Учёный-биолог Сергей Пономарёв: Наша задача – сделать полеты в ближний космос максимально комфортными и безопасными, а время рекордов уже прошло

Гости
Сергей Пономарёв
заведующий лабораторией Института медико-биологических проблем РАН

Россия в космосе. В Москве продолжается эксперимент по имитации полета на Луну. Шестерых участников из России и США на 120 дней заперли в особом комплексе. Они живут, работают и проводят исследования в условиях полной изоляции. Говорим об этом и других проектах сегодня - в День космонавтики - с учеными и телезрителями.

Ольга Арсланова: Это программа «Отражение», мы продолжаем, переходим к теме этого дня, одной из тем этого дня. Сегодня Международный день космонавтики: 58 лет назад Юрий Гагарин совершил первый полет на орбиту. Сегодня уже члены российского экипажа МКС записали для россиян видеопоздравление, оно опубликовано в Twitter – видел уже его?

Петр Кузнецов: Да, посмотрел.

Российские граждане с выдающимися достижениями и заслугами получат возможность бесплатно отправиться в туристический космический полет, пообещал в свою очередь сегодня глава Роскосмоса Дмитрий Рогозин опять-таки в преддверии Дня космонавтики. И еще сообщил тут же о переносе запусков станции «Луна-26» и «Луна-27» и попутно раскритиковал планы США по высадке на Луну.

Ольга Арсланова: Ну что это за праздник, если не достается…

Петр Кузнецов: …американцам.

Ольга Арсланова: …конкуренту. Вообще у Роскосмоса на этот год большие планы, 45 запусков ракет и 7 полетов на МКС. Планируется также запустить телескоп «Спектр-РГ», испытать ракету «Ангара-А5» и получить прибыль существенную…

Петр Кузнецов: И потом это все перенести.

Ольга Арсланова: …не менее 4.45 миллиардов рублей на ближайшие годы.

Петр Кузнецов: Пока реалии: количество запусков наших ракет сокращается. Если даже 3 года назад, в 2015-м мы запустили 26, это больше всего в мире, то в прошлом году только 20 уже, нас обошли США и «SpaceX» Илона Маска, а также Китай, он абсолютный лидер здесь, 34 запуска.

Ольга Арсланова: Давайте посмотрим на финансовый вопрос. Финансирование Роскосмоса сокращается: в 2017 году из бюджета потратили 138 миллиардов рублей, на 2018 год пришлось порядка 130 миллиардов. Предполагается, что в 2020-м сумма снизится до 120 миллиардов рублей. Но Роскосмос надеется на суммарное финансирование более чем на 500 миллиардов в течение ближайших 3-х лет, таковы по крайней мере официальные данные, официально известные ожидания.

Об этом и не только поговорим прямо сейчас. Хотим задать вопрос нашим зрителям, запускаем опрос в прямом эфире: а для вас важно, чтобы Россия была лидером в космосе? Отвечайте «да» или «нет» на короткий номер, звоните в прямой эфир и делитесь своей точкой зрения.

Петр Кузнецов: А мы приветствуем эксперта по теме: сегодня у нас в гостях Сергей Пономарев, заведующий лабораторией Института медико-биологических проблем РАН. Здравствуйте, Сергей.

Ольга Арсланова: Добрый вечер.

Сергей Пономарев: Добрый вечер.

Петр Кузнецов: Мы хотели бы начать с заявления Рогозина. Вот когда-то Кеннеди заявил о лунной миссии: человека свозим и вернем. Потом с Кеннеди что-то случилось, но следующие президенты не могли уже отказаться от объявленной программы и (это тоже спорно) довели ее до конца. Вам не кажется, что о наших космических амбициях, программах и планах должен заявлять не Рогозин?

Сергей Пономарев: Вы знаете, мне кажется, Дмитрий Олегович говорит о том, что ему, собственно говоря, позволяется, ему делегируют определенные полномочия, в данном случае он формирует одну из важных стратегических областей нашей страны, космическую отрасль, и делает заявления в рамках того, что ему делегируется.

Ольга Арсланова: А нет ощущения, что всерьез это не очень воспринимается, то есть эти слова не имеют такого веса, как если бы, например, президент?

Петр Кузнецов: Ну да, те же самые слова, данные цифры из уст другого человека воспринимались бы…

Сергей Пономарев: Вы знаете, мне тяжело комментировать данный вопрос. Конечно, когда говорит президент, мы все можем быть на 100% уверены, что это будет реализовано. Когда говорит Дмитрий Олегович…

Петр Кузнецов: Значит, не будет переносов, значит, не будет срывов программ, понимаете? Мы вот об этом.

Сергей Пономарев: Когда говорит об этом глава госкорпорации, это тоже, конечно, те слова, которым, мне кажется, нужно доверять, потому что если мы не будем доверять нашему руководству страны, так или иначе руководителям госкорпораций, то, собственно говоря, к чему мы тогда должны идти? Он дает нам вектор, над которым люди в том числе и в подведомственных Роскосмосу предприятиях должны работать, поэтому…

Ольга Арсланова: Смотрите, мы каждый год говорим о космосе в День космонавтики международный в прямом эфире, и я не знаю, есть ли такие измерения, что за год было сделано, какие были достижения за год? Или там более длинные временные отрезки в этой отрасли есть смысл обсуждать?

Сергей Пономарев: Вы знаете, наверное, что имеет смысл обсуждать более длинные отрезки, но тем не менее было недавно очень большое интервью Дмитрия Олеговича «Комсомольской правде», можете с ним ознакомиться, и он в принципе подвел некоторые итоги за год. Он начал решать многие вопросы, связанные с космической отраслью, в частности, на заводе Хруничева я знаю, что есть определенные подвижки. Но я, честно говоря, являюсь экспертом в области медико-биологических проблем, а не финансовых или каких-то связанных с управлением в данной области.

Ольга Арсланова: Но вот в вашей сфере что-то заметно меняется в последнее время?

Сергей Пономарев: В нашей сфере мы как активно работали, так и продолжаем дальше активно работать над медико-биологическими проблемами по освоению ближайшего космоса, это Луна, Макс. В нашем институте проводятся различные исследования в рамках проекта «Sirius», направленного на то, чтобы сделать возможным пилотируемую миссию к Луне, к Марсу, не только возможной ее именно с рекордной точки зрения, а именно с комфортной, поскольку время рекордов уже так или иначе прошло, сейчас наша задача – сделать эти полеты максимально комфортными для экипажа и максимально безопасными. Над этим мы очень плодотворно и активно работаем.

Ольга Арсланова: У нас как раз есть сюжет нашей коллеги о том, как отправиться на Луну, не покидая Землю. Давайте посмотрим и обсудим эту работу.

СЮЖЕТ

Петр Кузнецов: Сергей, скажите, пожалуйста, как заведующий лабораторией Института медико-биологических проблем именно, что нам даст высадка на Луну? И второй вопрос – что нам даст высадка на Луну впервые, то есть если мы станем первыми здесь, не на киностудии «Universal», как некоторые, а в реальной жизни?

Сергей Пономарев: Во-первых, я склонен все-таки доверять тем фактам, которые есть, что американцы уже высаживались на Луне так или иначе…

Петр Кузнецов: А я не про них, я так просто…

Сергей Пономарев: То, что касается нашей лунной программы, высадка на Луне – это, наверное, отработка технологии для высадки на других планетах, на Марсе, это строительство лунных деревень, это строительство каких-то инопланетных станций на других планетах. И это своего рода, вы знаете, такой отработочный полигон, для того чтобы так или иначе продолжать экспансию в нашу галактику, потом, может быть, даже и за ее пределы, за пределы нашей галактики. Пока мы тренируемся вот на нашей Солнечной системе.

Петр Кузнецов: Хорошо, но насколько нам важно вот в эту вторую волну похода на Луну быть первыми?

Сергей Пономарев: Я не могу сказать, насколько именно важно нам. Наверное, поскольку наша страна традиционно была лидером в области космоса, эту высокую планку задал Сергей Павлович Королев и его команда. Наверное, с психологической точки зрения нам, конечно, было бы выгодно туда высадиться первыми, чтобы как-то встрепенуть нацию даже и сказать, что мы в XXI веке уже с другими целями, с другими задачами, с целью более длительного пребывания на Луне были первыми. Но в целом когда мы говорим о космосе, мы должны говорить о всем человечестве и о важности этих шагов для всего человечества в целом.

Петр Кузнецов: Вот у нас нация, кстати, встрепенулась, у нас сейчас Петр из Московской области, на прямой связи наш телезрительница.

Ольга Арсланова: Представитель нации. Добрый вечер.

Петр Кузнецов: Петр об успехах в космосе хочет поговорить и заявить, да? Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Зритель: Добрый день. Конечно, это большая гордость, когда мы летаем в космос и ведем лидирующее место, это честь и хвала. Поэтому я говорю, что да, мы были лидерами. Вот все, что я хотел бы сказать. Спасибо.

Петр Кузнецов: Петр, а как вам кажется, как космос влияет на благосостояние и развитие страны вот здесь, внизу?

Зритель: Вы знаете, здесь у каждого, наверное, будет свое мнение. Почему? Потому что каждый думает…

Петр Кузнецов: Поэтому интересно ваше.

Зритель: Да. Именно космос – это все-таки большое дело, когда мы летаем туда, ведем научные исследования, это может помочь человечеству на нашей Земле. Потому что Земля сейчас очень находится в таком тяжелом положении, потому что загрязнение очень сильное…

Ольга Арсланова: То есть вы всерьез рассматриваете возможность дальнейшей эмиграции?

Зритель: Да, возможно, ведь все-таки мы же не читаем об этом, чтобы посещать космос. Возможно, это будет спасением для нашего человечества. Мы надеемся на это.

Ольга Арсланова: Спасибо за ваш звонок.

Петр Кузнецов: Спасибо вам большое.

Ольга Арсланова: Говоря о программе, которая сейчас готовится на Земле, о каких сроках идет речь? Когда уже всерьез перенесут это на Луну?

Сергей Пономарев: Вы знаете, вот то, что касается наземных экспериментальных каких-то данных, которые мы получаем, то сейчас мы работаем с 4-месячным проектом, в дальнейшем это будет 8-ми и несколько 12-месячных экспериментов. То, что касается реализации этого в космосе, то тут идут я бы сказал параллельные процессы: что-то мы делаем на Земле, то, что мы не можем сделать в данный момент в космосе, мы отрабатываем некие технологии, мы смотрим, что можно, допустим, сделать на Земле из того, что нереализуемо в плане оборудования, в плане большого количества исследований с точки зрения профессиональных ученых, поскольку космонавтика ограничена и по времени, и в оборудовании. Поэтому тут идут два параллельных процесса.

То, что касается данного проекта, который идет сейчас, проекта «Sirius», то мы планируем его завершить в 2020-е гг., и в дальнейшем те данные, которые будут получены в данном проекте, так или иначе лягут в основу систем жизнеобеспечения, безопасности космических полетов на Луну и, может быть, на более длительные сроки на другие планеты, например, на Марс.

Ольга Арсланова: Но Марс – это все-таки совсем далеко… Какие основные проблемы с Луной сейчас? Что тормозит процесс? Что самое сложное?

Сергей Пономарев: Тут я бы выделил несколько вопросов. Это, конечно, вопросы финансирования, это технические вопросы и медико-биологические проблемы. Потому что если мы говорим про Луну, то, конечно, тут совершенно другой радиационный фактор, это и гипомагнитные условия. Если мы говорим, допустим, про 2-недельное пребывание, то мы сейчас можем совершить этот полет, но это уже не те задачи, те задачи были реализованы в XX веке. Мы должны идти вперед и говорить о том, чтобы пребывание на Луне было уже достаточно длительным.

И тут возникают проблемы, связанные с повышением радиационным фоном, с действием другой гравитации, с гипомагнитными условиями, психологические проблемы выходят на первый план, это совершенно другая среда обитания, которая уникальна для той или иной станции. Это все так или иначе влияет на здоровье человека, соответственно на его работоспособность, на его возможность в плане выполнения задач. И мы работаем сейчас над тем, чтобы минимизировать риски и сделать этот полет как можно более безопасным и комфортным для человека.

Петр Кузнецов: К вопросу о финансировании. Из открытых источников известно, что стоимость программы американцев по запуску человека на Луну составляет 150 миллиардов долларов, тогда как бюджет «Роскосмоса» 2 миллиарда долларов в год. То есть даже если все средства вкладывать в лунную программу, на это уйдет 75 лет. Насколько частные инвесторы, бизнес заинтересованы в нашем космосе, в частности в лунной программе?

Сергей Пономарев: Мне достаточно сложно комментировать данный вопрос. На самом деле проблема частных инвесторов…

Петр Кузнецов: Может быть, вы как-то именно из своей области чувствуете заинтересованность, растущую заинтересованность людей со стороны, из частного сектора?

Сергей Пономарев: Она появляется. В частности, недавно был реализован эксперимент на Международной космической станции, эксперимент с 3D-принтером, он широко известен общественности, реализован частной компанией «Инвитро». Это говорит о том, что интерес повышается. И я думаю, что, знаете, это как в эволюции: идет какое-то определенное накопление, дальше происходит некий скачок. Вот сейчас, как мне кажется, идет такая пауза, когда инвесторы пытаются понять, что же они могут извлечь из этого всего, и когда они это полностью поймут, тут уже пойдет такая определенная волна.

Ольга Арсланова: Примем еще один звонок, из Москвы Людмила с нами на связи. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Слушаем вас, Людмила.

Зритель: Для меня очень важно, чтобы мы были лидером в космосе, потому что это новые технологии, это новая медицина, это все новое, современное. Значит, мы в этом будем первые, а это для меня очень важно, потому что не единой колбасой жив человек. Я вообще хочу, чтобы моя Россия, моя страна была везде первой, чтобы я гордилась своей страной, своим президентом любимым и всем своим народом.

Ольга Арсланова: Спасибо.

Петр Кузнецов: Людмила, простите, мы сейчас просто уточнить – мы сейчас удерживаем по-прежнему лидерство, по-вашему, или все-таки мы уступили первую строчку кому-то?

Зритель: В космосе?

Петр Кузнецов: Да, конечно.

Зритель: Я думаю, там много разных вариаций есть, во всяком случае на наших двигателях летают в космосе. Американцам еще слабо это сделать, и я очень довольна этим.

Ольга Арсланова: Ага.

Петр Кузнецов: Спасибо.

Зритель: Да, пожалуйста.

Ольга Арсланова: Вот это такой вопрос, который очень многие наши зрители задают, – а что развитие космоса и полеты далеко-далеко дают нам, землянам, сейчас и здесь? Какая практическая польза? Ну помимо понятное дело рабочих мест дополнительных и так далее.

Сергей Пономарев: Ну вот в области космической биологии и медицины есть, например, определенные технологии, которые позволяют восстанавливать детей с различными неврологическими расстройствами. Существуют определенные костюмы, которые изначально разрабатывались для космонавтов, сейчас они используются для лечения детей или восстановления людей с какими-то заболеваниями, такими как инсульт, после инсульта, например, реабилитация проходит гораздо легче. Существуют определенные комплексы миостимуляции, опорной стимуляции, которые позволяют, например, научиться человеку быстрее ходить после инсульта.

Кроме того, сейчас начинают активно разрабатываться телемедицинские технологии, которые тоже были в свое время технологиями для космоса, сейчас это технологии, которые позволяют дистанционно общаться врачу и пациенту. И это средства виртуальной, дополненной реальности, это очень важно для людей, которые парализованы, они не могут встать, они не могут посмотреть на мир, но если мы будем разрабатывать и углублять средства виртуальной реальности, то это может им помочь познакомиться с миром, посмотреть те страны, в которых они никогда так или иначе не смогут побывать, забраться на Эверест, например. Поэтому это очень важно.

Петр Кузнецов: Сергей, а скажите, Людмиле я задавал этот вопрос, – нам где-то удается пока еще безоговорочное лидерство держать вот в этих космических разделах? В какой сфере, в какой области именно космической мы все еще первые точно? Там, где тем же американцам еще у нас поучиться стоит?

Сергей Пономарев: Вы знаете, мне очень тяжело говорить за полностью всю сферу. Может быть, это в области техники где-то. То, что касается космической биологии, медицины, пока у нас есть определенные лидирующие позиции, например, как мне кажется, в области системы профилактики для космической станции, в области некоторых наработок тоже. Свидетельством тому является тот факт, что американцы очень активно сотрудничают с нашим институтом и сотрудничают вообще с Россией в области Международной космической станции. С моей точки зрения, американцы очень прагматические люди, они не будут никогда сотрудничать в той сфере, в которой им неинтересно и где они не могут чему-то научиться. Пока есть определенный интерес, это говорит о том, что мы находимся где-то, может быть, на шаг, полшага впереди.

Ольга Арсланова: Ну и все-таки по вашим ощущениям, в вашей сфере достаточно финансирования сегодня, для того чтобы развивать, для того чтобы ставить новые задачи?

Сергей Пономарев: Это моя личная точка зрения…

Ольга Арсланова: Да, конечно.

Сергей Пономарев: Но я считаю, что финансирование, конечно, было бы хорошо увеличить. Вы сами в начале говорили про бюджет НАСА, он намного превышает бюджет Роскосмоса в данном направлении, и поэтому, конечно, если у нас будет увеличено финансирование, то мы можем говорить о новых каких-то проектах, о новых задачах более уверенно.

Ольга Арсланова: Но то финансирование, которое выделяется сейчас, – как вы можете оценить степень эффективности расходования? Потому что очень многие наши зрители говорят: «Столько денег выделяют на космос – где результат?» А может быть, не такие уж и большие деньги выделяют, просто нам, обывателям, они кажутся огромными?

Сергей Пономарев: Наверное, если те деньги персонифицировать, то есть, допустим, взять этот объем и потратить на какую-то конкретную семью, конечно, это колоссальные деньги. Если мы это размажем по всей огромной космической отрасли, то это на самом деле получается, что бюджет не такой уж и большой. Опять-таки к сравнению с бюджетом Америки в данном вопросе. Поэтому мне кажется, что деньги на самом деле не очень большие.

Ольга Арсланова: Еще один звонок?

Петр Кузнецов: Мы успеем еще Игоря из Тулы послушать. Здравствуйте, Игорь.

Ольга Арсланова: Добрый вечер, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Здравствуйте, добрый вечер. С праздником вас.

Зритель: Добрый вечер. И вас тоже.

Ольга Арсланова: Спасибо.

Зритель: И всю нашу страну огромную.

Я вот хотел сказать… Понимаете, не знаю, я вот вырос, родился в 1970-м, наша страна, мы гордились тем, что у нас были Гагарин и все, все были, Титов. И мы должны этим гордиться, тоже мы должны быть первыми в космосе, потому что если мы будем первыми в космосе, значит, будем во всем мире первыми. Это на мой счет такое.

Петр Кузнецов: Спасибо, Игорь из Тулы.

Ольга Арсланова: Спасибо.

Петр Кузнецов: По-вашему, напоследок, главный признак успеха в этой отрасли?

Сергей Пономарев: Я думаю, что…

Петр Кузнецов: Запуски? Количество запусков? Мы начали со статистики, выяснили, что Китаю сейчас нет равных, – это главный признак успеха?

Сергей Пономарев: Я думаю, что главный признак успеха – это исполнение тех планов и реализация космической программы без задержек, без каких-то накладок и в соответствии с тем госпланом, который ставит перед нами страна.

Ольга Арсланова: Спасибо. Еще раз с Днем космонавтики.

Сергей Пономарев: Спасибо.

Ольга Арсланова: Спасибо нашему гостю. У нас в студии был заведующий лабораторией Института медико-биологических проблем Российской академии наук Сергей Пономарев. Спасибо.

Сергей Пономарев: Спасибо.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Россия в космосе сегодня

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты