Сергей Лесков: Я призываю не вести шашлычно-партизанскую войну с коронавирусом

Сергей Лесков: Я призываю не вести шашлычно-партизанскую войну с коронавирусом | Программы | ОТР

энергетика, экспорт, коронавирус, цифровые технологии

2020-04-30T22:12:00+03:00
Сергей Лесков: Я призываю не вести шашлычно-партизанскую войну с коронавирусом
90 лет Михаилу Горбачеву. Миллиарды для села. Пенсии работающим. Налог на роскошь. Жить стали хуже
Ковид вывернул наши карманы
Горбачеву - 90. В XX веке не было политика, к которому относились бы так полярно
Села вытянут миллиардами
Льготы: все в одно окно
На селе денег нет
Источник доходов один – кладбище… СЮЖЕТ
ТЕМА ДНЯ: Пандемия лишила доходов
Автомобиль становится роскошью
Пенсии для работающих: какой будет индексация?
Гости
Сергей Лесков
Обозреватель

Оксана Галькевич: Мы снова в прямом эфире, это программа «ОТРажение», вместе с вами всматриваемся в отражение нашей действительности, обсуждаем, спорим, ищем разные решения. В студии с вами сегодня Константин Чуриков...

Константин Чуриков: ...и Оксана Галькевич, конечно же.

Через полчаса об удивительном апреле 2020, который мы точно запомним надолго. Как эти 30 дней пережили врачи, пациенты, новые пациенты, вообще все граждане России? Расскажите, с какими проблемами лично вы столкнулись. Итоги этого трудного месяца будем подводить уже минут через 20.

Оксана Галькевич: Ну и я напомню всем нашим зрителям, особенно тем, кто присоединился к нам недавно, что эфир у нас прямой, а это значит, что высказаться по любой абсолютно теме, которую мы обсуждаем в наших программах, может всякий, кто дозвонится. Телефон у вас на экране, там же короткий номер SMS-портала, можно присылать сообщения. Главное, что все это, уважаемые телезрители, бесплатно.

Константин Чуриков: Ну а сейчас предварительные итоги этой пока еще не закончившейся, кстати, недели будет подводить обозреватель ОТР Сергей Лесков. Здравствуйте, Сергей. Даже не знаю, можно ли назвать этот вечер добрым...

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Сергей Лесков: Добрый вечер. Я материализовался?

Константин Чуриков: Да, вы уже в эфире.

Оксана Галькевич: Но зато мы знаем, с чего точно надо начать.

Константин Чуриков: Конечно.

Сергей Лесков: Ну да. Вот, собственно, горячая новость с плохим, конечно, привкусом: премьер-министр Мишустин заразился коронавирусом, о чем он сообщил президенту, сказал, что уходит на самоизоляцию, а обязанности главы правительства будет исполнять его первый заместитель Андрей Белоусов, который много работал... Он был и министром, он был и помощником президента, когда работал в Кремле, так что это, в общем-то, проверенный государственный чиновник.

Что известно по состоянию Мишустина? Вроде бы у него высокая температура, ну и тест дал такой положительный результат. Самоизоляция – это, как мы знаем, 2 недели по требованиям Роспотребнадзора. Что это означает для управления? Надо напомнить, что 6 мая правительство должно предоставить президенту план выхода из этой самоизоляции, выходы из карантина. Очевидно, что разрабатывать его будет уже команда тех же министров, что и была, но уже под другим руководством.

Константин Чуриков: Сергей, наверное, под другим углом зрения на эту проблему?

Сергей Лесков: Я думаю, что... Да, я думаю, что во многом самочувствие Мишустина подорвал напряженный, сверхнапряженный график работы: люди, которые рядом с ним, говорят, что он просто не выходил из кабинета и со многими встречался. Были не только онлайн-конференции, но, в общем-то, были и такие.

Надо сказать, что это не первый случай, когда глава правительства заболевает. Мы помним, что Медведев как-то заболевал, об этом Путин говорил; правда, потом Дмитрий Анатольевич появился и сказал, что он вовсе не болел, какая-то загадочная история. Ну и, наконец, Борис Джонсон болел, причем в тяжелой форме, у него была пневмония. Это, кстати, подняло его рейтинг в глазах граждан Великобритании.

Посмотрим, что будет. Если учесть, что в нашем правительстве вряд ли найдется человек, который бы так разбирался в цифровых технологиях, а на них делается большой упор в том числе и по этой ситуации с коронавирусом, то, конечно, кадровая потеря большая. Ну, остается только ждать. Хочется пожелать премьер-министру, чтобы коронавирус был в легкой форме, чтобы не было, прямо скажем, пневмонии, чтобы не было госпитализации, как случилось с Джонсоном, чтобы он самоизолировался у себя дома и вернулся к работе в добром здравии.

Константин Чуриков: Сергей, но в любом случае то, что произошло, то, что Михаил Владимирович Мишустин заболел, наверное, говорит о том, что власти будут теперь, наверное, это еще дополнительный веский повод не так быстро снимать ограничительные меры в стране?

Оксана Галькевич: Не спешить как минимум с этим.

Сергей Лесков: Я совершенно с этим согласен. Более того, лично у меня екнуло сердце, когда президент ездил в Коммунарку и встречался там с главврачом без средств защиты у врача, который потом заболел коронавирусом, как известно. В общем-то, теперь я думаю, что все это будет учтено. Ну и хочется надеяться на то, что по Белому дому коронавирус не начнет гулять. Посмотрим, что будет. В общем, это урок всем нам, урок многим, кто смотрит на коронавирус как на некую спецоперацию, придуманную с какими-то тайными целями, чтобы укротить граждан, это, очевидно, не так.

Ну вот. Но тем не менее мы апрель прожили, и я думаю, что личная заслуга Михаила Владимировича Мишустина велика в том, что данные по России весьма оптимистичны, если так можно говорить в данном случае. Это отмечает и Всемирная организация здравоохранения, где задаются вопросом, почему в России значительно ниже смертность, чем в европейских странах. ВОЗ это объясняет, по-моему, не столько объясняет, сколько признает, но там есть в ремарках ВОЗ слова о том, что всему причиной системный подход. Я это понимаю так, что все-таки это система советского здравоохранения, которая несмотря на тяжесть реформ сохранилась в каком-то виде. Во многих западных странах системы здравоохранения нет, есть отдельные больницы с очень хорошими врачами, а у нас есть система с хорошими врачами. Естественно, система, порядок, как известно, порядок всегда бьет отдельных классных игроков. Вот, видимо, об этом и надо было думать реформаторам здравоохранения, не надо искать от добра добра.

Что касается еще каких-то достижений за апрель по части преодоления этого самого проклятого коронавируса, то опять же правительство сумело в короткие сроки, ну прямо как в 1941–1942-х гг., наладить производство. Цифры, конечно, потрясающие. Мы говорим о масках и гигиенических средствах, так вот производство масок выросло в 8 раз, в сутки теперь производится 8 миллионов масок, а месяц назад не было и 1 миллиона. Плюс в Китае еще 100 миллионов закупается, плюс в мае еще 100 миллионов из Китая буде привезено. Итак, наших будет 240 и китайских 100 миллионов, этого более чем достаточно.

Константин Чуриков: Сергей, а можно вопрос?

Сергей Лесков: Вы спросите, почему в аптеках нет масок.

Константин Чуриков: Да, где это все?

Сергей Лесков: Это правильный вопрос – а нет их по причине бюрократизма. В магазинах есть маски, а для того чтобы они поступили в аптеки, необходимо регистрационное удостоверение, которое требует испытаний длительностью в 120 дней, вот поэтому масок в аптеках и нет. Таким образом, наша неторопливая и самовлюбленная бюрократическая система и тормозит поступление в аптеки, где люди ищут, привыкли же в аптеках искать. Вот вам пример разрушительного влияния этих самых бюрократических шлагбаумов.

Есть еще, конечно, и защитные костюмы, их выпускается сейчас 200 тысяч штук каждые сутки, весь легкпром, легкая промышленность, теперь производит эти самые защитные костюмы. Это говорит о высоком потенциале российской промышленности, только бы надо ее востребовать, конечно, и, в общем-то, о том, что в нашей руководящей системе остались люди, которым можно доверить это дело. Вот видите, когда была такая «расслабуха», то многие наши чиновники были похожи на кота, который лежал на печке и смотрел на сметану. А вот пришлось работать, и удалось наладить производство почти с нуля.

Про тест-системы нельзя не сказать: за 2 месяца тест-систем стало производиться в 9 раз больше. Значит, если в марте у нас было ежедневно 2,5 тысячи тестирований (это мало, конечно), то сейчас 150 тысяч, то есть это рост в 60 раз. Это на самом деле можно только похвалить чиновников, иногда они этого заслуживают.

В то же самое время сейчас наступает так называемый третий инкубационный период, самое тяжелое время, и приходится оно на майские праздники. Конечно, есть огромное желание выехать на природу, шашлыки, гости, «шашлычок-коньячок», как поется в одной популярной песне.

Константин Чуриков: Излишества всякие, да.

Сергей Лесков: Я думаю, что все-таки сознательность, которую проявляли наши граждане, – а мне кажется, что все-таки проявляли, несмотря на некоторую критику, – сохранится и на эти самые майские праздники.

Константин Чуриков: Сергей, а вы знаете, какая температура будет в Москве, например, и в Подмосковье 3 мая?

Сергей Лесков: Да там больше 20, по-моему, градусов.

Константин Чуриков: Двадцать пять, ага.

Сергей Лесков: Да, ну вот, видите.

Оксана Галькевич: М-м-м. А зачем ты это всем сообщил, Константин?

Сергей Лесков: Ну посмотрим. Кстати, надо сказать, что у нас многие жалуются на какие-то штрафы, которые как дамоклов меч витают у нас над головой, но в Европе-то штрафы для нарушителей самоизоляции и карантина значительно выше, чем в России, и в Испании, и в Италии, и во Франции особенно, там даже могут лишить человека свободы за то, что он позволяет себе слишком частые нарушения. Ну, я уже вчера говорил, позавчера говорил, я призываю не вести «шашлычно-партизанскую» войну с коронавирусом, это чрезвычайно опасно.

Мне кажется, что надо сказать еще несколько слов о том совещании, которое вчера проводил президент в дистанционном режиме, естественно, по проблемам ТЭК. Это чрезвычайно важная для нашего бюджета, для ВВП отрасль, ну это очевидно. Но на самом деле эта отрасль важна и просто для жизнеобеспечения. Надо сказать, что несмотря на вот эти тяжелые условия, все предприятия ТЭК продолжали работать и работали без сбоев. Мы, жители страны, которые засели в своих квартирах (ну или на дачах), не испытывали никаких проблем из-за перебоев в ТЭК. Но в то же самое время ситуация серьезная, вчера об этом президент говорил.

Вы знаете, такой есть современный самый популярный философ Талеб, у него есть понятие черного лебедя – это неожиданный какой-то фактор, который разрушает хорошую ситуацию. Вот сейчас стая черных лебедей: это и коронавирус, и экономический кризис, и падение мобильности до нуля, никому не нужна нефть, не нужен дизель, больше всего не нужен авиакеросин, на 60% упало, а бензин на 50%, потребность упала. Что же теперь будет? Мы неоднократно в своих передачах об этом говорили. Ну, судя по всему, нефтяной рынок просядет, начнет подниматься только во второй половине года, а восстановится только в 2021-м, в следующем году.

Ну, о печальных вещах мы говорили неоднократно, там даже отрицательные цены на нефть есть. Но ведь есть и приятные новости, все-таки давайте в преддверии праздников я расскажу о чем-то позитивном.

Константин Чуриков: Даже интересно, о чем.

Сергей Лесков: Наше судно «Академик Черский», которое может достроить брошенный «Северный поток – 2», наконец-то тихой сапой с Дальнего Востока доползло до Северного моря, сейчас огибает Данию и не сегодня завтра войдет в Балтийское море. Осталось всего 100 километров достроить из этого «Северного потока», чтобы газ потек в Германию.

Есть еще одна позитивная новость. Она состоит в том, что в Европе происходит массовый отказ от американского сжиженного природного газа, которым они, как они его называли, «счастливый газ», они пытались им осчастливить Европу взамен российского газа. Но из-за того, что цены на газ вместе с нефтью упали, упали больше чем в 3 раза, наш газ стоил 200 долларов за тысячу кубометров совсем недавно, сейчас упал до 70, а сжиженный природный газ из Америки по-прежнему идет по 200. В Европе массовый отказ происходит.

Больше всего пострадала Польша, которая всю свою историю выбирает не тех друзей, они вообще подсели на этот американский газ, что теперь делать, они не знают. Ну вот они протестуют тем не менее против этого «Северного потока». Кстати, надо сказать, что 16 мая 2020 года, не сегодня завтра, заканчивается контракт на прокачку газа по газопроводу «Ямал – Европа», который идет через Белоруссию и Польшу. При падении потребления газа Россия больше не заинтересована в этом газопроводе (но в Белоруссию мы будем поставлять), а Польше мы можем все, прикрутить вентиль, пусть разбираются как хотят. У нас достаточно теперь рукавов через Украину, там поддерживается поток, «Северный поток – 1» продолжает действовать, но там еще есть и через Турцию трубопровод. Все нормально, можно без «Ямал – Европа» до возобновления потребности обойтись. Поэтому наши польские друзья пусть как бы думают, с кем дружить.

Ну и вообще по поводу всех этих нефтяных и газовых дел я не могу не сказать следующее. Великий философ Бертран Рассел говорил, что во всей Вселенной пахнет нефтью, это выражение часто цитируется. Бертран Рассел говорил, что это веселящий газ. Да, мы жили весело, когда нефти и газа было завались. Но для России, для будущего России жизненно необходимо научиться жить без нефти и газа. Без этого веселящего и одурманивающего газа мы вполне можем, как показывает опыт борьбы с коронавирусом, производить нужные хорошие товары, у нас отличные перспективы в высоких технологиях, и надо оттеснить нефть и газ на вторые роли и на самом деле с помощью тех же цифровых технологий войти в число лидеров в высоких технологиях. Это жизненно важная задача. Собственно говоря, Мишустину и было поручено нечто подобное. Хотелось бы еще раз пожелать ему выздороветь и вернуться к исполнению, реализации этих предначертаний.

Никто не звонит? Я могу говорить...

Константин Чуриков: Вы знаете, многие пишут, многие пишут, Сергей, подождите, подождите. Нам пишут, что вот мы все забыли русскую баню, хорошо лечит пневмонию, думает так наш зритель из Москвы, «хорошо дышать горячим паром». Ну это когда баня откроется либо своя на даче, наверное, можно, да?

Оксана Галькевич: Ну и желают здоровья Мишустину, естественно.

Сергей Лесков: Вы знаете, Костя, я вот еще о чем скажу. Мы сейчас... Вчера Путин сказал на этом совещании, что нельзя забрасывать в этот тяжелый час крупные инфраструктурные проекты. У нас в нашей истории были и более тяжелые времена. В 1944 году, во время войны, Сталин подписал приказ о строительстве первого в Европе (ну и в СССР, естественно) газопровода «Саратов – Москва», во время войны, в 1944 году, и этот газопровод был построен уже в 1946 году. В Москву потек первый газ с саратовских, с приволжских месторождений. Мы можем работать и в гораздо более тяжелых условиях, чем сейчас. Не надо опускать руки, какой-то пессимизм, вешать нос, посыпать голову пеплом, это все не для русского человека.

Константин Чуриков: А можно еще чуть-чуть посыплем голову пеплом?

Сергей Лесков: Бывали времена и похуже, бывали задачи и посложнее.

Константин Чуриков: Вот еще чуть-чуть голову пеплом посыплем. Значит, Алексей Студицких, наш зритель, нам пишет через наш сайт: «Научиться жить без газа – где-то я это уже слышал пару десятков лет назад». Сергей, мы все не научимся. Что нам мешает?

Сергей Лесков: Я не расслышал, что вы сказали?

Константин Чуриков: «Научиться жить без газа, – пишет нам зритель, – где-то я уже слышал это пару десятков лет назад».

Сергей Лесков: Нет, ну Менделеев говорил, что использовать нефть и газ в качестве топлива – это все равно что жечь облигации. Ну да, это ценнейший нефтехимический продукт, в общем-то, из него можно производить ценнейшее сырье. Есть же проекты термоядерного синтеза, ну там что-то застопорилось, к сожалению; есть атомная энергетика. Между прочим, во Франции атомная энергетика обеспечивает 80% потребностей в электричестве, на Украине 65%, потому что Советский Союз понастроил там атомных станций, но «спасибо» мы за это не услышим.

Оксана Галькевич: Спасибо.

Сергей Лесков: Именно благодаря советским атомным электростанциям Украина сейчас не знает забот с электричеством.

Оксана Галькевич: Да. Сергей, спасибо большое...

Сергей Лесков: Нет, есть масса альтернативных вариантов...

Оксана Галькевич: …просто время уже истекает, к сожалению.

Сергей Лесков: ...как можно жить без нефти и газа.

Оксана Галькевич: Сергей, время истекает. Спасибо вам большое. Обозреватель Общественного телевидения России был у нас в прямом эфире, Сергей Лесков.

Константин Чуриков: Спасибо.

Ну а через несколько минут подведем предварительные итоги этого месяца. Этот месяц еще у нас в Москве не закончился, еще надо 3 часа протянуть, да?

Оксана Галькевич: Ну, в общем, он в последние часы подкидывает более и более серьезные новости.

Константин Чуриков: Да. Апрель 2020 – каким он был для вас? Звоните, пишите, рассказывайте.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (1)
Seva
лесков в последнее время несёт такую пургу. его "радостные" новости почему то не радуют. аргументы абсурдны. неудачный ангажемент для канала.