Сергей Лесков: Я совершенно уверен, что есть социальный закон: больше такси - меньше вытрезвителей. Такси у нас много

Сергей Лесков: Я совершенно уверен, что есть социальный закон: больше такси - меньше вытрезвителей. Такси у нас много
Иван Родионов: Перевести средства в негосударственный пенсионный фонд –всё равно что пойти в казино и поставить на «красное». Может выиграть, а может и нет
Наталья Агре: Долгие годы подготовка в автошколах была направлена не на безопасность движения, а на знание ПДД. А это очень разные вещи
Владимир Собкин: Не надо относиться к молодым, как к недоумкам, ждать, когда они вырастут - они уже выросли!
Борьба с курением превращается в борьбу с курильщиками?
Реальные цифры: борьба с курением
На больничный! Представители каких профессий в нашей стране болеют чаще всего?
Россия управляет соцсетями? Американские спецслужбы уже ждут российского вмешательства в выборы
У среднего класса дела средне. Россияне со средним доходом чаще других теряют работу. И ищут дольше
Родителей, чьи дети оскорбляют учителей, накажут рублем, а самим хулиганам может грозить тюрьма
Зачем такая пенсионная реформа? Прогрессивную шкалу придётся подождать. География роста зарплат. Путин об Украине. Налог на старые машины
Гости
Сергей Лесков
Ведущий программ

Иван Князев: Ну а сейчас встречаем долгожданного Сергея Лескова. Сергей Леонидович, добрый вечер.

Сергей Лесков: Добрый вечер.

Иван Князев: Вы счастливы сейчас?

Сергей Лесков: Счастье есть… Полное счастье есть абсолютно свинское состояние удовлетворения, счастье возможно только в какой-то точке бифуркации в жизни человека. Счастье – это вообще движение, а не состояние. Правильно?

Иван Князев: Помните, как Есенин писал? «Счастье есть ловкость ума и рук, Все неловкие души За несчастных всегда известны».

Сергей Лесков: Ну, сам он, насколько я понимаю, вряд ли когда-нибудь был счастлив.

А вот вы сейчас будете говорить про капремонт…

Тамара Шорникова: Ага.

Иван Князев: Да.

Сергей Лесков: А какая разница между капремонтом и евроремонтом?

Иван Князев: Евроремонтом? Капремонт – это когда неизвестно кто за ваши деньги неизвестно что делает, а евроремонт – это когда вы опять же за свои деньги, но уже в своей квартире делаете что-то хорошее.

Сергей Лесков: Ничего не понимаю. Но ведь в Европе капитализм.

Иван Князев: Ну да, не везде, конечно.

Сергей Лесков: Значит, евроремонт и капремонт есть одно и то же.

Иван Князев: А-а-а…

Тамара Шорникова: Сергей, Сергей, с каламбура решили зайти.

Иван Князев: Здесь не от капитализма, да-да.

Сергей Лесков: Вот именно, наверное, поэтому все так и боятся капремонта, что не понимают, что это такое.

Но часто ведь капремонтом занимаются студенческие строительные отряды. Наш президент провел встречу с активом Российского студенческого отряда, это вообще наследник студенческих строительных отрядов. Они сейчас называются РСО, а было ССО. Иван меня спрашивает, я не могу его не спросить ответно: а вы не были членом…?

Иван Князев: Не был.

Сергей Лесков: Не были.

Иван Князев: Даже на картошку не ездил, уже к тому времени все отменили.

Сергей Лесков: Да. На самом деле стройотряды возникли в 1959 году. Как все хорошее, как нобелевские лауреаты у нас физики, так и студотряды придумали физики, на физфаке МГУ они решили поподнимать целину. В общем, это значительная часть жизни советского общества, вошедшая в фольклор. А с исчезновением комсомола постепенно исчезли и студенческие отряды, которые возродились уже в новой России в 2004 году. Итак, если посмотреть на даты, в этом году 60 лет студенческим строительным отрядам и 15 лет российским студенческим отрядам. В принципе это наследник, я думаю, здесь связь достаточно очевидная.

В советские годы для многих студентов, в общем-то, студотряд был желателен, а очень часто и обязателен, будем прямо говорить. И на пике этого движения в студенческих строительных отрядах каждый год работало до 1 миллиона человек. Сейчас вот это движение едва превышает 200 тысяч человек, то есть даже сравнивать нельзя. В итоге через студенческие отряды прошло, по грубым оценкам, до 20 миллионов советских граждан. Можно сказать, что в каждой советской семье есть боец ССО. В нашей семье тоже есть, я работал в строительном отряде.

Иван Князев: А что строили?

Сергей Лесков: Коровник, как и полагается. Ну, мои ощущения здесь не так важны, хотя я поделюсь.

В общем-то, дело полезное, конечно, по двум причинам. Во-первых, труд облагораживает человека, как известно, некоторые даже считают, что труд создал человека. В общем, заработать деньги, это я говорю к вопросу о воспитательных каких-то функциях физического труда, вне всякого сомнения, если даже такой мыслитель, как Лев Толстой, все время что-то делал руками, наверное, он понимал, что может принести физический труд. Или, например, у лорда Гладстона, который был премьером Англии, любимым занятием было пилить дрова, таких примеров очень много в мировой истории. В общем-то, конечно, даже ботаники и компьютерщики для какого-то полноценного восприятия жизни… Полезно, если они поймут, что такое физический труд.

Ну и, наконец, второе: прямо скажем, ведь студенты часто небогатые люди, по опросам, 20% студентов работают в студенческих отрядах, внимание, для того чтобы оплатить свой следующий учебный год. У нас же сейчас часто образование платное. Ну а на такое святое дело, как одежда, только 8%, все-таки это не самое главное.

Биография вообще миллионеров учит, что чем раньше человек начал зарабатывать, тем не просто он этого сумеет заработать, а тем качественнее он сможет составлять свои капиталы. Правда, есть и другое мнение. Дональд Трамп, о котором мы в нашей программе больше говорить не будем, исключение, говорил, что лучший способ стать миллионером – это родиться в семье миллионера. Но советскому студенту это не грозило как-никак, поэтому приходилось со студенческой скамьи вкалывать.

Тамара Шорникова: А мы в этой программе говорить больше о Трампе не будем или вообще?

Сергей Лесков: Нет-нет, в этой, сегодня.

Тамара Шорникова: Мне симпатичен этот персонаж.

Сергей Лесков: У нас же есть план, там нигде места Трампу нет, я оговорился. Может быть, он мечтал бы где-то там оказаться…

Тамара Шорникова: …но увы.

Сергей Лесков: …но увы.

Два плюса несомненных. Но, на мой взгляд, конечно, в студенческих строительных отрядах по крайней мере советской эпохи была, конечно, и опасность. Опасность состояла вот в чем. Конечно, это самый неквалифицированный труд. С помощью тележки с цементом можно было строить объекты индустриализации в 1930-х гг. или поднимать целину, что примерно одно и то же. Но все-таки студенты с гордостью говорят, что они участвовали в строительстве «АвтоВАЗа», например, Байкало-Амурской магистрали, «КамАЗа», «ВАЗа», Саяно-Шушенской ГЭС.

Можно сейчас задать вопрос: а вот нет ли какой-то вины тех людей, которые привлекали специалистов низкой квалификации (а студенты именно такие) в этой чудовищной аварии, которая случилась на Саяно-Шушенской ГЭС в 2011 году, когда там сорвало турбину и погибло несколько десятков человек?

Иван Князев: Ну, Сергей Леонидович, я не думаю, что они были допущены к высококвалифицированным работам.

Сергей Лесков: Это общая культура производства.

Иван Князев: Они же, наверное, там кирпичи…

Сергей Лесков: Вопрос я могу задать. Но так или иначе можно повернуть этот вопрос и иначе: может быть, сегодняшнее наше отставание в области высоких технологий началось с того, что студенты-физики больше думали о том, как заработать деньги, а не как пойти летом и поработать какими-нибудь техниками где-нибудь в лаборатории…

Иван Князев: В НИИ каком-нибудь.

Сергей Лесков: …где крутится синхрофазотрон. На самом деле современный мир требует высоких квалифицированных знаний, а вовсе не труда низкой квалификации. Не на то заточены студенты, чтобы спускаться вот по этой иерархии на ступеньку, а то и многим ниже.

Но сейчас ведь появились на самом деле профильные отряды, и вот эти вот ребята, которые встречались с президентом Путиным, именно и представляли эти профильные отряды. Но там есть, например, отряды археологов, отряды бухгалтеров, отряды проводников, отряды, которые работают в сельском хозяйстве, ну и, конечно, святое дело, так называемые педагогические отряды, вот эти вот вожатые, которые в наших пионерских лагерях, это же студенты, они тоже объединены в этих вот строительных отрядах. Есть медицинские отряды, вот здесь я не понимаю, что делают медики, мне непонятно, потому что, для того чтобы медик занимался своей врачебной деятельностью, он должен 5 или 6 лет отучиться в институте, а потом 2 года в ординатуре.

Иван Князев: Ну да.

Сергей Лесков: Без этого его подпускать к больному пациенту, у которого даже если и глаза закрыты, нельзя по закону. Что делают отряды стоматологов, я не понимаю.

Иван Князев: Медсестрами, наверное, ассистируют как-нибудь по профилю.

Сергей Лесков: Тогда их не надо называть стоматологами, а это медсестры.

Иван Князев: Ну да.

Сергей Лесков: В общем, этот вопрос остался без ответа. Но так или иначе я совершенно уверен в том, что все-таки лучше не за длинным рублем студенту гнаться, а, рассчитывая свой жизненный путь надолго вперед, заниматься и летом своей профессиональной деятельностью, это было бы значительно полезнее.

Тамара Шорникова: Давайте послушаем телефонный звонок, у нас есть Владимир из Краснодарского края, ждет ответа, наверное, на свой вопрос. Здравствуйте, Владимир. Может быть, мнение хочет высказать.

Зритель: Здравствуйте.

Иван Князев: Добрый вечер.

Зритель: Вот, например, я учился как? Ну, 3 года в училище. Каждый год мы осенью ездили на уборку: картофель, огурцы, помидоры. А я вот так хотел на БАМ… А вот это не считается, что это БАМ, вот эти вот уборки в сельском хозяйстве, это в 1960-х гг. вручную?

Сергей Лесков: Вы ездили на картошку?

Иван Князев: На картошку, видимо, да.

Сергей Лесков: Ну, это нечто другое. На картошку ездили, как мы помним из фильма «Блондинка за углом», в общем-то, и дипломированные инженеры. Нет, здесь речь идет о том, что студенты на каникулах добровольно чаще всего направлялись на какие-то заработки.

Вы понимаете, я даже больше скажу: сейчас происходит такая реанимация советских ценностей, советских институтов, и конечно, строительные отряды – это тоже советский институт. Мы все время говорим, что у нас нет ноу-хау, вот американцы придумали систему быстрого питания, «Макдональдс», много чего они напридумывали, а вот в Советском Союзе придумали, это же социальная инновация, студенческие строительные отряды, и очень долго они себя оправдывали.

Но на самом деле их позитивное значение доказывается тем, что это один из немногих советских институтов, который в целости и сохранности был реанимирован самими же студентами. Значит, это востребовано жизнью, а не какой-то идеологией.

Иван Князев: Единственное, не могу не спросить, вот Нижний Новгород то же самое хочет знать: отряды – это же не массово, а немножко для показа, на картинку. Вы не считаете, что та же встреча с Путиным, современные отряды – все это больше для какой-то показушности делается? Или нет?

Сергей Лесков: Ну почему, есть же… Ну, пропаганду можно в любом действии…

Иван Князев: Ну просто они там все такие красивые, все сидят хорошо…

Сергей Лесков: Ну и что? Кого-то он даже сравнил с Леонидом Ильичом Брежневым по количеству этих значков. Надо сказать, что и в советские времена, уж мне ли не знать, были бойцы студенческих отрядов, которые жутко любили обвешивать себя значками, обменивались, коллекционировали. Давайте простим это. Некоторые вешают магниты на холодильнике, некоторые вешают на свои эти самые студенческие пиджачки значки. Нет, в этом как раз нет ничего странного. А почему Путину из пропагандистских целей не поддержать в год 60-летия бойцов ССО? Нормально.

Иван Князев: Нет, цель-то как раз-таки…

Сергей Лесков: Любой глава страны должен заниматься идеологической работой.

Иван Князев: Лишь бы это все было не для галочки.

Сергей Лесков: А почему вы не спрашиваете, был ли Путин бойцом строительных отрядов?

Тамара Шорникова: Так был, сам же рассказал.

Сергей Лесков: А, он там это говорил, да?

Тамара Шорникова: Да.

Сергей Лесков: Я не всю эту передачу посмотрел. По-моему, у него есть квалификация плотника 4-го разряда.

Иван Князев: Этого я не помню.

Сергей Лесков: Я просто раньше об этом знал. Ну и Медведев работал в строительном отряде. В строительных отрядах работали такие замечательные люди, как популярный министр Лавров, Зюганов (естественно, как же ему там не работать), кто еще, Лужков там работал, Кудрин, хотя такой интеллигентный человек вроде бы, а тоже не обошлось без стройотряда.

Я думаю, что, в общем-то, всякий, почти всякий советский студент так или иначе соприкоснулся с этим движением. Ну и, в общем-то, хорошо, что оно возобновилось уже в последние годы. По-моему, и эти самые объекты Сочинской олимпиады, Универсиады в Казани они строили, очень сильно помогали в качестве добровольцев на блистательном этом самом Чемпионате мира по футболу.

Иван Князев: А Крымский мост не строили они?

Сергей Лесков: Нет, я не слышал, чтобы там были студенты, честно не слышал. Все-таки эта работа требует, как я уже сказал, очень высокой квалификации, тут мостостроители получали там деньги очень приличные, вряд ли им нужны были помощники-студенты.

Иван Князев: Вроде есть информация, что были все-таки там профильные.

Сергей Лесков: Были, да? Ну, может быть.

Тамара Шорникова: Давайте послушаем, какая информация есть у Бориса из Санкт-Петербурга, к нам дозвонился еще один телезритель. Здравствуйте.

Зритель: Добрый вечер.

Иван Князев: Здравствуйте.

Зритель: Я хотел вот что сказать. В 1975 году от Санкт-Петербурга, то есть от Ленинграда тогда, был сводный отряд на строительстве «КамАЗа», зря вы говорили, что «КамАЗ» не строили, строили…

Сергей Лесков: Я сказал, что строили «КамАЗ», почему?

Зритель: Два корпуса строили, поднимали.

Сергей Лесков: «КамАЗ» строили, конечно, это известно.

Зритель: Один корпус…, один корпус грузины строили, да. У нас отряд был…, очень мощный отряд был, такой замечательный. Очень интересно было, мы очень там бодро, так сказать, делали постановки, все очень красиво было. Правда, по неделе сидели, потому что не было бетона…

Сергей Лесков: Но согласитесь, у вас ведь сохранились самые светлые воспоминания?

Зритель: Да, действительно, самые светлые воспоминания, особенно как нас отправляли оттуда, потому что там грузины подняли, мы за 2 месяца всего лишь 39 рублей заработали, и началась холера, поэтому нас очень лихо отправили оттуда, было очень замечательно. Зато в Москве мы со всеми…

Сергей Лесков: Ну уж, прямо холера, наверное, дизентерия.

Зритель: Нет, там холера начиналась, поэтому по две таблетки этих желтых, так сказать, каждому давали, и в эшелонах все уехали, все замечательно было. Тем не менее была дружба, мы после этого очень долго дружили, со многими списывались, связывались, это все было очень интересно. Потом…

Сергей Лесков: Спасибо. Ну, вы занимаетесь контрсанитарной эпидемиологической пропагандой, потому что невозможно, чтобы человек с холерой был посажен в поезд с двумя таблетками, отправлен восвояси. Холера все-таки требует изоляции больного, тут…

Тамара Шорникова: На самом деле много SMS пришло, что стройотряды – это класс, это, конечно же, приятные воспоминания...

Сергей Лесков: Это хорошее дело, повспоминать у костра с гитарой свои студенческие…

Иван Князев: Романтика.

Сергей Лесков: Это романтика.

Хорошо. Давайте поговорим тоже о серьезных вещах. Последние дни в профессиональной среде экономистов обсуждается статья Михаила Дмитриева, это один из ведущих российских экономистов, в журнале «Forbes», где он подвергал анализу перспективы российской и мировой экономики. Нельзя об этом не сказать, потому что, во-первых, Дмитриев отличается от всех экономистов тем, что ему удаются удачные прогнозы. Обычно прогнозы в экономике не сбываются, а у него вот сбываются, поэтому интересно послушать, что он говорит на сей счет.

Ну так вот, Дмитриев обращает внимание, что в последние десятилетия, как известно, есть чередование экономических циклов, подъем, рост, рецессия, стагнация, все эти понятия с определенной периодичностью повторяются, 58 месяцев – это после Второй мировой войны среднее расстояние между кризисами, 58 месяцев, а сейчас 122, в 2,5 раза дольше, чем в среднем… До этого самый длительный период между кризисами был 120 месяцев, рекорд перекрыт. Дмитриев считает, что Трамп сделает все возможное, чтобы до грядущих в следующем году президентских выборов не допустить спада американской экономики, но там уже, по-моему, будет под 140 месяцев без кризиса.

После этого, по прогнозу Михаила Дмитриева, будет так называемый эффект лампочки, у которой гарантийный срок, срок годности истек, ты на нее смотришь и не понимаешь, почему она еще горит, и она вот-вот, в любой момент может погаснуть.

Иван Князев: Что нас ждет?

Сергей Лесков: Это ждет мировую экономику, которая впадет в состояние рецессии с очень такими последствиями, хуже, чем в 2008 году.

А вот российская экономика, это чрезвычайно интересно. Российская экономика, по мнению Михаила Дмитриева, будет находиться в противофазе с мировой экономикой. Это связано с тем, что, во-первых, Россия окружена санкциями; до тех пор, пока она была зависима от мировой экономики, вот и случилось падение на 10% в 2014–2015-х гг. Сейчас санкции привели к тому, что России наплевать на то, в каком состоянии пребывает мировая и европейская экономика. Скажем так, импорта западной рецессии в Россию не будет. Мы же боролись с импортозамещением, вот не будет и импорта рецессии. Сами европейцы соорудили такие экономические и финансовые барьеры между собой и Россией, что Россия это может и не заметить.

К тому же будет еще несколько внутренних причин, связанных вот с чем: 2020 год будет первым годом, когда будет сказываться положительно повышение пенсионного возраста, снизится отрицательный фактор повышения НДС, вы помните, с 18% до 20%, Центробанк обещает снижать ставки, что повысит кредитоспособность, и госрасходы по национальным проектам будут расти. Все это, по прогнозу Дмитриева, обещает повышение ВВП на 2%, а при благоприятном стечении обстоятельств и до 3%. Точно так же и ресурсы домохозяйств, наши с вами доходы тоже вырастут на 2,5%.

Конечно, есть несколько условий. Он отмечает, что прежде всего мелочная опека за бизнесом должна быть снята, на это и направлена эта регуляторная гильотина, дай бог заработает. Ну и чрезвычайно важным условием является снижение или вообще отмена силового давления на бизнес. Мы видим постоянно, как силовики, об этом и президент Путин говорит, отжимают бизнес, и несмотря на все речи сверху этот процесс не прекращается, мне даже кажется, что усиливается.

Иван Князев: Сергей Леонидович, мы поэтому сейчас так усиленно резервы какие-то копим? Бюджет закладываем с профицитом, золото закупаем?

Сергей Лесков: Да, есть еще, конечно, несколько таких причин, которые гарантируют России то, что этого самого импорта западной рецессии не будет. Это большие резервы, государственные резервы, очень низкий госдолг. У нас почти, ну не нулевой, конечно, по-моему, в районе 2% дефицит бюджета и очень низкая закредитованность корпораций. Там вроде бы была высокая банковская ставка, но у нас закредитованность корпораций всего 50% ВВП, а в Китае 250%. То есть если что-то случится в Китае с курсом юаня, то при таком долге предприятий кризис может быть очень тяжелым, даже тяжелее, чем в Америке. Мы часто критикуем наш Минфин, что он складывает деньги в кубышку, а вот видите, в преддверии мирового кризиса это может оказаться такой мягкой подушкой.

Иван Князев: Ну вот это интересно, да, Тамара?

Тамара Шорникова: Но не так долго, ведь он же говорит в статье, что к 2024 году нас все-таки может засосать в общую трясину.

Сергей Лесков: Да, говорит.

Иван Князев: И более того, когда нас туда засосет, мы вот с Тамарой буквально накануне слушали диаметрально противоположное мнение экономиста Михаила Беляева на эту тему. Он говорит, что никакие накопления, никакая кубышка дыры в нашей экономике не залатает. Как раз-таки вот это повышение НДС, накопление денег, если сам маховик экономики, если производительность, производство будет налажено, никакими накоплениями здесь…

Сергей Лесков: Я не возьмусь вмешиваться в спор столь уважаемых экономистов, я просто изложил эту точку зрения. И подчеркну еще раз: Дмитриев один из немногих экономистов, прогнозы которого сбываются. Там есть целая серия его прогнозов.

Кстати, подтверждением его точки зрения служит недавний опрос, что сами иностранцы думают на этот счет. Есть такая крупнейшая компания рейтинговая «Ernst & Young», и она провела опрос среди иностранных бизнесменов, которые работают в России. Это очень показательно. Так вот иностранные бизнесмены, работающие в России, там был какой-то глобальный, масштабный опрос, 50% из них намерены расширять бизнес, 21% не то что намерены расширять, намерены открыть новую производственную площадку, 33%, 1/3, говорят, что производительность труда в России, где они сталкиваются, такая же, как в других странах, и выше.

Эти настроения говорят о том, что они не верят в кризис в России, потому что с такими настроениями в кризис не работают, они бы просто убегали. Они верят в какие-то позитивные перспективы. Я прекрасно понимаю, что для многих зрителей, когда мы говорим о каких-то, когда в наших экономических…

Тамара Шорникова: О светлом будущем, в общем.

Сергей Лесков: Да, о светлом будущем, светлые нотки вызывают раздражение. У того же Дмитриева есть любопытный пассаж о том, что даже в тех семьях, которые считаются у нас бедными, вот эти 20%, у них как только появляются свободные деньги, чего нет на Западе, они расходуют их на смартфоны, автомобили, холодильники и компьютеры, то есть это как бы не совсем бедные. По его мнению, на самом деле тех, кому не хватает на еду, такие люди, к сожалению, есть в нашей стране, их только 1%.

Сколько экономистов, столько мнений. Мы помним спор министра экономики Орешкина и главы Центробанка Набиуллиной о закредитованности населения, как это будет сказываться; все время Кудрин, который работал в стройотряде, вступает в дискуссии со своими оппонентами. Но тем не менее эта точка зрения представляется мне чрезвычайно интересной.

У него там есть еще один любопытный пассаж. Мы часто сетуем на то, что у нас слишком маленькие темпы роста ВВП, Дмитриев обращает внимание, что темпы роста ВВП у России самые высокие среди нефтедобывающих стран. Это проклятье сырьевой экономики, она не растет так быстро, как те экономики, которые имеют под фундаментом высокие технологии. У таких развитых стран, как Канада, Норвегия, темпы роста ВВП ниже, чем у России, так что не все так плохо и не надо постоянно посыпать голову пеплом.

Я думаю, что это звонит человек, который не согласен с этим.

Тамара Шорникова: Я почему-то тоже в этом уверена.

Иван Князев: Сейчас узнаем.

Тамара Шорникова: Ирина, Московская область.

Иван Князев: Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Нет, я со всем согласна, потому что я не слышала, что вы говорили до этого. Здравствуйте, ведущие, здравствуйте, Сергей.

Иван Князев: Но все равно согласны.

Зритель: У меня такой вопрос по поводу наших вот этих резервов, которые находятся в огромных количествах за рубежом. Если все-таки наступит этот кризис и если вдруг упадет сильно-сильно курс доллара, например, то не потеряем ли мы при этом то, что мы вкладываем в доллар деньги, в юань или во что-то другое?

Иван Князев: Так а мы же вроде и не вкладываем, мы потихоньку…

Тамара Шорникова: Спасибо.

Сергей Лесков: Ну, у нас весь… Золото находится в наших российских хранилищах. В общем-то, где можно хранить доллары, как не в той стране, где эти доллары производятся? Нет, у нас сейчас этот самый валютный портфель накоплений очень сильно диверсифицирован, в общем-то, там минимальные риски. Мы же хотим, чтобы эти деньги не лежали в российских банках, которые сплошь и рядом прогорают, а мы хотим, чтобы эти деньги работали. А работают они все-таки в крупнейших западных надежных банках. Тут не надо воспринимать возможный кризис как то, что там все рухнет и все деньги исчезнут. Мы положили их, мы не носим, как американцы говорят, нельзя все яйца носить в одной сумке, так и мы вы разложили по разным ячейкам, надо отдать должное. Так что, в общем, риск минимален.

Давайте мы поговорим на народную тему, она как бы из двух частей состоит. Государственная Дума в первом чтении приняла законопроект о возвращении вытрезвителей. Правда, они будут не из федерального бюджета финансироваться, а из регионального и местного, то есть это на местах будут решать…

Тамара Шорникова: В общем, там речь идет о возможном государственно-частном партнерстве.

Сергей Лесков: Ну да, ну да. Государство продает тебе водку, а частники тебя излечивают от последствий употребления.

Тамара Шорникова: И все в одном здании.

Сергей Лесков: Все нормально, все в одном стакане, такой коктейль.

Тамара Шорникова: All inclusive, да.

Сергей Лесков: Ну и, наконец, обсуждается, конечно, такая идея об ограничении количества такси, что-то больно много, считают некоторые депутаты, расплодилось. Между прочим, депутаты ведь такси не пользуются, у них же служебный транспорт, откуда они знают?

Тамара Шорникова: Может быть, они им в пробках мешают?

Сергей Лесков: В пробках мешают?

Тамара Шорникова: Как-то многовато, да.

Сергей Лесков: Ну, в общем, надо сказать, что, конечно, и вытрезвители, и такси, как и стройотряды, конечно, – это очень важный элемент советской бытовой культуры. Вытрезвители… Давайте скажем, что мы Трампа никогда не будем упоминать, но вот на самом деле…

Иван Князев: Что, Трамп тоже был в вытрезвителе?

Сергей Лесков: Нет, он не был, хотя он был в Советском Союзе, но и близко не приближался.

Тамара Шорникова: Похоже на Трампа…

Сергей Лесков: Но человек похожий, профессор Хансен, такой же лохматый, как Трамп, в фильме «Осенний марафон» побывал в этом богоугодном заведении. Ну я не знаю, были там фильмы, например, «Операция «Ы», классический фильм, «По утру они проснулись» по Шукшину, Высоцкий пел песни: «Скажи, Серега, мы выпили немного», помните? В общем, это такой элемент очень колоритный.

Вопрос непонятный, нужны вытрезвители, которые исчезли в 2011 году во время реформы полиции-милиции, или они могут оказаться каким-то злом под благим предлогом? Вы знаете, что в Советском Союзе были бунты, связанные с загадочной смертью в вытрезвителях? Был бунт в Днепродзержинске, где-то на Кавказе был подобный случай, в Чимкенте был крупный бунт, когда громили вытрезвители. Мы знаем, что и сейчас в милицейских участках есть злоупотребления, но почему их не могло быть в советское время?

Тамара Шорникова: А еще мы знаем, что есть план по задержаниям, и в случае с вытрезвителями…

Сергей Лесков: Да, как только появятся вытрезвители, будет и план по задержаниям. Причем это неплохие деньги, там же, по-моему, 3 тысячи за вытрезвление хотят. А если вспомнить, что в Москве во время горбачевской антиалкогольной кампании задерживалось и помещалось в вытрезвитель 300 тысяч человек ежегодно, вы представляете, какие это будут деньги, какой навар? В общем, такие соображения нельзя отринуть, не будем лицемерить, здесь надо действовать очень осторожно.

В то же самое время без вытрезвителей эти несчастные люди, которые приняли на грудь слишком много, часто оказываются жертвами грабителей, а иногда даже и замерзают, например, есть статистика просто на этот счет.

Тамара Шорникова: А вы знаете, у нас есть личный опыт. Например, наш телезритель пишет из Нижегородской области: «В советские годы в вытрезвителе был 3 раза, в состоянии запаха изо рта увозили из дома за 8 километров, оттуда пешком с вывернутыми карманами и шрамом на спине. Жаловаться было бесполезно. Думаю, что будет еще унизительнее, все делается в пользу беспредела».

Иван Князев: Вот это-то и беспокоит, просто кого будут забирать? Действительно, если ты немножко выпил и идешь вполне себе нормально, а тебе…

Сергей Лесков: Ну там в этом законе прописываются условия задержания. Ну… Не знаю, это на самом деле вопрос очень тонкий…

Тамара Шорникова: В той же Москве в пятницу вечером приходишь на Никольскую…

Иван Князев: Да всех можно мести спокойно.

Сергей Лесков: Да, всех можно, особенно если вдруг этот человек замешан в каких-нибудь оппозиционных взглядах, а вдруг он там позволил себе в пятницу вечером расслабиться. Это очень тонкие материи. В то же самое время не будем забывать о том, что пьяный человек иногда является сущим наказанием для соседей, для своей семьи.

Если уж мы затронули эту тему, конечно, вытрезвители – это только лишь маленькое звено в борьбе с алкоголизмом. Конечно, самое важное здесь, я совершенно уверен, – это достойная работа, которая делает человека человеком. А очень часто, мне это очень не нравится, как-то некоторые русские мужчины считают, что их удаль состоит в том, чтобы принять на грудь как можно больше и не окосеть. Особенно очень часто идет это бахвальство перед иностранцами, которые уже оказались под столом, а русский мужик только, дескать…

Иван Князев: …гусарит.

Сергей Лесков: …горло прополоскал, а иностранец уже под столом. По этому поводу я могу сказать, что лучше бы русские мужчины доказывали свою удаль на рабочем месте или в какой-нибудь творческой лаборатории, а не в питии. К сожалению, очень часто бывает иначе, тут не будем об этом забывать.

Вытрезвители благо или зло? Я не знаю ответа на этот вопрос. Я знаю совершенно определенно, что алкоголизм – это зло, а вот как с ним бороться? К этому надо подходить очень осторожно. И, в общем-то, как я уже говорил, есть как бы аксиома многовековой выдержки, то, что благосостояние и самочувствие человека находится в обратной пропорции с частотой и крепостью возлияний.

Тамара Шорникова: Давайте послушаем телефонный звонок. Юрий, Нижегородская область. Здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, Юрий.

Зритель: Здравствуйте, здравствуйте. Вы меня слышите?

Тамара Шорникова: Да, отлично.

Иван Князев: Да-да.

Зритель: Ну вот я хотел бы сказать свое мнение про вытрезвители. Я вот бывший работник системы МВД, были в свое время вытрезвители. Было не совсем хорошо, не совсем правильно, контроля общества не было почти никакого, общественного контроля. И я вам скажу даже более того, когда… На… разводах начальник конкретно говорил, особенно за пятницу или в какие дни перед зарплатой, чтобы была 100%-я заполняемость вытрезвителей. И знаю, что брали людей, которые много качаются, не совсем пьяных брали людей.

Сейчас я думаю, если сейчас будут вытрезвители, опять будет не совсем правильно и будут перекосы, наверное, хотя, может быть, общественный контроль, может быть, какое-то наблюдение поставить. Но опять, наверное, не будут брать бомжей грязных каких-то, опять там будут такие перекосы. Я вот сейчас, если это брать борьбу с алкоголизмом, наверное, это не выход из положения, наверное, в настоящий момент…

Сергей Лесков: Примерно то же самое и я говорю. Вы знаете, вот к тому, что вы сказали, я не могу не перекинуть мостик на такси, ведь в Советском Союзе такси практически не было, а вытрезвителей было много. Я думаю, что такси и вытрезвители мистически связаны друг с другом: чем больше такси, тем меньше вытрезвителей. Все-таки выпивший человек может вызвать такси и уехать к себе домой, а не попадать в эту машину, на которой было написано «спецмедпомощь», помните такие машины? Итак, я совершенно уверен, что есть социальный закон: больше такси – меньше вытрезвителей.

А такси у нас стало, как бы это ни нравилось этим самым депутатам, законодателям и, наверное, крупным чиновникам, больше. Я увидел такие как бы любопытные исследования о том, что сейчас среднее время ожидания в крупных городах такси 5 минут, а если нет вот этих вот стремительных мобильных приложений, которыми пользуются 60% клиентов такси, то 20 минут. Это на самом деле огромное достижение. По частоте пользования горожан такси Москва находится на 4-м месте в мире.

Мы часто говорим о том, что теневой рынок есть беда нашей экономики. Мне кажется, что тут есть цифры, которые говорят, что, может быть, рынок такси самый легальный в нашей стране: в России 90% легальных такси, а в 2015 году было только 60%. Может быть, стоит у таксистов поучиться. В Москве таксистов с 2011 года стало в 3 раза больше. Вы не поверите, среди активного населения, экономического активного населения, таксистов больше 2%. То есть, грубо говоря, каждый 50-й работающий житель крупного гражданина таксист, то есть это огромная сфера. Правда, в Нью-Йорке 5%, то есть еще в 2,5 раза больше.

Мне кажется, что хотя бы из этих цифр, а это еще и большой рынок, удобная, комфортная среда такси, которая появилась сейчас, все-таки законодателям надо поосторожнее к этому относиться: не все видно из окна служебного автомобиля.

Тамара Шорникова: Вот, кстати, две эти темы также связывают наши телезрители – предлагают вместо вытрезвителей, значит, организовать такси для пьяниц, которые бы по квитанции доставляли людей, за оплату…

Иван Князев: По адресу.

Сергей Лесков: Кстати, да, это будет прямой доход, хороший… Вот, пожалуйста, социальная инновация, кстати.

Тамара Шорникова: На этом предлагаем и закончить. Спасибо Сергею Лескову. До пятницы, до подведения итогов уже недели.

Иван Князев: Спасибо.

Сергей Лесков: До свидания.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски