Сергей Щетинин: Если и мы с вами будем подключаться к контролю торговых центров, то и число посетителей, чувствующих себя в безопасности, будет возрастать

Гости
Сергей Щетинин
руководитель Российского союза спасателей, член Общественной палаты России

Виталий Млечин: Нам пора начинать собственно нашу большую программу, но вначале мы напомним, как с нами связаться. Как всегда, мы это делаем. Мы еще раз напоминаем, что мы ждем сейчас всех наших зрителей, приглашаем вас присоединиться к обсуждению этих интереснейших тем, которые мы приготовили. Как присоединиться к нам? Можно позвонить по телефону 8-800-222-00-14. Можно написать нам сообщение на наш SMS-портал – на короткий номер 5445. Не забывайте, что это бесплатно, мы со своих зрителей денег никогда не берем. Больше того, у нас есть сайт otr-online.ru – там во время прямого эфира появляется кнопка «Прямой эфир + Чат». Нажимаете на нее и сразу делаете два дела одновременно – смотрите наш эфир и общаетесь с нами в чате. Еще у нас есть группы в социальных сетях, они вот здесь, все адреса здесь. Мы ждем вас.

Тамара Шорникова: Ну и начинаем. Тема дня. 25 марта, год назад, пожар в кемеровском торговом центре «Зимняя вишня» унес жизни 60 человек. Большинство погибших – дети. Пожар, который тушили несколько дней, разгорелся из-за коротко замыкания в дешевом светильнике. А дальше – закрытые двери, неработающая пожарная сигнализация. Эти и другие паззлы сложились вместе в большую трагедию.

Виталий Млечин: После нее по всей стране прошли массовые проверки. Торговые центры и другие здания обследовали, чтобы понять, соблюдаются ли в них нормы пожарной безопасности, а если да, то в какой степени. И мы сейчас немножко расскажем о результатах этих обследований.

Тамара Шорникова: Всего сотрудники МЧС осмотрели 86 тысяч объектов массового пребывания людей, в том числе 11 тысяч тех самых торгово-развлекательных центров. Выяснилось, что много – 28 тысяч объектов – эксплуатировались несмотря на грубые нарушения требований пожарной безопасности.

Виталий Млечин: Ну, помимо закрытых и заваленных хламов эвакуационных выходов и дефицит огнетушителей, выяснились и проблемы с персоналом. Во многих заведениях сотрудники не знали, что делать, если возник пожар. За нарушения временно закрыли 350 объектов, 100 из них до сих пор свою работу так и не возобновили – их собственники не могут устранить проблемы с пожарной безопасностью.

Тамара Шорникова: Чему нас научил этот год? Стали ли торговые центры и социальные объекты в наших городах безопаснее? Будем выяснять.

Сейчас расскажем об эксперте, которого пригласили в студию. Сергей Викторович Щетинин – руководитель Российского союза спасателей, член Общественной палаты России – у нас в гостях. Здравствуйте.

Сергей Щетинин: Добрый день.

Виталий Млечин: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Присоединяйтесь, зрители, по всем каналам, о которых рассказал Виталий, к нашему разговору и рассказывайте. По вашим ощущениям, безопасно ли в ваших торговых центрах в городе, в других объектах, где действительно много людей ежедневно бывает? Вы чувствуете себя там в безопасности – да или нет? Это наше SMS-голосование. Вы увидите формулировку на экране в ближайшие секунды. Присылайте SMS. Мы в конце обсуждения подведем предварительные итоги.

Виталий Млечин: Ну и выясним, собственно говоря, как обстоят дела во всей нашей стране.

Сергей Викторович, если говорить собственно о тех аспектах, которыми занимается ваша служба и вы непосредственно, что изменилось за этот год? Давайте попробуем разобраться.

Сергей Щетинин: Я, наверное, больше представляю общественность – Российский союз спасателей и Всероссийское добровольное пожарное общество. К тем цифрам, которые вы сейчас привели, я могу добавить следующее: активно в этих проверках принимали участие наши общественники. А кто такие наши общественники? Это спасатели и пожарные, которые отслужили уже в своих рядах, и они очень много знают, они очень опытные. Наша молодежь, которая тоже очень активно принимала участие. Также небезразличные люди, простые граждане. Поэтому эти проверки проводились весьма и весьма тщательно.

Была такая инициатива, чтобы общественность взяла на себя роль таких проверочных мероприятий. Ну, конечно, это противозаконно. Но мы все равно разработали такую коротенькую инструкцию, используя которую, простой человек, увидев какие-то нарушения в торговом центре, мог обратиться в МЧС России, в прокуратуру с этой информацией, что на этом объекте действительно нарушается что-то, имея вот такую небольшую шпаргалку, наверное. Эти нарушения касались простых, очень простых требований: это наличие огнетушителей, это запасные и аварийные выходы, это наличие сигнализации, хотя бы внешнее.

И довольно много такой информации мы получили на местах и, в том числе с использованием наших сил общественных, выявили, наверное, очень много… ну, 28 тысяч, мы уже приводили цифру. И на сегодняшний день…

Тамара Шорникова: Нарушений, по-моему, 280 тысяч было выявлено во всех этих объектах.

Сергей Щетинин: Да, было выявлено и предписано к устранению 282 тысячи нарушений. На сегодняшний день… ну, на 15 марта 175 тысяч нарушений уже устранено. То есть это довольно большая цифра, это больше половины. Работы ведутся опять же, общественники не стоят в стороне. Безусловно, МЧС России, Государственный пожарный надзор работают, скажем так, в рамках законодательства и требуют безусловного выполнения всех этих норм и правил.

Тамара Шорникова: А вот то, что устранено, та цифра, которую вы назвали… Кто контролирует сохранность тех самых требований, которые предъявлены к тому или иному зданию? Кто контролирует, что все исправили и все действует так, как нужно?

Сергей Щетинин: Выписывается предписание, естественно. Инспектор Государственного пожарного надзора ставит свою подпись над тем, что он принял эти изменения, и все эти нарушения были устранены. Конечно, он ставит свою подпись.

Виталий Млечин: Мне кажется, Тамара имела в виду, что, условно говоря, мне сказали поставить огнетушитель – я поставил огнетушитель. Вы пришли, проверили, поставили свою подпись. Вы ушли, а дальше, вот завтра, на следующий день я убрал этот огнетушитель. И как бы он по документам есть, а на самом деле его нет. Вот такие вещи кто-то контролирует?

Сергей Щетинин: Ну, безусловно, такое встречается, есть недобросовестные предприниматели. Конечно, с этим стоит бороться и нужно бороться, в том числе с использованием наших общественников. Потому что инспектор может прийти, у него проверка регламентированная определенным сроком, прокуратурой и так далее, и так далее. А мы с вами можем спокойно прийти и, увидев нарушение…

Вот вы приходите часто в какой-то торгово-развлекательный центр, и вы видите, что – раз! – все появилось, стоят огнетушительно. И буквально через неделю – раз! – они куда-то исчезли. Ну понятно, это сигнал. Опять же это безопасность нас с вами, это безопасность наших детей. Конечно, мы не должны стоять в стороне. Обязательно нужно информировать МЧС, прокуратуру. Я думаю, что будет внеплановая проверка, и этого нерадивого предпринимателя накажут.

Тамара Шорникова: Как еще раз, зрители, обращаем ваше внимание, что вы видите теперь на своих экранах ту самую строчку интернет-голосования, которое мы объявляли в самом начале обсуждения темы. Итак, чувствуете ли вы себя в безопасности в торговых центрах – да/нет? Напоминаем, что нам можно еще и звонить. Вот как раз то, о чем мы сейчас говорим. Замечали ли вы в торговых центрах отсутствие тех же самых огнетушителей? Обращали ли внимание на эвакуационные выходы? Вообще в принципе как-то заботитесь об этом, приходя в какое-то место, или нет? Сообщали ли кому-то, если замечали, что что-то здесь не так, что-то не работает? Позвоните нам в прямой эфир и расскажите.

И да, действительно, вот сейчас, спустя год, до сих пор очень много интервью с людьми, в том числе и кемеровчане рассказывают о том, что, приходя в торговый центр, естественно, многих эта трагедия заставила быть более внимательными, как-то пристально смотреть по сторонам. И многие до сих пор фиксируют, что на деле мало что изменилось во многих местах, то есть какие-то выходы закрыты или действительно перед ними стоят какие-то тары с непонятно чем, нет тех самых огнетушителей и так далее.

При этом вы говорите, что достаточно большая цифра нарушений устранена была. Почему? Мы действительно стали чаще замечать что-то неладное? Или все-таки действительно тех самых недобросовестных предпринимателей по-прежнему много?

Сергей Щетинин: Вы знаете, на мой взгляд, добровольно нарушать законы наши предприниматели, наверное, все-таки могут. Почему? Потому что это экономия, это снижение, так сказать, нагрузки экономической на бизнес, это прибыль, еще что-то. Ну, в основном занимаются люди, наверное, нечистоплотные. Это один факт.

Второй факт – то, что мы с вами, наверное, стали больше обращать внимания на безопасность, потому что все-таки, когда это где-то там за рубежом, это не так видно и не так касается. А когда здесь с нашими гражданами мы видим такие жертвы, видим, что это дети, и здесь непроизвольно проецируем на своих детей, на своих близких, конечно, мы более внимательно будем к этому относиться.

Но тоже, наверное, палку не стоит перегибать, ходить и прямо копаться везде. Мы же не специалисты, мы не инспекторы Государственного пожарного надзора, которые знают все тонкости. Поэтому мы как бы и говорили: «Да, просто огнетушитель. Да, дверь эвакуационная закрыта, там цепь висит, замок висит». И естественно, ни в коем случае, наверное, нельзя ходить и митинговать, как-то требовать. На это есть специальные органы. Есть МЧС, есть Государственный пожарный надзор, прокуратура. Пожалуйста, в письменном виде с фотографией присылайте – специалисты разберутся и накажут этого предпринимателя.

Тамара Шорникова: Есть и звонок к нам в прямой эфир, Юрий из Московской области к нам дозвонился. Здравствуйте, Юрий.

Виталий Млечин: Здравствуйте, Юрий.

Зритель: Добрый день.

Виталий Млечин: Слушаем вас.

Тамара Шорникова: Слушаем вас.

Зритель: Значит, я в свое время, когда был еще Советский Союз, довольно много занимался эксплуатацией всяких помещений и имел возможность общаться с людьми, которые надзирают за обеспечением пожарной безопасности. В свое время все помещения (и ваш гость, и все это прекрасно знают), все помещения были нескольких категорий. В одном обязательно огнетушитель, в одном обязательно была система пожарной сигнализации, в третьем должна быть обязательно система пожаротушения.

В общем, все эти вещи довольно сложны для новичков, они известны только людям, которые специально этим делом занимаются. Предприниматели об этом просто не знают. Вот несколько лет наблюдаю за дискуссией, которая идет особенно остро на вашей передаче. Вынужден сказать, что как раз надзорные органы очень даже нехорошо проверяют эти вещи. Ну, причина понятна. Поэтому…

Виталий Млечин: Ну а что вы имеете в виду? Что значит «плохо проверяют»?

Тамара Шорникова: То есть закрывают глаза или не умеют проверять, в конце концов?

Зритель: Ну как? Они закрывают глаза и, наверное, открывают карман. Мне кажется, вот таким образом. Еще раз подчеркиваю, что предприниматель – это довольно сложная работа, он этих вещей может не знать. А вот люди, которые специально этим делом занимаются, они просто это должны знать, и они за это отвечают. Но, сколько я ни наблюдаю, они каким-то образом все время в стороне остаются.

Виталий Млечин: Понятно. Юрий, а когда вы сами попадаете, скажем, в торговый центр или еще куда-то, видите какое-то нарушение своим профессиональным взглядом, вы как на это реагируете?

Зритель: Оценить гостю состояние пожарной безопасности в торговом центре просто невозможно. Это должен специалист смотреть, где что там есть. Гость этого просто не заметит.

Виталий Млечин: Понятно.

Зритель: От силы он может увидеть какие-то датчики, которых бесконечное множество висит, или стоят где-то пожарные огнетушители. Но иногда и их бывает маловато.

Виталий Млечин: Понятно, спасибо большое. Вот такие у нас зрители подкованные.

Сергей Щетинин: Ну, на самом деле, наверное, все-таки стоит признать, что в семье бывает… Ну, есть такая пословица, да? «В семье не без урода». Бывает. К сожалению, есть такие факты, и на них очень жестко реагируют, как и в любой другой системе. Поэтому, если есть какая-то информация о том, что с вас предприниматель вымогает деньги – пожалуйста, есть приемная, есть служба собственной безопасности. Пожалуйста, звоночек и письменное сообщение. Будем вместе бороться с такими проявлениями. Наверное, вот такой ответ.

Виталий Млечин: Кемерово нам звонит. Валентина, здравствуйте. Мы слушаем вас, вы в эфире.

Зритель: Здравствуйте. Слышно меня?

Виталий Млечин: Да.

Тамара Шорникова: Да, отлично слышно.

Зритель: Вот хочу высказаться по этому поводу, я из Кемерова.

Виталий Млечин: Да, давайте.

Зритель: Вот я хочу высказаться. Почему у нас все происходит? По пословице: «Пока гром не грянет, мужик не перекрестится». Когда начинаются какие-нибудь вот такие трагические события, начинаются выплаты денег, проверки. Но почему до того нет? Вот я живу в Кировском районе города Кемерова. У нас есть здание полуразрушенное, бывшее здание мединститута. Оно огорожено не со всех сторон, и я там видела детей. Конечно, может быть, столько жертв не будет, но оно – ну, Хиросима, вот эти здания после бомбежки. И оно полуобрашается. И сколько у нас таких мест…

Тамара Шорникова: Но функционирует при этом?

Зритель: Да. Сколько мест таких в стране? И будет очень как-то тягостно на душе, что вот такое у нас происходит. То есть надо как-то до того.

Виталий Млечин: Понятно. Валентина, а скажите, пожалуйста, вы заметили за этот год какие-то изменения в Кемерове? Стало ли безопаснее, на ваш взгляд?

Зритель: В торговых центрах? Вы знаете, я не очень их посещаю часто и много. Ну, наверное, надеюсь, что проверяющие органы всякие все-таки оказали какое-то на это влияние, и они стали более безопасными.

Виталий Млечин: Спасибо вам большое, что позвонили. Это очень важно для нас, что именно Кемерово тоже нас смотрит и выходит с нами на связь.

Тамара Шорникова: Что касается ответственности сегодняшней, которая существует для проверяющих. Достаточна ли она сегодня? Потому что, действительно, сразу после трагедии в Кемерове начали говорить о том, что проверки в «Зимней вишне» не шли годами. Сейчас приходят новости из разных регионов, что той фирме предложили решить вопрос с пожарной безопасностью, тем предпринимателям обратились с предложением определенным. Всего ли хватает в этом плане?

Сергей Щетинин: Ну, вы знаете, на самом деле есть законодательная база. В соответствии с требованиями законодательной базы. Конечно, инспектор сам просто так прийти и начать проверку не может. Есть план, согласованный с прокуратурой, план проверок, есть внеплановые какие-то мероприятия. Ну, в соответствии с ними на какой-то из определенных объектов, конечно, инспектор может прийти один раз в три года, потому что физически инспекторов довольно небольшое количество.

Что касается нечистых на руку инспекторов. Ну, мы с вами уже сказали: если вы замечаете такой факт, есть телефон контактный, звоните. Я думаю, что будут приняты соответствующие меры, и весьма жесткие.

Виталий Млечин: Сейчас самое время нам переместиться в Липецк, у нас оттуда есть небольшой сюжет. Стало ли безопаснее в торговых центрах этого города? Прямо сейчас увидим.

СЮЖЕТ

Виталий Млечин: Ну, вот такие фильмы явно лишними не будут. Скажите, пожалуйста… Вот сейчас сотрудник МЧС говорил о том, что автоматика пожаротушения с истекшим сроком годности. А это что значит? Там какие системы нужно менять?

Сергей Щетинин: Ну, я сейчас не буду говорить, какие фирмы выпускают, чтобы не рекламы не делать этим системам. Да, есть определенный регламент обслуживания этих систем. Естественно, он ограничен сроками – год, два, три, пять. Есть еще паспортные данные, гарантийный срок эксплуатации. Если это нарушается… Конечно, инспектора знают, они будут проверять и будут требовать или замены этого оборудования, или его усовершенствования, или перепрограммирования, или обновления данных и так далее. То есть это узкоспециализированный вопрос, так сказать, его контролируют и владеют этой информацией инспектора. Вот об этом как раз и судебные иски, и все остальное.

Тамара Шорникова: Насколько современные те, что стоят сегодня в торговых центрах и в социальных объектах, системы оповещения, адекватны вообще современной жизни? Потому что опять же сразу после пожара ряд инвесторов, ряд предпринимателей говорили о том, что готовы как бы на частные деньги создать новые системы, говорили о том, что те, что сейчас стоят, устарели, и так далее. Вот как с ними обстоят дела? И действительно, может ли сюда прийти частный инспектор? Или все-таки это должно быть в ведении государства?

Сергей Щетинин: Вы знаете, это довольно большие деньги, довольно большие вливания должны быть. Это, наверное, десятки миллиардов. Может быть, и гораздо больше. Не знаю, готово ли государство на такие вливания.

Тамара Шорникова: То есть – менять нужно?

Сергей Щетинин: Есть и другие варианты. Вот мы видим в других министерствах и ведомствах так называемое так называемое государственно-частное партнерство, где бизнес приходит на помощь государству, выполняет общезначимую задачу, в том числе получает за это какие-то деньги и прибыль. Почему бы и нет?

Сейчас мир не стоит на месте, сейчас системы пожаротушения развиваются очень быстро, и микроэлектроника, и программирование. Мы видим, насколько все быстро развивается. Конечно, менять, усовершенствовать, безусловно, нужно. Конечно, придут на этот рынок, если его можно так назвать (ну конечно, это рынок предоставления этих услуг), придут мощные инвесторы. И я думаю, что вопрос решается, уже решается.

Виталий Млечин: Вы знаете, на мой непросвещенный взгляд, кажется, что в XXI веке вообще проблему пожарной безопасности можно было бы решить – ну, скажем, поставить через каждые 10 метров в потолке вот такие краны, которые автоматически будут включаться, если датчик среагирует на какое-то задымление, и будут гасить пламя. Понятно, что это примитивно, но тем не менее. Почему все-таки в XXI веке вот не получается создать такую автоматизированную систему, которая полностью исключит возможность пожара?

Сергей Щетинин: На самом деле все это создано, все это прописано, все это для определенных категорий пожароопасности помещений и зданий применяется. То есть на производстве, где есть большая вероятность именно возгорания и последующих серьезных последствий, там есть такие системы, они работают. Как только где-то оборудование обнаружило возгорание, тут же происходит тушение и дымоудаление. В местах с массовым нахождением людей тоже такие системы есть. И я думаю, что они дальше будут развиваться.

Но тут факт какой? Люди. Можно применять и газовое тушение, но опять же погибнут люди. Смысл? Можно применять воду (и применяется все это), но не всегда эти все системы работают так, как положено. Где-то, может быть, проблема обслуживающего персонала. Где-то, как видим здесь в этой ситуации, просто взяли, выключили рубильник – и все. И вся система, хоть она и была частично рабочая, не сработала. То есть момент пользователя, момент эксплуатанта, момент, может быть, проектировщика, неправильно спроектировавшего, неправильно ввели в эксплуатацию. Тут очень много проблем, я думаю.

Действительно, вы правильно подняли вопрос. Может быть, придет какая-то организация или, я не знаю, группа организаций, которые сделают мощную современную систему по последнему слову техники и электронику, которые на сегодняшний день семимильными шагами развиваются.

Тамара Шорникова: Будут ли те, кто в состоянии будет обслуживать эту систему?

Сергей Щетинин: Конечно, конечно. У нас очень много молодых грамотных людей. Мы видим, насколько наша молодежь продвинута в области электроники и программирования. Я думаю, что эти люди – наше будущее. И безопасность, в том числе такая автоматическая безопасность, – это дело нашего будущего.

Тамара Шорникова: Сейчас кратко, что просто этот вопрос… так сказать, полностью на него ответить. Действительно, проверки показали, что во многих заведениях просто не знают, как обращаться с оборудованием, как действовать, определенные алгоритмы поведения в определенных ситуациях. Вот каков процент действительно таких незнающих в наших торговых центрах, в наших соцобъектах?

Сергей Щетинин: Смотрите, это так довольно сложный вопрос. Наша организация – чем мы занимаемся? Мы пропагандируем безопасность, начиная с детского сада, школы, взрослых детей. То есть независимо от того, в каком вы возрасте, вы должны… Вот сейчас у вас спросить: а вы знаете, в случае возгорания в этой студии, что вы должны делать? Вы же не знаете. Хотя в принципе вы должны знать. И ваши операторы, и звукорежиссеры должны четко понимать, что делать.

Виталий Млечин: Бежать.

Сергей Щетинин: Ну… Куда бежать? Понимаете, здесь масса кабелей. Тут проблема, вот даже сейчас в вашей студии она уже есть, не говоря о том, что во всех других торговых центрах.

По плану – в обязательном порядке проведение тренировок. Тренировка персонала, тренировка в том числе вживую с людьми. Вы иногда видели, в торговых центрах проводится тренировка, и народ… Хоть это и финансовые затраты определенные, все равно мы должны это проводить. Мы с вами в обязательном порядке (опять же повторяю – в обязательном порядке) должны четко понимать, что безопасность – превыше всего. Можно пожертвовать какой-то вещью, каким-то фильмом, но остаться в живых, сохранить жизнь самим себе и нашим детям.

Поэтому максимально, еще раз, максимально нужно знать, нужно всегда выполнять те требования, которые вы слышите в торговых центрах через громкую связь. Постараться максимально… Почитать в интернете, там масса всевозможной информации. Постараться на своей квартире этот вопрос даже проиграть, в своем доме, в своем подъезде, как это сделать, как быстро, со своим ребенком. В школу, может быть, прийти и спросить учителей: «А как у вас организовано? А давайте мы посмотрим». Может, родительский комитет, еще как-то. То есть вопрос на самом деле по безопасности, помимо обязанностей государственных структур, это и обязанность нас с вами.

Тамара Шорникова: Давайте примем телефонные звонки.

Виталий Млечин: Да. Сначала – Краснодар. Елена, здравствуйте. Мы слушаем вас, вы в эфире. Здравствуйте, уважаемые ведущие. Здравствуйте, уважаемый Сергей. Извините, что я так к вам обращаюсь, не знаю вашего отчества. Я понимаю ваши проблемы, о чем вы говорите, и понимаю свои проблемы. У нас два дома двухэтажных, расстояние между ними буквально где-то 15 метров. Раньше между нашими домами построил один гражданин просто так, вот на земле построил с выходом на тротуар такой маленький ларечек. Крыша ларька почти достигает второго этажа и немножко углубляется. Он как-то так охватил наши дома.

Мы однажды уже звонили… Соседи из соседнего дома – бабушки старенькие, они прямо очень волновались из-за этого, прямо на балкон выходила крыша. И когда дует ветер, обязательно листва… У нас разная погода бывает. И обязательно страшно, потому что… ну, мало ли что загорится, задымится. И этого человека заставили снести помещение. Он снес, снес буквально в прошлом году.

Почему я звоню? Потому что актуально. В прошлом году, 25 марта, когда случилось в Кемерове событие вот это, этот человек именно этим днем, несмотря на то, что уже везде говорили о том, что случилось, начал строительство нового этого помещения без всякого разрешения. Мы и опять-таки жители соседнего дома, мы только помогали, ходили и тоже добились. Уже в декабре постановление было о том, чтобы он снес. Он только каркас построил, потому что сразу пожарные ходили, запрещали. Но вот год, и ничего никто не может сделать.

А сейчас вышло постановление о том, что снова ларьки будут, снова так актуально будет. Я не знаю, этот человек начнет строительство или не начнет? У него такая хватка, что он везде вот эти маленькие строения начинает, а потом достраивает их. Что нам делать, если у нас есть постановление суда? Я хотела, чтобы объяснили мне такую позицию. Это тоже очень небезопасно, потому что у нас ряд двухэтажных домов, и все мы как бы в связке одной находимся.

Виталий Млечин: Да, понятно, ваш вопрос понятен. Спасибо большое. Можем что-то порекомендовать?

Сергей Щетинин: Ну, я призываю опять же действовать только с точки зрения законодательства, то есть писать заявление в прокуратуру, добиваться, если есть решение о том, чтобы снести этот ларек. Ну, как я понял, уже снесли его. Судебные приставы… Ну, наверное, собираться домом, соседями, писать групповое заявление. Ну, только так. То есть никакого самосуда. Потому что мы знаем, что, может быть, не все так, как представляется, на самом деле происходит. Судебные органы есть, есть силовые структуры, которые все в рамках закона сделают.

Виталий Млечин: Андрей из Великого Новгорода нам звонит. Андрей, здравствуйте.

Зритель: Добрый день. У меня к вам, Сергей, вопрос. Извините, не знаю вашего отчества. У меня к вам такой вопрос. Вот у нас в Новгороде находится торговый центр «Мармелад». Долгое время его не могли эмчеэсники принять, были большие нарушения (не знаю, какие точно), но все-таки его пустили. Когда приходишь туда – такой ужас охватывает! Если попадаешь на последний этаж, кроме лифта, спускаться не на чем – ни лестниц нет, ни выходов нет, ни пожарных всех принадлежностей нет, ни эвакуационного плана нет. Что в таких случаях надо делать? Просто сгоришь на этом последнем этаже.

Виталий Млечин: Так, может, не ходить просто в этот торговый центр?

Зритель: А если надо туда попасть, допустим?

Виталий Млечин: Да, понятно.

Сергей Щетинин: Ну, как я и говорил, все в наших руках на самом деле. Если мы видим вот такой правовой беспредел, есть официальные приемные в МЧС и в прокуратуре, то есть можно написать официальное заявление с фотографией в ваше региональное или главное управление МЧС по области. И я думаю, что, безусловно, это будет двигаться. Также можно подключить и общественную палату, продублировать эту информацию в Общественную палату. Мы постараемся это дело взять на контроль.

Виталий Млечин: А вот вопрос, которого я ждал: «Я как покупатель почему должна думать о безопасности? Есть специалисты, которые получают за это зарплату».

Сергей Щетинин: Ну, знаете…

Виталий Млечин: И очевидно совершенно, что это не один человек.

Сергей Щетинин: Я отвечаю знаете как? К каждому гражданину нашей страны, даже всего мира, не приставишь персонального пожарного или спасателя. Ну не получится этого. Вот есть ряд обстоятельств, по которым мы не сможем прямо к каждому человеку поставить спасателя и пожарного. Мы должны с вами заботиться о своей собственной безопасности. Это не будет лишним никогда. А специалисты, которые получают за это заработную плату, безусловно, они должны относиться к своей работе соответственно. Если что-то у них не получается и пробуксовывает… Ну, мы с вами есть – общественность. Поэтому Общественное телевидение России и существует. Мы должны обращать внимание на эти проблемы.

Тамара Шорникова: Вот только что говорили об алгоритме действий в какой-то экстренной ситуации – например, при пожаре. В интернет ходить не нужно, у нас есть прямой эфир, и прямо сейчас можем посмотреть сюжет. Наша съемочная группа решила выяснить, чем оснащены пожарные части сегодня, взяли за пример Подмосковье. Давайте узнаем, как проводят учебную эвакуацию, к примеру, в детской поликлинике. Татьяна Григорьянц расскажет.

СЮЖЕТ

Виталий Млечин: Вот смотрите – на тренировке все хорошо всегда, все есть, все оборудование нужное есть, все задачи выполнили. Какая-то единственная задержка была на две минуты, потому что в компьютер что-то долго вбивали. А на деле, в реальных пожарах? Вот та же кемеровская ситуация – там, судя по всему, далеко не все гладко было.

Сергей Щетинин: Вы знаете, комментировать… Я думаю, что Следственный комитет вынесет соответствующее решение, мы об этом узнаем.

Виталий Млечин: Нет-нет, я не про то, кто виноват, кто сделал не так. Это надо расследовать. Я к тому, что действительно все пожарные – классные профессионалы и готовы, как сейчас сказал человек, в любое время дня и ночи выехать и профессионально сделать? И все ли у них есть, что необходимо?

Сергей Щетинин: С одной стороны, конечно, можно сказать: да, мы все люди на Земле – добрые, пушистые, нежные и ласковые. Да, конечно, так. Но на самом деле, конечно, есть сильные пожарно-спасательные части, которые оснащены современным оборудованием. Конечно, есть не очень оснащенные. Где-то есть устаревшее оборудование, которое периодически должно менять. И сейчас в плановом порядке происходит замена. Где-то не хватает людей. Где-то…

Вы же должны понимать, что пожарные части не всегда подчиняются напрямую МЧС России и финансируются, есть субъектовые, есть муниципальные пожарные части – и там бюджет совершенно другой. Поэтому говорить так, что прямо на тысячу процентов все готовы – ну, наверное, вряд ли я скажу. Но на 99,9% – да. Элемент случайности может быть. Я думаю, что душой на самом деле все работники, все пожарные спасатели, безусловно, готовы в любую минуту прийти на помощь. И они это делают, даже если, может быть, где-то не хватает или не совсем современное оборудование. Они в любом случае приходят на спасение человеческой жизни.

Тамара Шорникова: Такие жуткие истории, к сожалению, которые случаются, они помогают все-таки подсветить те или иные проблемы – в частности, конечно, дефицит каких-то средств в той же системе пожарных. Что-то этот год помог изменить?

Сергей Щетинин: Ну, я думаю, что, конечно, проблемы есть, и будут эти проблемы. Самое главное, что показали, наверное, эти проблемы всем, и все сейчас вдруг увидели, что, оказывается, немножко не хватает денег, оказывается, может быть, не совсем наши пожарные и спасатели как-то одеты соответствующе. Ну, я думаю и уверен, что работа ведется. Она будет продолжаться вестись, как и во всем нашем, так сказать, государстве. Мы стараемся налаживать свою жизнь, мы стараемся сделать нашу работу максимально эффективной. Поэтому надеюсь, что все будет очень хорошо.

Виталий Млечин: Из Челябинской области нам пишут: «Когда зарплата у эмчеэсников будет по 100 тысяч, тогда все будет в порядке». А сейчас сильно меньше, чем 100 тысяч зарплата?

Сергей Щетинин: Ну, опять же регион страны, где это находится. Если на Дальнем Востоке, в Сибири, на Урале, на Кавказе, в Москве, то, конечно, цены разные. Ну, зарплата разная у всех людей. И квалификация того же пожарного и спасателя, и должность, которую он занимает. Прямо говорить, что везде вот такая зарплата – нет, так нельзя. Ну, в среднем, скажем так, средняя зарплата по региону.

Тамара Шорникова: Мансур, Оренбург. Давайте выслушаем.

Виталий Млечин: Здравствуйте, вы в эфире.

Зритель: Алло. Здравствуйте. Я из Оренбурга звоню вам, Мансур зовут. Работаю слесарем. Я пенсионер, но слесарем-электриком работаю. По долгу службы приходится устанавливать таблички «ВЫХОД». Я считаю, что они бестолковые вообще, потому что при задымлении дым у нас наверху, а они тоже наверху, их просто не видно. Был за рубежом на отдыхе, ну, в Турции и в торговом центре обратил внимание, что на полу, на кафеле стрелки «ВЫХОД». И все понятно, ни на английском, ни на каком. Видно. Ты нагнулся при пожаре и по этой стрелке пошел на выход. Вот так надо.

Виталий Млечин: Понятно, спасибо большое. На непросвещенный взгляд, уж точно кажется разумной мыслью.

Сергей Щетинин: В определенных торговых центрах это уже установлено. Кроме того, есть звуковая сигнализация, звуковые маячки так называемые перед выходом, перед аварийным выходом, где человек слышит и, естественно, будет двигаться туда. Также сейчас ведутся разработки, ну, по крайней мере, мне доводилось видеть такие экспериментальные разработки, где в ваш гаджет приходит информация о том, куда нужно идти в случае пожара непосредственно в том объекте, где вы находитесь. Но пока, с точки зрения применительности, если нет законодательного акта, где это в обязательном порядке прописано, пока это не включено в правила пожарной безопасности, все это только…

Виталий Млечин: Понятно.

Сергей Щетинин: Определенные моменты уже включены.

Виталий Млечин: Одно дело – разработать систему, которая будет эсэмэски рассылать. Это долго и дорого, понятно. А вот линии на полу нарисовать, ну, казалось бы, не сложно.

Сергей Щетинин: Я опять же повторюсь: во многих субъектах и торговых центрах это есть, уже есть.

Тамара Шорникова: И примем звонок из Карелии, к нам дозвонилась Ирина. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. У меня будет вопрос к вашему гостю. Значит, основным нарушением по безопасности было то, что все развлекательные зоны детские, детские кинозалы были расположены на верхних этажах. Соответственно, поэтому так вот и получилось все. И буквально одну секунду, я по бегущей строке прочитала, там писали, что… По-моему, Москва, если я не ошибаюсь. «Буквально вчера были в торговом центре. Игровые зоны расположены на седьмом этаже». Поэтому по эвакуации, конечно, здесь будет беда, я считаю так.

Так вот, у меня будет вопрос к вашему гостю по проверке. Опустили ли все игровые зоны на первый или на второй этаж?

Сергей Щетинин: Ну, скорее всего, нет, потому что это довольно большие затраты финансовые, это точно. Скорее всего, были предприняты дополнительные какие-то решения конструктивные, возможно, строительные, возможно, изменения каких-то материалов, расширение, планировочные работы были произведены. Если этот объект на сегодняшний день работает – значит, он все-таки прошел, получил заключение и допущен к эксплуатации. Наверное, так. Ну, опять же с каждым объектом нужно разбираться дополнительно. И еще раз повторяю: если он сейчас официально работает, у него есть разрешение – значит, нормы выполнены.

Тамара Шорникова: Разные SMS приходят. Вот Камчатский край пишет: «На Камчатке торговые центры спроектированы таким образом, что при возникновении пожара весь народ будет эвакуирован в течение 1–2 минут, никто даже обжечься не успеет». Ну, поверим на слово. Волгоградская область: «В торговых центрах планов эвакуации нет, огнетушителей нет, обозначения выходов нет». Соответственно, проблемы явно будут. И вот SMS из Рязанской области, тоже мнение телезрителя: «Любой торговый центр горит 8 минут. Это просто газовая камера». Ну, очевидно, это тоже навеяно неким страхом, который сейчас у людей есть, но тем не менее.

Наверняка не зря же возникла инициатива депутатская – вернуть МЧС, соответственно, какую-то возможность принимать здания, капитальные строения, следить за строительством, приемкой. Почему исключили? Это же важное структурное подразделение.

Сергей Щетинин: Почему исключили? Я сказать, наверное, сейчас уже не смогу, но сейчас внесли изменения… вносятся изменения, и по этим изменениям будет проводиться Государственный пожарный надзор в рамках строительной экспертизы. Также будут принимать участие инспекторы или руководящие сотрудники в процессе принятия в эксплуатацию этого здания, то есть в проектировании и в принятии. Тогда, конечно, будет вопросов гораздо меньше. То есть когда собственник построил здание, он его принял, официально комиссия приняла, а МЧС об этом даже и не знает… В процессе уже проектирования будут вноситься изменения, будет требоваться выполнение всех норм в рамках пожарной безопасности. Я считаю, что если закон этот примет, то это будет очень большой шаг для безопасности жителей нашей страны. Наверное, так.

Виталий Млечин: Нам пора подводить итоги. Мы спрашивали у наших зрителей: чувствуете ли вы себя в безопасности в торговых центрах? И лишь 15% чувствуют себя в безопасности, а 85% не чувствуют себя в безопасности в торговых центрах.

Сергей Викторович, давайте подводить итог. Вот этот очень печальный процент – лишь 15% наших зрителей высказались за то, что они без страха ходят в какие-то торговые центры. Что можно сделать для того, чтобы число людей, которые без страха ходят в какие-то места, где много народу, оно увеличилось?

Тамара Шорникова: И обоснованно без страха.

Виталий Млечин: Да.

Сергей Щетинин: Вы знаете, может быть, здесь еще сказывается некая фобия, потому что мы видели большие трагедии по телевидению, мы видели жертвы. Конечно, человек хочет жить, и, естественно, он будет опасаться. Но все-таки, наверное, больше обращать внимание на собственную подготовку. Наверное, так. Когда вы больше читаете, когда вы больше знаете, вы уже немножко по-другому относитесь к тому, что вокруг вас. Возможно, вы сейчас пришли в торговый центр – и чисто психологически чувствуете себя не очень уверено и боитесь.

Возможен и другой вариант. Вы уже обладаете какими-то знаниями, хотя бы начальными, зашли в тот же торговый центр, и видите, что нет, оказывается, не все так печально: здесь огнетушитель, здесь дверь, здесь план выхода на эвакуацию, здесь фонарь горит, здесь охрана правильно работает.

Виталий Млечин: То есть – повышать собственную грамотность?

Сергей Щетинин: Я думаю, что в первую очередь – да. Опять же прозвучало в вопросе предыдущем: «Вот там плохо, это не сделано». Человек на самом деле видит, что плохо. И об этом нужно в обязательном порядке сообщать нашим контрольным органам. Опять же, это наша с вами безопасность. И тогда, когда мы с вами будем подключаться к этому, процент вот тех людей, которые чувствуют себя, скажем так, безопасно при посещении торговых центров, будет возрастать, безусловно.

Виталий Млечин: Спасибо вам большое. У нас в гостях был руководитель Российского союза спасателей, член Общественной палаты России Сергей Щетинин. Мы беседовали о пожарной безопасности. «Зимняя вишня»: год спустя» – это наша большая тема, поэтому наши коллеги сегодня вечером к ней обязательно вернутся.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты