Сергей Любименко: Детектив может зарабатывать до 1-2 миллионов в месяц

Сергей Любименко: Детектив может зарабатывать до 1-2 миллионов в месяц | Программы | ОТР

Что сегодня может частный сыщик и что сможет после принятия закона?

2019-11-28T18:21:00+03:00
Сергей Любименко: Детектив может зарабатывать до 1-2 миллионов в месяц
Снова самоизоляция? В Арктике тает лёд. Здоровая и счастливая жизнь. Многодетная парковка. Соцсети: от 14 и старше. Как призвать к ответу бизнес, который травит подростков. Можно ли научить искусственный разум справедливости?
По приговору искусственного интеллекта
Индустрия анти-детства
Сергей Лесков: Человек без маски в нынешних условиях - это элементарный уголовник, который нарушает общественный договор и ставит себя выше общества
Дети в соцсети: вред или норма?
Домашний режим для пенсионеров
Большой семье - бесплатная парковка. Это правильно?
Кинополководец Сергей Бондарчук: какой вклад в мировое искусство он внёс?
Здоровая и счастливая жизнь – какая она в нашей стране?
Лёд Арктики потерял две трети своей толщины
Гости
Александр Полеев
врач-психотерапевт, сексолог, профессор Московского института психоанализа, кандидат медицинских наук
Сергей Любименко
президент Ассоциации Профессионалов сыска

Константин Чуриков: Нашу следующую тему начнем словами из фильма «Берегись автомобиля».

Оксана Галькевич: «Зритель любит детективные фильмы. Итак, стояла темная ночь. Неизвестный старался остаться незамеченным, и это ему удалось».

Константин Чуриков: «Удалось», – вот таким бархатным голосом Яковлева.

Это не просто так нас сейчас пытается заинтриговать Оксана. Дело в том, что депутат Анатолий Выборный готовит законопроект «О детективной деятельности». Он хочет, чтобы теперь по-разному регулировалась работа охранника и детектива, а также расширились возможности для оказания детективных услуг – и не только в России, но и за рубежом.

Оксана Галькевич: Детективных услуг. К слову, сейчас в России зарегистрировано около тысячи частных сыщиков. Интересно, чем они занимаются, с какими трудностями сталкиваются они, их клиенты и…

Константин Чуриков: …клиентки, наверное. Да?

Оксана Галькевич: …клиентки тоже, да. Об этом тоже поговорим, Константин, сейчас в нашей студии. Представим гостя. У нас сегодня в программе «Отражение» – Сергей Любименко, президент Ассоциации профессионалов сыска. Здравствуйте, Сергей.

Сергей Любименко: Добрый день.

Константин Чуриков: Здравствуйте. Сергей Александрович, мы нашли самую противоречивую информацию, когда готовились к этому эфиру. Цитата чуть позже. Ну давайте вы коротко сформулируйте: чем может и чем не может заниматься детектив, если он в законе, что называется, по закону работает?

Сергей Любименко: Действующий на сегодняшний момент закон от 92-го года «О частной сыскной детективной и охранной деятельности», конечно, очень сильно накладывает большие ограничения на выполнение детективом своих функций. На сегодняшний момент закон морально устарел. По существу, у любого гражданина, а тем более у журналиста, прав и возможностей намного больше, нежели чем у лицензированного детектива.

Оксана Галькевич: Вы знаете, я предлагаю сейчас небольшой сюжет посмотреть из Воронежа как раз о ваших коллегах, о вашем коллеге – о том, как он работает, чем занимается, за какие дела берется. Давайте посмотрим и потом вернемся к разговору в студии.

Сергей Любименко: С удовольствием.

СЮЖЕТ

Константин Чуриков: После всего увиденного и узнанного нами привожу цитату с одного из сайтов – якобы детективное агентство. Смотрите, что предлагают. Разбить любовный треугольник могут, вернуть супруга в семью. «Провокация измены. Основной задачей данной услуги является проверка супруга/супруги на лояльность в отношениях с вами».

Оксана Галькевич: «Проведем ряд мероприятий».

Константин Чуриков: Прямо серьезно, да? Это тоже можно?

Сергей Любименко: Затрудняюсь ответить.

Константин Чуриков: Да? Нет, здесь очень много всего. Ну ладно…

Оксана Галькевич: «Проверка образа жизни ребенка. Предотвращение противоправных действий».

Константин Чуриков: «Сложности с органами власти. Сложности при появлении на вас компромата. Проверка данных по гадалкам и прорицателям». Я уж не знаю, кто эти люди.

В общем, вы знаете, я все равно не понял. Многие ли сегодня работают из тех, кто себя называют детективами, в легальном поле?

Сергей Любименко: Я скажу так. По нашим оценкам, по оценкам нашей ассоциации и отраслевым сообществам, наверное, порядка 10%, максимум 15% являются действительно гражданами Российской Федерации, имеющими действующую лицензию на оказание частных детективных услуг на территории Российской Федерации. Во всяком случае, так об этом говорит действующий закон.

Все остальные занимаются самодеятельностью, но не являются, по сути, детективами лицензированными. То есть – смежные профессии. Также очень много так называющих себя граждан – занимающихся деловой, экономической, конкурентной, корпоративной разведкой, консалтингом в этой области. То есть это те люди, которые занимаются тем же самым, но называются по-другому.

С одной стороны, они имеют, конечно, больше конкурентных прав по сравнению с действующими лицензированными детективами. Почему? Дело в том, чтобы получить лицензию на частную сыскную детективную деятельность на территории Российской Федерации, гражданин должен стать индивидуальным предпринимателем, пройти медицинский осмотр, получить соответствующее образование.

Константин Чуриков: Сергей Александрович, это такая внутренняя кухня.

Сергей Любименко: Да.

Константин Чуриков: Я думаю, что зрителям интересно просто понять, зачем вы нужны, в каких ситуациях вы нужны. Мы поняли, что кто-то кому-то дал в долг, нужно выбить деньги, нужно его найти, он скрывается. Ну, все очевидно. Что касается этого шпионажа за неверными мужьями и женами – это правда? Действительно такие услуги?

Сергей Любименко: Такой стереотип, конечно же, очень расхож. И бытовые конфликты, супружеские измены, гражданско-правовые споры или действия… Вот показали молодого человека. Он занимается, скорее всего, исполнительным производством или же смотрит за какими-то объектами, должника выискивает. Да, это понятно. Действительно, такая часть работы существует.

Но в большей степени сами детективы занимаются экономической безопасностью, проверочными мероприятиями, расследованиями. Ну посудите сами. Например, проверка контрагентов, проверка персонала, специальные проверочные мероприятия на наличие негативной информации, поиск активов в иностранных юрисдикциях…

Оксана Галькевич: Тут такая серьезная на самом деле подготовка нужна.

Константин Чуриков: Сергей Александрович, простите, вас я перебью. Для этого есть консультанты обычно. Для этого есть службы (если это крупные компании) собственной безопасности всегда. Правильно?

Сергей Любименко: С одной стороны, вы абсолютно правы. Но – только с одной. Объясню.

Например, 272-й федеральный закон, который вступил в действие с 1 января 2010 года, запрещает юридическим лицам… А они раньше получали лицензию на частную сыскную и на охранную деятельность одновременно. Регулятор запретил им это делать. Да, они могут называться как угодно, но, по сути, они занимаются тем самым, о чем я сказал изначально. Они занимаются схожим, но, по сути, выведены из правового оборота легального.

Константин Чуриков: Еще приведу одну цитату (извини, Оксана), очень интересный тут сайт. Не буду говорить, как называется. «Организация алиби на сутки/вечер/ночь».

Оксана Галькевич: Костя, я как раз хотела это привести.

Константин Чуриков: Так, давай-давай-давай.

Оксана Галькевич: «Организация алиби на сутки/вечер/ночь. Организация алиби на несколько суток». А дальше так интересно: «Не все потеряно! Организация пост-алиби». Вот как-то это все на самом деле…

Константин Чуриков: Оксана, «Консультация по вопросам неслужебных взаимоотношений на работе». Тоже, если что, оказывают. Вот так. Давайте сейчас свяжемся с экспертом…

Оксана Галькевич: Проблема в том, что… Я хотела сказать, что, знаете, у нас на нашем заднике, видите, Шерлок Холмс. Все то, что мы нашли в интернете, готовясь к этому эфиру, сильно расходится с классическим образом частного детектива. На самом деле это действительно не так, как описано в книгах, в детективах, к которым мы привыкли? Работа несколько иная?

Сергей Любименко: Работа абсолютно другая. Дело в том, что большинство детективов или лиц, занимающихся схожей до степени смешения деятельностью, необязательно их работа сводится к наружному наблюдению. В частности, это то, чем занимался в сюжете молодой человек. Она сводится к кабинетной работе. Да, конечно, существует большая часть людей, занимающаяся расследованиями, например. Они могут быть… Ну, это такие совместные с правоохранительными органами в определенной степени расследования, в том числе убийств, расследование страховых случаев, случаев мошенничества.

Константин Чуриков: Ну и наши коллеги тоже, в общем, часто занимаются схожей деятельностью.

Сергей Любименко: Совершенно верно.

Оксана Галькевич: Подождите. А расследованиями убийств почему занимаются частные детективы? Это же все-таки работа полиции.

Сергей Любименко: Нет, я вам сказал, что совместно с правоохранительными органами. Таким образом, новый проект закона как раз дает такую возможность – более детально это осуществлять.

Константин Чуриков: Лестрейд позвонит Холмсу, да?

Сергей Любименко: Сейчас я буквально дополню, чтобы просто раскрыть это понимание. Дело в том, что, например, адвокат может ознакомиться с уголовным делом и, соответственно, попросить перепроверить детектива ряд моментов. Да, далеко не все и не абсолютно все, но может его задействовать.

Константин Чуриков: Хочется все равно вернуться к самому, наверное, пикантному и интересному – это как раз поиски, где там пропадает жена или муж. Значит, смотрите, та же самая контора, которая организует алиби на сутки/день/ночь, пост-алиби и так далее…

Оксана Галькевич: У тебя, кстати, алиби стопроцентное, Костя.

Константин Чуриков: Меня всегда видно, кстати. Это факт.

Оксана Галькевич: Вообще, да.

Константин Чуриков: Значит, смотрите, что можно сделать. «Услуга предоставления алиби может осуществляться в различной форме: по телефону, инсценируя события чрезвычайного характера, требующие вашего присутствия; документальное подтверждение участия в конференциях и семинарах…» Значит, там покупаются билеты, авиабилеты, полностью даже, командировочное удостоверение, все штампуется.

Оксана Галькевич: Это же дорого!

Константин Чуриков: Вы знаете, давайте мы сейчас поговорим не о том, как вы это делаете. Вот о том, как вы это делаете, вы нам расскажете чуть позже. А мы сейчас поговорим, почему вообще происходит само по себе такое явление.

Александр Моисеевич Полеев, врач-психотерапевт, сексолог, у нас сейчас на связи. Александр Моисеевич, здравствуйте. Слышите ли вы нас?

Александр Полеев: Добрый вечер. Прекрасно вас вижу и слышу.

Константин Чуриков: Вопрос банален просто до жути. Если в двух словах, глобально, то почему женщины или мужчины в какой-то момент (имеется в виду – семейный) начинают, в общем, туда, налево?

Оксана Галькевич: Я думала – следить друг за другом.

Александр Полеев: Почему они заводят любовниц или пытаются построить новые семейные отношения? Это вопрос психологии, который к детективам имеет довольно косвенное отношение.

Константин Чуриков: Но к клиентам имеет отношение.

Александр Полеев: Это скука возникшая. Это, в конце концов, ошибка. Человек женился в 19 лет, а в 29 лет он обнаружил, что они совершенно разные люди, у них разные интересы и так далее.

Оксана Галькевич: Костя, это не твой случай. Держись!

Константин Чуриков: Абсолютно не мой. Я в 20 лет женился.

Александр Полеев: Это с одной стороны. Кстати, частные детективные агентства неофициальные были и при советской власти тоже, и неплохо работали. Отставные милиционеры прекрасно работали. Да и не отставные.

Дело в том, что нанимают в основном женщины. Женщина вообще должна знать, как говорят поляки, на каком она свете, то есть что ей грозит. Ей нужно пойти на работу, например. У нее есть диплом, но сегодня ее содержит муж. И у нее есть большие подозрения, что послезавтра он будет содержать совершенно другую женщину, а ей придется выйти на работу.

Очень часто речь идет о том, что у человека на самом деле на другом конце города… А некоторые доходят до такой наглости, что даже в одном административном округе имеют другую семью. И только ждут, чтобы… Ну, обычно считается почему-то, чтобы ребенку стало три года или четыре – в это время надо оставить прежнюю жену и переходить к жене молодой.

Константин Чуриков: Александр Моисеевич, а с точки зрения психологии человеческой, вообще для психического здоровья как лучше человеку поступать? Ну есть какие-то подозрения и сомнения. Ну и что? Детективу звонить или лучше не знать?

Оксана Галькевич: Может к психологу лучше или к сексологу, кстати.

Александр Полеев: Чем теряться в догадках, окажешься ли ты завтра одна, без средств к существованию… Мы же с вами живем в России. Здесь же муж не обязан оплачивать жене, например, если он на ней женился, когда она была на четвертом курсе университета, и она не закончила. Вот в Англии мой друг и коллега уже 20 лет платит жене эту разницу, которую бы она получала, если бы она была не медсестрой, а врачом, потому что он на ней женился, когда она была на четвертом курсе.

У нас же такого нет. Ты платишь алименты на ребенка, причем с какой-то придуманной зарплаты – в четыре раза ниже, чем на самом деле. И положение женщины безумно тяжелое, поэтому к нему надо подготовиться.

Константин Чуриков: Подождите. Но женщины, которые все-таки нанимают детектива, – видимо, так или иначе все-таки обеспеченные женщины. Мы еще не спросили, сколько эта вся музыка стоит, но очевидно, что это дорого.

Александр Полеев: Вы знаете, что меня поражает? Это не всегда обеспеченные женщины. Иногда это женщины ну с совершенно средним достатком. Просто это естественное желание человека понимать, что вокруг меня происходит: «Муж приходит на полтора-два часа позже. Он ко мне как-то холоден. Он не ругает меня матом. Он приносит домой зарплату…»

Константин Чуриков: «Бить перестал. Что происходит, в конце концов?»

Александр Полеев: «Но мое сердце чувствует, что что-то не так».

На что я хотел бы обратить внимание? Вот мы говорим о расширении прав. На самом деле все-таки в детективы идет народ своеобразный, я бы сказал – умный. Я не раз сталкивался. К чести детективов надо сказать, что за 46 лет практики я ни разу не столкнулся с тем, чтобы детектив кого-то шантажировал. Этого нет.

Константин Чуриков: Вот и вернемся сейчас, Александр Моисеевич, к нашему детективу.

Оксана Галькевич: Александр Моисеевич, вы с ними как специалист сталкивались или обращались за услугами детектива?

Александр Полеев: Нет, я за своей женой слежу лично.

Константин Чуриков: Вот! Правильно.

Александр Полеев: Я сталкивался как специалист, потому что… Ну, иногда бывает двузначное толкование. Иногда приходит женщина, приходит детектив, который рассказывает, что он видел. Естественно, я много лет работаю, у меня есть адвокаты, специалисты в этой области. Женщине надо помочь.

Но на что я хотел бы обратить ваше внимание? Конечно, этот материал нельзя использовать в суде. Но частные детективы первыми овладели задолго, до всякой полиции, даже задолго до появления на рынке этих устройств, они овладели гаджетами, которые записывают речь, подкладывают эти гаджеты мужьям. Как я уже сказал, это нельзя использовать официально. И они не говорят женам все, что слышали.

Константин Чуриков: Александр Моисеевич, мы сейчас по этому поводу как раз Сергея Александровича спросим. Спасибо большое за ваше участие, за ваш комментарий. Александр Полеев, врач-психотерапевт, сексолог.

Сергей Александрович, вопросов еще больше к вам. Давайте сейчас быстро послушаем Виталия из Пятигорска. Зрители хотят высказаться.

Сергей Любименко: С удовольствием.

Константин Чуриков: Виталий, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Виталий.

Зритель: Добрый вечер.

Константин Чуриков: Добрый.

Зритель: Я хотел бы задать вопрос вашему эксперту по поводу того, что… Ну на основании чего частный детектив хочет получить себе больше доступа к информации? Это ведь детектив частный, это его зарплата. Но это нарушение частной жизни. Почему мы должны, допустим, разрешать ему иметь доступ к базе ГИБДД, к базе имущества, к личным адресам? Ведь это получится незаконно. Ну, это частный человек, это не государственная структура. И на основании чего ему давать такие полномочия?

Константин Чуриков: Да, спасибо.

Зритель: Я, допустим, против этого.

Константин Чуриков: Спасибо большое, Виталий.

Что скажете?

Сергей Любименко: По поводу…

Константин Чуриков: …эксперта нашего.

Сергей Любименко: …или второго звонка?

Константин Чуриков: По поводу звонка, который сейчас был.

Оксана Галькевич: Комментируйте то, что вы считаете нужным.

Сергей Любименко: По поводу звонившего. Дело в том, что… Во-первых, это проект закона. Во-вторых, в нем оговорено очень много факторов, что может быть предоставлено, может ли быть это предоставлено и в каких случаях это может быть предоставлено.

Во-вторых, любой из нас является гражданином Российской Федерации, к примеру, и, будучи журналистом, сотрудником правоохранительных органов или других специальных ведомств или же сфер деятельности, действует на основании законов.

Константин Чуриков: Безусловно.

Сергей Любименко: И если это прописано в законе, то есть если законодатель дает такую возможность и ограничивает ее в определенных случаях, – значит, нужно действовать согласно им.

Оксана Галькевич: Вы знаете, кстати…

Константин Чуриков: Извини, Оксана. Зритель имел в виду незаконный сбор данных. То есть можно ли где-то установить подслушивающее устройство и мониторить?

Оксана Галькевич: Так и Александр Моисеевич это тоже сказал. Овладели гаджетами, подкладывают.

Константин Чуриков: Да-да.

Сергей Любименко: Во-первых, по поводу того, что сказал Александр Моисеевич. То, что он сказал по поводу подкладки куда бы то ни было технического средства… Это называется «специальные технические средства». Оборот, приобретение, продажа таких средств у нас запрещена Верховным Судом. То есть это технические средства двойного назначения.

Константин Чуриков: Да-да-да. По идее, сразу ФСБ должна прийти и задать вопросы.

Сергей Любименко: Скорее всего, ФСБ и приходит, и задает вопросы в таких случаях, если они выявляются.

Оксана Галькевич: Вы знаете, очень многие телезрители пишут, что профессия у вас непростая, но работать здесь исключительно по закону, наверное, невозможно. Почему – не знаю.

Давайте выслушаем звонок из Санкт-Петербурга, у нас на связи Николай. Нам говорят, что ваш коллега. Николай, здравствуйте.

Зритель: Добрый вечер.

Оксана Галькевич: Вы частный детектив?

Зритель: Я частный детектив из Санкт-Петербурга, 15 лет стажа.

Оксана Галькевич: Вы бывший сотрудник правоохранительных органов, наверное, или нет?

Зритель: Да, конечно. Нахожусь на заслуженном отдыхе.

Оксана Галькевич: Нет, ну как? Вы же продолжаете работать как детектив.

Зритель: Как детектив – да. Но как сотрудник я уже на пенсии. Я не употребляю слово «пенсия», а употребляю «заслуженный отдых». Это более приятно.

Оксана Галькевич: Понятно.

Константин Чуриков: Ну расскажите, Николай, вот чем вы конкретно занимаетесь каждый день?

Зритель: Каждый день? Самая интересная тема для меня сейчас… У нас всего лишь восемь пунктов в рамках закона, чем мы можем заниматься. Очень много пропадает людей. Возбуждаются уголовные дела. Вот то, что вы обсуждаете сейчас – измена/не измена, то, что наши женщины говорят – это нам менее интересно. Главное, чтобы деньги приносило. Ну, это, может быть, шутка.

Так вот, в законе есть такая строка: «В течение суток с момента заключения контракта с клиентом на сбор сведений частный детектив обязан письменно уведомить об этом лицо, производящее дознание». А именно: принимая клиента и заключив с ним договор, я работаю параллельно с правоохранительными органами. Я вкладываю туда свои знания, умения, опыт. Но, увы, я не допущен до той информации, которой оперируют правоохранительные органы.

Константин Чуриков: Николай, скажите, если к вам обратится гражданин А по поводу некоего гражданина Б, который по каким-то параметрам ему нужен, интересен, должник не должник и так далее, то сколько может стоить (порядок цифр) услуга по розыску этого человека, какой-то дополнительной информации о нем?

Оксана Галькевич: Сколько стоит работа?

Зритель: По розыску. Во-первых, у нас есть очень много ресурсов, которые официальные. Это сайт судебных приставов. В целом работа по розыску должника стоит порядка 50 тысяч рублей. Я плачу налоги, естественно, как индивидуальный предприниматель – 6%.

Оксана Галькевич: А это в течение какого срока? Вы как-то ведь оговариваете? 50 тысяч рублей – это в месяц?

Зритель: Конечно, да. Как правило, я заключаю договор на месяц.

Оксана Галькевич: А вы интересуетесь, с какой целью, допустим, один человек ищет другого? Знаете, бывает так, что в целях мести, например.

Зритель: Однозначно, однозначно, однозначно. Никаких тем криминального толка, чтобы люди сказали: «Мне он нужен для того, чтобы потом привязать гирю». Нет. Только если этим не занимается полиция. Опять же в рамках исполнительного производства я по закону имею право осуществлять розыск должника и его имущества.

Оксана Галькевич: Николай, а можно я вас спрошу? Все равно вы же звоните анонимно, мы вас не видим. Может, вообще вы не Николай, а Константин…

Константин Чуриков: Иван.

Оксана Галькевич: Иван, Петр, да, я не знаю. А вы с правоохранительными органами (вы сказали, что вы параллельно с ними работаете) вступаете в некие взаимоотношения, которые требуют, так скажем, финансов?

Зритель: Нет.

Оксана Галькевич: Ну, приобрести какую-то информацию, что-то где-то разузнать…

Константин Чуриков: Оксана!

Оксана Галькевич: Я спрашиваю.

Константин Чуриков: Нас смотрят приличные люди.

Зритель: Нет, я не торгую информацией. Это запрещено.

Оксана Галькевич: Не-не-не, не вы, не вы. Чтобы получить информацию в правоохранительных органах, может быть. Нет?

Константин Чуриков: Нас смотрят честные и приличные люди, Оксана. Спасибо вам, Николай из Санкт-Петербурга.

Оксана Галькевич: Костя не дал получить ответ.

Константин Чуриков: Тебе сказали, что нет. Тебе сказали «нет».

Оксана Галькевич: Он сказал: «Я не торгую». А я спросила, не покупает ли он.

Константин Чуриков: А, в этом смысле? Нет. Я почувствовал, что нет.

Сергей Александрович, давайте, подытоживая, скажите, пожалуйста, насколько сейчас на этом рынке труда много денег?

Сергей Любименко: Так точно.

Константин Чуриков: Так точно?

Сергей Любименко: Да, много.

Константин Чуриков: Сколько может зарабатывать детектив?

Оксана Галькевич: Вы тоже бывший сотрудник правоохранительных органов, мы поняли по вашим ответам.

Константин Чуриков: Порядок цифр. У нас очень мало времени.

Сергей Любименко: Значит, общий объем рынка на сегодняшний момент, по разным источникам, от 500 миллиардов до триллиона.

Оксана Галькевич: Ого!

Константин Чуриков: Частный детектив сколько может получать?

Сергей Любименко: Но это мы имеем в виду не только детективное сообщество. А детектив может зарабатывать и до миллиона, и до двух в месяц.

Константин Чуриков: До миллиона, до двух в месяц?

Сергей Любименко: Да.

Константин Чуриков: Неплохо! Спасибо. У нас в студии был Сергей Любименко, президент Ассоциации профессионалов сыска.

Мы уходим на новости. А через полчаса поговорим…

Оксана Галькевич: …будем говорить о проблемах нашего образования, друзья. А потом вернемся к разговору…

Константин Чуриков: О великолепных стандартах образовательных.

Оксана Галькевич: Да, о стандартах. А потом вернемся к разговору о рабочих профессиях и прочих, которые очень нужны в нашей стране.

«Не гуляйте от жены – детективы будут не нужны», – пишет Москва.

Константин Чуриков: Через три минуты – выпуск новостей.

Сергей Любименко: Спасибо.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (1)
Арсен
Если верить глазам, то в друзьях у Путина бывшие рабочие с завода, дворники и всякие фарцовщики, что-то я не видел там бывших детективов. Кормушка закрыта, шанс упущен — это всё сказки. Один — два детектива могут кормиться от московских олигархов, у остальных просто денег нет, но мы держимся тут.