Сергей Радько: Можно запретить чихать и кашлять - грипп от этого не исчезнет

Сергей Радько: Можно запретить чихать и кашлять - грипп от этого не исчезнет | Программа: ОТРажение | ОТР

Обсуждаем поправки в КоАП о конфискации машины за вождение в нетрезвом виде

2019-12-16T14:40:00+03:00
Сергей Радько: Можно запретить чихать и кашлять - грипп от этого не исчезнет
Больше половины россиян хотят стать предпринимателями
Россияне стали меньше покупать лекарств
Международное напряжение
Жить качественно - это как?
Электросамокат приравняют к мопеду
В Госдуме планируют ввести новый налог для работодателей
Регионы. Что нового. Абакан, Уфа. Нальчик
Новая холодная война. Кто заменит мигрантов на стройке. Отдыхаем в России. Перспективы Союзного государства. Как бороться с раздражительностью
Весеннее обострение
Белоруссия. Перспективы сотрудничества
Гости
Сергей Радько
адвокат, эксперт партии «Автомобильная Россия»

Ольга Арсланова: Ну а мы продолжаем, давайте поговорим о нововведениях, которые, возможно, ждут автомобилистов. Придумали у нас в стране, как бороться с пьянством за рулем, – у пьяных просто будут забирать автомобили. Ну вот такая идея появилась в МВД, министерство предлагает поправки в КоАП, которые предусматривают конфискацию машины, правда, у повторно пойманного за рулем алкоголика, в первый раз, видимо, штрафом отделается, машину уже во второй раз могут забрать.

Петр Кузнецов: Как именно будет работать процесс изъятия автомобиля, на какой срок, вот эти важные моменты пока еще прорабатываются. Известно лишь, что прямое наказание в виде потери машины понесет владелец, но мы знаем, что тот, кто сидит за рулем, не всегда у нас владельцем этой машины является. Вот давайте эти нюансы обсудим и о перспективах тоже этих поправок поговорим.

Сергей Радько, адвокат, эксперт партии «Автомобильная Россия», у нас в гостях. Здравствуйте, Сергей.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Сергей Радько: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Давайте поясним, что подразумевается под конфискацией. То есть отняли и продали?

Сергей Радько: Под конфискацией подразумевается обращение автомобиля в доход государства. Причем, как заявило МВД, это решение будет необратимым, то есть машину изъяли в доход государства, дальше оно будет ею распоряжаться, видимо, продавать.

Ольга Арсланова: А выкупить нельзя свою машину?

Сергей Радько: Подозреваю, что машина будет продаваться, и не исключено, что ее может выкупить другой такой же алкоголик, а может быть, даже тот же самый, у которого она была изъята, поэтому насколько эта мера эффективна в борьбе с пьянством, большой вопрос.

Петр Кузнецов: И еще вопрос. Одна машина стоит 100 тысяч, а другая 17 миллионов. То есть получается, что за одно и то же наказание штраф совсем разный.

Сергей Радько: Абсолютно правильно. Но вам могут возразить, что те, у кого машина 17 миллионов, для них, наверное, это не такие большие деньги, поэтому…

Ольга Арсланова: …ничего страшного, пускай.

Сергей Радько: …поскольку он потенциальный убийца, то вроде как нужно лишить его…

Петр Кузнецов: Даже у таких, насколько я понимаю, все равно машины кредитные. Кстати, а если она на кредите, машина, как этот процесс будет?

Сергей Радько: Возникает много вопросов, как вообще, на каком основании эти машины конфисковывать. Конечно, суд вынесет решение конфисковать в доход государства, но вопрос в том, кто от этого пострадает, ведь машина может быть не собственностью того самого алкоголика, который был за рулем, это может быть машина корпоративная…

Петр Кузнецов: Вот.

Сергей Радько: …машина может быть друга, знакомого, арендованная, каршеринг и так далее, и так далее. В конце концов, эта машина может быть и семейным автомобилем, на котором не только катается этот негодяй, но катается, допустим, его жена, возит детей в школу или бабушку в поликлинику – почему нужно наказывать всю семью, не совсем понятно. Поэтому насколько эта мера будет эффективна, у меня очень большие сомнения.

Ольга Арсланова: Давайте спросим наших зрителей. Считаете ли вы эту меру эффективной? Нужно ли такую меру вводить? Позвоните в прямой эфир и расскажите, нужно ли конфисковывать машины у пьяных водителей.

Кстати говоря, такой вопрос задали наши корреспонденты на улицах разных городов, давайте послушаем, что люди думают.

Петр Кузнецов: Трезвые.

ОПРОС

Ольга Арсланова: А вот почему такие инициативы вообще обсуждаются всерьез? У нас большие проблемы с пьянством за рулем? Очень много аварий каких-то там со смертельным исходом? Что, так много пьяных?

Сергей Радько: Вы знаете, я бы не сказал, что это проблема настолько актуальна, как об этом часто говорят, что вроде бы количество аварий большое, оно растет. На самом деле оно если растет и меняется, то только в пределах погрешности статистики, то есть я бы не сказал, что здесь есть такая проблема, как рост пьянства за рулем. Конечно, бороться с этим надо, но вот последние месяцы, даже годы, наверное, государство идет по наиболее простому пути: добавим срок, усилим наказание, какие-то новые санкции введем, и проблема решится. Проблема от этого не решится.

Проблема-то в чем? В том, что пьянство за рулем неразрывно связано с пьянством в обществе: чем больше пьют люди вообще, тем больше они садятся пьяными за руль. И дело еще и в том, что за руль в пьяном виде садятся, как правило, не те, кто выпил одну рюмку в год и тут же поехал кататься…

Ольга Арсланова: Не повезло ему, да.

Сергей Радько: Да, за руль садятся в пьяном виде те, кто пьют часто, чрезмерно, много и катаются не один раз. То есть по сути это люди, которые больны, у них есть уже патологическая тяга к алкоголю, они пока не имеют официального диагноза «алкоголизм», но при этом они являются по сути алкоголиками, это болезнь. А болезнь нужно лечить, болезнь невозможно вылечить одной строкой в законе. Можно написать закон, что всем запретить чихать и кашлять, но грипп и насморк от этого никуда не исчезнут.

То есть проблема пьянства должна решаться на, скажем так, государственном уровне, должна быть пропаганда, должны быть ограничения по продаже алкоголя. То, что мы сейчас наблюдаем, – у нас в каждом доме, а то и по несколько есть магазинов: один магазин живого пива, разливного пива и так далее. Вот ограничения по алкоголю, конечно, должны быть.

Петр Кузнецов: То есть в этом плане конфискация предлагаемая может даже ситуацию усугубить, потому что человек, зная, что он уже неоднократно попал в ДТП, он понимает, что машина еще на ходу, он может даже скрыться с места ДТП, спровоцировать… Какие злоупотребления?

Сергей Радько: Вы абсолютно правы. Да, если раньше, сейчас у него есть шанс остаться без прав, но с автомобилем, а когда его будут тормозить и он понимает, что он лишится возможной свободы, автомобиля и денег, ему терять уже просто нечего, поэтому он будет скрываться, совершать все больше ДТП, то есть по сути это может усугубить ситуацию и спровоцировать большое количество аварий именно с участием пьяных, которые будут скрываться от сотрудников полиции.

Ольга Арсланова: Ну и правильно ли мы понимаем, что это по большому счету, как можно с аукциона свой же автомобиль выкупить, просто очень-очень большая компенсация, очень большая, возможно, взятка?

Сергей Радько: Подозреваю, что это будет не аукцион, это будет…

Ольга Арсланова: На месте можно будет просто «аукцион» разыграть, «с вас 200 тысяч».

Сергей Радько: Кстати, да, ведь чем строже наказание, тем больше денег на месте могут потребовать с водителя. Сначала было лишение, теперь за повторную «пьянку» за рулем есть уголовное наказание; если ввести еще и конфискацию автомобиля, то это будет лишний аргумент со стороны инспектора, с тем чтобы размер взятки увеличился. Может быть, не все смогут их платить, но то, что взятки никуда не исчезнут (а они, кстати, не исчезли), это факт. Поэтому здесь усиление наказания, конечно, подстегнет взяточничество, которое, к сожалению, осталось и пока еще не исчезло, не побеждено.

Ольга Арсланова: А насколько можно верить, раз мы говорим о пьяном водителе, тем измерениям, которые происходят сейчас на дорогах? У человека может быть выхлоп после какой-то вечеринки, которая была накануне. Насколько, зная, что взятка будет большой…

Петр Кузнецов: Да и кефир может дать свеженький выхлопы.

Ольга Арсланова: Да, насколько человек может быть уверен в том, что не будет подтасовок? Цена вопроса другая.

Сергей Радько: Ну, что касается кефира, кваса и тому подобного, да, конечно…

Ольга Арсланова: Ну это казуистика, но тем не менее.

Сергей Радько: Эти вещи, конечно, дают эффект, наличие алкоголя в выдыхаемом воздухе, но там эффект длится недолго, буквально минут 5, поэтому, конечно, переживать от этого не следует. Что касается выдоха от вчерашней вечеринки, то юридически значения не имеет, то ли он выпил только что стакан водки, то ли он выпил литр водки накануне: если вы выдохе есть алкоголь, то это уже основание для постановки диагноза «опьянение», поэтому не имеет значения, сколько было выпито накануне или только что.

На дороге подтасовки, конечно, бывают, но я бы всем советовал, что, если вы не согласны на месте с тем, что измерил инспектор, необходимо требовать направления на медицинское освидетельствование, потому что несогласие с результатами исследования на месте – это прямое основание для направления водителя к врачу. Если есть какие-то минимальные показания, скорее всего, пока доехали к врачу, пока он сделал 20-минутный перерыв между заборами воздуха, скорее всего, все следы исчезнут и будет диагноз поставлен, что опьянение отсутствует.

Петр Кузнецов: Сейчас могут остановить без всяких оснований, просто вот остановил, «я хочу вот, у меня подозрение, что вы выпивали»?

Сергей Радько: Нет.

Петр Кузнецов: Вот я знаю такой случай, остановил и говорит: «Я вот подозреваю, мне кажется, что вы выпили».

Ольга Арсланова: «Вы выглядите, как пьющий человек»?

Петр Кузнецов: Причем там, знаете, эта история как развивалась? Этот инспектор, значит, говорит: «У меня есть подозрения, но ты учти, если будем продуваться, я уже включу камеру, и тогда мы с тобой не сможем договориться».

Сергей Радько: Вот это начинается тот самый разговор, который на простом языке называется разводом на деньги. Инспектор прекрасно понимает, что перед ним человек, который, возможно, за собой какую-то вину чувствует, может быть, он накануне перебрал и думает, что сейчас его продуют, выявят опьянение, будет куча неприятностей. И, конечно, инспектор в такой ситуации ждет предложения финансового, это по сути провокация взятки.

Петр Кузнецов: То есть тут даже может дрогнуть человек, который на самом деле не выпивал, да?

Сергей Радько: Который не выпивал, скорее всего, не дрогнет, а вот который выпивал накануне…

Петр Кузнецов: Накануне.

Сергей Радько: У него уже там задняя мысль…

Петр Кузнецов: Он понимает, что пограничное состояние может быть.

Сергей Радько: Может быть, что-то и есть, немножко найдут, попробую-ка я договориться. Пускай это будет не 150 тысяч, не 100 тысяч рублей, но 50 тысяч рублей за то, чтобы этого не делать, он наверняка предложит, а инспектор наверняка возьмет.

Ольга Арсланова: Слушайте, это вот такие сейчас расценки, 50 тысяч минимум?

Сергей Радько: Нет, в такой ситуации это будет не 50, по моим данным, средний размер взятки примерно 150–200 тысяч рублей, но это если выявлено состояние.

Ольга Арсланова: Ничего себе!

Петр Кузнецов: Ух ты!

Сергей Радько: А за то, чтобы не проверять, если что-то есть, какое-то подозрение, конечно, взятка поменьше.

Петр Кузнецов: Просто это очень важно, сейчас впереди новогодние праздники, любого из потока выдерни, потенциальный «накануне выпивший».

Ольга Арсланова: Да. А подождите, раз уж мы окунулись, на это «коррупционное дно» опустились, как это происходит? То есть у человека с собой должно быть 50 тысяч? Как они договариваются?

Сергей Радько: Иногда бывает так, что если у водителя при себе нет денег, либо его сопровождают до ближайшего банкомата, он снимает с карты…

Петр Кузнецов: О-о-о…

Ольга Арсланова: Даже так?

Сергей Радько: …либо он звонит друзьям, они кидают ему на карту. Иногда инспектора даже едут с ним домой, где он берет деньги у родственников и отдает инспекторам.

Ольга Арсланова: Ох… Много свободного времени.

Сергей Радько: Такие случаи мне известны, к сожалению, это есть и никуда это не исчезло.

Петр Кузнецов: У нас очень много телезрителей. Александр, Челябинская область, здравствуйте.

Ольга Арсланова: Здравствуйте, Александр. Ваше отношение к новому предложению?

Зритель: Здравствуйте. Вот, значит, я всю жизнь за рулем, себя помню с 16 лет, работал водителем. Знаете, аварий очень много насмотрелся, сейчас тем более по телевидению это рекламируют, что пьянство за рулем. Да, может человек, там где-то оступился или что-то… Кстати, хочу заметить, раз в жизни я тоже был лишен водительских прав на 2 года, это было буквально… Это, знаете, запах только был. А сейчас творится очень… Пьяные в смерть – это преступник за рулем.

Кто там оступился, да, первый раз, ну штраф, а на второй раз вне зависимости от срока, сколько это прошло… Можно же, например, организовать, в паспорте ставить штамп на пожизненное лишение водительских прав. Вы вот сейчас говорите о том, что запах есть, нет, – есть запах, будь добр, лежи дома, двое суток он держится, отлежись, потом садись за руль. Оно получится так: не вы въехали, в вас въедут такой же самый.

Вот автомобиль отнимать, видите ли…, допустим, вложили деньги, если его отнять, если через аукцион продать, ладно, но это ведь урон семье, пусть уж себя продаст автомобиль, все. А такому водителю штамп в паспорт на всю жизнь, и все, он уже ничего не допустит.

Ольга Арсланова: Да, понятно, спасибо.

Петр Кузнецов: Видите, да, понятно, лишать прав. Но мы знаем много историй еще и громких, что и лишение прав не останавливает, садится просто без прав…

Сергей Радько: Нет удостоверения, можно сесть за руль и без него, поэтому физически это не мешает сесть за руль.

Ольга Арсланова: Но если ты сел уже за руль без удостоверения, то что, ты в тюрьму сядешь потом?

Сергей Радько: Нет, если человек лишен права управления и садится повторно за руль в пьяном виде, это уголовное наказание. Кстати говоря, есть важный нюанс. Несколько лет назад было введено уголовное наказание за повторную «пьянку» в течение года за рулем, но по сути сейчас суды лишены возможности назначать наказание в виде лишения свободы по одной простой причине: наказание, которое по этой статье предусмотрено, всего лишь 2 года лишения свободы, то есть по закону данное преступление отнесено к категории небольшой тяжести. Если у человека первая судимость, суд просто не вправе назначить ему наказание в виде лишения свободы.

Вот если бы этот срок поднять, кстати, такую идею МВД выдвигало, с тем чтобы это преступление перешло из категории небольшой тяжести в среднюю, тогда у судов будет право назначить наказание даже на первый раз. Вот это тот редкий случай, когда я с таким ужесточением, пожалуй, соглашусь.

Петр Кузнецов: Как-то разумнее, мягко говоря.

Ольга Арсланова: Ага.

Сергей Радько: Да. Но пока суды не могут назначить, у них нет таких полномочий.

Петр Кузнецов: Вы уточнили, что в течение года, – то есть потом обнуляется?

Сергей Радько: Да, то есть повторным считается нарушение после привлечения первый раз за «пьянку» за рулем, если в течение года после окончания лишения он попался, это уже уголовное преступление.

Ольга Арсланова: А скажите, а где вообще этих пьяных водителей ловят? Я вот сколько по Москве езжу в последнее время…

Петр Кузнецов: Я думал, где готовят.

Ольга Арсланова: Очень мало на самом деле стоят сотрудников ГИБДД живых, везде же камеры.

Сергей Радько: Ну камеры, к сожалению, это нарушение не выявляют…

Ольга Арсланова: Вот.

Сергей Радько: …а государство в последние годы взяло курс на то, чтобы вешать камеры и как можно больше нарушений выявлять.

Ольга Арсланова: И как можно меньше людей оставлять на улице, потому что деньги надо платить.

Сергей Радько: Такое нарушение камерой не выявляется. Инспекторов сокращают, почти не осталось, хотя в Москве они еще встречаются.

Петр Кузнецов: Есть, есть, сейчас вылезают.

Сергей Радько: На самом деле те места, где пьяных можно поймать, инспектора прекрасно знают – это места где-то около ресторанов, около клубов, то есть в 5 часов утра в субботу или в воскресенье…

Ольга Арсланова: Ага, то есть у них все схвачено.

Сергей Радько: То есть те места, которые, что называется, хлебные, то есть те места, где наиболее велика вероятность, что человек, выйдя из этого заведения увеселительного, сядет за руль и поедет.

Ольга Арсланова: Давайте послушаем Сергея из Московской области, нашего зрителя. Здравствуйте, Сергей.

Петр Кузнецов: Да, мнение Челябинска мы услышали от Александра. Сергей, что думают в Московской области по поводу нововведения?

Зритель: Добрый день.

Петр Кузнецов: Добрый.

Зритель: Московская область. Я согласен, между прочим, чтобы лишать водителей машины.

Ольга Арсланова: Ага.

Зритель: Но, скажем, предварительно на первый раз можно было бы лишить прав… То есть отбирать машину на срок лишения прав, а попался вторично – значит, забирать машину и лишать прав пожизненно. Вот это было бы правильно и справедливо.

Ольга Арсланова: Понятно.

Зритель: Это вот мое мнение.

Ольга Арсланова: А если машина не водителя? Взял покататься, выпил, сел.

Зритель: Нет, вот здесь тоже вопрос, это, конечно, надо решать, потому что если одна машина, а в семье трое тех, которые водят, попался…

Ольга Арсланова: Просто таких ситуаций будет ровно половина как минимум.

Петр Кузнецов: Или, усугубим историю, Московская область, вы же знакомы с каршерингом, представляете – вот с этими-то как быть? Между прочим, одни из самых опасных водителей, те, кто пользуются каршерингом.

Зритель: Ну, каршеринг я вообще… Берут из ближнего зарубежья водителей, я сам здесь… наблюдаю в городе, это творится, просто адски бывает. И главное, самое интересное, порой даже сотрудники ГИБДД стоят, вот он пролетает мимо них, они ноль внимания; но если едет кто-то на своей машине, раз! – и тормозят.

Ольга Арсланова: Понятно.

Петр Кузнецов: Тем более на такой большой, хорошей. Ну, кстати, каршерингу все-таки сейчас больше внимания стали уделять. Я, наоборот, картину за окнами своей машины вижу, вот останавливают, среди трех остановленных обязательно каршеринг в последнее время, из потока они как раз наоборот…

Сергей Радько: Иногда сотрудникам перед выходом на маршрут ставят задачу обращать внимание на определенные виды транспортных средств, будь то автобусы, такси, каршеринг, какие-то другие, потому что действительно аварийность растет, за рулем часто оказываются случайные люди по поддельным аккаунтам. То есть внимания, конечно, должно уделяться больше.

Ольга Арсланова: Смотрите, вот какой момент. Вы говорите, что это работать не будет. Вообще есть какие-то места на нашей планете, где такие правила уже введены? Я вот слышала, что в Молдавии только собираются вводить…

Петр Кузнецов: В Белоруссии конфискуют.

Ольга Арсланова: …в Белоруссии, по-моему, уже ввели.

Петр Кузнецов: Да-да.

Ольга Арсланова: Вот результаты какие?

Сергей Радько: А они мне не известны. Что-то я не слышал, чтобы в Белоруссии победили пьянство за рулем. Где-то за границей тоже говорят, что и в тюрьму сажают за «пьянку» за рулем, и машины отбирают, и прочие наказания, большие штрафы. Но если мы копируем какой-то европейский или американский опыт, то давайте мы сначала скопируем не санкции, а независимый суд и неподкупную полицию, а только потом…

Ольга Арсланова: Было бы прекрасно, да.

Сергей Радько: Потому что ввести санкции проблем нет, переписали две строчки в Уголовном кодексе и вот, будьте любезны, вот вам приговор. А как будет суд рассматривать это дело, как сотрудники полиции будут оформлять, это большой вопрос, хотя для меня понятно, что объективности здесь давно уже нет, и никакого оптимизма я не испытываю.

Петр Кузнецов: Вот что нам пишут. Волгоградская область вспоминает про услугу «Трезвый водитель», не понимаю, к чему это, Волгоградская пишет: «Услуга «Трезвый водитель», обливают из ведра». А, такие меры? Все, понятно теперь, видите, разобрались вместе.

Ольга Арсланова: Отлично.

Петр Кузнецов: Ленинградская область: «Штраф – ерунда, самое главное наказание – это публичный позор», – есть такое мнение.

Ольга Арсланова: А для некоторых…

Сергей Радько: Для некоторых это не позор, а, наоборот, некое публичное признание, что он такой вот крутой.

Петр Кузнецов: Почему-то Мара Багдасарян вспоминается сразу же, но там не с «пьянкой» связано, с превышением скорости.

«Наказание за «пьянку» за рулем должно быть максимально жестким, – Московская область считает. – Лишение прав пожизненно с конфискацией машины». «Двумя руками за конфискацию, очень правильно, давно пора», – это все сообщения от разных абонентов, причем из одной Московской области, Москва, можно сказать, категорична здесь.

Ольга Арсланова: Послушаем Хабаровский край, Павел.

Петр Кузнецов: Хабаровский край, далекий от нас.

Ольга Арсланова: Павел, здравствуйте.

Петр Кузнецов: Здравствуйте, Павел.

Зритель: Здравствуйте. Вот, ребята, я как бы во многом в чем-то согласен, во многом нет. Давайте, во-первых, возьмем вот так вот. Вот смотрите, купил машину человек, ну я образно говорю, семья, может, супруга купила, может, муж купил. Она является бюджетной для семьи составляющей возить детей в садик, бабушку в больницу, в школу возить, как бы вот так.

Если человек нарушил, я считаю, что правильно лишать прав, если первый раз, а второй раз пожизненно, но машина эта является бюджетной ситуацией, это частная собственность, как ее можно взять и кому-то отдать? Я вот так вот думаю. Это неправильно. Я считаю так, потому что все говорят…

Ольга Арсланова: Но смотрите, Павел, как-то надо пресечь правонарушение. Вот едет пьяный, он опасен, смертельно опасен.

Зритель: Уголовная ответственность, садить в тюрьму. А как? На остановки влетают, дети стоят…

Петр Кузнецов: Ну таких даже, видите, неотвратимость наказания не отпугивает, понимаете?

Зритель: Да-да, может быть всякая ситуация, но, если человек выпил, его первый раз лишили, да, он заплатил штраф, он прошел свой срок, 1,5 года или 3 года, он получил повторно эти права, и он опять поехал, в пьяном состоянии, не дай бог, не хочу, такого чтобы происходило, убил людей. Ну и…

Ольга Арсланова: Понятно, спасибо.

Зритель: Я вот думаю, что надо садить просто в тюрьму таких людей, вот и все. Это будет справедливо и честно и по отношению даже к самому человеку, который совершил преступление, будет ему это уроком.

Петр Кузнецов: Изолировать, ну да.

Ивановская область про купленные права. Вот у нас как ситуация с правами, практика? Покупают, или где-то все-таки гайки подкрутили?

Сергей Радько: Есть информация, что по-прежнему продаются. Конечно, это все сложнее стало сделать с введением всех информационных систем, но, к сожалению, такая практика не исчезла, она до сих пор имеет место быть.

Ольга Арсланова: Насколько могут быть действенны следующие меры? Вот человек, он пьяный, машину забрали на штрафстоянку, ему выписали штраф, он его заплатил, не знаю, у него конфисковали права, а дальше он должен пройти какие-нибудь курсы по излечению от алкоголизма. То есть он должен…

Сергей Радько: Сомневаюсь.

Петр Кузнецов: «Змейкой» проехать по площадке.

Ольга Арсланова: Он должен ходить на какие-то обязательные часы, которые он должен послушать, помучиться, и только потом, возможно, ему вернут права.

Сергей Радько: Ну это опять же копирование зарубежных идей. Во-первых, на сегодняшний день, если человек получает права после лишения за «пьянку», он все равно обязан представить медсправку. Во-вторых, если представить какие-то дополнительные курсы, исследования, освидетельствования и так далее, мы же с вами понимаем, что вырастет всего лишь цена этой справки, потому что создать огромную сеть клиник, которые были бы независимые, при этом еще и подчинялись бы проверяющим, которые можно было бы контролировать, которые не брали бы взятки за то, чтобы выдать права обратно, вернее дать справку, – это нереально. Просто вырастет цена этой справки, этой бумажки, человек в эту клинику не пойдет, получит документ, что он вроде как здоров, нормальный, этой привычки нет, и получит обратно свое удостоверение.

Вот то, о чем правильно говорят, то, с чем я согласен: если приговаривать к реальному лишению свободы или хотя бы к условному, пока судьи этого сделать в большинстве случаев не могут, но если приговаривать к реальному лишению свободы, то, наверное, первые ласточки, которые там окажутся, будут широко известны в обществе, и мы поймем, что за это действительно есть реальный срок. Но пока закон этого сделать, как правило, не позволяет, потому что преступление это относится к категории небольшой тяжести.

Ольга Арсланова: А вот еще интересно. Все-таки деньги, которые выручат за продажу этого автомобиля, куда будут уходить?

Сергей Радько: Ну если автомобиль поступает в собственность государства, то деньги должны поступать тоже в собственность государства.

Ольга Арсланова: Ну а на полезное дело какое-то?

Петр Кузнецов: В какой фонд? В дорожный фонд, нет? Или вообще не имеющий отношения?

Сергей Радько: Ну, пока МВД это не озвучило, поэтому я подозреваю, что это, скорее всего, будет известно нескоро. Но зная, как сейчас обращается государство с конфискованным имуществом…

Ольга Арсланова: Нет, просто это очень важный момент.

Сергей Радько: Как правило, продается оно через какие-то свои аукционы по бросовым ценам, то есть понятно, что машина, скорее всего, попадет в руки, может быть, кого-то из правоохранителей, а они уже потом за некоторые бо́льшие деньги вернут машину, может быть, тому же самому негодяю. То есть по сути эта идея может быть на практике реализована вот таким вот образом.

Петр Кузнецов: «Очередная кормушка ГИБДД», – пишет нам Самарская область.

Сергей Радько: Абсолютно верно.

Петр Кузнецов: Владимир пишет через сайт otr-online.ru: «Отбором частного имущества никого не остановишь, запьет еще упорнее», – вот так это будет действовать, по мнению Владимира.

Послушаем мнение Амурской области, оттуда Сергей на связи. Здравствуйте, Сергей.

Зритель: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Слушаем вас.

Зритель: Вот я хочу высказать свое отношение к вашей передаче.

Петр Кузнецов: К теме или к передаче?

Ольга Арсланова: Да, слушаем.

Зритель: Я имею в виду к теме, к теме, конечно.

Петр Кузнецов: Да-да.

Зритель: Значит, смысл вот в чем. Я согласен с тем, что после, допустим… Ну, бывает, первый раз попался, где-то ошибся, всякое бывает. Как на сегодняшний день? Штраф 30 тысяч, 1,5–2 года лишения прав, это понятно.

Петр Кузнецов: Да.

Зритель: Попался пьяный второй раз – машина, я не знаю, наказывать водителя ясно, машина должна забираться и продаваться. Предвосхищаю вопрос, у нас есть очень много умных людей в стране, и говорят, что это ведь частная собственность. Хорошо, когда он пьяный меня собьет насмерть или сделает инвалидом, извините меня, здоровье и жизнь – это моя частная собственность или нет? Далее…

Ольга Арсланова: Ага. Смотрите, цель – удалить такого водителя с дорог, отняли права и посадили в тюрьму. Но конфискация зачем?

Зритель: Нет-нет, сажать…

Петр Кузнецов: Он просто сядет на другой автомобиль.

Ольга Арсланова: Без прав из тюрьмы?

Зритель: Вы знаете, с сегодняшними ценами на машины далеко не каждый… Ну сядет тысяча человек, а пьют-то за рулем миллионы. Потом еще один…

Ольга Арсланова: «Пьют за рулем миллионы» – это…

Петр Кузнецов: Да, и еще один вопрос.

Сергей Радько: Эти цифры близки к реальности.

Зритель: Если, допустим, эта машина не его, а кто-то ему дал, а он попался пьяный – дорогие мои, а вот когда человек будет машину эту давать кому-то, он десять раз подумает: если этот человек склонный к пьянству, то он ему просто-напросто машину не даст, вот и все. Это лично мое мнение.

Ольга Арсланова: Понятно, спасибо.

Как вам кажется, какие перспективы у этой инициативы? Она пока немножко абсурдная.

Сергей Радько: Мне кажется, перспективы довольно сложные, потому что сейчас обсуждается концепция изменения административного законодательства, скорее всего, это туда войдет, но в какой форме, мы не знаем, потому что очень много, на мой взгляд, минусов. Конечно, скорее всего, наказание усиливать надо…

Петр Кузнецов: Они и сами это признают, что не все моменты они в этой инициативе просчитали.

Сергей Радько: Да, причем этих минусов гораздо больше, чем кажется и чем мы успеем обсудить. Но на самом деле вреда от этой идеи, мне кажется, будет больше, чем пользы.

Петр Кузнецов: Спасибо большое.

Ольга Арсланова: Спасибо.

Петр Кузнецов: Спасибо. Сергей Радько, адвокат, эксперт партии «Автомобильная Россия», был у нас в гостях и многое прояснил. Спасибо.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Обсуждаем поправки в КоАП о конфискации машины за вождение в нетрезвом виде