного сообщения не дошло. Но, может быть, теперь какой-нибудь «Титаник» туда приплывет? Или тоже они будут айсбергом его сбивать? Я не знаю. Но, так или иначе, конечно, Америка отгородилась от мира Великой китайской стеной и возвращается к доколумбовым временам. Если так пойдет, то разные могикане, ацтеки, чероки откопают свои томагавки и могут вообще совершить какой-то переворот. Интересное событие. Не знаю, насколько Америка может жить в режиме такого самообеспечения, отгородившись от всего мира. Интересно.

Так или иначе, конечно, меры, объявленные Трампом, кажутся мне чрезмерными. Но именно такой сценарий используют и в европейских странах. Одна европейская страна за другой полностью закрывают свою границу и на въезд, и на выезд. Все это наводит на мысль замечательные размышления Остапа Бендера, который обжегся на своем миллионе. Он говорил: «Все это выдумки. Нет никакого Рио-де-Жанейро. И Америки нет. И Европы нет. Ничего нет. Есть только Шапитовка, о которую разбиваются волны Атлантического океана».

Константин Чуриков: Я согласен с Остапом Бендером. Для тех, кто, предположим, хотел поехать в Рио-де-Жанейро, нет больше никакого Рио-де-Жанейро. Нам сейчас звонит Светлана из Ростова-на-Дону. Сергей, все с вами хотят поговорить про коронавирус. Здравствуйте, Светлана.

Зритель: Алло. Здравствуйте. Скажите, пожалуйста, в связи с коронавирусом. Мы надеялись, что все будет в аптеках. Хотя бы в отношении элементарных масок. Но у нас этого нет. Ни в Ростове, ни в области. Владимир Владимирович обещал…

Сергей Лесков: А были у вас маски до этого события?

Зритель: Мы так-то этого не касались.

Сергей Лесков: Ну, да. Правильно. Производители, с одной стороны, повышают цены. По-моему, в 100 раз выросли цены на маски. Их сметают. Да, на самом деле кому война, а кому мать родна. Известно, что всегда маркитанты наживались на войнах. Следовали за обозом. Это закон всей мировой истории.

Константин Чуриков: А как правительству в этой сложной ситуации контролировать этот, получается…

Сергей Лесков: Надо контролировать.

Константин Чуриков: А как?

Сергей Лесков: Контролировать. Мы про Россию поговорим еще попозже. Что же, мы будем, как шахматный конь, скакать по шахматной доске? Все-таки коронавирус коронавирусом. Надо сохранять сюжет. Я еще скажу по поводу того, что происходит в мире. Тем более, Россия, конечно, часть мира. И то, что я сейчас скажу, на мой взгляд, касается и России. Многие меры, которые сейчас принимаются, продиктованы паникой и носят несколько завышенный, неадекватный характер. Но они неизбежны. Неизбежны по той простой причине, что мы попадаем в силки, в плен некой информационной петли. Это новое понятие социологии, которое связано с тем, что уже не человек управляет информацией, как было всю историю человечества, а информация управляет человеком.

Константин Чуриков: Возникает неостановимый информационный каскад. Все про одно и то же.

Сергей Лесков: Политик, даже понимая фейковый характер многих новостей, не в силах ему противостоять, потому что это будет стоить ему политической карьеры. Если 9 соседних стран закрыли границы, то десятый политик тоже вынужден это сделать. Никто не похвалит его за то, что он сохранил здравый смысл. Нет, все будут ему пенять на то, что он не заботится о жизнях своих граждан. Хотя как раз он то, может быть, и заботится больше.

Таким образом, вот эти совершенно не имеющие аналога в мировой истории заградительные меры свидетельствуют, по-моему, о том, что эта информационная эпоха, в которой мы пребываем, вступила в какую-то качественно новую стадию. Собственно, американский фильм об этом и говорил. Хвост виляет собакой, хвост (в данном случае коронавирус) управляет человеком, хотя многим понятно, что эти меры чрезмерны.

Ну, и, конечно, это говорит о кризисе западной модели демократии, которая не может справиться с этим явлением. Наш мир практически всем обязан западной демократии.

Константин Чуриков: Сергей, подождите, но это уже не проблема, мне кажется, каких-то режимов, тех или иных. В Иране совершенно другая форма государственного устройства. И он тоже полыхает пламенем.

Сергей Лесков: Китай справился в потрясающе короткие сроки. Несмотря на то, что коронавирус использовался западными политиками. Как булыжник использовался пролетариатом для борьбы с буржуазией, так коронавирус использовался для борьбы с китайским якобы тоталитаризмом. Но, смотрите-ка, Китай несопоставимо большая страна, чем Италия. Но итальянцы не могут снизить скорость. Там умирают десятки людей каждый день.

Мне, кстати, в связи с этим вспомнился совершенно замечательный эпизод, который случился на совещании коммунистических и рабочих партий в Москве в середине 1950-х годов. Помните, был такой Пальмиро Тольятти, лидер итальянских коммунистов. Собственно, у нас теперь есть город Тольятти, где делают машины «Автоваз». Именно в его честь. Так вот, на этом совещании Мао Цзэдун, который тогда еще не поругался с Хрущевым, сказал, что в ядерной войне нет ничего плохого, потому что коммунистов на Земле (имея в виду китайцев) больше, чем империалистов. И империалисты погибнут, а коммунисты останутся. А всполошившийся Пальмиро Тольятти сказал: «Ну что, это означает – и итальянцы тоже погибнут?» На что Мао Цзэдун сказал: «А сколько вас?» Вот примерно эта ситуация сейчас и возвращается через несколько десятилетий.

Константин Чуриков: Хочется понять, насколько вообще мы все сконсолидированы перед этим общим врагом под названием «тот самый вирус». Смотрите, сегодня пришла новость о том, что Америка спит и видит купить немецкую компанию, которая производит то ли вакцину, то ли тесты для коронавируса.

Сергей Лесков: Да. Которые продвинулись дальше в этом изготовлении. Это как раз и есть американское мировоззрение: ничего личного, только бизнес. Мы вам покупаем, покупаем ваших ученых, а потом мы вам же это и продадим. Замечательно. Американцы отличаются рационализмом, который граничит с цинизмом, но совершенно этого не стыдятся. Собственно, сколько они вывезли из Германии мозгов после Второй мировой войны, не стесняясь того, что многие, например, из физиологов и врачей работали в концлагерях, а потом укрепляли американское здравоохранение на основании опыта, полученного такими негуманными, мягко говоря, способами.

Я не думаю, что сейчас мир имеет какую-то единую тактику борьбы с коронавирусом. Я не слышу каких-то новостей по поводу успехов создания вакцины. То, что Костя сказал, наверняка… Мы же знаем, что переезд – это как пожар. Пока эта лаборатория будет переезжать в Америку… На чем, кстати? Ведь нельзя летать на смотрите из Германии в Америку. Я думаю, что пройдет не один месяц.

Анастасия Сорокина: Он еще, говорят, мутирует. И повторно люди заражаются.

Сергей Лесков: Да, это тоже есть. Природа вируса непонятна. Но, в любом случае, я еще раз повторю свое убеждение, что страх перед этим вирусом раздут неимоверно.

Константин Чуриков: Сейчас, чтобы как раз все-таки разогнать страх обратно, сегодня была информация, что в России могут появиться новые системы для оперативного выявления этой коронавирусной инфекции. Инвестирует во все это Российский фонд прямых инвестиций. Продукт будет доступен уже в мае этого года. Будет собой представлять такую мини-лабораторию в чемодане.

Сергей Лесков: Хорошо, Костя. Я бы все-таки сделал поправку. Я слышал об инвестициях этого замечательного фонда в этот проект. В чем у нас нету, конечно, дефицита, так это во всякого рода инвестициях и фондах. А вот успехами они почему-то похвастать не могут.

Константин Чуриков: Один такой чемодан, Сергей, сможет протестировать на наличие коронавируса до 22 человек.

Сергей Лесков: Помните, у нас был российский Ipad? А потом у нас был еще был российский автомобиль, какой-то Е-мобиль. Чего у нас только не было!

Константин Чуриков: Я хотел людям дать надежду.

Сергей Лесков: Людям дает надежды сохранение здравого смысла. А мне кажется, что вот это раздувание паники, в самом деле как и в случае Чернобыльской трагедии, представляет гораздо большую опасность. Вообще коронавирус – это уже социальное явление, а не сам по себе вирус. Вирусов вообще на планете очень много. Вы знаете, что 80% всей массы живых существ составляют бактерии? Миром правят бактерии. А вирус – неживое существо, он просто подстраивается к клетке. Но мы можем считать, что мы, люди, двуногие и яйцеголовые, в общем-то, мало что весим на весах эволюции.

Кстати, если мы говорим об Америке, помните этот замечательный сюжет «Война миров», когда марсиане напали на Америку? И была какая-то замечательная радиопостановка. Сам Орсон Уэллс играл. Кто справился с ними? Вирусы справились.

Константин Чуриков: Спасибо, Сергей.

Сергей Лесков: А у нас есть гарантия, что мы не марсиане? Мы считаем, что мы появились на Земле сами-собой благодаря эволюции. Это вопрос еще спорный. Может быть, сейчас вирусы, как у Герберта Уэллса, вступили в борьбу за настоящую земную жизнь. Этого же нельзя предположить, если мы не знаем природы этого вируса. Так что вполне может быть, что и так.

Константин Чуриков: Звонок.

Анастасия Сорокина: Да. Выслушаем Нину из Тверской области. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Я пенсионерка. Мне 63 года. Я хочу спросить, оправданы ли эти меры той самой изоляции стран в целях прекращения распространения вируса. Когда был грипп испанка, не было такого сообщения между людьми, между странами не летали, столько не ездили. Но все равно он выкосил много людей. Оправдана ли изоляция в нынешних условиях?

Константин Чуриков: Да, уже целый ряд стран.

Сергей Лесков: Вы задаете совершенно корректный вопрос. Но испанка была 100 лет назад. Там число жертв было 50 млн. Но там были вообще массовые передвижения людей, потому что солдаты передвигались. Это было на исходе Первой мировой войны. Но вопрос ваш на самом деле носит такой цивилизационный характер. И пути передачи вирусных инфекций на самом деле до конца не изучены.

Но известно, конечно, что карантин и санитарные меры еще со Средних веков являются наиболее действенным способом.

Кстати, небезызвестный Нострадамус именно так справился с холерой, а потом с чумой.

Константин Чуриков: Сергей, уже в принципе понятно, что те, кто заболевал изначально (и до сих пор их больше) – это те, кто так или иначе вернулся из тех самых стран самолетом, да?

Сергей Лесков: Костя, а вы слышали…

Константин Чуриков: То есть если это передается самолетным путем, как вы считаете, надо ли что-то такое предпринять, чтобы эти самолеты временно не летали?

Сергей Лесков: В самолете же все сидят и дышат одним воздухом. Там просто циркуляция такая. Встречаются два приятеля: «Ну что, заболел?» - «Да, у меня коронавирус». – «Какой? Китайский?» - «Нет. Настоящий, итальянский».

Константин Чуриков: Посмотрим, как мы будем смеяться над вашими шутками через…

Сергей Лесков: Не летают же уже самолеты. Всё нормально.

Константин Чуриков: Там всё равно какие-то рейсы еще выполняются, Сергей. В столицы летают.

Сергей Лесков: Там же стоят эти сенсорные датчики. Нельзя же совсем все обрубить. Когда потоки резко сокращены, то их легче контролировать. Хочу обратить ваше внимание, что впервые за несколько десятилетий Европа вспомнила о том, что у нее есть границы. И это как раз говорит о кризисе евроглобализма, евроатлантизма – как хотите. Так или иначе, природа сама толкает европейского человека к какому-то состоянию более привычному с точки зрения веков, с точки зрения истории.

Хотя наша зрительница права: от испанки же это не спасло. Границы тогда были. Это и от чумы не спасало.

Константин Чуриков: Сейчас нам звонит наш зритель Василий. Хочет выйти в эфир, задать вам вопрос. Смотрите, что пишут зрители. Пишут, что в аптеках масок нет. В Москве нет, нигде. В Ярославской области. Знаете, вся география страны. Цель эпидемии – «больше 10 не собираться».

Василий, здравствуйте. Саратовская область.

Зритель: Добрый вечер. Город Саратов. Зовут меня Василий. Что я бы хотел сказать? Тема актуальная, которую вы сейчас обсуждаете. Но здесь я могу сказать следующее. Что паники никакой не должно быть. Надо просто готовиться всем регионам именно к этой болезни – коронавирус. Потому что брать пример с Китая. Как Китай очень организованно, целеустремленно сумел преодолеть эту беду. И больше информации, наверное, отдавать именно по регионам, которые как готовятся к этой болезни? Обеспеченность масками…

Сергей Лесков: С вами нельзя не согласиться.

Константин Чуриков: У меня один вопрос к Василию. Василий, а вы не думаете, что дальнейшее распространение этой инфекции, как регионы готовятся, будет вызывать еще большую панику? Как вы считаете?

Зритель: Нет, я думаю, не будет. Смотрите, допустим, по Саратову. С сегодняшнего дня на дистанционное обучение перевели высшие учебные заведения и колледжи. Но школы – пожалуйста. Школы работают. То есть это опять полумеры какие-то. Раз уж переводить, наверное, все учебные заведения.

Сергей Лесков: Василий, давайте мы вас прервем. Мне кажется, что вы несколько информационную ошибку совершаете. В Китае меры карантина были только в провинции Ухань. Ни в каком китайском «Саратове» этих мер не вводилось. В вашем Саратове, по-моему, нету случаев заражения. Я что-то не слышал. И поэтому проводить такие драконовы меры в тех регионах, где пока нету случаев заражения – это как раз сеять панику и разрушать устойчивую экономику этого региона. Только сильная экономика способна справиться с подобного рода проблемами.

Константин Чуриков: В Саратове устойчивая экономика?

Сергей Лесков: Но ее же можно погрузить еще…

Константин Чуриков: Это правда можно.

Сергей Лесков: Совершенно обрушить. Можно обрушить вообще все, что угодно. Я же не говорю, что этот город процветает. Но стоит на Волге. Может быть, там даже…

Константин Чуриков: На том и стоит.

Сергей Лесков: Может быть, там даже лучше, чем во времена Чернышевского. Давайте еще поговорим о том, что предпринимается в России. Правительство Мишустина объявило меры. Создан координационный штаб во главе с мэром Москвы. Москва же является как бы эпицентром. Это и понятно.

Константин Чуриков: Секундочку. Координационный штаб – это другое. Его возглавляет Мишустин. А еще рабочая группа Госсовета по коронавирусу… И вот как раз ее возглавляет Собянин.

Сергей Лесков: Наконец-то Госсовет нашел применение. Так или иначе, Собянин что-то возглавляет. Наиболее жесткие меры, конечно, в Москве. Оно и понятно. Это перевалочный пункт. Что предложил Мишустин? Это закрытие границы даже с Белоруссией. Я слышал из некоторых источников, что через 2 дня в России может быть введено чрезвычайное положение с полным закрытием границ. Проверим.

Константин Чуриков: Еще пока эта информация… Относительно нашей страны эта информация пока официально не признана. На всякий случай уточним. А то сейчас люди за корвалол хватаются.

Сергей Лесков: А что такого-то? А что произойдет?

Константин Чуриков: Чрезвычайная ситуация.

Сергей Лесков: Так все страны перешли на это. Почему нет?

Анастасия Сорокина: Еще не все пока.

Сергей Лесков: Нигде это не вызвало апокалипсиса. Это же временные меры. На 2 недели это пока объявлено в большинстве случаев. Кстати, Лукашенко обиделся и почему-то сказал, что Россия полыхает от коронавируса. Он очень часто говорит какие-то вещи, преувеличивая российские проблемы.

Ну так что же? Многие московские предприятия рекомендовано перевести на дистанционную форму. На дистанционную форму обучения переходят вузы. И рекомендации такие есть по школам. Совершенно непонятно, как будут решаться социальные проблемы, потому что дети же не могут сидеть дома без родителей. Это целый воз проблем, решить которые не в компетенции ни Собянина, ни Мишустина, ни даже Путина.

Создан некий фонд поддержки борьбы с этим коронавирусом. Там, по-моему, объявлено 300 млрд рублей. Помните, я про Трампа говорил? Там было 150 млрд.

Константин Чуриков: Но долларов.

Сергей Лесков: Нет. $2.5 млрд. Мы быстро перевели в рубли. Пока российский фонд больше американского наконец-то, но непонятно. Эти деньги еще не начали расходоваться. Наконец-то объявлена отсрочка налоговых выплат для авиа- и туристических компаний. Думаю, что будет поддержан малый и средний бизнес, на который ляжет основная тягота. Ну, хорошо, что наше правительство обратилось к простому человеку. Я бы на месте мэра Собянина, коль уж поднялся до таких федеральных высот, сделал бы в Москве бесплатную парковку. Может быть, с себя надо начать? Если людям вредно, опасно ездить в общественном транспорте, можно сколько угодно запрещать собираться свыше 50 человек, запрещать спортивные состязания, концерты. А если человек едет в метро…

Константин Чуриков: Но влезть в наш автобус М9, идущий от Останкино…

Сергей Лесков: В автобусе, по-моему, человек 200. Четыре раза по 50. Сделайте, Сергей Семенович, бесплатную парковку в Москве. Это решит многие проблемы. Но нет. Цена на парковку, как известно, недавно опять выросла.

Можно было бы снизить цены на топливо. В США после обвала цен на нефть цены на бензин снизились. Почему бы нам, стране, которая добывает столько же нефти, как Америка, не пойти тем же самым путем? Кстати говоря, Федеральная резервная система США снизила процентную ставку. А у нас Центробанк собирается ее повышать. Так или иначе, все наши чиновники говорят в один голос, что Россия более готова сейчас к кризису, чем в 2008 году, чем 12 лет назад. Это связано с целым рядом обстоятельств. Мы накопили золотовалютный резерв рекордный – почти $600 млрд.

Кроме того, пухнет просто от благосостояния Фонд национального благосостояния. Там 10 трлн рублей. Это $150 млрд. Рекорд, опять же. Он 10% от ВВП. Ни в одной другой стране мира нет таких резервов. Все какие-то резервы собирают. Но Россия, конечно, как некоторые представители животного мира, накопили совершенно невероятные запасы. На сколько их хватит – неизвестно. Это зависит от того, насколько длинной будет очередь и насколько влиятельными будут те люди, которые будут просить помощи из Фонда национального благосостояния и этого самого золотовалютного резерва.

Я бы, кстати, еще рассмотрел на месте правительства каникулы для самозанятых. Тот же Мишустин предложил эту реформу, еще когда прошлый пост занимал. Тоже бы облегчило жизнь простых людей. Но о чем еще, видимо, необходимо сказать – сами по себе эти карантинные меры затрагивают самые основы нашего бытия. Ведь мы переходим по существу в виртуальный мир. Смотрите, еду заказываем по интернету, обучение становится дистанционным, общение становится дистанционным. Медицина вполне может во многом быть дистанционной. Все эти анализы, советы терапевтов – вполне. Развлечения вообще все стали…

Константин Чуриков: Мы завтра об этом будем говорить в эфире. Как раз о жизни на удаленке.

Сергей Лесков: Любовь становится дистанционной. Кто бы вообще мог в эпоху Ромео и Джульетты об этом подумать? Там тоже, конечно, была дистанция. Но одна стояла на балконе, а другой любовался снизу. Но все-таки тут-то теперь виртуальная любовь. Как мы знаем, гуманность Италии дошла до того, что там теперь порносайты стали бесплатными.

Константин Чуриков: Мера? Мера.

Сергей Лесков: Да, мера поддержки человека. У нас еще такого нету, потому что у нас тоталитарное общество. Но, может быть, тоже дойдем до такого прогресса. В общем-то…

Константин Чуриков: Общество у нас не тоталитарное. С обществом у нас все нормально.

Анастасия Сорокина: Из Ленинградской области пишут: «Москву надо закрыть».

Сергей Лесков: Вообще я думаю, что если так пойдет дальше… Ну, да. Это, кстати, хорошая идея. Можно запретить выходить из Москвы в Россию, и из России в Москву. Поставить карантин здесь. Так бывало в Средние века, кстати. Я думаю, что появится через некоторое время 8-ой смертный грех – это ходить на работу. Сейчас же есть перечень смертных грехов, которые полезно знать. Поскольку самоизоляция становится гражданским долгом, а образцом социально ответственного поведения становится домосед, то появляется восьмой смертный грех – ходить на работу. Тебя не просят. Сиди дома.

Константин Чуриков: Сергей, я вас поправлю. Смотрите, объявление режима ЧС в США позволит выделить на борьбу с коронавирусом $50 млрд.

Сергей Лесков: Я сказал о том, что Трамп предложил. Там каскадом идут разного рода предложения. Разные фонды. Но то, что предложил Трамп – это факт. $2.5 млрд. Тут же Конгресс предложил $8 млрд. Богатая страна. Там денег много. Поскольку ФРС снизил ставку, это означает только одно. Макроэкономисты подтвердят, что они собираются печатать доллары. Так что они могут не $50 млрд выделить, а $150 млрд. Никаких проблем абсолютно.

Но таким образом мы с вами боремся с коронавирусом, а попались в сеть. Из-за этой эпидемии и панического настроения меняются основы нашего…

Константин Чуриков: То есть такая вторая цифровая революция у нас?

Сергей Лесков: Ну, да. Мы же мечтали о цифровой революции. Вот коронавирус помогает победному шествию… Мы всегда ценили такой институт, как университеты, которые там появились, кстати говоря, в Италии. В каком-то XI-XII веке. Первый в мире знаменитый Болонский университет. Но ведь переход на дистанционное образование означает смерть университетов. Зачем нужен величественный комплекс МГУ на Ленинских горах? Он будет пустой теперь стоять. А что, там может казино сделать? Зачем МГУ нужен, если можно сидеть у себя дома в каком-нибудь Капустином Яре, Железноводске, в Кимрах, в конце концов, экономить на дороге, связываться с профессором и слушать его умные лекции. Точно так же проводить какие-то семинары. Зачем МГУ?

Константин Чуриков: Сергей, но вы же прекрасно понимаете, что профессору надо задавать вопросы.

Сергей Лесков: А почему это нельзя делать в интерактивном режиме?

Константин Чуриков: Пятый микрофон, десятый скайп, двадцатый скайп.

Сергей Лесков: Вы недооцениваете возможности интернета.

Константин Чуриков: Возможно.

Сергей Лесков: Да.

Константин Чуриков: Хорошо, как-то по удаленке через эти IT-сервисы получают все, что они хотят – товары, услуги, продукты. Но еду-то (правильно нам пишет Кировская область) привозят не виртуально, а все-таки работать кто будет? В полях, в огородах.

Сергей Лесков: При современном уровне развития генно-модифицированных продуктов 1% населения способен накормить всю страну. Не надо обольщаться. Какие-то люди, конечно, останутся, а другие погрузятся в пучину виртуальных удовольствий.

Мир совершенно изменится. Кстати, обратите внимание, сколько ненужных… Знаете, такое слово появилось – «ивент». Вот Петербургский экономический форум, Красноярский экономический форум.

Константин Чуриков: Дальневосточный.

Сергей Лесков: Гайдаровский форум. Все наши экономисты (и министры вместе с ними) ездили по этим форумам. Экономика стояла, но форумов было дикое количество. Теперь все эти ивенты отменены. Я вас уверяю, экономика только вздохнет спокойно, потому что это было лишнее обременение на бюджете. То есть коронавирус на самом деле имеет революционное значение и перестраивает жизнь настолько радикально. Мы просто этого еще не осознаем. Ну, честное слово. Может быть, коронавирус пройдет… Собственно, он не пройдет, конечно. Его же нельзя победить. Что ты сделаешь с вирусом? Он вечен. Знаете, кстати говоря, что вирусы – это вечная вещь. Они…

Константин Чуриков: Сергей, у вас есть третья тема. Я так понимаю, в случае с коронавирусом, наверное, в плане домогательств сейчас сложно, потому что надо на расстоянии быть, да?

Сергей Лесков: На самом деле я думаю, что и третья тема кровно связана с коронавирусом – это дело гроссмейстера харрасмента Харви Вайнштейна, которое бы, конечно, потрясло умы. Но, видите, оно пришлось на… Не дело, а судебное разбирательство и приговор. И как-то оно прошло незамеченным. Но мне кажется, что мы не можем в нашей передаче, которая пытается заглянуть в самые укромные уголки человеческого сознания, не обратить на это внимание. Старик получил 23 года. Сейчас ему 67, если не больше.

Константин Чуриков: Ну, пожизненное получил.

Сергей Лесков: Фактически – да, до 90 лет он будет сидеть. По нашим российским представлениям о взаимоотношениях полов, о служебных взаимоотношениях в этой сфере… А он продюсер многих и многих замечательных, может быть, даже и великих фильмов. Он склонял к сексу многих актрис, число которых достигает десятков, что ни подтвердить, ни опровергнуть невозможно. Однако ему не верили, а им верили.

Константин Чуриков: Сергей, но сам термин «домогательство» - что мы в это вкладываем?

Сергей Лесков: Я не хочу в этом копаться. Ну что, мы будем…

Константин Чуриков: Но вы же эту тему предложили.

Сергей Лесков: Да, но я ее предложил не в том ракурсе, в который вы пытаетесь меня утянуть.

Константин Чуриков: Давайте ваш ракурс.

Сергей Лесков: Ну что ж копаться в его белье? Наверное, это было. Я о другом хочу поговорить. Мне представляется, что вообще такое жестокое осуждение Харви Вайнштейна и того образа жизни, который вел этот человек, я отнюдь его не оправдываю, ведет, по моему убеждению, к смене каких-то гендерных полюсов и традиций, которые оправданы всей эволюцией человека, которые привели его к доминирующему положению в природе.

Хочется напомнить нашим образованным зрителям, что Homo Sapiens – это единственное существо на планете Земля, который испытывает круглогодичный интерес (назовем это любовью) к своей избраннице. Такого нет ни у одного живого существа.

Константин Чуриков: Подождите, это какие-то исследования прям?

Сергей Лесков: Посмотрите на свою собственную жизнь. Причем здесь исследования?

Константин Чуриков: Вы же сравниваете живые организмы.

Сергей Лесков: Это не я сравниваю. Я говорю общеизвестные вещи.

Константин Чуриков: Мы как-то в зоопарк пришли. Мы там такое увидели.

Сергей Лесков: В зоопарке спаривания происходят только в тот период, когда возможно оплодотворение самки. У всех живых существ, даже у большинства высших приматов. Извините, что я говорю, но это азбучные вещи. У человека это не так. У человека есть понятие любви и заботы о своей избраннице, что ведет к созданию социальных структур. И в итоге…

Константин Чуриков: Все, я понял, в этом смысле.

Сергей Лесков: В этом смысле, да. Помимо того, мозг человека формируется до 23 лет. Человеческое дитя – самое незащищенное дитя на свете. Это тоже формирует институт семьи.

Я вовсе не пою осанну Харви Вайнштейну, но он может быть в предельном виде (как Джакомо Казанова) олицетворял этот круглогодичный интерес мужчины к женщине. Если перебить ему ноги, если поставить мужчину в равные в этом отношении права с женщиной, то это опустить железобетонный шлагбаум на всю природу человеческих отношений.

Константин Чуриков: Теперь я опять не понимаю: вы о заботе или о сексуальных домогательствах?

Сергей Лесков: Сексуальные домогательства – это крайний вид. В данном случае мы можем просто говорить о каких-то тенденциях феминизма. Это же борьба феминисток с Харви Вайнштейном. Харви Вайнштейн – это уже некий символ, это не человек. И вы прекрасно, Костя, знаете, что в Америке борьба феминисток за так называемые равные права приводит просто к тому, что мужчины…

Константин Чуриков: К тому же у нас появился день 8 марта вообще.

Сергей Лесков: 8 марта не из-за этого появился.

Константин Чуриков: Там все началось.

Сергей Лесков: Это совершенно другая история. Кстати, тоже американский праздник совершенно. Это чикагские женщины 8 марта вышли бороться за свои права. Но там не было каких-то гендерных требований. Там просто было повышение зарплаты. Поэтому я скажу лапидарно и афористично. Мне кажется, что дело Вайнштейна, может быть, даже пострашнее, чем китайский коронавирус. Китайский коронавирус потреплет нам нервы, но мы все-таки о нем забудем и появится какой-нибудь другой вирус. А если этот самый вирус Харви Вайнштейна вселится в умы Homo Sapiens, то это приведет к совершеннейшей революции в наших отношениях, к расстройству семьи и всех социальных структур. Я совершенно уверен, что если идти по этой дорожке и запретить мужчине ухаживать за женщиной, дарить ей цветы… Феминистки же считают это оскорблением. Подносить ей сумки, уступать место.

Анастасия Сорокина: Но вроде бы Вайнштейна не в этом обвиняли.

Сергей Лесков: Харви Вайнштейн – это символ. Вы пытаетесь все время меня подвести к комоду. А я отхожу от комода. Я рассматриваю это как явление. Я вас уверяю, Настя, что подобного рода претензии можно было бы предъявить и Казанове, который безумно любил каждую из них. А кто-то скажет: «Он их соблазнял». Но, тем не менее, Казанова – это тоже некий символ. Вот о чем я говорю.

Константин Чуриков: Поняли вас.

Сергей Лесков: Не о каких-то конкретных препирательствах. Наверное, он был не святой. Но в любом случае я совершенно уверен, что мужчина должен взбегать по эволюционной лестнице и способствовать процветанию нашего рода, а не спускаться в какую-то преисподнюю, где уже не будет ни мужчин, ни женщин, и мы станем вирусами.

Константин Чуриков: Спасибо. Обозреватель ОТР Сергей Лесков был у нас в студии. Через несколько, если позволите, все-таки о коронавирусе. Важнее он Вайнштейна, важнее.

Сергей Лесков: Вам кажется.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (2)
наталья
Прекрасное выступление!Море обаяния,остроумно,злободневно!Сергей Лесков,как всегда,в своей стихии,
Владимир К.
Специально жду Лескова,не сплю,Очень умный и интеллигентный ведущий,жаль,только времени мало отведено для его выступления.
Важные события дня комментирует обозреватель ОТР