• Главная
  • Программы
  • ОТРажение
  • Сергей Радько: Передача фиксации нарушений в частные руки переворачивает саму идею профилактики с ног на голову

Сергей Радько: Передача фиксации нарушений в частные руки переворачивает саму идею профилактики с ног на голову

Гости
Сергей Радько
адвокат, эксперт партии «Автомобильная Россия»

Александр Денисов: Переходим к следующей теме нашего обсуждения. Вот ГИБДД и Дума предлагают решать вопрос со штрафами за дорожные нарушения по-простому.

Оксана Галькевич: По-простому – это как? На месте?

Александр Денисов: Нет, конечно. Имеется в виду законный способ. Упрощенное взыскание штрафов на сумму до 3000 рублей выглядит так. Если должник не оплатил вовремя, к примеру, 500 рублей, распространенное нарушение, например, за скорость (превысил 20 км/ч), деньги спишут с банковских счетов без возбуждения исполнительного производства плюс взыщут еще сбор за всю процедуру 1000 рублей.

Оксана Галькевич: Это предложение объясняется тем, что приставы загружены взысканием штрафов. В этом году им поступило 15 млн требований от ГИБДД. А упрощенная система разгрузит их от этой мелкой рутинной работы. В общем, все нюансы, чем это обернется для водителей, для нас с вами, для автомобилистов, сейчас обсудим в студии с нашим гостем и с вами тоже. Звоните нам, пишите. Мы в прямом эфире. Телефоны на экранах. Это все совершенно бесплатно. А в студии у нас сегодня Сергей Радько, адвокат, эксперт партии «Автомобильная Россия». Здравствуйте, Сергей Александрович.

Александр Денисов: Понятно. Приставов разгрузят. А автолюбителей?

Сергей Радько: Разгрузят, так же как и банковские счета, от этих денежных средств, причем довольно быстро.

Оксана Галькевич: Сергей Александрович, а у меня вопрос в связи с этим. А это вообще законно? Как так? Без всей этой процедуры пошаговой у меня берут и списывают деньги. А если это был неправильно начисленный штраф, у нас презумпция виновности, что ли?

Сергей Радько: Нет, не совсем так. Дело в том, что речь идет об исполнении тех постановлений, которые вступили в законную силу. То есть порядок их вступления в силу не меняется. Есть 10 дней с момента получения. Если мы не обжалуем, то оно вступает в силу. Далее 2 месяца для добровольного исполнения. Если мы этого не сделали, тогда уже документы передаются приставу и он начинает исполнять.

Александр Денисов: То есть если не заплатили в течение 70 дней, да?

Сергей Радько: Плюс временная пересылка. Но условно говоря – да, не менее 70 дней с момента вынесения. То в этом случае есть шанс, что постановление попадает к судебному приставу и он начинает меру по исполнению. Тут-то начинается самое интересное. Сейчас по закону пристав должен возбудить производство, направить должнику копию этого постановления письмом. И в течение 5 дней после получения этого письма у должника есть время для добровольной уплаты. Только если он этого не сделает, пристав обязан принять меры к списанию денег со счетов, зарплаты и так далее. На практике это нереально, потому что у каждого пристава по несколько сотен, а то и тысяч производств. Поэтому пристав не может бегать на почту, по 100 раз в день проверять, сколько должников, его подопечных, получили письма, потом проверяет по бухгалтерии, сколько денег поступило на депозитный счет, в 5-дневный срок уложились или нет. Поэтому приставы по факту делают сейчас так: они возбуждают производство, через день или два, а то и сразу направляют в банк денежное постановление на списание денежных средств. Причем, со многими банками приставы работают путем электронного документооборота, направляют туда постановления о списании денег. И практически сразу они списываются.

К сожалению, здесь есть большая проблема. То есть должники получают постановления или поздно, или вообще не получают. И о том, что есть постановление, узнают только из СМС-ки, полученной от банка. И начинается беготня между ГИБДД, МАДИ, приставами и банками. То есть здесь проблема в том, что граждан не уведомляют заблаговременно. И у них даже при желании добросовестно исполнить свои обязательства нет возможности это исполнить, и поэтому тут же к штрафу приплюсовывается исполнительский сбор в размере 7%, но не менее 1000 рублей.

Оксана Галькевич: Сергей Александрович, все-таки это условие доведения обязательно до сведения человека, виновного в нарушении ПДД, оно, получается, тоже не соблюдается?

Сергей Радько: Оно не соблюдается.

Оксана Галькевич: Как найти нас СМС-кой, это умеют у нас, как деньги быстро списать с моего счета и вычислить, в каком банке у меня карточка, это здорово, а вот предупредить меня, убедиться, что я получила эту повестку, еще что-то, уведомление… Почему так?

Сергей Радько: К сожалению, на практике далеко не всегда, мягко говоря, до нас доходят постановления о возбуждении производства. Мы об этом не знаем. Как я уже сказал, уведомляемся только путем получения СМС-ки из банка о том, что наши денежные средства арестованы. Здесь есть еще одна проблема. Дело в том, что у приставов, как ни странно, сейчас нет обязанности проверять вступления в силу постановления. И нередко бывают случаи, когда вы обжалуете постановление… допустим, 2-3 месяца в суде дело лежит, такая ситуация была буквально недавно у меня, а тем временем постановление отправляют приставу для исполнения, пристав направляет документы в банк на списание, постановление в силу еще не вступило, а деньги уже списаны.

Оксана Галькевич: Слушайте, это же прямое нарушение.

Сергей Радько: Это прямое нарушение. Но тут суть в том, что если речь идет о 3000 рублей, соответственно, видимо, расчет на то, что из-за 3000 рублей далеко не все будут бегать и взыскивать деньги, потому что в бюджет они уходят буквально по одному нажатию клавиши, а чтобы их из бюджета обратно получить, нужно пройти все круги судебного ада в течение нескольких лет.

Оксана Галькевич: Сергей Александрович, простите, но закон-то есть. У них сейчас нет обязанностей. Но есть закон. Это, получается, все равно вступают в противоречие с буквой закона. Как так?

Сергей Радько: Это вступают в противоречие с тем, что…

Оксана Галькевич: Это нарушение прав человека в конце концов.

Сергей Радько: К сожалению, да. Но суть заключается в том, что те суммы, которые списываются (500 рублей, 1000 рублей)…

Оксана Галькевич: Какая разница? Мои права человека… 100 рублей, 500 рублей. Нарушение есть? Есть. Там же как…

Сергей Радько: К сожалению, не все готовы за свои права бороться несколько лет подряд.

Оксана Галькевич: А государство готово? Вы юрист. Вы знаете о том, что есть такие нестыковки в законодательстве. Значит, их надо устранять.

Сергей Радько: К сожалению, тот законопроект, который мы обсуждаем, направлен на ускорение процедуры. То есть, опять же, у нас будет 2 дня. За 2 дня уплатить будет невозможно. Потому что если сегодня получили, завтра оплатили, пристав послезавтра денег не увидел, и послепослезавтра он уже списывает с карты штраф и сумму исполнительского сбора. В итоге штраф в 500 рублей вырастает в 3 раза до 1500.

Александр Денисов: Давайте на это с другой стороны посмотрим. Если ты автовладелец, у тебя есть машина, ты предполагаешь, что где-то ты мог нарушить. Может быть, периодически стоит заглядывать в личный кабинет. Если, например, ты не живешь по месту регистрации, а снимаешь где-то квартиру, и понятно, что конверт тебе не придет. Может быть, самому отслеживать. Это непросто. Можно скачать приложение «Мос.ру», указать свой автомобиль и ты увидишь, что тебе пришло сообщение, и ты увидишь любой штраф. Это же легко узнать. Сейчас уже нет никаких трудностей. Не обязательно дожидаться стука в дверь судебного пристава, чтобы он тебе торжественно сказал: «Уважаемый Сергей или уважаемая Оксана, пожалуйста, получите письмо о штрафе». Все это можно узнавать в секунду, например, придя утром на работу и выяснить. Это же легко.

Сергей Радько: Совершенно верно. Сейчас есть очень много мобильных приложений, через которые можно отслеживать свои штрафы…

Александр Денисов: Почему жалуются?

Сергей Радько: Вопрос в том, что далеко не все этими сервисами пользуются, в этих сервисах иногда бывают ошибки. Например, у меня лично есть два штрафа, которые были отменены еще 2 года назад, в 2016 году – до сих пор на одном из сайтов они значатся как неоплаченные, хотя оба из них отменены судом, а по одному еще и пристав деньги списал. К сожалению, не все могут за 500 рублей… То есть пока нет какого-то эффективного взаимообмена информацией между ГИБДД, бюджетом, приставами, для того чтобы объективно отследить, что мы штрафы платили или обжаловали.

Александр Денисов: Во всяком случае, вы своевременно узнали об этом и смогли разобраться, чтобы узнать, что несправедливо, например, с вас хотят взять. Вы об этом знали. Вы не находились в неведении.

Сергей Радько: Нет. Я узнал об этом, как раз когда пришла СМС-ка из банка о том, что денежные средства арестованы. При этом постановление находилось в стадии обжалования в суде. Оно в силу не вступило. Тем не менее, пристав спокойно списал 1000 рублей с карты и потом вернул деньги лишь частично.

Александр Денисов: Давайте еще, раз зашла речь о несправедливом взимании штрафов…

Оксана Галькевич: Сначала звоночек из Москвы. Павел дожидается своей возможности высказаться. Павел, здравствуйте .

Зритель: Здравствуйте. Я считаю, что данный упрощенный порядок, который собираются ввести, он по факту уже действует в настоящее время. Исходя из моей ситуации… Я был привлечен к административной ответственности. Был наложен штраф в размере 5000 рублей. Он был оплачен. Документы были представлены в суд об оплате. Но по какой-то причине пристав впоследствии списал повторно эти денежные средства без возбуждения исполнительного производства. То есть без предоставления соответствующих документов о соблюдении данного порядка. Когда банк меня уведомил о списании, я обратился к приставу. Эпопея длилась почти месяц. Рядовой пристав, который осуществлял списание, никак не обращал внимание на мои требования. Пришлось обращаться в управление и в прокуратуру. К сожалению, деньги к настоящему времени так и не возвращены. Хотя подтверждающая первоначальная оплата денег, штрафа представлена.

Оксана Галькевич: Формально уже действует такой порядок.

Сергей Радько: Причем, давно. И это один из ярких примеров.

Оксана Галькевич: Спасибо, Павел. Это один из примеров, да?

Сергей Радько: Да, это наиболее распространенная типичная ситуация, когда постановление оплачено, оспорено, отменено, а пристав, тем не менее, получает его для исполнения и приступает к исполнению. А банки обязаны исполнять его требования, поэтому они списывают денежные средства.

Оксана Галькевич: Сергей Александрович, получается, какая-то все-таки разбалансированная у нас система, неправильная. Вы знаете, нам здесь рассказывал наш коллега, автоэксперт. По пятницам мы с ним регулярно в прямом эфире общаемся. Как он однажды где-то превысил скорость в Европе. И он получил на нескольких страницах письмо то ли из Голландии, то ли из Германии, где было сказано что «камеры в нашем регионе зафиксировали превышение такой-то скорости, вот если вы с этим согласны, ознакомьтесь, пожалуйста, с документами; если вы не согласны, свяжитесь с нами по такому-то адресу, мы готовы все обсудить и встретиться с вами, доказывайте». Но никто ничего не списал у него, понимаете, быстро, по щелчку. То есть была запущена совершенно иная процедура.

Почему у нас так пренебрежительно: «А это же 100 рублей, 500, 300. Ты же не будешь париться ходить».

Сергей Радько: Думаю, это связано с тем, что когда система автоматической фото- и видеофиксации внедрялась, она появилась не так давно. К сожалению, к тому миллионному количеству штрафов, которые она стала выписывать, судебные приставы оказались просто не готовы. Когда на них нахлынули миллионы исполнительных производств и они получили доступ к банковским счетам, они просто оказались не в состоянии все это обрабатывать. И поэтому даже сейчас в Москве созданы межрайонные отделы по взысканию административных штрафов. И приставы только тем и занимаются, что списывают деньги с карточек по этим постановлениям.

Оксана Галькевич: Но вопрос ведь не в ручной обработке. Вопрос в системе. Вопрос в презумпции виновности. В том, что никто не пытается доказать, что ты действительно нарушил. Знаете, иногда присылают фотокарточку – там ничего не понятно.

Сергей Радько: Подождите. Мы говорим об исполнении тех постановлений, которые вступили в законную силу. К сожалению, бывает такое, что пристав исполняет постановление, которое мы в глаза не видели, по какой-то причине живем дома, там прописаны. Однако у нас нет этой информации ни на сайте, ни в почтовом ящике. Такое тоже бывает. Поэтому мы фактически, если этот срок до 2 дней сократить, лишены возможности свои права защитить и в том, и в ином случае.

Александр Денисов: Как раз в таких случаях, давайте поговорим, бывают так называемые камеры-ловушки в Москве. Есть такая улица, которую автомобилисты окрестили Платной. За въезд на нее водитель получает штраф. Всему виной камера-ловушка. Она установлена на съезде с Третьего транспортного кольца на улицу Марины Расковой. Камера следит за водителями, которые не остановились перед знаком «Stop». Но штрафы почему-то приходят всем, в том числе тем, кто остановился. Причем, обычно не сразу, а дней через 10, когда запись с видеорегистратора уже стерта, автомобилист не может ничего доказать, что он не нарушал. Приходится платить штраф. Если не затягивать, то вместо 500 рублей заплатишь 250. Вот москвич Тимофей Исаев так и сделал. О проблеме рассказал в соцсетях.

Тимофей Исаев: Очень быстро мой пост в соцсетях стал популярным. Оказалось, что я не один такой, что водителей штрафуют за это нарушение поголовно в этом месте, хотя они ничего не нарушали, что штрафы просто поставлены на конвейер.

Оксана Галькевич: В центре организации дорожного движения настаивают, что камера исправна на этом съезде с Третьего кольца. Штрафы автомобилистам приходят потому, что они не останавливались на самом деле, а просто чуть-чуть снижали скорость. Позднее начальник ситуационного центра ЦОДД Александр Евсин заявил, что камера бесполезна и не может предотвратить дтп. Поэтому ее нужно демонтировать. Справедливость в некотором смысле все-таки восторжествовала.

Александр Денисов: А штрафы ликвидировали?

Сергей Радько: Штрафы никто, конечно, отменять не будет. Я прекрасно знаком с этой историей. Мы с Тимофеем ее обсуждали. Действительно, там те, кто проезжают, даже останавливались. Но почему-то получают штрафы. Причем, жалоб на эту камеру несколько сотен. А это уже говорит о глобальном системном кризисе именно этой камеры. Подозреваю, что там просто какая-то проблема с настройкой программы. Возможно, камера не замечает автомобиль, который стоит, а фиксирует его только до знака, когда он едет медленно. И когда после знака уже начинает трогаться, она его фиксирует, на фотографии берет точки до знака и после знака, скорость указана. И вроде как по логике камер получается, что автомашина не остановилась. Вот здесь у нас возникает как раз глобальная проблема. С одной стороны, у нас есть система фиксации штрафов, которая работает, мягко говоря, не совсем корректно. Мы в этом сейчас убедились. И теперь у нас еще будет якобы усовершенствована система по их взысканию, когда у нас невозможно оспорить показания камеры. Когда суд говорит, что она исправна, она поверена, она предназначена для этого, мы все врем и все мы не остановились, и получается, что мы виноваты со всех сторон. Мы нарушители, мы не можем оспорить это. И после этого еще будут штрафы мгновенно списываться. Я думаю, что это явный перевес принципа баланса прав и интересов в сторону государства, а не гражданина.

Александр Денисов: Там почему-то много ошибок сошлось сразу в одном месте – и камера неправильно фиксировала, и сообщения приходили спустя 10 дней, когда время уже упущено. Что-то как-то больно подозрительное стечение.

Сергей Радько: Притом, что в Москве обычно штрафы приходят даже в бумажном виде максимум через неделю, а обычно через все инфосервисы они буквально через 2-3 часа появляются. Эта камера якобы шлет через 20-30 дней, когда уже видеорегистратор, видимо, стерт. Но я слышал, что в последнее время сообщили, что именно эта камера будет хранить видеозаписи. И в случае спора можно будет просмотреть конкретный ролик и установить, действительно ли машина проехала или остановилась.

Оксана Галькевич: Сергей Александрович, когда мы говорим «перевес в сторону интересов государства, а не гражданина», а, может быть, все-таки там финансовый интерес в сторону заинтересованных каких-то вполне конкретных организаций…

Александр Денисов: Конкретного гражданина.

Оксана Галькевич: Лиц. Понимаете? Потому что что значит государство? Государство и гражданин – между ними знак равенства. И интересы государства – это интересы гражданина. Это вполне себе коммерческие организации, занимаются сбором этих штрафов. Туда-сюда.

Сергей Радько: Это совершенно отдельная тема по той причине, что мы действительно слышим, что во многих регионах, в том числе в Подмосковье, есть организации, которые ставят камеры, эксплуатируют, и независимо от того, уплачен ли штраф в реале, они получают некоторую часть денег от этого штрафа. Причем, если должник штраф не уплатил, то все равно бюджет им платит деньги. Фактически бюджет платит деньги за нарушителей. Это, конечно, недопустимо, потому что камеры, которые находятся в частных руках, заинтересованы в выявлении штрафов в как можно большем количестве и сумме, и это в корне противоречит идее профилактики. Потому что чем больше штрафов, тем больше денег в бюджете и у тех, кто эти камеры организовывает, настраивает, ставит и так далее.

Александр Денисов: Они же что хочешь могут там накрутить в своих камерах.

Сергей Радько: Да. Поскольку камера проходит поверку только один раз в год, то что с ней происходит целый год, не знает никто. И такие случаи есть. Правда, мы не знаем, сколько их реально. Потому что когда камере приписывают скорость 200 км/ч, такие случаи есть. А если приписывают 15 км/ч и мы вроде подпадаем под тот лимит, который нарушили (+20), то таких случаев много. Может быть, мы думаем, что действительно превысили, потому что ехали не 70 по спидометру, а 85, а это уже нарушение. А, может быть, этого и не было. Мы не знаем, сколько таких случаев и как эти камеры настроены в ту сторону, чтобы увеличить нашу скорость с целью изымания штрафов.

Александр Денисов: И никто не разбирается.

Сергей Радько: Тем более, что с наличием этой скидки все думают: «Ну что я буду – бегать, доказывать, что камера неисправна, если я заплачу 250 рублей и забуду просто. В следующий раз я поеду заведомо медленно, для того чтобы все эти камеры не могли никак…».

Оксана Галькевич: А вот здесь государство должно обратить на это внимание, потому что это ведь такая коррупционно емкая сфера на самом деле.

Сергей Радько: Безусловно. И многие говорят о том, что камеры ставятся не там, где они нужны, а там, где можно скорость превысить, например, на трассе «M5 Урал» в районе перед Бронницами там камера стоит буквально каждый километр, притом, что трасса полностью соответствует всем европейским нормам. Там и разделительный газон есть, и отбойники, и столбы освещения. Но ограничение 90 км/ч. И камеры висят на каждом столбе каждые 500-1000 м.

Александр Денисов: Может быть, не стоит такие сферы передавать в руки бизнесу? Потому что, очевидно, он начнет на нас зарабатывать. Ведь нет же частных автоинспекторов. Никто же не надевает форму и не встает на улицы, чтобы зарабатывать деньги. А тут, получается, люди встают и зарабатывают.

Оксана Галькевич: Саша, а государство на нас не зарабатывает?

Сергей Радько: Такие инспекторы уже есть. У нас в городе Москве действует приложение «Помощник Москвы», при помощи которого любой гражданин, который скачал себе это приложение, может фиксировать нарушения в сфере парковки, и за это он получает какие-то преференции, какие-то баллы, какие-то плюсы и так далее. То есть по сути это уже есть.

На мой взгляд, это недопустимо, потому что передачу фиксации нарушений в частные руки, тем более путем использования частных камер – это переворот с ног на голову самой идеи профилактики. Потому что бизнес, который ведет свою деятельность с целью извлечения прибыли, это его единственная цель. А чем больше нарушений, тем больше прибыли. В этом случае происходит просто конфликт интересов. Государство заинтересовано в безопасности, по крайней мере, так нам везде говорят. А, с другой стороны, бизнес, с которым государство тесно сотрудничает, заинтересован в том, чтобы не было безопасности, а было больше штрафов, больше нарушений, больше наказаний и больше денег.

Оксана Галькевич: Государство тоже частично в этом заинтересовано. С этого же бюджет пополняется. Региональный, например.

Сергей Радько: Тем более в регионах.

Оксана Галькевич: Слушайте, государство тоже на нас зарабатывает. Я госпошлину не могу вернуть за паспорт, который так и не получила. А заявление на возврат написано. И что, вернуло мне его МВД? Да не вернет 2500 никогда. Попробуй у этого государства что-нибудь вытребовать. А у нас звонок есть. Дмитрий из Ярославля. Дмитрий, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Подскажите, пожалуйста, смотрю я телевизор, честно – смешно. Все настолько наиграно. Вот на самом деле все прекрасно государство отбирает у нас, штрафы – моментально. Но есть такие ситуации. Вот я попал в дтп, сам задержал пьяного. С того 30 000 рублей штраф. Я год уже сижу. Адвокат, прокуратура говорит: «Насрать на тебя». Государство сделало так, что главное – деньги. Жизнь обычных людей…

Оксана Галькевич: Полегче как-нибудь с выражениями, поаккуратнее, пожалуйста. Хорошо, Дмитрий?

Зритель: Да, извините. Просто вот уже год я пытаюсь куда-то достучаться. Там надо мной смеются. Я не знаю, к кому обратиться за помощью. Штрафы вроде платишь. Но свои интересы как я могу отстоять? Я пытался вам дозвониться. Очень рад…

Александр Денисов: Спасибо. Сергей Александрович сейчас попробует вам помочь.

Сергей Радько: То есть нашего зрителя обвинили в пьянке за рулем или что?

Зритель: Я говорю – государство прекрасно новые схемы по забиранию денег за штрафы. Но когда люди пострадали… Вот я платил за страховку. А у человека нет, он пьяный, остался жив. Но я не могу забрать деньги на ремонт. Я не могу починить машину. Государство мне не помогает. Главное для государства – получить 30 000 рублей штрафа.

Александр Денисов: То есть вам страховая компания не выплатила деньги.

Сергей Радько: У пьяного виновника дтп не было ОСАГО.

Александр Денисов: Не с кого взыскивать было.

Зритель: У него нет. Совершенно верно. Как быть? Может, вы мне подскажете.

Сергей Радько: Это еще одна проблема. Если у виновника дтп нет ОСАГО, то ничего другого, кроме как непосредственно к нему обращаться с иском о взыскании, здесь не остается. Но здесь мы вскрываем проблему, связанную с ОСАГО. ОСАГО тоже не совсем выгодно для многих, многие его не покупают. И в последние годы эта история стала довольно типична: есть дтп, есть виновник, который даже не отрицает своей вины. Но у него своей страховки. Поэтому предъявлять ­иск нужно только к нему. А у него может ничего не быть. И в итоге, даже получив на руки решение суда и исполнительный лист, денег вы не увидите никогда. К сожалению, здесь единственный вариант – делать КАСКО. Но это напоминает мне некое лоббирование интересов страховщика, потому что мы все приходим к выводу, что лучше уж страховать свою машину всегда – хоть 10 лет, хоть 15. Потому что если нам ее разобьют безвозмездно, то мы останемся вообще без нее.

Оксана Галькевич: Давайте еще успеем Галину из Петербурга выслушать. Галина, здравствуйте. Если можно, очень коротко.

Зритель: Да, здравствуйте. У меня вопрос следующий. Будут ли нести ответственность приставы или те, по чьей вине люди, допустим, не получают уведомления вовремя? Допустим, я выезжаю за границу и не могу уехать. Я же не могу смотреть свой личный кабинет каждый день на наличие штрафов? Потому что просто, понимаете, система опять несовершенна. И это все спускается опять на обычных граждан, которые порой невиновны. А мы хотели бы как-то от государства какую-то защиту.

Сергей Радько: К сожалению, никакой ответственности здесь не предусмотрено. Очень трудно привлечь кого-либо из тех лиц, которые в данном случае, допустим, ограничили выезд. Потому что каждое из этих лиц вроде бы на своем месте сделал правильно. Приставу поступает документ с отметкой о вступлении в силу. Пристав его исполняет, накладывает арест на денежные средства, запрещает выезд и так далее. ГИБДД вроде бы увидела на фотографии нарушение, выносит постановление, и все. То, что где-то по почте России это постановление потерялось, потом постановление от пристава к нам не дошло и мы об этом не знали, к сожалению, за это никто не отвечает по факту. То есть все, что нам остается – это, как мы уже говорили, пользуясь всеми электронными сервисами, во-первых, проверять себя по всем возможным сервисам, где есть информация о штрафах, пользоваться сайтом Службы судебных приставов. У них есть и приложение для всех мобильных устройств. Посмотреть можно, есть ли в отношении нас исполнительное производство.

Александр Денисов: Это можно делать и за границей прекрасно.

Сергей Радько: Это нужно делать хотя бы за пару месяцев до выезда за границу, потому что если есть какие-то претензии, в аэропорту только в порядке эксперимента можно платить. Да и то это толком не пошло. Поэтому нужно заранее этим озаботиться и хотя бы за месяц до выезда за границу посмотреть, нет ли исполнительного производства. Если есть, обратиться к приставу, оплатить или обжаловать. По факту за неделю до выезда это уже поздно, сделать ничего не удастся. Поэтому только заблаговременно все проверять.

Оксана Галькевич: Спасибо. Исчерпывающие ответы на самые разные вопросы от наших телезрителей. Спасибо. Сергей Александрович Радько был у нас в студии. Адвокат, эксперт партии «Автомобильная Россия». Друзья, это еще не все. Оставайтесь с нами.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Об упрощении процедуры взимания штрафов

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты