Сергей Половников: За любую инициативу законодателей в сфере связи и коммуникаций платить будут абоненты

Сергей Половников: За любую инициативу законодателей в сфере связи и коммуникаций платить будут абоненты | Программы | ОТР

Сотовые операторы поднимают плату за тарифы

2020-01-14T13:26:00+03:00
Сергей Половников: За любую инициативу законодателей в сфере связи и коммуникаций платить будут абоненты
Человека формирует дефицит? Единая тарифная сетка для бюджетников. Кредиты помолодели. Студенческий капитал. Врать – полезно для карьеры. Россияне стали злее?
Дефицит делает человека человеком?
Красиво жить запретишь
Переговоры Путина и Лукашенко, Трамп и Нобелевская премия, колонизация Венеры – в комментариях обозревателя Сергея Лескова
Единая тарификация: когда региональный бюджетник будет получать, как московский?
Студенческий капитал: каждому поступившему в вуз предлагают начислять по 500 тысяч рублей
Что вас бесит?
Рубрика «Личный контроль»: Глобальная цифровизация
Молодежь не зарабатывает - молодежь берет кредиты
ТЕМА ДНЯ: Осень. Народ разозлился
Гости
Сергей Половников
руководитель агентства Content Review

Петр Кузнецов: Еще о главном: разговоры в России подорожали, сотовые операторы с нового года повышают стоимость тарифов. Например, «Мегафон» сделал это с понедельника, со вчерашнего дня, а «Вымпелком», это юридическое лицо «Билайна», повысит с 16 января, совсем скоро, через несколько дней. В первую очередь, как сообщается, раскошелиться придется обладателям так называемых архивных тарифов, то есть тех, которые заводились несколько лет назад, перейти на которые сейчас уже нельзя.

Ольга Арсланова: Эксперты говорят, что наибольший рост расходов на связь ожидают абонентов с тарифами средней ценовой категории, это с абонентской платой от 400 до 800 рублей в месяц. А вот траты пользователей минимальных и социальных пакетов вряд ли вырастут выше инфляции.

Петр Кузнецов: Здесь интересно, что компании по-разному объясняют повышение цен. В том же «Мегафоне» говорят, что все дело здесь в росте потребления услуг абонентами, а «Вымпелком» напоминает нам о новых требованиях законодательства, это тот самый «пакет Яровой», и еще есть, не забываем про него, закон о суверенном Интернете, вот в них причина.

Ольга Арсланова: Но появилась информация о том, что Федеральная антимонопольная служба проверит необходимость роста цен на услуги российских операторов мобильной связи, хотя «жалоб на повышение цен от граждан пока не поступало». Но можете жаловаться в прямом эфире, если вам не нравятся те цены, которые вам сейчас предлагают ваши операторы. Сколько вы вообще тратите на связь? Напишите нам или позвоните в прямой эфир.

Петр Кузнецов: У нас Сергей Половников в студии, это руководитель агентства «Content Review»», и это его «Личное мнение», как называется наша рубрика. Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Здравствуйте, Сергей.

Сергей Половников: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Повышение на сколько в среднем произойдет?

Сергей Половников: Ну, по нашему прогнозу, который мы делали в конце прошлого года, повышение в среднем произойдет на 18%, и далеко не факт, что это будет единоразовое повышение, потому что операторы, как это ни странно, уже несколько лет несколько раз в год повышают, точнее, как они это называют, актуализируют архивные тарифы. И в принципе в среднем такой вот будет прогноз повышения.

Ольга Арсланова: Что такое архивные тарифы?

Сергей Половников: Архивный тариф – это не только тот тариф, на который вы подключались 2 года назад или 3 года назад. Архивным тариф становится ровно в тот момент, когда оператор анонсирует, точнее публикует информацию о новых тарифах. Именно в этот момент все текущие тарифы становятся архивными.

Ольга Арсланова: Слушайте, ну так можно каждый месяц тарифы менять и повышать цены на предыдущие.

Сергей Половников: Ну, они меняют их раз в 3–4 месяца, поэтому, скорее всего, могла возникнуть такая ситуация, что, допустим, человек подключился в октябре на тариф, а сегодня он уже архивный, это вполне нормально.

Петр Кузнецов: Вот вы сказали, на 18%, да?

Сергей Половников: Да, это...

Петр Кузнецов: Плюс-минус.

Сергей Половников: Да.

Петр Кузнецов: А повышение тарифов на вот эти 18% – это адекватно, например, расходам на исполнение закона Яровой того же самого, чтобы понимать?

Сергей Половников: Ну на самом деле...

Петр Кузнецов: Им же объясняют.

Сергей Половников: ...расходы на законопроекты так называемого «пакета Яровой», еще есть суверенный Интернет...

Петр Кузнецов: Да.

Сергей Половников: …это далеко не единственная причина, конечно. Да, она важная, да, она занимает треть, половину от общего подорожания. Но проблема с законом Яровой заключается в том, что этот закон принят, он работает якобы, однако в нем отсутствуют регламенты, дополнительные подзаконодательные акты, которые определяют, какое оборудование должно использоваться, как будет происходить взаимодействие между операторами и ведомствами, кто за это все отвечает, а самое главное, кто за это все будет платить. Потому что надо сначала купить оборудование, государство еще не определилось, какое именно, уже сколько лет прошло. Далее надо куда-то его поставить, для этого нужны центры обработки данных, государство их не строит. Для этого нужен обслуживающий персонал, который надо дополнительно нанять, и после того, как согласуется схема взаимодействия с ведомствами, его надо еще и обучить. А потом за его работу должен кто-то платить.

Петр Кузнецов: Судя по всему, мы будем платить по дорожающим тарифам.

Сергей Половников: Дело в том, что операторы связи – это одна из немногих коммерческих структур в России, которая до сих пор кормится только с того, что продает, а продает она услуги связи абонентам, других источников у операторов связи нет, субсидий нет, это не авиакомпании. Потому, конечно, за любую инициативу, которую предлагают наши законодатели, будут платить абоненты. Вот мы год назад с вами встречались на тему роуминга, и вот сейчас это одна из причин подорожания.

Ольга Арсланова: Но мы вот как-то не очень понимаем, простые граждане не очень понимают ценообразование, и под шумок можно на «пакет Яровой» свалить какие угодно траты, например, траты на очень дорогие рекламные кампании, которые есть у сотовых операторов, все что угодно.

Сергей Половников: Да, согласен. Но я хотел бы отметить, что, если опять же посмотреть на прошлый год, на новогодний период, рекламы операторов стала гораздо меньше. Это связано еще и с тем, что реклама перестает работать, и операторы это очень четко видят, потому что у операторов есть очень такой показатель, как стоимость приобретения нового абонента. И как только она становится слишком высокой, они начинают на этом экономить.

Повторюсь, операторы в этом плане достаточно прагматичны: если рекламные кампании перестают действовать и не приносят дохода в виде новых абонентов, например, или увеличения потребления каких-либо услуг дополнительных, например, подписаться на телевидение, чтобы смотреть Общественное телевидение, – если этого не происходит, они сокращают рекламные расходы, что и произошло в начале этого года.

Плюс (я просто закончу) дело в том, что и абоненты становятся более прагматичны, они начинают изучать внимательно условия своих тарифов, за это, кстати, тоже спасибо операторам, потому что у каждого оператора есть мобильное приложение, где очень подробно показана информация по тарифу, и самостоятельно принимают решение. Далеко не факт, что будет выгоднее перейти на актуальный тариф. Я, например, когда мне оператор мой прислал сообщение о том, что у меня повышается, я посмотрел, сравнил и остался на архивном, пусть он и стоит теперь чуть дороже.

Петр Кузнецов: «Tele2 поднял тариф на 12,5%», – пишет Краснодарский край. «Сотовая связь хуже и хуже», – это Тверская область. «У меня оператор «Билайн», тарифы грабительские, хочу перейти к другому оператору, такие есть», – не знаю, это утверждение, или вопрос забыл поставить наш телезритель. Нижегородская область: «Очень дорогими стали SMS-сообщения», – кто-то еще пользуется SMS-сообщениями.

Ольга Арсланова: А вот смотри, еще какая история: «В «Билайне» был тариф «Все за 800», в декабре его не стало, сняли с телефона деньги за тариф и написали, что надо теперь доплатить, чтобы телефон, телевизор и компьютер работали. То есть за ту же самую услугу общая стоимость стала 1 200», – представляете, то есть плюс 400 рублей в один день.

Петр Кузнецов: Хочется понять, когда мы говорим, что подорожала сотовая связь, кто-то ее называет ее мобильной связью, неважно, что дорожает? Сама связь вот эта вот, когда мы говорим, или это мобильный трафик? Потому что все это сейчас зашито в пакет, и трафик, и SMS, и гигабайты, и сами разговоры, и совершенно в этом пакете непонятно, что именно отнимает у нас деньги, за что мы конкретно платим.

Сергей Половников: Ну конкретно ответ на ваш вопрос: сейчас есть тенденция к снижению использования голосовой связи, и, естественно, чем меньше мы ею пользуемся, тем больше она будет стоить. Если обратить внимание на то, как операторы обновляют тарифы, то практически все обновления, помимо цен, касаются голосовых звонков. Например, некоторые операторы выводят из пакета, то есть из того пакета звонков они выводят звонки на городские, звонки на межгород. И здесь очень внимательным надо быть абонентом, смотреть всегда, что у вас за текущий тариф и какие условия на новом, потому что может так оказаться, что вас переведут на тариф, где будет абонентская плата меньше, но вы начнете платить за какие-то звонки. Ну, это может оказаться еще дороже.

Что касается того, из чего складывается стоимость сотовой связи, здесь надо понимать, что, понятно, мы говорим про законопроекты, это действительно десятки миллиардов рублей в год. Но чтобы работала сотовая связь, нужны базовые станции, они работают от электричества. Отраслевая ассоциация соответствующая прогнозирует рост тарифов для корпоративных клиентов – не физических лиц, корпоративных – на 40% за этот год, это гигантский рост.

Помимо этого, нужно постоянно строить новые базовые станции. Просто так базовую станцию «повесить» нельзя, к ней надо подвести еще магистральный Интернет, потому что мы же хотим пользоваться мобильным Интернетом, а это деньги, за прокладку надо платить, за аренду земли надо платить, за все надо платить. Откуда эти деньги взять? Мы как раз в самом начале и говорили, что взять можно только с абонентов, поэтому это неизбежно, если мы хотим пользоваться мобильной связью такой, которая у нас сейчас есть.

Если съездить в те же самые Соединенные Штаты, отъехать от крупных городов, то там ситуация будет очень плохая. У нас, отъехав от крупных городов, все-таки ситуация с мобильной связью получше. Я не исключаю, что есть конкретные личные случаи, когда связь плохая в каком-нибудь населенном пункте у конкретного абонента, но качество связи зависит не только от оператора.

Ольга Арсланова: Давайте послушаем Анну из Самарской области, нашу зрительницу. Здравствуйте, Анна.

Зритель: Здравствуйте.

Сергей Половников: Здравствуйте.

Зритель: Рада вас слышать. Большое вам спасибо, что вы поднимаете этот вопрос, огромное от всех самарчан, почти от всего населения. Не считая где-то 37%, ну пусть 40%, мы все в очень нищенском положении находимся, пенсии и зарплаты малюсенькие. Вот я получаю с высшим образованием медицинским всего 11 тысяч, люди получают по 8 тысяч, по 10, по 9, и зарплаты точно такие же. И мы не находим, как нам выйти из положения. Вот мне 250 рублей, вот я смотрю, впритык, и нам впритык.

Кроме того, они еще нас обманывают каким путем? Присылают вечно какие-то подключать рекламные эти, и мы нечаянно, то не увидишь, то ночью вот это сообщение, перепугаешься и подключишь. Идешь, говоришь: «Отключите, пожалуйста, никакие мне не нужны рекламные, и мужу моему не нужно, он больной человек», – это отключат на месяц, следом опять начинается то же самое. В итоге получается уже не 250, а 300, для меня это очень большие деньги, вот меня чего волновало и всех наших.

Ольга Арсланова: Да.

Петр Кузнецов: Ага, есть такое.

Ольга Арсланова: Есть, это правда.

Сергей Половников: Я знаю, да.

Зритель: Они жалуются, куда жаловаться? Мы все поднимали, вот митинги устраивать? Я не знаю, как выходить из этого.

Петр Кузнецов: Да, спасибо.

Сергей Половников: Спасибо.

Ольга Арсланова: То есть все равно же вот какими-то хитрыми, не то что незаконными, но такими «пограничными» путями еще зарабатывают на абонентах.

Сергей Половников: Да, зарабатывают, но не операторы. Операторы с этих различных сервисов, которые так вот подключаются, имеют, если я точно помню последние ставки, 20% или 30% дохода, остальное уходит тому, кто, собственно, эту схему и использует.

А могу я дать совет нашей телезрительнице? Наверное, нельзя называть название оператора, но как минимум у двух операторов есть социальные тарифы, их можно подключить, обратившись в салон этих операторов, с документом, утверждающим, что вы имеете определенные льготы. Тариф социальный стоит в 1,5–2 раза дешевле, а самое главное, как минимум у нового оператора на социальном тарифе отключена как таковая возможность подключить какие-либо рекламные сервисы, подписки и прочее. Подключиться на него можно, опять же имея документы, подтверждающие, что вы льготник, любые, и по моей опять же информации, забегая вперед, в течение этого квартала подобный тариф появится доступным для всех. Он будет стоить дороже, чем социальный, потому что там специально сделано для слабозащищенных слоев населения. Но такой тариф появится и в свободной продаже, там будет не очень много Интернета, не очень много звонков, но зато будет полная защита, 100%-я от мошенничества.

Петр Кузнецов: Вот это подорожание очередное заметное, для кого-то резкое, и то, что наши люди стали все-таки тщательнее изучать сам тариф и предложения, – к чему это приведет? К какому-то перераспределению долей на рынке может привести? То есть выиграет тот, кто придумает оптимальный такой тариф, и к нему потянутся?

Сергей Половников: Вы знаете, конкуренция как таковая на рынке уже закончилась. Мне, например, очень часто задают вопрос: «Ну вот у меня такой-то оператор, вот он у меня повысил, мне, наверное, надо его сменить». Это шило на мыло.

Ольга Арсланова: Почему?

Сергей Половников: Потому что практически у всех операторов тарифы одинаковы, плюс-минус 20–30 рублей, мы не трогаем сейчас слабозащищенные слои населения, для них есть группы тарифов, но для остальных эта разница очень несущественная. Вопрос в том, нормальное ли покрытие вашего оператора в тех местах, где вы чаще всего находитесь, это дом и работа. И если у вас один оператор сейчас есть и там связь устраивает, а подключитесь к другому, возможно, дешевле, а связи не будет, – ну какой тогда смысл?

Ольга Арсланова: А почему нет конкуренции? Может быть, у нас слишком мало компаний на рынке? По большому счету, ФАС же тоже не просто так проверяет, можно и договориться им всем.

Сергей Половников: Конечно. Конкуренция отсутствует именно в мобильном сегменте, потому что там сейчас другие факторы, доступность и качество, надежность то есть. Для нас даже не так важна стала скорость доступа, сколько нам надо, чтобы Интернет, например, просто был, мы уж разберемся со скоростью.

Сейчас конкуренция переходит в другую плоскость. Вот, например, одно из сообщений, которое вы прочитали, касалось тарифа, в котором и мобильная связь, и Интернет, и телевидение, это так называемые конвергентные тарифы, сейчас их называют уже семейными тарифами. Подключившись на семейный тариф, а он есть у нескольких операторов, можно одновременно получить услугу домашнего Интернета, домашнего телевидения, несколько SIM-карт с мобильным Интернетом и минутами и получить очень достойную скидку, 20–40% в зависимости от оператора. И именно в этом сегменте теперь будут работать операторы.

Потому что, когда мы говорим про мобильную связь, мы говорим только про SIM-карты, но мы же обязательно сегодня платим и за домашний Интернет, зачастую и за телевидение, чтобы смотреть не только 20 доступных федеральных каналов, платим за мобильную связь, за несколько SIM-карт сразу, у нас есть дети, у нас есть старшее поколение, бабушки и дедушки, которым мы тоже зачастую оплачиваем связь. И получается, что мобильная связь в этом миксе уже составляет определенную часть, не бо́льшую, а операторы предлагают объединить все это в один-единственный счет и получить достойную скидку. Мы проводили исследование в прошлом году, от 20% до 40% можно сэкономить. Единственная проблема – в ряде регионов такие тарифы отсутствуют вообще, это касается в основном кавказских республик и ряда регионов в Сибири.

Петр Кузнецов: Вот пенсионеры спрашивают, давайте поможем им.

Сергей Половников: Да.

Петр Кузнецов: В принципе мы частично уже ответили на этот вопрос. Спрашивают, есть ли вообще вот эти гиги-миги-шмиги не нужны, Интернет, только звонки, ну вот по старинке...

Сергей Половников: Да.

Петр Кузнецов: Что, есть такой тариф? Как можно исключительно, только связь получить?

Сергей Половников: Я понимаю вопрос. Действительно, у операторов, во-первых, у всех операторов существует, это условие лицензии, так называемый поминутный тариф без абонентской платы, у всех операторов. Другое дело, что он крайне невыгоден. Дело в том, что да, можно подключиться и не платить ни за нетрудно, не оплачивать какой-то пакет звонков, но стоимость минуты разговоры в нем будет такая, что лучше подключить пакетный. Я рекомендую всем нашим телезрителям пенсионного возраста, в трудной жизненной ситуации обратиться именно в салон связи, есть социальные тарифы, на которые можно подключиться, они гораздо дешевле, чем те, которые общедоступны.

Петр Кузнецов: Да, вот как раз про социальные тарифы, Самарская область: «У меня социальный тариф, и еще мне недавно подключили лимит на 300 рублей, от которого я избавилась».

Сергей Половников: Да.

Петр Кузнецов: «Сколько в месяц платите вы за сотовую связь и при каком подорожании задумаетесь об отказе от услуг этого оператора, наверное, перейдете к другим?» – с этими вопросами мы выходили на улицы разных городов. Вот какие ответы получились от людей.

ОПРОС

Петр Кузнецов: Возвращаемся в студию. На самом деле есть еще, тут пишут про связь в других странах. А давайте покажем, у нас есть графика по этому случаю, как раз агентство «Content Review» проводило это исследование. Стоимость мобильной связи и Интернета в России сказочно низкое по сравнению с другими странами. Вот смотрите, лидирует здесь Япония, в пересчете в месяц на наши рубли 5 414 рублей стоит связь, это если такой бюджетный тариф мы берем сейчас, средний такой. Чехия 2 413 рублей, Испания 1 400, Австрия 973 рубля и у нас, поправьте, если что-то изменилось, 270 рублей.

Ольга Арсланова: Ну а что? У нас Австрия почти как в России, а зарплата раза в 4,5 больше.

Петр Кузнецов: Обозначаем как бюджетный тариф.

Сергей Половников: Зато там налоги платят.

Ольга Арсланова: Это правда, да.

Сергей Половников: Когда мы говорим просто про доходы и расходы, очень часто тоже возникает этот аргумент, что, например, безлимитный тариф в США стоит 2,5–3 тысячи рублей, и сразу возникает аргумент: «Но у них же другие зарплаты!»

Ольга Арсланова: Ну правда другие, правда, даже за вычетом налогов.

Сергей Половников: Да, но у них зарплаты выплачиваются полностью человеку, а потом он сам платит налоги, и они составляют 50–60% от заработка.

Петр Кузнецов: У меня возникает другой вопрос: а в современном мире существует вообще безлимит, ну вот прямо...

Сергей Половников: Безлимит-безлимит?

Ольга Арсланова: Безлимитные тарифы, да.

Петр Кузнецов: В хорошем смысле безлимит, когда говорят, что у вас безлимитный Интернет, это правда, или все равно какие-то ограничения так или иначе есть?

Сергей Половников: Я больше скажу, он в России существует у одного из операторов, абсолютный безлимит.

Петр Кузнецов: Абсолютный безлимит?

Ольга Арсланова: Сколько он стоит?

Сергей Половников: А все у нас тарифы стоят 600–700 рублей безлимитные. Я не хотел бы называть этого оператора, потому что безлимит у него абсолютно безлимитный.

Петр Кузнецов: Потому что он знает, что все равно за месяц не выкачаешь выше определенной планки?

Сергей Половников: Нет, потому что у него техническая возможность отсутствует включить лимит. Если он безлимитный, то он безлимитный. Не буду говорить, какой оператор...

Петр Кузнецов: А он не несет убытки с таким «искренним» безлимитом?

Сергей Половников: Ну, вы знаете...

Ольга Арсланова: Так «побеспредельничать» на этом тарифе?

Петр Кузнецов: Накачать можно...

Сергей Половников: В принципе практика показывает, что, как вы говорите...

Ольга Арсланова: Можно криптоферму...

Сергей Половников: Криптоферма – это про электричество, не про Интернет.

Ольга Арсланова: Вот черт.

Сергей Половников: Как показывает практика, «беспредельничают», как вы выразились, ну 1–2%, всем остальным в принципе хватает 20–30 гигабайт, которые они могли бы получить и на пакетах.

Петр Кузнецов: Ну да, картина известная.

Сергей Половников: Да, то есть это фактически получается таким маркетинговым инструментом.

Что касается мира, действительно, раньше там были безлимиты, которые не были ограничены. Потом их начали ограничивать так называемым fair use, то есть правилами, что при превышении определенного пакета вам обрезается скорость. Сейчас тенденция новая, возможно, российские операторы тоже обратят на нее внимание, – это безлимиты, которые различаются скоростью доступа, то есть безлимит на 5 мегабит в секунду, безлимит на 30 мегабит в секунду и так далее. Соответственно, чем ниже скорость, тем меньше плата.

Но, как выяснилось, и операторы в частности в Финляндии отметили, что большинство абонентов мгновенно, как только появилась возможность самую низкую скорость взять, они берут ее. Потому что в реальности сегодня для... Если вы не смотрите телевидение и фильмы в 4К-формате, то вам хватит 5–10 мегабит за глаза. Почему возникает вопрос о том, что сегодня важнее, скорость или стабильность? Стабильность важнее, потому что 90% наших с вами задач в Интернете покрываются небольшой скоростью Интернета, и нам важно, чтобы просто Интернет был.

Петр Кузнецов: Да, и существующие мессенджеры позволяют на очень низкой скорости отправлять и принимать достаточно оперативно.

Сергей Половников: Именно так.

Петр Кузнецов: Опять же если это не видеоролики.

Ольга Арсланова: А скажите вот еще какой момент. Вы говорите, что разговоры все менее популярны, так, да, в нашем мире?

Сергей Половников: да.

Ольга Арсланова: А домашние телефоны еще пользуются каким-то спросом, домашняя телефония? Она тоже ведь существенная, дорогая, можно сказать. Там самый дешевый тариф 300 рублей, а никто не говорит.

Сергей Половников: Ну зато она абсолютно безлимитная, и давайте будем откровенны, для старшего поколения, которое все-таки привыкло к фиксированной телефонии, простому телефону, звонить и удобнее, и привычнее, а самое главное, действительно дешевле именно с домашнего телефона. Мы же все знаем, как любят поговорить с нами бабушки, мамы, полчаса, не меньше, и для них, если бы они пользовались именно мобильными пакетами, тарифами, это стоило бы гораздо дороже. Опять же те, кто перевел их на мобильную связь и платит за них сам, а бабушки не знают, сколько это стоит, они это ощутили, что лучше уж по фиксированному разговаривать.

Ольга Арсланова: Понятно.

Петр Кузнецов: Ирину успеем послушать. Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Санкт-Петербург, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Сергей Половников: Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Здравствуйте.

Зритель: Я вот хотела бы высказать свое мнение по поводу сотовой связи. Пользуюсь довольно-таки давно двумя операторами, «Мегафон» и «Tele2». К «Мегафону» вынуждена была подключить еще одного оператора, потому что у нас есть такой замечательный регион, как Псковская область, вот в Псковской области «Мегафон» практически не берет вообще нигде, «Tele2» более-менее лучше. Поэтому вынуждена платить за два оператора, что, конечно, очень неудобно и дорого получается.

Петр Кузнецов: Сколько выходит за двух?

Зритель: У меня получается 520 рублей «Tele2» и 850 «Мегафон». Я столько не разговариваю, конечно...

Петр Кузнецов: Что-то «Мегафон» с вас берет...

Зритель: ...но с учетом командировок вынуждена вот пользоваться услугами двух операторов.

Петр Кузнецов: Да, понятно, мы поняли, да.

Зритель: И, конечно, мне очень неприятно, когда мне подключают всякие услуги и при этом снимают деньги. Я вообще считаю, что это мошенничество, если честно. Я плачу определенный пакет услуг, мне начинают добавлять... Причем сидишь, телефон включается, «Вы подключили услугу», сам по себе. Я захожу в личный кабинет, выключаю, он тут же включается, «Вы подключили услугу», снимаются деньги. Я считаю, что это обман.

Петр Кузнецов: Но коротко, если можно, – вы не пробовали найти какого-то оператора, который заменит вам ныне существующих двух, чтобы он удовлетворял всем вашим потребностям, запросам?

Зритель: Вы знаете, пробовала, меня интересовал уже «Skylink»...

Петр Кузнецов: Неужели двух нужно правда держать?

Зритель: ...но мне сказали, что там те же самые вышки, как у «Мегафона», поэтому менять шило на мыло абсолютно нет смысла.

Петр Кузнецов: Понятно.

Ольга Арсланова: Вообще рентабельный сейчас бизнес мобильной связью заниматься? Это выгодно? Ну просто складывается ощущение по жалобам наших зрителей, что очень на нас наживаются сотовые операторы.

Сергей Половников: Ну...

Петр Кузнецов: Только коротко, у нас уже минута максимум.

Ольга Арсланова: Да.

Сергей Половников: Да, я понимаю. Я сначала, если позволите, отвечу нашей телезрительнице. Не надо слушать, кто что говорит, возьмите SIM-карту, попробуйте попользоваться неделю, неделя обычно стоит не как месяц, и если получится, то найдете сами. Потому что нет нигде у операторов сотовой связи одинаковых базовых станций, они все разные, и сеть разная, и частоты разные.

Петр Кузнецов: Вот.

Сергей Половников: А что касается... Простите, я забыл вопрос.

Ольга Арсланова: Рентабельно ли, выгодно ли, маржинально ли.

Сергей Половников: Да, рентабельность. Дело в том, что действительно бизнес сотовой связи не такой рентабельный, как хотелось бы предполагать нам с вами. Да, они получают достаточно большую прибыль с корпоративных клиентов, но это не мы с вами, с нас они получают не так много денег. Что касается подключающихся сервисов, я, к сожалению, не смогу как-то дать ответ, что же это было, когда телефон включается и внезапно что-то сам подключает. Конечно же, лучшая панацея – это сменить оператора, сменить SIM-карту, сменить оператора, сменить номер. Возможно, все перестанет подключаться.

Петр Кузнецов: Сейчас же с сохранением номера можно это делать.

Сергей Половников: Лучше номер не сохранять, потому что зачастую это зависит от номера, потому что подключают на номер. Если на телефоне внезапно есть вирус, а на китайских телефонах такое бывает, которые покупаются не в официальной рознице (надо признать, что у нас это очень популярно в стране), там может происходить всякое.

Петр Кузнецов: Не от хорошей жизни.

Сергей Половников: Ну разумеется, да.

Петр Кузнецов: Спасибо.

Ольга Арсланова: Спасибо.

Петр Кузнецов: Рубрика «Личное мнение» и Сергей Половников, руководитель агентства «Content Review», был у нас в студии. Благодарим.

Сергей Половников: Спасибо.

Ольга Арсланова: Спасибо.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)