• Главная
  • Программы
  • ОТРажение
  • Сергей Мстиславский: Еще недавно на «отсталый» Китай мы смотрели свысока, а теперь не можем, и это нас задевает. С такими комплексами надо бороться

Сергей Мстиславский: Еще недавно на «отсталый» Китай мы смотрели свысока, а теперь не можем, и это нас задевает. С такими комплексами надо бороться

Гости
Сергей Мстиславский
специалист по Китаю

Виталий Млечин: Ну что же? Россия и Китай – наши две страны будут расширять сотрудничество. В 2019 году страны отметят семидесятую годовщину с момента установления дипломатических отношений. Ну а в чем мы уже сейчас успешно сотрудничаем, в каких сферах перспективы для роста существуют – будем обсуждать в ближайшие полчаса. Соответственно, пожалуйста, звоните нам и пишите, как всегда.

А мы представим нашего гостя – это специалист по Китаю Сергей Мстиславский. Сергей Борисович, здравствуйте.

Сергей Мстиславский: Здравствуйте.

Виталий Млечин: Давайте перед тем, как начать обсуждать, говорить, посмотрим сюжет. Наш корреспондент Максим Волков съездил в Китай, посмотрел, что там происходит, насколько это все интересно. Вот он выяснил, например, что в Китае можно найти чай с тысячелетней историей, невест можно также встретить с 15 килограммами чистого серебра в качестве приданного, ну и естественно, посмотреть на мастеров танцев под медный барабан. Всего этого в путеводителях по современному Китаю пока нет, тем не менее Максим Волков об этом сейчас расскажет.

СЮЖЕТ

В древности про Гуйчжоу говорили, что это провинция, где не бывает трех погожих дней подряд, не найти трех километров ровной дороги, а на улице не встретишь человека с тремя серебряными монетами в кармане. Сейчас эта поговорка верна только в отношении переменчивой погоды. Пять лет назад здесь началось активное строительство тоннелей сквозь горные хребты и мостов через глубокие ущелья. По новым скоростным дорогам можно попасть к народам, многие сотни лет жившим в изоляции.

Малая, по китайским меркам, народность мяо (около 5 миллионов человек) живет высоко в горах. Раз в 12 месяцев они собираются вместе, чтобы отметить свой Новый год. Мяосцы не ведут годам счет и не знают точно, сколько раз их предки поступали так же. Мяо поют песни о любви и устраивают общее застолье. Едят, естественно, рис с овощами, мясом и большим количеством острых приправ. На праздник женщины наряжаются в традиционную одежду, вплетают в волосы цветы и шиньоны, надевают серебряные украшения. Серебряная шапка считается главным символом мяо.

Ван Ченьин, представительница народности мяо: «Здесь на шапке – луна и солнце, которые мы почитаем. Украшения на шее символизируют волну, потому что у нас много горных рек. А вот это звенящее украшение сделано для того, чтобы дети всегда слышали, где находится их мама, и не потерялись».

Комплект украшений из серебра высшей пробы весит около 15 килограммов и стоит больше 2 миллионов рублей на наши деньги. Его девушкам дарят родители в качестве приданого на свадьбу. Изготавливать такую красоту начинают, как только девочка-мяо появляется на свет. Самая известная деревня мастеров по серебру называется Кунбай, будущих ювелиров здесь начинают учить старинному промыслу с десяти лет.

Ян Чанпинь рассказывает, что в самом Гуйчжоу серебра нет, а его начали завозить сюда из соседних провинций много лет назад, чтобы очищать воду горных рек от вредных примесей. Современные мяо до сих пор пользуются посудой из этого драгметалла. Мастер Пин говорит, что буквально завален заказами на серебряные чашки.

Ян Чанпинь, ювелир: «В такой чашке самое главное – это гравировка. Если узоры сделать некрасиво, потом ее тяжело будет продать за хорошие деньги, поэтому мелким деталям я уделяю особое внимание».

Его сосед по деревне Лун Тайян – ювелир с мировым именем, делает серебряные украшения для всего Китая, а также держит свой магазин в Париже. Говорит, французам нравятся романтические изделия, с сердечками. А для семьи председателя КНР Си Цзиньпина он делает украшения с тремя мяускими символами мира – бабочкой, цветком и пчелой.

Лун Тайян, ювелир: «В Гуйчжоу есть компания модных кутюрье, которая изготавливает одежду для жены нашего президента. Она любит носить украшения в стиле мяо, которые сделал я».

Ни один Новый год мяо не обходится без битвы буйволов. Здесь силами меряются большерогие быки, которые помогают китайцам возделывать рисовые поля. На любительскую схватку животное может выставить любой крестьянин. Зрелищные битвы собирают до 50 тысяч зрителей, многие из них делают крупные ставки на победителя.

Максим Волков, корреспондент: «На каждый бой отводится восемь минут. Проигравшим считается бык, который испугался, перестал сражаться и бегает по арене от соперника. Победитель выходит в следующий круг. Владелец буйвола-чемпиона в этом году получит 20 тысяч юаней (это почти 200 тысяч российских рублей) плюс почетный флаг победителя».

В отличие от испанской корриды, жизнь и здоровье трудяг-быков здесь всячески оберегают. Перед боем разминают буйволам мышцы, как боксерам, а после поединка освежают водой. Сильно раззадорившихся самцов работники арены разнимают, чтобы те не получили серьезные травмы и не пропустили сезон сельхозработ.

А вот в деревне Лан Дэ каждый день – праздник. Здесь зарабатывают на торжественном приеме туристов – пока китайских. Мы первые россияне, которых встретили со всеми почестями.

Максим Волков: «Всех совершеннолетних гостей жители деревни угощают самодельным рисовым вином крепостью около 10 градусов. Для мяо это проявление высшей степени уважения».

Пока поднимаешься по лестнице до главной деревенской площади, на ступенях нужно еще 12 раз отведать этот рисовый напиток.

Ну а после вина, по старой китайской традиции, идут танцы. В ансамбле этой деревни занято почти все население – от 4 до 90 лет. Здесь говорят, что как только девочка начинает ходить, ее пора обучать танцам, а если она научилась говорить – сможет и петь.

Красочные представления для туристов здесь дают два раза в день. Еще год назад это было простым развлечением для своих, а теперь приносит ландэнцам стабильный доход – за каждое выступление певцы и танцоры получают деньги. Торжественные приемы гостей также поддерживает местное министерство по туризму.

Ю Чунин, жительница деревни Лан Дэ: «Мы поем песни о радости, о счастливой жизни. У мяо нет своей письменности, и только так мы можем научить наших детей традиционным песням и танцам, чтобы они потом передали это и своим детям».

В других деревнях Гуйчжоу на жизнь зарабатывают более привычным для крестьян трудом – выращивают на горных склонах рис и чай. В местечке Ту Юн, на высоте 1,5 тысячи метров над уровнем моря, фермеры высаживают и собирают один из самых популярных среди китайцев зеленый чай «маоцзянь». Его ценят за красивый цвет и приятный травянистый вкус. Цена этого элитного высокогорного чая может доходить до 50 тысяч рублей за килограмм.

А на плантации в Шицяне жители провинции выращивают крафтовый органический чай под названием «шицянь тайча». У него мелкие листья и характерный сладковатый вкус.

Му Сяонин, чаевод: «Ценность этого сада в том, большая часть деревьев была выращена из семян. В современном чаеводстве пользуются черенкованием – так растения размножаются быстрей, но не пускают корни глубоко в землю. Наш чай впитывает больше полезных веществ из почвы».

Этот чай-эндемик выращивают здесь больше тысячи лет. Подходы к чаеводству за это время сильно изменились, а вот вкус напитка остался неизменным. Сейчас «шицянь тайча» в буквальном смысле растет у всех на виду.

Максим Волков: «На каждой уважающей себя плантации есть вот такой столб органического контроля. Каждые 15 минут камеры, которые на нем установлены, отправляют снимки в специальный государственный орган для того, чтобы убедиться, что на чайных плантациях не используется химия».

К этим камерам может подключиться любой пользователь Интернета. Собирают чайные листья здесь, как и много веков назад, вручную. У сборщиков есть даже специальная песня для этого весеннего ритуала.

С укладом жизни своих предков гостей Гуйчжоу знакомит любительский коллектив «Чайные фонарики». В шуточных зарисовках участники ансамбля рассказывают туристам о тяжелом труде крестьян XV века. Средний возраст артистов – 65 лет, но пляшут и танцуют они, как молодые. Эта провинция вообще лидирует по числу долгожителей – здесь их почти 1 400 человек. Старожилы говорят, что крепкое здоровье у них от горного воздуха и чая, который нужно заваривать при правильной температуре.

Оптимальная для этого вода бьет из-под земли в городе Шицянь. Ее полезно не только пить, но и принимать горячие ванны. Шицянь – это столица термальных источников провинции. Из карстовых разломов здесь выходит вода с одинаковой круглый год температурой – 47 градусов. Недавние исследования показали, что она содержит больше 20 полезных для здоровья веществ, лечит ряд заболеваний кожи и желудочно-кишечного тракта.

Максим Волков: «Великий китайский поэт VIII века Ли Бо после того, как искупался в шицянских источниках, написал свое знаменитое стихотворение о том, что местные воды смывают стресс, избавляют от тревог и волнений».

Чтобы понежится в теплых ваннах на открытом воздухе зимой или поплескаться летом с детьми в аквапарке, туристы приезжают сюда со всего Китая. Вода термальных источников не вызывает аллергических реакций, поэтому в ней можно купаться без опаски. Двухнедельный оздоровительный тур в пятизвездочную гостиницу при источниках стоит 85 тысяч рублей. В него входит перелет, проживание и посещение спа-центра.

Ду Хунлин, руководитель отдела приема гостей спа-комплекса: «В прошлом году мы приняли более 900 тысяч гостей, из них иностранцев было всего несколько сотен. Были и россияне – в основном те, кто приезжал в гости к родственникам и знакомым, и совершенно случайно попали к нам».

Почти никто из россиян не видел и старинного городка Чженьюань в долине живописной горной реки Уян. Его основали две тысячи лет назад как форпост торговых путей. Сейчас это одно из популярнейших мест у китайских туристов. В первую очередь гостей привлекает уникальный храмовый комплекс «Пещера зеленого дракона», где мирно соседствуют три разных монастыря. Монахи рассказывают, что люди приезжают сюда, чтобы попросить удачи у Камня желаний в буддистском храме, помолиться о мудрости у статуи Конфуция и ощутить поток благоприятной энергии в даосском храме.

Ши Дао, настоятель даосского храма: «Это наша традиция. У нас три учения, они друг другу не противоречат. Самое главное, чтобы все без исключения были здоровы, счастливы, богаты и все было хорошо».

После экскурсии по храмам на другом берегу реки можно прогуляться по двухкилометровой торговой улице. Здесь продаются традиционные китайские костюмы, местные фрукты, специи и сладости ручной работы. Самое главное здесь – впрочем, как и в большинстве мест Гуйчжоу – выучить несколько фраз на китайском языке. Непривыкшие к иностранцам продавцы ни на русском, ни на английском пока не разговаривают.

Максим Волков и Антон Пахомов, провинция Гуйчжоу, Китай, ОТР.

Тамара Шорникова: Ну, завидуем, конечно, Максиму. Чего уж там скрывать?

Виталий Млечин: Конечно.

Тамара Шорникова: После такой яркой картинки давайте к серьезной информации. Мы действительно активно ездим друг к другу в гости, это говорит статистика. Турпоток из Китая в Россию в первом полугодии 2018 года вырос на 21%, перевалив за 600 тысяч поездок. Россияне также активно ездят на китайские курорты, но, конечно, не такие экзотичные, как мы видели в репортаже Максима. На остров Хайнань в 2017 году съездили более 280 тысяч россиян. Показатели этого года будут выше, как говорят в ведомствах профильных. Прирост может составить до 30% – во многом из-за безвизового режима, который с мая этого года действует для российских туристов, которые едут на Хайнань.

Туризм – это, безусловно, хорошо, это деньги, которые вкладываются в экономику той или иной страны (и в нашу, соответственно, тоже). Какие еще направления перспективные есть в российско-китайских отношениях? Что можно и нужно развивать?

Сергей Мстиславский: Ну, во-первых, я хотел бы поправить насчет безвизового режима. На самом деле режим безвизовых групповых поездок у нас с 92-го года существует между Россией и Китаем. То есть соберитесь группой… По последним изменениям, три человека – и вы можете ехать по списку, вам не надо визу делать.

Тамара Шорникова: Ну, сейчас же так популярно самостоятельно бронировать, искать билеты и так далее.

Сергей Мстиславский: Втроем самостоятельно можно все сделать.

Тамара Шорникова: Уже группа. Вот видите, лайфхаки в нашем прямом эфире.

Сергей Мстиславский: Да, уже можно обратиться в какое-нибудь турагентство, чтобы они вам, так сказать, оформили этот список, пару гостиниц забронировали, билеты. И не надо стоять в очереди.

Виталий Млечин: Ну а для россиян Китай – это какие-то локальные островки, в которых нас ждут, где говорят по-английски хотя бы, где можно объясниться? Или весь Китай сейчас открыт для россиян? Просто если попасть в те места, где был наш корреспондент Максим Волков, то будет сложновато, не зная китайского языка, как минимум.

Сергей Мстиславский: Вы знаете, на самом деле современные технологии предоставляют огромные варианты. Ведь китайцы, которые к нам приезжают в качестве индивидуальных туристов, они тоже не всегда знают русский… вернее, почти никогда не знают русский и не всегда знают английский, тем не менее они, так сказать…

Есть такое уже благодаря недавнему фильму известное место на карте, на Кольском полуострове – Териберка называется. Вот туда ездит очень много индивидуальных китайских туристов, и они с местным населением общаются через различные приложения в мобильном телефоне.

В принципе, я считаю, что российским туристам самостоятельно ничего не мешает устанавливать такие точно же приложения и общаться. Тем более что для китайцев это совершенно нормальная практика, они как бы к этому нормально относятся. Вы что-нибудь сказали – и простые фразы эти приложения отлично переводят. Поэтому я не вижу здесь никакой проблемы на самом деле.

Тамара Шорникова: Давайте послушаем нашу телезрительницу, Вера из Орла к нам дозвонилась. Вера, здравствуйте.

Виталий Млечин: Здравствуйте, Вера. Вы побывали в Китае, насколько мы знаем?

Зритель: В 2012 году я ездила на родину, а родина моя – город Свободный (Амурская область), это моя родина. И мы с внучкой были на моей родине, приехали к сестре в Благовещенск, там у меня сестра живет. Взяли путевки и были в Китае.

Хочу вам сказать, что когда мы ездили на Великую Китайскую стену из Пекина, сели в автобус, я говорю гиду: «Вы знаете, так бы хотелось выйти и побыть в мавзолее Мао Цзэдуна». Она говорит: «Хорошо, остановим». Остановили. Но дело в том, что там – как вам сказать? – было закрыто. И получилось так, что мы вошли в этот автобус, она стала считать. Я говорю: «А что это? Не все туристы?» Она говорит: «Да, не все». Я говорю: «Вы извините, Розочка, но я вам помогала считать тоже». (Говорит по-китайски.) Она говорит: «А вы откуда китайский знаете?» Я говорю: «Это моя родина – Дальний Восток. Я там жила. Вы были, как говорится, рядом с нами, поэтому у нас так получилось, что я до 15 считала и кое-что знала». А потом приехали, мамочка приехала к гражданскому мужу, и так получилось, что…

Виталий Млечин: Понятно. В общем, вы довольны своей поездкой в Китай. Спасибо вам большое.

Тамара Шорникова: Между тем много таких SMS с другим мнением. Есть люди, которые говорят: «Здорово! Нужно, конечно, расширять отношения с любыми странами, в том числе с Китаем, тем более это сейчас наш важный партнер». А другая часть считает, что дружить нужно осторожнее и умереннее, скажем так. Например, Ростовская область считает, ну, телезритель считает оттуда: «Россия поставляет, в том числе в Китай, что-то очень ценное, а вот оттуда что приходит – это большой вопрос». Забайкальский край, Чита: «Весь металлолом вывезли в Китай. Да здравствуют китайские сталевары!»

Как вот здесь дружить, но не в ущерб себе? Есть ли какие-то рецепты в мировой дипломатии, экономике и так далее?

Сергей Мстиславский: У нас такие же отношения и с другими соседями. Почему мы только про Китай говорим? У нас есть и европейские партнеры, с которыми тоже непростые отношения. У нас есть американские партнеры…

Тамара Шорникова: Про Китай мы сегодня говорим, так как это тема нашего эфира, поэтому сконцентрировались на этой проблеме.

Виталий Млечин: Ну, действительно, западные страны не обвиняют в том, что они наш лес вывозят, вырубают и…

Сергей Мстиславский: Хотя они это делают точно так же, и никакой разницы в этом нет, я считаю. Просто, на мой взгляд, присутствует некий психологический эффект в нашем сознании, поскольку Китай совсем недавно был отсталой страной, и поэтому мы на него смотрели свысока. Теперь мы не можем на него смотреть свысока, и это нас немного задевает.

Я думаю, что с этими комплексами надо что-то делать, потому что на самом деле исторически Китай отсталой страной был очень мало времени, а в основном это была передовая мировая держава со времен Римской империи. Поэтому, собственно говоря, то, что сейчас происходит – это как бы нормально. Поэтому надо с этим как-то свыкнуться и выстраивать свои отношения с этим соседом, исходя из того, что у нас под боком, так сказать, мировая держава находится, и с этим надо считаться.

Виталий Млечин: Как надо разговаривать с китайцами? Мы хотим дружить со всеми и говорим: «Вот Китай – наш друг». А Китай действительно наш друг? Или все-таки в мировой внешней политике такими понятиями, как «друг», сложно оперировать? Китай как к России вообще относится? Насколько важна Россия для Китая?

Сергей Мстиславский: Ну, я, в общем, не специалист по мировой политике, если честно, так сказать. Но я считаю, что для нас, для простых людей… А я думаю, что в первую очередь мы простые люди в повседневной жизни. Мы в первую очередь гостеприимны должны быть, мы должны быть открыты – тогда, собственно говоря, и к нам будут относиться так же. Если мы будем ко всем относиться с подозрением, то обязательно к нам это вернется. Поэтому я не считаю, что с соседями надо как-то вести себя… Вот вы со своими соседями по лестничной клетке, я не знаю, по даче как себя ведете? Так же и, собственно говоря…

Тамара Шорникова: Вы знаете, мы с соседями не заключаем многомиллиардные сделки, поэтому и бояться-то, в общем-то, нечего.

Сергей Мстиславский: А мы тоже не заключаем. Мы с вами же не заключаем никакие сделки. Это кто-то заключает. Мы же говорим о бытовом общении, да? Вот вы поехали в Китай – как вам к китайцам относиться? Правильно? Я думаю, что этот вопрос людей гораздо больше волнует, чем вопрос миллиардных сделок, потому что они на нас никак не сказываются.

Тамара Шорникова: Давайте дадим народу слово! Нина из Якутии к нам дозвонилась. Здравствуйте, Нина.

Виталий Млечин: Здравствуйте, Нина.

Тамара Шорникова: Алло.

Зритель: Здравствуйте. Да-да, здравствуйте еще раз. Мы собрались поехать в Китай, посмотреть, как там живут. Как говорится, ни разу там не были. Но так как я сейчас услышала о том, что мы с высокомерием смотрим на Китай… Я помню своих родителей – они никогда не говорили про Китай плохо, потому что в то время и термос китайский, и полотенца, и белье, все китайское. И все это им очень нравилось! А почему сейчас так люди говорят, что мы на Китай смотрим высокомерно? Ничего подобного! Это одно.

Ну и второе. Вы нам советуете ехать в Китай? Потому что такие разговоры идут, что вот они обозленные на русских. В общем-то, как-то вот так вот. Стоит, не стоит поехать?

Виталий Млечин: Да, спасибо вам большое. Сергей Борисович, стоит? И если да, то куда?

Сергей Мстиславский: Да, конечно, в Китай стоит ехать. Насчет обозленности на русских – я не знаю. Как бы я таких не встречал китайцев пока еще, обозленных на русских. Может быть, если кого-то там обидели только, но это скорее в России случилось, а не в Китае. Конечно, в Китай стоит ехать. Есть у китайцев чему поучиться. Вот был такой период исторический в советское время, когда китайцы говорили: «Мы всему учимся у Советского Союза». Сейчас времена поменялись – наверное, надо чему-то у китайцев поучиться.

Виталий Млечин: А чему в первую очередь?

Тамара Шорникова: Вот маленькая ремарка. Алтайский край советует учиться чистоте и порядку. «Молодцы! Везде все просто идеально», – говорят.

Сергей Мстиславский: Ну, не везде, так не бывает. Они к нам в Москву приезжают и говорят: «О, у вас очень чисто. Как хорошо у вас тут, замечательно!»

Виталий Млечин: Но у нас становится чище, действительно, в последние годы.

Тамара Шорникова: Видимо, всегда хорошо там, где нас нет. Это из этой серии?

Сергей Мстиславский: Да, есть такое.

Виталий Млечин: Так все же чему нам стоит учиться у китайцев в первую очередь?

Сергей Мстиславский: Я считаю, что как бы секрет… То есть мы, действительно, за исторически короткий период увидели, как Китай рванул из нуля в мировые лидеры. На мой взгляд, самый главный секрет успеха – это, конечно, в китайском народе, в его усидчивости, усердности, трудолюбии. И, наверное, на это стоит посмотреть.

То есть китайцы вообще никогда не сидят без дела, они всегда что-то делают. Для них не понятно, как можно сидеть и просто ничего не делать. Они все время работают. Понимаете, в чем дело? На это стоит посмотреть. Вы приходите в пять утра в какой-нибудь китайский парк – там уже люди занимаются какими-нибудь единоборствами, танцами и так далее. Они все время в движении. И это как бы очень интересно.

Виталий Млечин: Это менталитет такой? Или это приобретенное, потому что их очень много, и если хочешь чего-то добиться, то надо все время что-то делать?

Тамара Шорникова: Или это продуманная госполитика?

Сергей Мстиславский: Это сложившаяся практика, по крайней мере на протяжении последних двух тысяч лет, наверное, так примерно. То есть это некая такая установка психологическая. Ну, можно сказать, что менталитет, да.

Виталий Млечин: Вот из Московской области: «Уважаю и люблю Китай. Девять раз там отдыхал, видел их трудолюбие и доброжелательность». То есть вот как раз то, о чем вы говорите.

Тамара Шорникова: Ну, давайте снова про перспективы сотрудничества все-таки. Вот недавно как раз говорили с высоких трибун о том, что в ближайшее время начнем обсуждать те же самые многомиллиардные сделки и расчеты по ним в национальных валютах. Как вы думаете, насколько это поможет экономикам обеих стран?

Сергей Мстиславский: Ну, если честно, я не уверен, что это состоится…

Тамара Шорникова: Что это осуществимо.

Сергей Мстиславский: …в условиях, когда нашу валюту все время как-то так немного… Ну, я, конечно, со своей колокольни. То есть я общаюсь с китайскими предпринимателями и говорю: «Ну, чего вы рубли не берете?» Они говорят…

Тамара Шорникова: И что отвечают китайские предприниматели?

Сергей Мстиславский: Они говорят: «Так у вас вчера было 30, сегодня 60, потом 70, а потом опять 60. Мы так не можем. Вот у нас юань ходит – 6, 7, 6, 7. Все понятно».

Тамара Шорникова: А есть ли сферы в нашей стране, которые особенно интересуют китайских предпринимателей – как минимум тех, с которыми вы общаетесь?

Сергей Мстиславский: Конечно, сфер очень много – от природных ресурсов до чисто розничной торговли и каких-то инвестиций. Конечно, это интересно. Потому что китайский рынок – он перегрет, он очень конкурентный, очень сильно конкурентный. А наш рынок, наверное, не настолько конкурентный, как китайский. Поэтому китайцы очень успешно осваивают европейские рынки, американский, даже японский, корейский и так далее. То есть везде, где у них более или менее какая-то есть основа, они, в принципе, там работают. Поэтому, конечно, да, им интересно.

Тамара Шорникова: Санкции, которые сейчас действуют не только в отношении России, но и в отношении Китая (и это в том числе тоже нас сближает), насколько они отразились уже на экономике китайской и на тех же предпринимателях?

Сергей Мстиславский: На китайской экономике, наверное, отразились, потому что курс юаня в первую очередь подупал, так сказать, до исторически низких отметок. И да, те, кто занимается экспортом, в том числе в Америку, – это достаточно большой сегмент китайской экономики и людей, которые работают на экспорт в Америку. Потому что в Америке – на самом деле вот там, действительно, все сделано… Made in China просто везде. Но как бы в плане…

Ну, санкции разные, во-первых. В данном случае, в случае с Китаем речь идет о пошлинах, да? В нашем случае речь идет, в общем-то, о финансовых операциях. То есть это немножко разные сферы. Но надо сказать, что на самом деле взаиморасчеты между Китаем и Россией из-за этих санкций, конечно, усложнились, потому что, когда идет расчет в долларах, это идет через Америку в любом случае.

Виталий Млечин: У нас всего минутка осталась. Вот еще пишут про борьбу с коррупцией – надо, мол, у китайцев учиться бороться с коррупцией. А что, там правда коррупции нет?

Сергей Мстиславский: Коррупция в Китае, конечно, есть. А где ее нет, скажите? Понимаете, успешность борьбы с коррупцией – мы об этом можем судить только по прессе, все. Ну, взятки полицейские не берут. Все в камерах, так же как у нас, поэтому… То есть это то, с чем я лично сталкивался, как правило.

Виталий Млечин: То есть, в общем, идеализировать Китай, наверное, тоже не стоит?

Тамара Шорникова: Можно посмотреть и съездить.

Сергей Мстиславский: Совершенно верно, надо ехать, смотреть и составлять свое впечатление. Что бы там эксперт по телевизору ни рассказывал, это же его личное мнение, а надо всегда иметь свое. И в этом плане как раз самостоятельные поездки, именно не в такие прямо курорты-курорты, где у вас все в четырех стенах…

Тамара Шорникова: А по местам Максима Волкова как раз отправляйтесь.

Сергей Мстиславский: Да, вот Максим действительно молодец, он в такие места съездил.

Виталий Млечин: Спасибо вам большое за ваше личное мнение. У нас в гостях был специалист по Китаю Сергей Мстиславский. А мы прямо сейчас расскажем, что будут обсуждать наши коллеги в вечернем блоке программы «Отражение».


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты