Сергей Лесков: Жёлтый дьявол в виде золота лишает людей последних признаков ума

Сергей Лесков: Жёлтый дьявол в виде золота лишает людей последних признаков ума
На пенсию в нищете? Алкогольная политика. Честный самозанятый – это выгодно? Спорт без пола. «Тесла» по-русски. Мужчинам платят больше
Накопить на старость
Возможны политические потери для России в результате встречи Нормандской четвёрки? Безусловно. Это большая игра. Но без сомнения, если Россия откажется от этой встречи, потери будут значительно больше
Дмитрий Журавлёв: У нас в инфляцию входит и стоимость «Роллс-Ройса» и стоимость кефира. «Ролсс-Ройсы» не дорожают - с кефиром проблема
Юрий Савёлов: Если человек сам зарабатывает, у государства ничего не просить, надо дать ему этот необлагаемый налогом минимум
Ксения Печеник: В нашей стране оказаться на пенсии – это практически прекратить существовать
Алексей Кыласов: Рекорды только дополняют общую картину привлекательности спорта, но не меняют или отменяют её
Не жизнь, а пенсия! О долгосрочном прогнозе благосостояния российских пенсионеров
«Тесла» по-русски: зачем нам отечественный электрокар за 6 млн рублей?
О вкусах спорят: россияне предпочитают отечественные продукты
Гости
Сергей Лесков
Ведущий программ

Иван Князев: Мы снова в прямом эфире. Вы смотрите «Отражение». В студии сегодня для вас работают Тамара Шорникова…

Тамара Шорникова: …и Иван Князев. Через полчаса наша «Тема дня». В Москве задержали в очередной раз руководство – на этот раз отдела полиции Дорогомилово – за получение взятки, трех с половиной миллионов рублей. Причем такие инциденты происходят даже на руководящем уровне. Кто сегодня идет работать в органы? Наш главный вопрос: вы доверяете полиции? Будем выяснять вместе, присоединяйтесь.

Иван Князев: Ну а прямо сейчас к нам присоединяется наш обозреватель Сергей Лесков. Добрый вечер, Сергей. О чем будем говорить сегодня? Что в повестке дня у нас?

Сергей Лесков: Есть правило: видишь полицейского – перейди на другую сторону улицы. Но доверять можно при этом.

Ну, очередная трагедия, связанная со стихийным бедствием, произошла в Красноярском крае. Красноярский край – один из самых больших регионов в нашей стране, фактически от границы с Китаем до Северного Ледовитого океана. Это произошло на юге, в предгорьях Саян, в 500 километрах от Красноярска, на месте золотого прииска.

Что случилось? Если это можно назвать технологиями, то по примитивным технологиям старатели возводят дамбы, чтобы отмывать золото. И около этого Щетинкино был каскад из пяти дамб. Как говорят, все эти пять дамб прорвались, селевые потоки снесли ветхие общежития. Я думаю, что это были ветхие сараи просто. Погибло 15 человек. То ли пять, то ли шесть пропали без вести.

В общем-то, трагедия, которая становится уже типичной для Сибири. Вы помните, совсем недавно было наводнение, два раза Путин приезжал в Тулун, там было больше жертв. Такое впечатление, что администрации, которые должны беспокоиться за безопасность граждан, проживающих в этом регионе (вот, кстати, можно посмотреть, как там все это выглядит), они перекладывают ответственность друг на друга.

Трудно даже перечислить немыслимое число ведомств, которые могли бы увидеть, что эти дамбы находятся на грани разрушения. Кстати, дамбы построены без каких бы то ни было документов, просто на свой страх и риск, без разрешения – ну, как в XVII веке. А горный мастер, который руководил работами, вообще никакого специального образования не имел.

Смотрите: Роспотребнадзор, Росприроднадзор – что там еще есть? – Ростехнадзор, Министерство природных ресурсов, Государственный комитет по охране окружающей среды, Рослесхоз, Росводхоз, Государственный комитет по гидрометеорологии и масса каких-то еще комитетов и комиссий в области. Неужели они все не знали, что дамбы эти могут быть разрушены и по своей крепости далеко уступают египетским пирамидам, которые стоят 30 веков? Да все они знали! Им было просто на это наплевать.

Как сейчас выяснилось, экологические движения показывали местным чиновникам космические снимки, и даже на этих снимках было видно: первое – что дамбы находятся в полуразрушенном состоянии; и второе – что они просто существуют без всякого разрешения. Чиновникам было безразлично. Как было, кстати, безразлично и во время наводнения в Иркутской области, с которой этот район граничит, к слову говоря.

Почему это может произойти? Причин несколько. Ну, одна лежит на поверхности. С советских времен все золотые прииски находятся под контролем тогда КГБ, а теперь ФСБ. Ну, тут надо разбираться. Может быть, туда и не пускали Росприроднадзор и Комитет по водным ресурсам, но все-таки этот вопрос они вполне могли поднять.

Поэтому сейчас, я совершенно уверен, когда… А сейчас там арестовали стрелочников. Потом, видимо, как всегда у нас бывает, будут арестовывать чиновников более высокого уровня. Мы еще увидим, с какой калейдоскопической скоростью они, как пулеметчики, будут отстреливаться от этих инвектив и перекладывать ответственность с одного ведомства на другое.

И наконец – еще одна причина, о которой нельзя сказать, она касается просто самой природы этих приисков. В общем, я совершенно уверен, что «желтый дьявол» сводит людей с ума. Помните старика Паниковского с его «Пилите, Шура, пилите»? Как только появляется золото, да еще и в чистом виде, человек теряет свойственные ему от природы какие-то генетические инстинкты, и чувство самосохранения просто улетучивается. Но Паниковский, между прочим, показал себя мудрецом рядом с этими людьми, которые построили себе дома под дамбой, которую вот-вот прорвет.

Иван Князев: Я думаю, они же не сами строили. Бытовки поставили, и все.

Сергей Лесков: Ну, поставили. Но они знали… Как сейчас говорят выжившие там люди, в общем-то, они понимали весь риск. Но еще раз: «желтый дьявол» в виде золота лишает людей последних признаков ума.

Вы помните, была такая книга очень популярная «Проклятие короли» Мориса Дрюона? Ее читали, наверное, все советские люди. Там мне запомнилась цитата: «Нет более подходящего материала, чем золото, чтобы заткнуть человеку рот». В данном случае что-то подобное произошло.

И все-таки нельзя не сказать, конечно, о самом главном. Технологическая халатность, нарушение технологической дисциплины становится причиной таких техногенных аварий, которые у нас идут валом просто и в гражданской авиации, и в каких-то инфраструктурных авариях, и на объектах гидротехнических сооружений, и просто в жилом фонде.

Такое впечатление… Я, в общем-то, уверен, что это следствие каких-то макроэкономических перекосов. Когда, по большому счету, государство живет за счет сырьевой экономики и не развивает высокие технологии, конечно, неизбежно падает общий уровень технической дисциплины. Ну, это просто неизбежно.

В общем-то, то, что сейчас происходит буквально во всех отраслях – это макроэкономическое следствие именно этой… Это варварская сущность сырьевой экономики, назовем это прямо так. Вот как во всяких странах Юго-Востока переворачиваются перегруженные людьми баркасы, что-то такое происходит и у нас с этими гидротехническими сооружениями, построенными абы как в сибирских городах. Это очень печально.

Иван Князев: Сергей Леонидович, но мы же вроде бы прошли уже весь этот период, когда у нас шахты взрывались…

Сергей Лесков: Почему мы прошли? Где же мы прошли, если постоянно это есть? Вы помните, был чудовищный инцидент в Крымске? То же самое, то же селевые потоки.

Иван Князев: Хотелось надеяться, что в прошлом осталось уже наконец-то.

Сергей Лесков: Да нет. Почему? Если это каждый год случается… В 2011 году была чудовищная совершенно катастрофа неподалеку от этого села Щетинкино, когда сорвало роторную установку на Саяно-Шушенской ГЭС – кстати, одной из самых новых ГЭС. До сих пор не совсем понятна причина. Очевидно, вероятнее всего, был неправильно рассчитан какой-то гидроудар, и не успели построить водоотвод.

Еще раз повторю: низкий технологический уровень экономики, который снижается объективно, приводит к падению и технической дисциплины во многих отраслях.

Тамара Шорникова: Вот об ответственности. Мы это проговорили уже. Очень многие телезрители согласны с этим, конечно, и пишут. Москва и Московская область: «Следствие всеобщей безнаказанности». Также из Москвы сообщение – Кузьминки, Юрий, пенсионер, ветеран труда, пишет: «Это не стихийное бедствие, а преступность и беспечность властей. Дамбы кто разрешил строить?»

Сергей Лесков: Никто не разрешил, мы сказали уже.

Тамара Шорникова: Краснодарский край: «Где федеральный Ростехнадзор был?» И так далее, и так далее…

Сергей Лесков: Все чиновники знают, что золотодобытчики строят дамбы. Хорошо это или плохо, но другого способа справиться с грунтовыми водами, чтобы отвести их, не существует. На всех золотых приисках строят дамбу. Сейчас, кстати говоря, наши проверяющие…

Тамара Шорникова: Но как их строят? Кто-то же должен контролировать.

Сергей Лесков: Никто. Без всякого разрешения.

Иван Князев: А спросить-то есть с кого?

Сергей Лесков: А вот мы сейчас посмотрим. Сейчас все чиновники освоят профессию пулеметчика и будут отстреливаться, поражая окопы соседей. Мы это сейчас увидим.

Тамара Шорникова: Ну смотрите. У меня одно из любимых сегодня было, прочитала высказывание председателя Правительства Красноярского края Юрия Лапшина, который праведно возмущался: «Дамба была возведена с нарушением всех мыслимых и немыслимых норм».

Сергей Лесков: А он не знал? А он не знал?

Иван Князев: Удивительно, да.

Тамара Шорникова: Степень этого гнева постфактум всегда возмущает, если честно.

Сергей Лесков: Да. Сам по себе гнев понятен. Но еще больший гнев вызывает сам факт этого гнева. «А где ты был?» – хочется спросить у этого доброго человека. – Ты что, не знал этого?» Я совершенно уверен, что он знал. Странная ситуация!

Недавно были чудовищные пожары в этом же Красноярском крае. Вы знаете, сколько там выгорело лесов? Территория Австрии! И кто-нибудь за это ответил? Никто абсолютно. Австрия выгорела. В Красноярском крае, на Таймыре, где я работал когда-то, в молодые и прекрасные годы, поголовье северных оленей уменьшилось в два раза. Северные олени занесены в Красную книгу. Кто-нибудь за это ответил? Нет, никто не ответил. Чем дальше от Москвы, тем ниже ответственность. Вот такое впечатление.

Тамара Шорникова: Давайте послушаем телефонный звонок, Станислав из Санкт-Петербурга дозвонился. Здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, Станислав.

Зритель: Здравствуйте. У меня вопрос такой. Мне приходилось бывать на Колыме и на Чукотке, на самых богатых месторождениях золота. Но эти месторождения отданы в аренду канадцам, и канадцы добывают очень много золота, а мы только можем какую-то часть купить у них. Почему так? Это первое.

Второе – порядок и санитарный, и плотины там, дамбы отсыпаны. Сколько органы ни пытались к ним придраться, чтобы как-то оштрафовать, в том числе и по охране окружающей среды, никогда не могли придраться. Там все в идеале.

Сергей Лесков: Давненько я не был на Колыме! Хотя я там бывал. Совершенно чудесный край! Да, может быть, канадцы и сумели поднять эту полуфеодальную технологию на современный уровень.

Кстати, там же, в окрестностях этого Щетинкино, железную руду добывает гонконгская фирма, в Краснокаменске. Это не тот Красномаменск, который находится в Забайкалье и где отбывал заслуженное наказание Ходорковский, где уран добывают, а это Красномаменск с этой стороны Байкала, и там добывают железную руду, но, как говорит наш зритель, тоже иностранцы – Гонконг. И тоже я полагаю, что у них технологии находятся на другом уровне.

А это Щетинкино – это совершенно российское предприятие. В общем, никаких инвестиций, как мы видим, там нет. XVII век в чистейшем виде!

Иван Князев: Что и получаем в конечном итоге.

Сергей Лесков: В общем-то (и это тоже можно понять), проще, чем инвестировать в современное производство, договориться с проверяющими органами, которые будут сидеть в своем замечательном Красноярске и носа оттуда не выказывать. А как договариваются? Ну, мы знаем. Уж эта технология у нас отработана на сто процентов.

А люди… А что люди? Мне кажется, что там были гастарбайтеры в основном-то, которые погибли. Вот это цена человеческой жизни. Она стоит совсем немного на такого рода производстве.

Иван Князев: Единственное, что добавить можно… Практически все регионы пишут нам SMS, что выражают сочувствие, соболезнования. И действительно, спрашивают: «Кто-то понесет ответственность либо нет?» Это мы уже сказали.

Сергей Лесков: Кто-нибудь понесет. С этим у нас просто. Сделают ли какие-то выводы? – это вопрос другой, более интересный. Вывод будет следующий. Вывод преподнесет просто сама природа. Сейчас этот прииск, как и все остальные, будет закрыт из-за того, что наступает зима. Зимой старатели не работают, потому что вода превращается – во что? – в лед.

Иван Князев: Ну а потом все забудут.

Сергей Лесков: А потом все забудут. Потом туда можно будет вернуться только в мае по тогдашнему климату. А это уже быльем все зарастет. И опять же «Пилите, Шура, пилите», – как говорил старик Паниковский. Так что я думаю, что никаких выводов сделано не будет, стрелочники понесут наказание, а семьи погибших получат по обещанному одному миллиону рублей. Вот так. Все довольны. Такова наша правда.

Вторая тема касается страны, где, насколько я знаю, золото не моют, – это Украина. Между прочим, на Украине добывают (многие не знают) уран, там в Желтых Песках есть небольшое месторождение Урана. А вот золото там не добывают. А казна-то взыскует. Несмотря на то, что на Украине в последний год… Ничего, что я говорю «на Украине», а не «в Украине»?

Иван Князев: Да как вам угодно.

Сергей Лесков: Они же требуют…

Иван Князев: Ну, это они требуют. Мы, слава богу, в Москве.

Сергей Лесков: Я что-то не могу русский язык сломать. Да еще и Гоголь так говорил. Вот Гоголя бы сейчас, конечно, приперли к стенке на Украине.

Ну так вот. Правительство передало в Верховную Раду законопроект о разрешении казино во всех гостиницах. В пятизвездочных гостиницах будет разрешено казино, а в трехзвездочных можно будет ставить каскады… Как они называются? Игровые автоматы. Одно другого хуже.

Между прочим, в России это запрещено, за исключением трех каких-то выбранных наугад зон. Я с большим одобрением отношусь к этому запрету, потому что этот порок (через букву «к») является одним из самых страшных, которые свойственны человеческой природе, – это игромания или (на таком иностранном языке) лудомания. В общем-то, вполне человек может прожить счастливую жизнь, отказавшись от этого дела, и найти какие-то другие замены, которые вполне могут отвечать каким-то тонким свойствам человеческой натуры. Никому это не приносит пользу, всем приносит только вред.

Мне, кстати, Сергей Петрович Капица рассказывал историю из жизни его отца, даже его деда. Это академик Крылов, царский генерал, который был одним из основателей Русского флота. Во время Первой мировой войны, когда Россия была вынуждена закупать много оружия, в основном во Франции, генерал и академик Крылов поехал во Францию и имел беседу с крупным французским фабрикантом, который производил оружие. И тот ему сказал: «Слушайте, вы знаете, я вообще решил отказаться от производства оружия. Я нашел более выгодное приложение своих денег». Генерал Крылов говорит: «Какое же? Вы же просто обогатились на производстве оружия!» Тот говорит: «Нет, есть лучше. Это казино».

А генерал Крылов был блестящим математиком. Он стал рисовать какие-то алгоритмы. «Казино же обыграть невозможно! Вы в любом случае проиграете, в любом! Вот смотрите, весь мировой опыт, теория вероятностей…» Тот говорит: «Нет, вы меня не понимаете. Я не буду играть в казино. Я покупаю казино».

Ну, на самом деле там делаются большие деньги. Есть ли какой-то резон в новом направлении украинской экономики? Ну, если все другие области экономики находятся в таком состоянии анабиоза, то, может быть, ничего другого не остается. Хотя я совершенно уверен, что ухудшение качества человеческого капитала… А ведь играть-то будут украинские граждане, иностранных туристов нет на Украине.

Иван Князев: Ну почему же? Приезжают. Теперь-то тем более будут приезжать.

Сергей Лесков: На самом деле в графе «туризм» ставят крестик те, кто приезжают в Одесскую область из Молдавии, а также те, кто приезжают к своим родственникам из Белоруссии и России. Мы же туристами считаемся.

Иван Князев: Ну да.

Сергей Лесков: Но это не те туристы. Одно только направление туризма развито на Украине (уж извините, что я это скажу, но, в общем, это одна из любимых тем в украинских СМИ) – это так называемый секс-туризм. В одном только Киеве 45 стриптиз-клубов. А украинские девушки, конечно, славятся сногсшибательной внешностью.

Тамара Шорникова: Откуда такая точность в информации?

Иван Князев: Сергей Леонидович, вы против секс-туризма?

Сергей Лесков: Ну, можно читать украинские газеты. Это не секрет.

Иван Князев: Вы против секс-туризма?

Сергей Лесков: Это свойство человеческой природы, справиться с которым невозможно. Самые большие потоки, кстати говоря, из Турции.

Без лишнего ханжества и лицемерия надо сказать вот что: судя по всему, на Украине, которая идет в сторону европейских ценностей, и проституция будет легализована. Об этом говорят многие официальные лица, особенно высокие чины МВД. Итак, казино, проституция. Также есть уже какие-то инициативы по легализации легких наркотиков. Все эти три удовольствия, запретные в настоящий момент, через некоторое время будут разрешены.

В Европе-то все это разрешено. Та же самая проституция является, будем говорить прямо, значительной частью доходов бюджетов во всех западноевропейских странах. Когда это произошло? Даже там, где проституция была запрещена, после кризиса 2008–2009 годов она была разрешена и сумела каким-то образом разогнать рост ВВП. Без проституции примерно 1% рост ВВП, как у нас, во всех европейских странах, а если считать с проституцией (а структуры Евросоюза обязывают включать ее в статистику), то там 3–4%.

Я переписывал эти цифры. Все страны можно смотреть: Австрия, Голландия, Финляндия, Швеция… Больше всего – Швеция. Там принята какая-то, между прочим, шведская модель проституции. Я не понимаю, что это такое. Вот этот несчастный…

Иван Князев: Вы сейчас скажете, что проституция – двигатель экономики.

Сергей Лесков: Вот этот несчастный человек, который сидел в эквадорском посольстве, наверное, он на этой шведской модели и погорел. Я имею в виду Ассанжа. Больше всего прирост ВВП дает проституция именно в Швеции. Это, конечно, фантастическая вещь! Проституция является локомотивом экономики.

Иван Князев: Ну вот.

Сергей Лесков: У меня это не укладывается совершенно в голове. Причем все-таки в каждой стране есть какое-то национальное своеобразие: где-то запрещена уличная проституция, где-то запрещены публичные дома, где-то еще что-то. Но в любом случае во всех европейских странах она легализована.

Иван Князев: Так, может, нам порадоваться за Украину?

Тамара Шорникова: Сейчас где-то задумался Максим Орешкин, мне кажется.

Сергей Лесков: No comments. Тем не менее, тем не менее, мы сейчас говорили о доверии полиции. На самом деле – как я уже сказал, без лишнего ханжества и лицемерия – даже там, где проституция как бы запрещена, она существует. Помните этот замечательный фильм «Бриллиантовая рука»? «Руссо туристо – облико морале». Ну она, конечно, есть везде. А кто крышует-то?

Иван Князев: Как раз таки силовики.

Сергей Лесков: Конечно, они это и делают. Будем называть вещи своими именами. Поэтому я думаю, что министру экономического развития сначала надо будет договориться с другими ведомствами. А с ними договориться, как показывает практика, чрезвычайно и чрезвычайно тяжело (если это вообще возможно).

По поводу разрешения легких наркотиков. Ну да, есть страны, где это разрешено, и их все больше и больше. Кстати говоря, Амстердам, где это разрешили в Европе впервые, и там такая Мекка для любителей марихуаны, – там же жители протестуют и чрезвычайно недовольны. Может быть, они будут чрезвычайно благодарны Украине за все эти нововведения.

Кстати, министр экономики Украины уже посчитала, сколько дадут эти казино: 400 миллионов долларов в год. Ну не знаю, много это или мало. Как это можно посчитать? Непонятно.

Вспоминается, конечно, изречение римского императора: «Деньги не пахнут». Мне все-таки кажется, что деньги пахнут. И когда экономические нововведения (а это же нововведения экономические) ведут к ухудшению человеческого капитала, главного фактора экономики, – мне кажется, что все-таки это не идет на пользу дела.

В Китае, где самые бурные темпы экономического развития, все эти три удовольствия запрещены. Мало того, можно схлопотать высшую меру, если ты чрезвычайно увлекся подобного рода вещами. А такое там часто бывает. И на площадях люди, которые исповедуют эти ценности, расстаются с этим светлым миром…

Кстати, мне кажется, что во время Евромайдана первого был какой-то плакат, висел: «Я – девочка. Я хочу кружевные трусики и в Евросоюз». Было же такое, у нас это показывали неоднократно. Вот сбылась мечта.

Иван Князев: А нам от этого соседства что?

Сергей Лесков: Это вопрос, который я… Опять же, если говорить начистоту, я не знаю ответа на этот вопрос. Не будем забывать… Ну, я не обманываюсь по поводу крепости наших духовных скреп.

Иван Князев: Ну да. Я так думаю, мы поддадимся пороку…

Сергей Лесков: Но не надо забывать, что…

Иван Князев: Будем говорить, что там все плохо, но сами ездить туда будем.

Сергей Лесков: Иван, а как мы будем туда ездить, если не снят запрет на въезд на Украину мужчин до 60 лет? И женщины тоже…

Иван Князев: Ну, я думаю, что пути найдутся.

Сергей Лесков: Как пути найдутся, если официально молодежь не может въезжать на территорию Украины? К счастью, не может. Видите, этот запрет…

Иван Князев: Ну в смысле? Совсем, что ли, разве не могут?

Сергей Лесков: Был же запрет, никто его не отменял.

Иван Князев: Я совсем недавно смотрел, мой коллега Борис Корчевников прекрасные фотографии из Киева присылал, в лавре был.

Сергей Лесков: У меня тоже есть знакомые. Но я прекрасно помню, что режим Порошенко ввел такой запрет. И я что-то не слышал, чтобы этот запрет отменяли. Если там будут настолько «райские кущи», на Украине, то, может быть, мы попросим Зеленского пролонгировать этот запрет.

А почему вы думаете, что русские люди потоком туда хлынут? Проституция, например, разрешена в Латвии, но я что-то не слышал, чтобы был секс-туризм из России в Латвию. Мне кажется, что…

Иван Князев: На Украине девки краше, мне кажется.

Сергей Лесков: Краше, чем в Латвии? Ну, сравнивать не будем, но…

Тамара Шорникова: Ты сейчас вслух это произнес, Иван.

Сергей Лесков: Я склонен согласиться с этим наблюдением. Иван, а откуда такое наблюдение?

Иван Князев: Я не буду уточнять.

Сергей Лесков: Кстати говоря, есть уже бывшие союзные республики, где это разрешено. В Латвии разрешено, но там нет секс-туризма, по крайней мере из Матушки России. Не знаю, я полагаю, что вряд ли такими «пряниками» можно будет завлечь нормального русского человека. А ненормального русского человека вообще что только ни может искусить.

Тамара Шорникова: Не знаю, Сергей, но по эфирному времени, которые мы сейчас уделяем трем удовольствиям, которые хотят разрешить на Украине, все-таки этому уделили больше всего.

Сергей Лесков: На самом деле, Тамара, мы уделяем время не этим сомнительным удовольствиям, а мы исследуем человеческую природу. В общем-то, страсть к золоту, о которой мы говорили в первой части, – это такой же порок, как и вот эти сомнительные удовольствия, о которых мы говорили.

На самом деле жалко Украину, которая на момент распада СССР была наиболее промышленной и технически развитой частью великой страны, а теперь не находит иного способа поправить свою экономику, кроме как одеть в массовом порядке кружевные трусики. Чем будут заниматься граждане Украины? Мужчины все станут гастарбайтерами, уедут на Запад и в Россию. А женщины, как сказал Иван, прекрасные украинские женщины будут обслуживать европейских и турецких туристов. Ну, кофе продавать. Я это имею в виду. А они еще и землю хотят продать, лучшую в Европе землю, которую немцы не успели вывезти, чернозем украинский.

Но есть, конечно, и приятные новости. Мы на той неделе говорили о той грозовой туче, которая нависла над лучшей технологической компанией России под названием «Яндекс», когда в Думу был внесен весьма странный законопроект об ограничении иностранного участия в 20%. В «Сбербанке» больше иностранного участия, между прочим.

Без иностранных участников, без крупных американских бирж (например, NASDAQ) технологическая компания не может развиваться, в отличие, например, от «Роснефти» и «Газпрома», где тоже крупные пакеты акций проданы крупным партнерам. Для компаний в области информационных технологий нужны быстрые инновации, там время стоит очень дорого. И поэтому вот это предложение, конечно, просто ставило крест на будущем этой компании, которая проявляет невиданную активность, в общем-то, в той сфере, где нам похвастаться нечем.

«Яндекс» – ведь это не только информационная система, а это и всякого рода билеты, такси, они делают беспилотные автомобили, делают еще что-то. Этой компанией надо гордиться. Это курочка, которая несет золотые яйца. А наши депутаты зачем-то все время придумывают законы, от которых просто оторопь берет! Хорошо, что иногда Правительство их поправляет, как в данном случае.

Но что за качество наших депутатов? В общем-то, депутаты – это же не только люди, кровь с молоком, которых Тамара хорошо знает в силу своей деятельности и видит почти каждый день. Они же, в общем-то, лучшие из лучших. Это лучшие представители народа. И что же они народу предлагают такие законы, которые постоянно ухудшают качество жизни? Это просто удивительно!

Но тем не менее (я уже говорил), мне кажется, что в этом есть и не только какой-то низкий профессионализм, но, как ни печально, наверное, и некая закономерность. Ведь и Запад пытается отгородиться от России. Постоянные эти разговоры о вмешательстве России то в одно, то в другое, без всяких подтверждений. Тут уже оказалось, что и Грета Тунберг, чудесная девочка из Швеции, тоже чуть ли не кремлевский агент.

Ну не бывает так! Это все-таки закон сообщающихся сосудов. И естественно, эта эпидемия каким-то образом отражается на наших законодателях и чиновниках, и начинается этот процесс отгораживания от Запада – например, ограничение участия иностранцев в российских компаниях. Это неизбежно.

Но, с другой стороны, весь опыт исторического пути России говорит, что как только мы начинали отгораживаться от Запада… А исторически, в общем-то, Запад всегда был технологически более развит, если не считать Великий Новгород. Посмотрите. Павел I запретил дворянам выезжать за границу. Примерно то же самое было и при Александре I и Николае I. И только с Александра II начался массовый научный и образовательный обмен с Западом.

Фактически и успехи советской науки, которые, наверное, продолжались до 60-х годов, когда мы грели Нобелевские премии неводом, – это результат именно этих реформ и открытости России во второй половине XIX века. Тогда еще и профессура осталась, которая сформировалась именно в эту эпоху.

Но каждый раз, когда мы опускали «железный занавес»… Как было, например, в 50-х годах во время борьбы с низкопоклонством перед Западом, с космополитами. Мы загубили генетику, и до сих пор у нас генетики нет. Мы загубили кибернетику, и до сих пор у нас нет микроэлектроники, и мы отстаем в ЭВМ. Хотя на тот момент советские ЭВМ не уступали американским ЭВМ.

В общем-то, и получается, что это как бы, с одной стороны, выстрел себе в ногу, а с другой стороны, некие неизбежные процессы, связанные с возведением разграничительных границ в интернет-сообществе, которое… Когда-то казалось, совсем недавно, по прогнозам, что это, дескать, будет единое мировое открытое пространство. Что-то не получается.

Но в любом случае остается только порадоваться за «Яндекс». Я говорил на той неделе: «Успейте последний раз съездить на «Яндекс.Такси». Нет, все-таки «Яндекс.Такси», судя по всему, останется еще.

Другое дело, что мы, например, можем вытеснить… Мы же все время какие-то претензии предъявляем Facebook, чтобы они зарегистрировали данные здесь, в России. А вот уйдет Цукерберг со своим Facebook и Instagram из России – что мы будем делать? Как мы будем жить без Бузовой?

Иван Князев: Во «ВКонтакте» будем смотреть, в «Одноклассниках».

Сергей Лесков: А Бузова перейдет во «ВКонтакте»? Она же королева Instagram. Это же рухнет самая главная ценность нашей жизни!

Иван Князев: Я, конечно, понимаю сарказм, но я как-то без Бузовой переживу.

Сергей Лесков: Я знаю в нашем коллективе людей, которые не могут жить без Instagram. Не будем называть эти замечательные имена.

Иван Князев: Нет, ну а если серьезно? Facebook закроют/не закроют – непонятно. Акции «Яндекса» выросли…

Сергей Лесков: Выросли, но не достигли того уровня, который был. Мы на падении акций «Яндекса»… В тот момент, когда была эта дикая новость, они упали на 18% – а это 1,5 миллиарда долларов. Много это или мало? Это в четыре раза больше, чем Украина хочет получить от легализации игорного бизнеса. И это весь наш торговый оборот с Саудовской Аравией. Это огромные деньги!

Тамара Шорникова: Спасибо большое за ваше мнение по важным вопросам. Будем ждать новой встречи. Это был Сергей Лесков в нашей студии.

Иван Князев: Спасибо большое, Сергей.

Сергей Лесков: И не только по важным, но и деликатным.

Тамара Шорникова: Не без этого. По горячим, я бы даже сказала.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (2)
андрей мищенко
Как просто - желтый дьявол... но так говорили до Маркса... и сейчас вот во времена постиндустриального варварства, вернее всеобщей расслабухи и лукавства... что-то говорить надо...
Вячеслав Леонтьевич
Лесков не объяснил, какие именно люди лишаются рассудка?...пусть ответит эксперт неоднозначный. Может это те люди, которые раздают направо и налево лицензии на разработку россыпного золотишка?...может это люди, Государственные чиновники которые не могут (и не хотят) запрещать подобные разработки. В Европе, в Китае, даже в Монголии, давно запрещена подобная варварская деятельность. в россии всё можно.... Чё Лесков ваш не уточняет конкретно?....боиться что кормушки лишат?

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски