• Главная
  • Программы
  • ОТРажение
  • Сергей Пикин: Нефть в цене выросла, рубль упал, экспортные пошлины снижаются. Производителям выгоднее продавать топливо за рубеж, поэтому у нас оно и дорожает

Сергей Пикин: Нефть в цене выросла, рубль упал, экспортные пошлины снижаются. Производителям выгоднее продавать топливо за рубеж, поэтому у нас оно и дорожает

Гости
Сергей Пикин
директор «Фонда энергетического развития»

Константин Чуриков: Итак, это "Реальные цифры" и итоги нашего опроса по бензину. Сейчас расскажем, сколько он стоит сегодня и сколько стоил еще некоторое время назад. Вот перед Новым годом мы тоже вас спрашивали, почем литр. В Чувашии еще полгода назад ценник был 36 рублей. Тогда это казалось, что шокирующая какая-то цена. А сейчас бензин в республике стоит уже 43,60 – то есть за полгода подорожал на 7 рублей 70 копеек.

Марина Калинина: И дальше идем по цифрам. Совсем заоблачной полгода назад казалась цена в 50 с лишним рублей, это были регионы Крайнего Севера и Дальнего Востока. Лидером по стоимости тогда стал магаданский поселок Сеймчан, там бензин стоил 71 рубль за литр. Так вот, сейчас в той же самой дорогой по бензину Магаданской области литр топлива стоит уже 90 рублей, это в Северо-Эвенском районе. Правда, в самом Магадане цены более умеренные: дизельное топливо стоит 53 рубля 50 копеек, 92-й бензин – 48 рублей 40 копеек, а 95-1 – 52 рубля 20 копеек.

Константин Чуриков: Я думаю, у многих возникает дилемма: либо заправиться, либо продуктов купит. Кроме северных районов, в лидеры по стоимости бензина в этот раз вошел Крым. Ну, видимо, сказывается начало курортного сезона. Да и, кстати, сельхозсезон тоже очень активный. Среди регионов с наименьшей ценой бензина снова оказалась Калужская область. Невысокая стоимость топлива, по нашему опросу, также в Смоленской, Орловской, Тверской, Ульяновской областях и в Республике Ингушетия.

Марина Калинина: Вот за пять с половиной месяцев, с момента предыдущего опроса, стоимость бензина в среднем выросла чуть больше чем на 9%. Мы сравнили показатели наши и Росстата, как мы это обычно делаем. Если средняя цена бензина несколько отличается по данным опроса и по официальным данным, то, в принципе, рост стоимости, который мы посчитали, в обоих случаях почти совпадает и даже чуть выше, чем у Росстата. Кстати, такое бывает крайне редко. На моей памяти, по-моему, первый раз такое.

Константин Чуриков: Вот сейчас мы фиксировали ту картину, которая есть. А теперь давайте подумаем, собственно, а почему так, вот почему такое происходит.

Марина Калинина: И главное – что дальше?

Константин Чуриков: Что будет дальше? Справится ли Правительство, которое поставило задачу снизить цену на бензин? Об этом и не только с вами поговорим и с нашим гостем в студии – это Сергей Пикин, директор "Фонда энергетического развития". Сергей Сергеевич, здравствуйте.

Сергей Пикин: Здравствуйте.

Марина Калинина: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Вчера нас Правительство огорошило тем, что, оказывается, уже с сегодняшнего дня, по идее…

Марина Калинина: Обнадежило, я бы даже сказала.

Константин Чуриков: …снижается акциз.

Сергей Пикин: С 1 июля.

Константин Чуриков: Секундочку! Вчера появилось сообщение, что уже с 1 июня, на месяц раньше. Речь идет о том, чтобы снизить оптовые цены на бензин и на дизельное топливо: насколько я помню, на бензин – на 3 тысячи рублей за тонну, на дизель – на 2 тысячи рублей за тонну. То есть в пересчете на литры – 3 рубля на бензин и 2 рубля на дизель, если я ничего не путаю. В общем, вы как считаете, бензин подешевеет?

Сергей Пикин: Знаете, если он и подешевеет в рознице, на заправках, то это будет минимальное снижение. Как правило, если мы посмотрим на нашу историю, лет двадцать возьмем, то снижение стоимости бензина происходило крайне редко и в очень небольшом размере. То есть, как правило, он только рос. Были определенные периоды, когда он падал, но это десятки копеек, явно не рубли.

Константин Чуриков: То есть в лучшем случае можно будет говорить только о том, что рост приостановится?

Сергей Пикин: Рост приостановится – и это уже будет хорошо, да. Может, где-то снизится, но это будут не рубли, а это будут максимум десятки копеек.

Марина Калинина: А давайте тогда разберемся, почему, собственно говоря, растет цена на бензин. Причем она растет вне зависимости от того, падает ли цена на нефть на мировом рынке, возрастает ли цена на нефть на мировом рынке. Бензин все равно дорожает.

Сергей Пикин: Дело в том, что просто нефти в стоимости бензина практически нет.

Марина Калинина: Так, давайте разбираться тогда.

Сергей Пикин: Если посмотреть, то нефть в структуре стоимости бензина занимает не более 10%, где-то 7–8%. Все остальное – это налоги, включая акцизы. 65% – это собственно переработка и логистика, доставка непосредственно до АЗС. Поэтому нефть влияет в первую очередь не на стоимость бензина, а на то, куда идет предложение. Почему произошел в течение весны вот такой резкий рост стоимости бензина?

Марина Калинина: Почему?

Сергей Пикин: Потому что нефть выросла, рубль упал. То есть получается, если пересчитать, сколько стоит нефть в рублях, то она находится на исторических максимумах. То есть такого не было никогда, чтобы нефть на пике доходила до 5 тысяч рублей за баррель. В лучшем случае, как правило, это было 3 тысячи, 3 600, 3 800, не более. Соответственно, что делают нефтепроизводители? Им выгоднее из-за того, что экспортные пошлины опять-таки год от года снижались, продавать за рубеж, потому что за рубежом стоимость наших нефтепродуктов выше, чем внутри страны. Предложение уходит, и тем самым мы получаем, что цена растет. Чем ниже предложение, тем выше цена внутри.

Константин Чуриков: Я видел такую статистику, что за эти полгода экспорт бензина вырос на 48%.

Сергей Пикин: Ну да, практически в 1,5 раза, и именно потому, что выгоднее поставлять за рубеж.

Константин Чуриков: Я понимаю, что у нас есть частные компании нефтяные, есть государственные. Вроде частник – где глубже, там ему лучше, он сам решает. Слушайте, но это же маразм. У нас бензин уже стал действительно такой взрывоопасной в прямом смысле проблемой. Давайте посмотрим, что происходит в обществе. В Омске сегодня вышли люди на митинг как раз таки против этой бензиновой инфляции, требовали снизить тарифы десятки человек. За последний месяц топливо в регионе подорожало на 3 рубля. В мае цены поднимали 10 раз. Ну, вслед за ними поползла вверх и стоимость, естественно, продовольственных товаров. При этом в Омске есть свой нефтезавод, и руководство платит налоги в федеральный центр. Местные автомобилисты говорят, что им остается только плохая экология и вот такие же дороги.

Марина Калинина: 92-й бензин в Омске ниже 40 рублей уже вообще не найти. Литр 95-го стоит минимум 42,5 рубля. При этом, по словам участников митинга, в соседнем Казахстане топливо омского производства продают на четверть дешевле. И добавлю, что накануне в Новосибирске на пикет против роста цен на бензин вышло более сотни человек. Вот такая статистика.

Константин Чуриков: Уважаемые зрители, а вот вам как такие цены? И вообще сколько литров бензина вы себе можете позволить? Может быть, вы уже стали экономить на бензине? Может быть, вы поступили, как камчатский депутат? Сейчас о нем посмотрим сюжет. На Камчатке депутат заксобрания потребовал организовать место для привязки фактически парковки своего коня у здания правительства.

Марина Калинина: Причем коня в прямом смысле.

Константин Чуриков: Да. Потому что он решил, что теперь будет на лошади туда приезжать, прискакивать, потому что бензин ему не по карману.

СЮЖЕТ

Константин Чуриков: Сергей Сергеевич, вам не кажется, что у нас вообще политика в отношении топлива и в частности акцизов на бензин носит какой-то произвольный характер?

Марина Калинина: Она очень странная.

Константин Чуриков: Странная, да. Смотрите, ведь какие-то люди приняли решение, получается, еще в прошлом году – поднять дважды.

Сергей Пикин: Правительство.

Константин Чуриков: Ну, в Правительстве, да. Дважды поднять акциз. А теперь отыгрывают назад.

Марина Калинина: А теперь мы его понижаем.

Константин Чуриков: То есть, значит, было все равно, какой акциз. По сути-то все равно?

Сергей Пикин: Вы знаете, когда еще в 2014 году начался так называемый налоговый маневр (то есть это означает, что повышали налоги на добычу полезных ископаемых и снижали экспортную пошлину), тогда планировалось, что со временем должен и акциз снизиться. Но по факту мы видим, что каждый год акцизы только растут. То есть для государства самый простой вариант – это брать деньги напрямую. Акциз – это налог прямого действия. Кто-то что-то купил – деньги автоматически падают в казну государства. Поэтому каждый год, исходя из того, что у нас в последние годы дефицитный бюджет, эти деньги были просто частью бюджета, и весьма удобной. То есть заплатил – получил доход в карман государства. Поэтому каждый раз акцизы повышались. Но из-за того, что этой весной такая ситуация накалилась предельно серьезно и за последние годы давно такого роста не было, то решили пойти в обратную сторону и снизить акцизы вместо того, чтобы повышать.

Марина Калинина: Давайте послушаем Анвера из Волгограда, он нам дозвонился. Анвер, здравствуйте, вы в эфире.

Зритель: Здравствуйте.

Марина Калинина: Да, слушаем вас, говорите.

Зритель: Здравствуйте. Я езжу на автомобиле (у меня Dodge Ram) на газе. И мне очень удивительно, почему так резко выросли цены на газ. Стоил он 18,85, а сейчас – 20 рублей 70 копеек. И буквально выросли за две недели. Все жалуются на бензин, а я хотел бы пожаловаться по поводу повышения стоимости на газ.

Марина Калинина: Ну, пожаловались. Сейчас узнаем у специалиста. Спасибо большое за ваш звонок.

Сергей Пикин: Это общая динамика.

Константин Чуриков: Звенья одной цепи.

Сергей Пикин: Если соседние заправки видят, что бензин повышается, то, конечно…

Марина Калинина: "То давайте мы еще и на газ повысим".

Сергей Пикин: "То и на газ повысим, потому что все равно же все растет. Можно бы и нам повысить".

Константин Чуриков: Нет, ну подождите…

Марина Калинина: Нет, ну подождите, как-то не очень логично. С какой стати?

Сергей Пикин: А цена на газ на заправках не регулируется никем – так же, как и стоимость бензина.

Константин Чуриков: По поводу инфляции в целом. Ведь бензин ее тоже серьезно разгоняет, это транспортные расходы.

Сергей Пикин: Конечно.

Константин Чуриков: У нас в стране грузы-то в основном перевозятся по автодорогам, то есть автотранспортом с помощью бензина. Вот здесь какой может быть вклад в инфляцию, если все это дело не остановится?

Сергей Пикин: Ну, в зависимости от того, что мы по этому году получим. Но тут же еще что? Когда растет бензин и дизельное топливо, производители продуктов и перевозчики – они же не повышают стоимость ровно на такую величину, а, как правило, всегда…

Константин Чуриков: Округляют в большую сторону.

Сергей Пикин: В большую сторону, совершенно верно, то есть с неким нахлестом. Поэтому бензин вырос на 5%, а перевозки – почему-то на 10%. То же самое продукты – уже не на 10%, а на 15%. Потому что на всякий случай надо перестраховаться, потому что в будущем может быть еще дороже. Вот ровно такая логика везде, и по газу в том числе, как сейчас слушатель звонил.

Константин Чуриков: Смотрите, не могу не спросить по поводу НПЗ (нефтеперерабатывающих заводов). Когда мы представляли статистику по регионам, мы все в очередной раз уже не удивились, что где-то он стоит очень дорого, а где-то подешевле, и там разброс может быть и в 20 рублей, цена может отличаться и на 15 рублей. Скажите, пожалуйста, у нас в стране достаточно ли нефтеперерабатывающих заводов? И почему наши крупные нефтедобытчики не развивают это направление? Я на этой неделе в "Коммерсанте" прочел, что рост нефти, по данным газеты "Коммерсант", сейчас отодвинул сроки завершения программы модернизации своих НПЗ.

Сергей Пикин: Ну, на самом деле вкладывают. Если посмотреть еще лет пять назад, то у нас и качество бензина было другое. Сейчас мы уже все покупаем бензин класса "Евро-5". За эти годы нефтепроизводители вложили несколько триллионов рублей для того, чтобы модернизировать заводы. В принципе, тот объем бензина, который сейчас производится, его более чем хватает. В принципе, даже спрос не так растет. Посмотрите на прошлый год – спрос вырос всего на 1%. А сейчас с учетом текущей стоимости бензина, думаю, даже может и падать.

Марина Калинина: Смотрите, некоторое время назад специалисты, которые тоже приходили в эту студию, они рассказывали о том, что нам проще… то есть у нас настолько изношены эти нефтеперерабатывающие заводы, что нам проще перегнать нефть за границу, там сделать бензин и вернуть себе обратно. То есть сейчас вот с этим как обстоят дела? У нас очень дорогая переработка нефти за счет того, что мы не нагоняем вот эти объемы из-за старого оборудования, из-за старых заводов.

Сергей Пикин: Ну, насчет старого оборудования – здесь не соглашусь, потому что модернизация действительно произошла существенная, иначе бы мы сейчас ездили на другом бензине, то есть не "Евро-5". То есть все наши НПЗ перешли на "Евро-5", а один НПЗ даже рапортовал, что он уже готов выпускать "Евро-6", то есть еще более продвинутую версию.

Константин Чуриков: Слушайте, мы, по-моему, уже говорим не о качестве бензина сейчас, в данный момент, потому что люди возмущены тем, что вот так без объявления войны растут цены.

Марина Калинина: Народ-то не понимает, почему, с чего вдруг.

Сергей Пикин: Оптовые цены растут, и растут потому, что выгоднее поставлять зарубеж. Опт поднимает розницу. Вот к этому все и приходит.

Константин Чуриков: Ну, все понятно. Вам как профессионалу все, естественно, легко и просто. Но смотрите, какая несправедливость – у нас же НПЗ далеко не в каждом регионе, их очень мало в стране. Страна огромная. Это нормально, как вы считаете?

Сергей Пикин: Так у нас новых НПЗ не построено. То есть те НПЗ, которые есть…

Марина Калинина: Вот я и говорю, что они старые все.

Сергей Пикин: …это то, что было построено ранее. И модернизация проходит именно на старых НПЗ. Но повторюсь: этих объемов НПЗ хватает. То есть того, что они производят, этого достаточно, чтобы…

Константин Чуриков: Сколько их у нас в стране?

Марина Калинина: Так почему же тогда цена-то растет, если объемов достаточно, спрос не меняется?

Сергей Пикин: Потому что этот объем уходит не внутрь страны, а уходит на внешний рынок.

Марина Калинина: Хорошо. Что нужно сделать государству, чтобы объем оставался в стране?

Сергей Пикин: Акцизы снизили – это первый шаг. Второй шаг – сейчас пока Антимонопольная служба просто призывает нефтепроизводителей больше поставлять бензин на внутренний рынок. Но, по сути, нужно квотирование, то есть увеличение объемов, обязательно для продажи на внутреннем рынке. То есть чем больше эти объемы будут, тем гарантированно будет стабильнее цена на оптовом рынке. Пока мы этого не видим.

Константин Чуриков: Зритель спрашивает: "А вот как в Белоруссии удалось враз отрегулировать цены на бензин?"

Сергей Пикин: Там другая налоговая политика.

Константин Чуриков: Ну, какая?

Сергей Пикин: Там просто в стоимости бензина меньше налогов. Если брать другие страны европейские… Или очень часто любят сравнивать Венесуэлы, Саудовскую Аравию и Норвегию. Это три страны, которые производят нефть, как и Россия. Но в Норвегии стоимость литра бензина – 2 евро (ну, примерно 150 рублей). В Венесуэле бензин стоит дешевле воды, и мы видим, какая экономика в Венесуэле. А саудиты – ну, чуть дешевле, чем Россия, но где-то среднюю позицию выбрали.

Константин Чуриков: В Норвегии, кстати, я слышал, тоже очень много в литре бензина налогов.

Сергей Пикин: Да. Там еще даже больше, чем у нас.

Марина Калинина: Давайте послушаем Александра из Крыма. Здравствуйте, Александр, вы в эфире, слушаем вас.

Зритель: День добрый. У нас бензин 95-й стоит 47 рублей 88 копеек.

Марина Калинина: Ого!

Сергей Пикин: Серьезно.

Зритель: Цена, конечно, очень "хорошая".

Константин Чуриков: 77?!

Марина Калинина: 47.

Константин Чуриков: А, 47. Не пугайте. Хорошо.

Зритель: 47,88. Нет 47 рублей 88 копеек. 95-й, который "супер", он стоит 48,88. Как вы думаете, можно ли здесь прожить в такой ситуации?

Марина Калинина: Ну, сложный вопрос, конечно.

Константин Чуриков: Смотря с каким регионом сравнивать. И конечно, тут еще надо говорить уже о реальных зарплатах в регионе и так далее.

Сергей Пикин: Ну, по Крыму ситуация такая, что сейчас активно идет всплеск автолюбителей, особенно после открытия Крымского моста.

Марина Калинина: У них же очень сильно подешевели машины, в Крыму. И там очень много стало машин. Я просто недавно вернулась из Крыма и просто знаю, что они страдают от того, что у них много машин. А после того, как…

Сергей Пикин: Бензин как раз отрегулирует ситуацию.

Марина Калинина: Да. Потому что когда Крым стал Россией, то у них цены на машины сильно упали, раза в два-три, и они все…

Сергей Пикин: Ну, подержанные. Не новые, а подержанные.

Марина Калинина: Ну, неважно, любые. И у них там, в принципе, на семью среднюю две машинки-то имеются. Поэтому сейчас, наверное, эти цены на бензин как-то урегулируют вот это. Я не знаю – как.

Сергей Пикин: Ну, действительно, когда есть большой спрос, то спрос толкает цену всегда вверх – в силу того, что в Крыму НПЗ нет никаких.

Марина Калинина: То есть они страдают от того, что у них пробки проявились в Крыму.

Сергей Пикин: Ну, в принципе, давно же была идея (которую, правда, не реализовали), что нужно отменить транспортный налог и все зашить в стоимость бензина. Тем самым мы получили бы как раз реальную картину. Бензин как раз регулирует владение транспортом. Пока мы этого не видим. Есть транспорт отдельно, а есть бензин отдельно. Причем порой транспорт стоит, а налог идет. Транспорт едет, налог идет, и еще стоимость бензина растет.

Константин Чуриков: Слушайте, когда есть выбор – брать двадцать два налога или два налога – ну, понятно, что выберут те, кто этим правом обладает. Из Свердловской области нам пишут: "Что же будет, когда уборочная начнется?" А правда, наши крестьяне-фермеры все время жалуются на то, что ГСМ (горюче-смазочные) очень дорогие!

Марина Калинина: Нет, но есть еще и посевная, и уборочная.

Константин Чуриков: И посевная, да.

Сергей Пикин: Посевная в мае как раз и проходила, да.

Марина Калинина: Она сейчас и проходила, да.

Константин Чуриков: Что же будет происходить?

Сергей Пикин: Ну, безусловно. Почему спрос вырос так? Предложение у нас снизилось на рынке, а спрос вырос потому, что у нас пошла посевная компания, то есть сельхозпроизводители начали больше потреблять бензина. Вырос трафик на дорогах, то есть больше стали ездить. Соответственно, это все толкнуло спрос вверх. И с учетом того, что предложение снизилось, стоимость упала. Спрос растет – предложение снижается. Еще акцизы поднялись в начале года. Вот все это и привело к тому, что в течение мая мы видели такой существенный рост бензина – не на копейки, а на рубли.

Константин Чуриков: И последний вопрос: как вы думаете, если рост остановится… Мы все еще так с опаской говорим. Может быть, и не остановится.

Марина Калинина: Аккуратно.

Константин Чуриков: …то когда мы это увидим и почувствуем?

Сергей Пикин: Я думаю, с учетом того, что акцизы снизились с 1 июня, соответственно, в течение месяца мы должны увидеть, что цены не растут.

Константин Чуриков: Подождите, уважаемые граждане-автолюбители! Спасибо. У нас в студии был Сергей Пикин, директор "Фонда энергетического развития". Мы говорили о растущем бензине. А через пару минут к вам вернемся.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты