Сергей Половников: ФАС призвана бороться против монополий, а ударила по региональным операторам

Гости
Сергей Половников
руководитель агентства Content Review

Ольга Арсланова: Итак, друзья, это программа «Отражение». Давайте поговорим о сотовой связи, о ее будущем, о том, сколько мы сейчас за нее платим и сколько будем платить в ближайшее время.

Новость, на которую мы не могли не обратить внимание: региональные операторы связи выступили против отмены роуминга в нашей стране. Они уже направили в правительство письмо, в котором предупредили о негативных последствиях отмены роуминга.

Петр Кузнецов: И вот что они говорят. Они утверждают: законопроект повлечет убытки, которые они не смогут компенсировать, и им все равно придется оплачивать полную стоимость роуминга партнерам в регионах, где они имеют свои сети.

Ольга Арсланова: Если кто-то не помнит, мы напомним: в июле Госдума в первом чтении приняла законопроект, по которому оплата соединения между абонентами внутри сети должна осуществляться по единому тарифу оператора вне зависимости от местонахождения абонентов. И в конце августа «ВымпелКом», «Tele2», «МТС» и «Мегафон» отменили оплату за входящие в роуминге.

Петр Кузнецов: Большая четверка.

Ольга Арсланова: В чем проблема сейчас, будем разбираться вместе.

Петр Кузнецов: Вместе с Сергеем Половниковым, руководителем агентства «Content Review». Здравствуйте, Сергей.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Сергей Половников: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Многие наши зрители тут же, естественно, написали о том, что роуминг – это вообще вчерашний день, непонятно, какие могут быть отговорки, для того чтобы в XXI веке он существовал.

Петр Кузнецов: Ну да, и вообще у нас страна вроде бы одна, а внутрисетевой роуминг есть. Как-то вроде не очень логично.

Сергей Половников: Смотрите, давайте сразу разберемся, что есть внутрисетевой роуминг, это роуминг внутри одного оператора. Вы, допустим, абонент конкретного оператора (одного из четвертых федеральных), вы едете в другой регион, там у него тоже есть сеть, и вы находитесь во внутрисетевом роуминге. Но вся коллизия, вот эта ситуация возникла из-за того, что согласно предписанию ФАС, Федеральной антимонопольной службы, мы должны отменить роуминг вообще, а есть же еще и национальный роуминг – это когда вы являетесь абонентом, допустим, «Tele2», у которого сеть не во всех регионах страны, и едете в тот регион, где его сети нет. Вы находитесь во внутринациональном роуминге, то есть вы как абонент «Tele2» подключаетесь к сети другого оператора.

Петр Кузнецов: Я прошу прощения, как раз эта проблема по крайней мере до прошлого года была в Крыму? Туда не пришли операторы российские.

Сергей Половников: Да. В Крыму сейчас нет ни одного российского оператора.

Петр Кузнецов: До сих пор?

Сергей Половников: До сих пор. Там можно по-разному подключиться, но не эта тема.

Так вот если «Tele2» еще более-менее решил эту проблему, все-таки у них нет сети в очень небольшом количестве регионов, то есть они готовы платить, то для региональных операторов, которых у нас осталось всего трое, последних из могикан, это «Вайнах Телеком», это «Таттелеком», это «Мотив» из Екатеринбурга, у них сети нет в других регионах. ФАС от них требует отменить роуминг, но они не могут его отменить, потому что это просто экономически их убьет. То есть любой абонент когда выезжает за пределы, допустим, Екатеринбурга, подключается к сети другого оператора, и его домашний оператор «Мотив» должен оплачивать по тарифу, который выставит принимающий оператор. Эти тарифы не отменены. Речь в том же законе Государственной Думы как раз идет о внутрисетевом роуминге, и внутрисетевой роуминг действительно отменен. И региональные операторы как раз указывают на то, что надо как-то привести к единому знаменателю, что роуминг есть внутрисетевой, внутринациональный, давайте все-таки внутринациональный роуминг не трогать, иначе они исчезнут.

Ольга Арсланова: Можно убедить тех, кто выставляет, я имею в виду принимающую сторону, не выставлять?

Сергей Половников: Ну я не знаю, у нас все-таки свободный рынок…

Ольга Арсланова: Оказывать услуги бесплатно, в общем, пока не очень принято.

Сергей Половников: Ну у нас же вообще в принципе из-за чего роуминг как таковой существует в России? Это не из-за того, что большая четверка такая жадная, а это из-за того, что в некоторых законах и подзаконодательных актах прописана обязанность наших мобильных операторов пропускать свои звонки через одного-единственного оператора и платить ему деньги. Почему, зачем? Эта архаика существует до сих пор. Если бы вот этот закон был отменен, то роуминг могли бы отменить по щелчку в один день.

Петр Кузнецов: Постоянно в этих историях фигурирует ФАС: ФАС не понравилось, ФАС вынес представление, ФАС предупредил, ФАС судится с «Мегафоном», какая-то была история, что «Мегафон» пытался объяснить в суде, что технически невозможно как-то отменить тот или иной тип роуминга, неважно. Как это происходит? ФАС просто берет и говорит: «Все, отменяйте», – или это происходит все-таки за большим столом, где собирается большая четверка, в том числе и региональные операторы, голосование «за» и «против»?

Ольга Арсланова: По крайней мере какие-то договоренности, которые бы всех устраивали.

Петр Кузнецов: Да. Выглядит так, как будто ФАС…

Ольга Арсланова: …говорит «фас!».

Петр Кузнецов: …придумывает.

Сергей Половников: Вы очень грамотно описали ту ситуацию, которая на самом деле произошла. Действительно встречи были, регионалов туда никто не зовет, зачем, они слишком мелкие. В ходе этих встреч, которые были в закрытом режиме, но содержание этих встреч известно, операторы говорили, что все не так однозначно, роуминг бывает разный, есть экономические предпосылки, давайте все-таки как-то будем договариваться. Но ведомству антимонопольному, видимо, кто-то поставил задачу, что надо вот такое красивое слово… Вы помните, как у нас отменяли «мобильное рабство».

Петр Кузнецов: Да.

Сергей Половников: Как-то вокруг вас, наверное, не очень много людей, которые ринулись переносить номер к другому оператору. Их достаточное количество собралось за эти я уже не помню сколько, 10 лет прошло, 2 миллиона.

Ольга Арсланова: «Рабов мобильных».

Сергей Половников: Ну они перебежчики, ну ладно, это возможность хорошая, но это не панацея.

Петр Кузнецов: Тут сам термин сыграл.

Сергей Половников: Это красиво, а теперь они отменили роуминг, понимаете?

Ольга Арсланова: Крепостное право отменили фактически.

Сергей Половников: Да. Но в реальности это все вызывает определенный эффект бабочки. Федеральная антимонопольная служба призвана против монополий как-то бороться, а получилась ситуация, когда региональные операторы, которые и призваны быть конкурентами…

Петр Кузнецов: Ну да, хоть как-то.

Сергей Половников: То есть их должны защищать, а ударили именно по ним.

Петр Кузнецов: Хорошо. Прежде чем мы послушаем Юрия из Башкирии, что сейчас будет при отмене роуминга с мелкими игроками?

Ольга Арсланова: Если это произойдет.

Петр Кузнецов: То есть просто их места займут кто-то из большой четверки, вот и все? Просто будет монополия монополий?

Сергей Половников: Да, есть несколько разных сценариев. У нас все-таки очень много разных фондов поддержки, и вполне возможно, это самый адекватный сценарий, что они получат государственную поддержку на покрытие этих издержек. Но до этого должно как-то дойти, то есть чиновники, которые стоят за вот этой громкой отменой роуминга, должны как-то все-таки пойти навстречу и послушать не только экспертное сообщество, но и самих игроков.

Ольга Арсланова: Либо они будут вынуждены цену поднимать на услуги.

Сергей Половников: Ну они не могут сделать это бесплатно, печальна они платят достаточно большие деньги, они конкурируют с большими федеральными операторами внутри регионов за счет низких цен, и естественно, здесь просто бизнес-кейс не клеится.

Петр Кузнецов: Да.

Ольга Арсланова: Звонок. Юрий из Башкирии в эфире.

Петр Кузнецов: Давайте Юрия послушаем. Здравствуйте, Юрий.

Ольга Арсланова: Добрый вечер.

Сергей Половников: Здравствуйте, Юрий.

Зритель: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Говорите, пожалуйста.

Петр Кузнецов: Связь хорошая из Башкирии.

Ольга Арсланова: Сколько стоит?

Зритель: Вот вчера или позавчера звонил со Стерлитамака на Тюменскую область (Пыть-Ях). Я думал, нет роуминга, сняли 20 рублей. Звонил в службу поддержки «МТС», они даже это… Говорят, надо какое-то кодовое слово… Не стали объяснять, почему у меня сняли деньги. А вот звоню на Сахалин, у меня там башкирские симки, там не снимают деньги, а вот на Север сняли.

Петр Кузнецов: Ничего не понятно.

Ольга Арсланова: Как это можно объяснить?

Петр Кузнецов: Человек совершенно не может рассчитать.

Сергей Половников: Я могу объяснить.

Ольга Арсланова: Спасибо, Юрий. Давайте сейчас попробуем разобраться.

Сергей Половников: Здесь все достаточно просто. В течение 1.5 или 2-х лет Федеральная антимонопольная служба еще до Думы вела переговоры с операторами, она их штрафовала, она их принуждала отменить роуминг. И результатом этих договоренностей стала определенная схема, что отменяем, а что не отменяем. Если раньше во всех практически тарифах пакетных стоимостью от 300 и выше рублей, в регионах чуть подешевле, вы могли спокойно ехать куда угодно, у вас роуминга и не было, то есть он всегда присутствовал только на самых дешевых.

Теперь у нас как? Согласно договоренностям, которые «продавила» Федеральная антимонопольная служба, у нас в роуминге бесплатными являются входные звонки и исходящие звонки на номера того города, где вы находитесь. А если вы домой звоните, это уже будет межгород, вы платите как по межгороду, как и получилось у нашего уважаемого зрителя. При этом он упомянул, что он звонил на Сахалин, и упомянул, что у абонента, которому он звонил, была его же башкирская симка. Внутри сети практически ни один оператор не тарифицирует, то есть если вы звоните, скорее всего, он из «Таттелекома», «Таттелеком» на «Таттелеком» бесплатно.

Петр Кузнецов: Давайте попробуем развеять один из основных мифов в этой теме, а может быть, даже наоборот. Очень многие здесь пишут: «Все-таки наша связь по сравнению с европейской, мировой?» У нас одна из самых дешевых связей, я имею в виду плату за телефон, или наоборот?

Ольга Арсланова: Тут нам надо, правда, будет с зарплатами как-то соотнести.

Сергей Половников: Я был готов к этому вопросу на самом деле. Если мы возьмем условного бюджетника, наши бюджетники получают, откровенно говоря, немного, дай бог 30-40 тысяч рублей в месяц. Возьмем американского бюджетника, он получает в год 30-40 тысяч долларов, из которых половину он сразу платит налогов, это у нас налоги платит контора…

Петр Кузнецов: Мы еще французского не брали.

Сергей Половников: Я просто по Америке хотел бы, там контрастненько получается. То есть у него получается где-то в районе 1600-1800 долларов, в переводе на рубли это около 100 тысяч рублей. Но за связь наш бюджетник платит 200 рублей, ну 300, в переводе на доллары это 5 долларов. А за рубежом стоимость связи 60-80 долларов в месяц, в 10 раз больше. Поэтому здесь даже с учетом зарплат корреляция очень плохая.

И еще один очень важный момент. Если мы говорим про США, такой богатый рынок, такая богатая страна, такой высокий... Но у нас покрытие мобильных операторов практически повсеместно, то есть это 99% территории, где проживает хотя бы 1 человек. У нас скорость в сети достигает 250 Мбит – это сумасшедшие цифры, это быстрее, чем домашний Интернет, в то время как в США только недавно запустили LTE. Они сейчас, конечно, пытаются наверстать упущенное с 5G, но это в отдельных городах и для очень немногого количества абонентов. Основная сеть в США – это 3G, основная скорость в сети – 3-5 Мбит/секунду. Это просто несопоставимые по качеству сети. Поэтому сравнивать нас очень легко, говоря, что там получают больше, поэтому тратят больше, но как только мы начинаем переходить на язык цифр, получается, что какой-то диссонанс все-таки есть. У нас и связь дешевая, и она гораздо более качественная.

Ольга Арсланова: Несколько сообщений от наших зрителей. Много жалоб…

Сергей Половников: Да, конечно, я поддерживаю.

Ольга Арсланова: Значит, во-первых, о какой отмене вы говорите? Пример: «Дочь учится в другом регионе, желает сохранить свой привычный номер. Как итог входящие звонки бесплатно, а исходящие…»

Петр Кузнецов: 2 рубля в минуту.

Сергей Половников: Да, сразу отвечу. У наших операторов нет сейчас возможности, это связано с регуляторикой нашей национальной. У них нет возможности, если вы переехали, допустим, как я переехал из Томска в Москву, я не мог перенести свой номер и не могу до сих пор, потому что он томский. Все, на этом история заканчивается. Поэтому если вы находитесь внутри региона, там можно перескочить от оператора к оператору, если вы уезжаете в другой регион, даже регион вы сменить не сможете.

Ольга Арсланова: Понятно.

К сообщениям вернемся, давайте посмотрим небольшой сюжет. Наши корреспонденты спрашивали у жителей разных городов России, сколько они в месяц тратят на сотовую связь, много это или мало для них. Вот как раз к вашему исследованию дополнение посмотрим.

Сергей Половников: Отлично, очень интересно.

ОПРОС

Петр Кузнецов: Да, «и клипы смотрим». Нас просто зацепила сумма, почему-то тысяч рублей.

Ольга Арсланова: Тысяча рублей – это очень дорого, мне кажется.

Петр Кузнецов: Я не запомнил регион, мужчина сказал, что платит 1 тысячу рублей в месяц. Это ведь не Москва была, да?

Сергей Половников: Ну смотрите, все достаточно просто. Помимо собственно основных услуг мобильной связи, то есть пакета минут, SMS, гигабайтов к тарифам особенно молодежь подключает разные дополнительные услуги: кто-то подключает безлимитный Интернет, который у многих операторов идет как опция; кто-то опять же через оператора оплачивает музыкальные сервисы, как у одного из операторов есть прямая оплата Apple Music.

Ольга Арсланова: А, понятно.

Сергей Половников: Я по себе могу сказать: у меня подписка на платный футбольный канал, я смотрю футбол…

Петр Кузнецов: Респект.

Сергей Половников: Да, спасибо, но это только за деньги, это очень важно.

Ольга Арсланова: Слушайте, все, о чем вы говорите, уже совсем даже и не про звонки.

Сергей Половников: Конечно.

Ольга Арсланова: На чем сейчас больше всего операторы зарабатывают? Интернет?

Сергей Половников: Конечно, мобильный Интернет. Но здесь тоже очень важно понимать, что с каждым годом… Это же вообще финансовая коллизия, что услуги связи, вроде бы операторы связи тратят на строительство сетей все больше, а услуги связи все время дешевеют если в перерасчете, сколько стоит гигабайт, сколько стоит одна минута. Получается, что они вкладывают больше, берут меньше. Но здесь, во-первых, они зарабатывают на объеме, то есть если вы очень много звоните, вам простой тариф не подойдет, придется покупать что-то за 800-900 рублей, чтобы там было несколько тысяч минут; например, если вы работаете курьером, вас постоянно надо звонить, условно говоря. Помимо этого, потому что собственно базовые услуги все время дешевеют, увеличение объема не успевает догнать, операторы выходят на новые и новые рынки для них: это в первую очередь сервисы, как я сказал, платные подписки на телеканалы, у всех операторов есть мобильное телевидение. Это очень удобно: едешь, не успеваешь на футбольный матч, уже в метро благодаря опять же очень качественному Интернету можно начать смотреть футбольный матч.

Петр Кузнецов: Так к этому привыкли за время Чемпионата мира, когда в вагоне даже можно посмотреть на хорошем…

Сергей Половников: Чемпионат мира вообще так хорошо помог нашей связи, но, к сожалению, только в нескольких городах, где, собственно, он проходил.

Ольга Арсланова: Давайте послушаем наших зрителей.

Сергей Половников: Да, конечно.

Ольга Арсланова: У нас на связи Андрей из Рязани. Добрый вечер.

Зритель: Добрый вечер. Я вот послушал сказки вашего эксперта, который говорит, что в Соединенных Штатах единая тарификация, если обобщать его, так сказать, выкладки. У меня в Аризоне живут родственники, там и бензин дешевле, средняя зарплата у учителей, например, от 3 тысяч долларов, это минимум. И в Канаде живут родственники – демократичная, эластичная и гибкая система тарификации, она разная в разных штатах. Поэтому не надо рассказывать сказки, что у нас такая дешевая связь, что и сопоставимо с тем же качеством бензина, которое в Соединенных Штатах порой выше нашего качества.

Ольга Арсланова: С бензином не очень понятно.

Зритель: Но вопрос в чем? Роуминг – это, видимо, когда операторы, пользуясь тем, что неразбериха в стране, берут деньги за воздух, это в любом случае. Я не буду называть оператора из тройки известных, у них уже давно отсутствует роуминг, тем более есть достаточно гибкая система тарификации каждого абонента. А вот эти все сказки о том, что они потеряют какие-то деньги… На примере той же рекламы, когда вы просматриваете тот или иной контент или просто роетесь в Сетях, всплывают окна, которые, естественно, вы не оплачиваете, так называемый рекламный контент, за который операторы получают баснословную прибыль не меньше, чем на телевидении. Поэтому говорить о том, что они в чем-то потеряют, в том числе и в прибыли, – это просто кощунство с их стороны.

А ту неразбериху, которую они плодят… Я понимаю, когда на Украине сразу снимают почти 2 тысячи рублей, когда пересекаешь границу, ну а в собственной стране лишать коммуникационных связей тех же родственников, я считаю это прежде всего преступлением по Гражданскому кодексу по крайней мере.

Ольга Арсланова: Понятно, Андрей.

Петр Кузнецов: Спасибо.

Ольга Арсланова: Есть что ответить?

Петр Кузнецов: Очень четко, как в сенате выступил.

Сергей Половников: Я постараюсь очень последовательно. Галлон американского бензина стоит примерно столько же в пересчете на литры, сколько и у нас, только бензин в США – это смесь 92-го и 95-го, об этом почему-то не говорят. Родственник получает 3 тысячи долларов – я очень надеюсь, что родственник расскажет и покажет вам налоговую декларацию, в которой будет видно, сколько он заплатил налогов и сколько оплатил за медицинскую страховку.

Что касается роуминга внутри США, это все открытые данные, достаточно минимального знания английского языка, зайдите на сайт и посмотрите. Я постоянно встречаю такие вот прямо накатом, накатом, накатом какие-то претензии. Какой воздух? Что значит «воздух»? Операторы вынуждены сегодня платить за интерконнект по закону Ростелекому. Да, Ростелеком получает деньги за воздух – отлично, давайте говорить про это, при чем тут какие-то баснословные доходы? Реклама какая-то – это вообще смешно, потому что рекламные доходы операторов… Опять же отчетность операторов – это открытая информация, достаньте отчетность и посмотрите, там все расписано, сколько за что платится, сколько они на этом зарабатывают, рекламные доходы даже не выделены отдельной строкой, потому что это ничтожно.

Петр Кузнецов: Сообщение из Москвы: «Вся проблема с роумингом, что он фальшивый из-за привязки SIM-карт к регионам страны, а не в целом к стране». И Пермский край: «У нас в Пермском крае село Бедряж, вообще связи нет, плохо ловит, про Интернет молчу. За что мы платим деньги?» В итоге роуминг не роуминг, в качестве итога: при каком исходе абоненту будет лучше и в селе Бедряж появится связь?

Ольга Арсланова: Если какое решение будет принято?

Петр Кузнецов: В этом законопроекте.

Сергей Половников: Этот законопроект не имеет никакого отношения к качеству связи. Что касается сообщения вашего зрителя, я настойчиво ему рекомендую обратиться непосредственно к оператору и с копией этого письма в Роскомнадзор, связь появится очень быстро.

Что касается непосредственно того, что будет со связью, с ее стоимостью и прочим. Операторы уже давно компенсировали все расходы на отмену роуминга, вшив их в тарифы. Если условно сказать, вы наверняка и по себе заметили, что за последние 2 года связь чуть-чуть подорожала, чуть-чуть, но подорожала. Это следствие того, что раньше те, кто платили много и пользовались роумингом, продолжили платить столько же, а так как расходы надо заложить на тех, кто платил поменьше, у них связь чуть-чуть подорожала.

Ольга Арсланова: Вот нам тут пишут: «На «Tele2» платил раньше 1 рубль 50 копеек в день, а после отмены роуминга плачу 5 рублей в день. Связано ли это с отменой роуминга?»

Сергей Половников: Ну это связано с его тарифом. Если тариф архивный, то есть вы подключались очень давно, то надо четко понимать, что если тариф выведен из линейки оператора, то оператор, во-первых, его уже не продает, во-вторых, имеет право, предупредив за 2 недели на своем сайте, изменить стоимость тарифа…

Петр Кузнецов: То есть не SMS, а даже на сайте?

Сергей Половников: Ну SMS он может присылать, но по закону он обязан об этом оповестить в СМИ. Все сайты оператора зарегистрированы как СМИ, в определенных разделах можно обнаружить информацию об изменениях, мы за этим следим.

Петр Кузнецов: Ну да, что-то мелким шрифтом в договоре. Спасибо большое.

Ольга Арсланова: Хорошо. Давайте тогда вместе следить за прохождением законопроекта, за реакцией операторов и за ценами тоже. Спасибо.

Петр Кузнецов: Второе и третье чтение.

Сергей Половников, руководитель агентства «Content Review». Спасибо большое.

Сергей Половников: До свидания.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

О последствиях отмены роуминга

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты