Сергей Силивончик: Охранник детского учреждения отличается от охранника гаража. Его необходимо специально готовить

Сергей Силивончик: Охранник детского учреждения отличается от охранника гаража. Его необходимо специально готовить
Сергей Обухов: С тех пор, как отменили индексацию работающим пенсионерам, их количество резко сократилось. Стало меньше налогов и отчислений в ПФ
Герман Зверев: В стоимости рыбы - 35% отпускная цена рыбака. Остальное - это перевозка и ритейл
Татьяна Овчаренко: У сбытовых компаний манера обсчитывать и начислять долги просто фантастическая!
Как оплачивают счета в глубинке, где нет почты и денег на интернет?
Валентина Иванова: Норматив школьного питания вырос вдвое – до 75,6 рублей. Но есть проблема ежедневного контроля качества и разнообразия рациона
Почему наши мегаполисы превращаются в гетто?
5G убьёт абонента? Действительно ли высокочастотные сети провоцируют онкологию?
Пассажир, выключи музыку! Надо ли запретить использовать в транспорте гаджеты без наушников?
Грабят банк, не выходя из дома. Могут ли хакеры, кроме личных данных, украсть и деньги со счетов?
Китайцам въезд запрещён. Россия закрыла границу для жителей КНР
Гости
Марина Семенова
президент Всероссийского союза общественных организаций по работе с многодетными семьями
Сергей Силивончик
исполнительный директор СРО Ассоциация «Школа без опасности»

Александр Денисов: Трагедия в Нарьян-Маре. Как рассказал Тимур Уразбахтин, там случилось сегодня такое ЧП в детском саду. Хронический алкоголик в состоянии бреда зашел в детский сад во время тихого часа, поднялся на третий этаж и нанес смертельное ножевое ранение шестилетнему мальчику. Охрана пропустила нетрезвого визитера, полагая, что это отец одного из детей.

Тему обсуждаем вместе с вами. В студии у нас – Сергей Силивончик, исполнительный директор ассоциации «Школа без опасности». Сергей, добрый вечер.

Сергей Силивончик: Да, добрый вечер.

Анастасия Сорокина: Добрый вечер.

Александр Денисов: И на связи у нас…

Анастасия Сорокина: …журналист информационного агентства Андрей Торопов. Давайте узнаем у него, что там произошло. Андрей, здравствуйте.

Александр Денисов: Андрей?

Андрей Торопов: Да, я вас слушаю.

Александр Денисов: Добрый вечер, Андрей. Вот была информация, что Росгвардия и региональные власти проверяют охрану во всех детских садах Нарьян-Мара. Что известно про охрану в этом детском саду? Как у них это все произошло? И про другие сады – что у них там с безопасностью?

Андрей Торопов: Сегодня я присутствовал на пресс-конференции, которая проходила в окружном департаменте образования. И сотрудник департамента сообщила, что, получается, охранник охранного предприятия открыл злоумышленнику дверь дистанционно. То есть он находился в другой части здания и по камерам увидел, что… Он подумал, что это родитель, и открыл эту дверь. Так мужчина и попал в здание.

Анастасия Сорокина: Андрей, а есть какая-то информация, как этому мужчине удалось туда проникнуть? Что, там не было воспитателей, взрослых людей? Что, никто не смог его остановить? Как вообще такое могло быть во время тихого часа?

Андрей Торопов: Сейчас более подробной информации нет. Как я предполагаю, он просто прошел туда напрямую.

Александр Денисов: Андрей, а родители в других детских садах как отреагировали на случившуюся трагедию? Как они сейчас? Поведут детей завтра?

Андрей Торопов: У нас население города – 25 тысяч человек. То есть тут очень редко происходят какие-то криминальные вещи, поэтому все очень живо отреагировали. Соцсети наполнились негативными комментариями в адрес, так скажем, преступника.

Александр Денисов: Ну понятно. А вот про охрану в детских садах? Родители…

Анастасия Сорокина: Какие-то проверки, какие-то изменения теперь должны быть?

Александр Денисов: Что говорят? Пристрастны охранники или нет? Или нажимают эти кнопки у вас, не глядя? Ну и не только у вас.

Андрей Торопов: Ну да, получается, что в основном люди оценивают негативно. Соответственно, органы, Следственный комитет также заинтересовался этой темой и проверяет охранное предприятие.

Александр Денисов: Спасибо.

Анастасия Сорокина: Спасибо.

Александр Денисов: На связи был Андрей Торопов, журналист информационного агентства NAO24.

Анастасия Сорокина: Сергей, вопрос с безопасностью, я так понимаю, обстоит везде с учебными заведениями. Есть какие-то стандарты, как должны проходить, пропускная система. Но допускаются какие-то, я так понимаю… Вот охранник взял и отлучился, дистанционно открыл. Почему возникают такие ситуации, когда кто-то беспрепятственно на охраняемую территорию может пройти?

Сергей Силивончик: Здесь ситуация в том, что существует Москва и существуют другие субъекты Российской Федерации. Между Москвой и остальными субъектами существует катастрофическая разница в том, как организована охрана образовательных организаций.

Я, например, не могу себе представить, чтобы работник охраны даже не поинтересовался, кто это пришел. Тем более человек пришел в тихий час, когда в принципе родители не идут в детский сад забирать своих детей. Есть время массового прихода и время массового ухода детей из детского сада. Здесь человек пришел один, почему-то пришел. Никто не поинтересовался, почему, кто это.

Опять же формулировка такая: «охранникам показалось» или «они подумали». Я не могу себе такого представить в Москве, потому что действительно подготовленный работник охраны в принципе знает практически всех родителей, он знает их в лицо, и он знает, кому он отдает ребенка. Ну, не он отдает, а воспитатель. То есть он знает людей, которые приходят.

Александр Денисов: Знаете, сразу поспорю с вами. Забирал своего ребенка – сына – из детского сада неоднократно. Как устроена система? У тебя есть карточка, которую ты прикладываешь в самом здании. Например, ты заходишь на территорию сада, просто подходишь, нажимаешь вот этот – как он называется? – интерком, средство для коммуникации. Кнопку нажал – и тут же тебе, не спрашивая, кто ты и что, открыли, и ты заходишь на территорию. А там уже дети гуляют.

И если, например, твой ребенок гуляет на улице, то ты можешь подойти, взять его и отправиться домой. Если они уже в здании, то, да, там сидит охранник, и он с тобой парой фраз да перекинется, потому что ты должен уже там прикладывать карточку, он тебе подскажет: «Нажмите, что вы забрали». Он за этим тщательно следит…

Анастасия Сорокина: Ну, это недавно ввели такую систему.

Александр Денисов: …чтобы у них там все было исправно с электронной отчетностью. В общем, тоже они в полглаза. И он из здания не выходит. Я ни разу не видел, чтобы он по территории…

Сергей Силивончик: Ну смотрите. В то время, когда дети находятся на прогулке, охранник находится на территории.

Александр Денисов: И там есть воспитатель.

Сергей Силивончик: Он тоже находится. Работник охраны находится у нас на территории. И мы отслеживаем, чтобы работник охраны находился на территории во время нахождения детей на территории. И когда охранник вам открывает дверь, он тоже вас видит. У него стоит экран на посту охраны, и он видит, кто пришел, кто нажимает кнопку, кто пытается войти в образовательную организацию.

Но здесь, когда пришел один человек, на него реально можно было обратить внимание. И это действительно случай халатности и случай непрофессионализма.

Анастасия Сорокина: А самое главное… Меня что возмущает? А другие взрослые где были? Я помню, что если даже в детском саду у детей тихий час, все равно воспитатели не имеют права не контролировать этот процесс.

Сергей Силивончик: Ну, здесь мы не можем сказать… Я могу комментировать действия работника охраны, что он должен был сделать. А что должны были делать воспитатели – здесь я вам не скажу. Но то, что факт непрофессионализма – это да. И то, что он должен был поступить по-другому – это точно.

Значит, человек, который стоял на посту в образовательной организации, не был достаточным образом подготовлен, он не проходил обучение по дополнительным программам. Да, у него было удостоверение частного охранника, но этого недостаточно для того, чтобы охранять школы, детские сады, потому что есть специфика, есть специфика охраны объекта.

Охранник школы отличается от охранника гаража, от охранника стройки и так далее, от охранника больницы. И для того, чтобы он понимал, что ему нужно делать в каждой конкретной ситуации, ему нужно дополнительно учиться – так, как это происходит, например, в Москве.

У нас работники охраны, которые находятся на постах в Москве, они проходят дополнительное обучение и получают документы, которые свидетельствуют о том, что он прошел обучение по дополнительным программам. Программы основаны на базе профессионального стандарта. Существует профессия «работник по обеспечению охраны образовательных организаций», целая профессия.

Александр Денисов: Вы так говорите, как будто у нас происшествий в школах московских не было. Были же, и неоднократно, со стрельбой, с поножовщиной…

Сергей Силивончик: Они были. Но давайте заметим, что в последние годы ситуация в Москве…

Александр Денисов: Потом выяснялось, что рамку отключили и так далее.

Сергей Силивончик: Это было ранее. За несколько последних лет ситуация в Москве кардинально изменилась. Когда началось применение профессионального стандарта, когда работники охраны начали проходить дополнительное обучение, все изменилось. И нет случайных людей, как это было ранее, ближе к 90-м годам, когда все только начиналось. Тогда охранная отрасль только появилась, поэтому охранниками становились все, кто хотели. Не говоря уже о том, где они стояли.

Александр Денисов: Все, у кого работы не было.

Анастасия Сорокина: А что, сейчас там такая большая зарплата, что все так стремятся в охранники детских садов?

Сергей Силивончик: Говорить о зарплате – это больной вопрос охранной отрасли на самом деле. Часто в регионах стоят охранники, не имеющие должной подготовки только потому, что цена поста является такой, что туда невозможно поставить профессионала за эти деньги. И в национальной федеральной программе «Образование» на охрану школ деньги не предусмотрены. В федеральном бюджете предусмотрены меры по охране образовательных организаций, а деньги на реализацию этих мер не предусмотрены.

И хотя у нас есть профессиональный стандарт работников по охране образовательных организаций, есть национальный стандарт, который определяет базовые меры для охраны образовательных организаций, есть постановление Правительства Российской Федерации № 1006, его приняли в августе этого года, и оно тоже предусматривает определенный ряд мер, но средства на реализацию не выделены.

Поэтому за те деньги, которые сегодня платят частным охранным организациям в регионах, за эти копейки поставить профессионала на это место нереально. А человек, который не имеет дополнительной подготовки, он отрабатывает вот так в такой ситуации.

Александр Денисов: Сейчас послушаем звонок, а потом вернемся к детским садам. Добрый вечер. Дозвонился…

Анастасия Сорокина: …Владимир из Тольятти. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте, добрый вечер. Владимир, город Тольятти. Вы знаете, про Москву, конечно, можно говорить. У меня дальние родственники… ну, в смысле, родственники в Тульской области проживают и ездят работать охранниками, потому что зарплата в пределах 30–40 тысяч. И для них это предел мечтаний, для провинции. Но это Москва.

Что касается Тольятти. Ну что? Бабушки и дедушки в школах и в детских садах, и то не во всех, потому что, сами понимаете, бюджет у детских садов… Допустим, говорят: «Нужно на охрану собрать», – и так далее.

Вы знаете, во всей этой ситуации меня поражает совершенно другое… не поражает, а это как бы в порядке вещей для нашей России, для нашего великого государства. Пьяный мужчина идет в таком виде одетый – и это в порядке вещей. И он подумал, что это чей-то отец. Значит, в таком виде родители приходят и забирают детей – и это в порядке вещей. Вот что возмущает. Понимаете? Вот это уже предел всему. Знаете, это уже зазеркалье какое-то, честно говоря. Не знаю, думаете вы так или нет.

Александр Денисов: Ну да, вот сейчас его показывают на картинке, мы смотрим: он в куртке, тельняшка какая-то у него растянутая.

Зритель: Да-да. Немыслимо одет, в пьяном виде – и его пропускают! Значит, родители приходят в таком виде за детьми. Даже если придет отец чей-нибудь, и вдруг в его пьяную голову взбредет мысль разборку учинить с мальчишкой, который обидел его пацана… Ну, вы представляете, что это такое.

Александр Денисов: Да. Спасибо, Владимир.

Анастасия Сорокина: Спасибо. И еще один звонок – из Владимирской области, Татьяна на связи. Здравствуйте.

Зритель: Алло.

Анастасия Сорокина: Да, Татьяна, говорите, пожалуйста.

Зритель: Здравствуйте. Я из Владимирской области. Вы знаете, я просто в шоке! У меня у самой пять внуков, четверо школьников и маленькой девочке два годика, ходит в детский сад. Я вам точно скажу, что я согласна с оппонентом, который сегодня у вас находится в студии. Нет денег в городах, нет денег в бюджетах. У нас никаких охранников с лицензией нет. У нас сидит обыкновенный техслужащий, который полы моет, и за 11 тысяч он сидит, подрабатывает. Кого она впустит? Кого она не впустит? Вы понимаете?

Этот вопрос надо как-то решать на высшем уровне. У нас в городе только вчера похороны были: девочку придавило насмерть, стог сена упал, ей позвоночник раздавило, 13 лет. И тоже никто не охранял. В поле все это оставили, как-то это все хранится. А в таких маленьких городах, как наш, у нас нет никаких охранников. Страшно отдавать детей!

Александр Денисов: Спасибо, Татьяна.

Сергей, я опять же не соглашусь, совершенно не в деньгах дело. Еще одна история с тем же детским садом, куда у меня ребенок ходил. В жилом доме детский сад занимает первый и второй этаж, площадка, пройти через небольшую придворовую территорию, и там у них огорожено. И на этом пути… Ребенок пошел домой. То есть воспитатель вела их на эту площадку. Ну, возможно, она куда-то отвлеклась. Он развернулся и не на площадку пошел, а отправился домой. Все! И непонятно, где он. Родители обнаружили, что он пришел домой.

Вот вам пример. И дело совершенно не в деньгах, а в отсутствии внимания. Вот вашим охранникам вы объясняете: «Если ты будешь сидеть и чай с баранками пить, то ты сядешь за это, ты сядешь лет на восемь»?

Сергей Силивончик: Наши охранники в курсе всех этих вещей, потому что у них в рамках дополнительной программы, по которой они проходят подготовку, есть правовая подготовка, тактико-специальная подготовка, техническая, психологическая в том числе подготовка для того, чтобы они понимали, как общаться с теми же родителями, с преподавателями, с людьми, которые приходят в нетрезвом состоянии.

И да, есть случаи, когда приходят родители в не совсем адекватном состоянии, в Москве, и охранник должен на них обратить внимание. И у нас бывают случаи, когда работник охраны не отдает детей. Иногда доходит до того, что вызывают сотрудников полиции. И такие случаи нередкие, потому что люди бывают разные.

А здесь не обратить внимание на единственного человека, который вошел, – это, безусловно, непрофессионально и халатно. Но для этого, для того, чтобы работник охраны отработал свои обязанности в полном объеме, он должен уметь это, он должен знать. А без необходимых знаний и умений он этого не сделает никогда. А для того, чтобы он это умел, его нужно научить. А для того, чтобы научить, нужно иметь ресурсы, которые можно в это вложить.

У нас в Москве охранники не заплатили ни копейки за то, что они обучились всему этому, всем этим знаниям. За это заплатил работодатель.

Анастасия Сорокина: Послушайте, вы говорите про обучение. Но ведь это же не какие-то такие, знаете, сумасшедшие правила, которые человек не может изучить самостоятельно, когда он приходит на такую работу. В принципе, это же можно прочитать…

Сергей Силивончик: Они не сумасшедшие, я с вами согласен, но это правила, которые нужно знать. И их нельзя прочитать неизвестно где. Это то, что мы…

Анастасия Сорокина: Ну, вы сдаете на права, и вы читаете теорию. Вы же понимаете, что вы сядете и должны будете выполнять эти обязательства.

Сергей Силивончик: Я вас понимаю. Есть обязательная программа, которую изучает охранник тогда, когда он получает удостоверение частного охранника, что он эти знания освоил. А вот эти знания – это знания дополнительные. В принципе, если он не работает в школе, у него нет интереса это изучать. А если он работает где-то на периферии за копейки, то у него нет мотивации у этого, он не хочет учиться.

Анастасия Сорокина: Хорошо. А у директоров школ, у директоров детских садов – у них есть интерес, чтобы охранник, который сидит в их заведении…

Сергей Силивончик: У них есть интерес, но у них нет возможностей.

Анастасия Сорокина: Вот интересно, у директора этого садика будет какая-то ответственность?

Александр Денисов: Между прочим, тоже привлекут к уголовной ответственности.

Сергей Силивончик: У них есть интерес, но у них нет возможностей. Для того чтобы они поставили профессионала, им нужны деньги. Денег у них нет. Федеральный бюджет им эти деньги не выделил.

Мы опять же возвращаемся к той же истории, когда нормативно-правовые акты есть, профессиональный стандарт работника по обеспечению охраны образовательных организаций есть, есть национальный стандарт, а денег нет. То же постановление № 1006 Правительство Москвы… Правительство Российской Федерации приняло в августе 2019 года, и там есть категории, в том числе…

Вот говорили о маленьких городах. Есть категории, на которые подразделяются школы: малокомплектные школы, школы, где больше учащихся, и так далее. Четыре категории. Там предусмотрен ряд мер, в том числе и для малокомплектных школ в небольших городах.

Но если у школы нет денег, то за счет чего туда поставить охранника? При всем желании, если директор будет очень хотеть, откуда он возьмет деньги на этого работника охраны?

Анастасия Сорокина: А сейчас ответственность будет директор же нести этого детсада, правильно?

Сергей Силивончик: Безусловно, в рамках всех необходимых процедур все лица будут привлечены к ответственности. И конечно же, в соответствии с законом «Об образовании», за безопасность учащихся во время учебного процесса отвечает руководитель образовательной организации. Да, он несет за это ответственность. И конечно, образовательная организация обязана обеспечить безопасность учащихся в период…

Александр Денисов: Сергей, меня все-таки удивляет, что вы так все упорно в сторону денег склоняете проблему.

Анастасия Сорокина: Тут не деньги, а человеческий фактор.

Александр Денисов: Ты человек. Ты подписал договор, поставил свою подпись под договором трудовым. Все, ты обязан работать!

Сергей Силивончик: Они и работают.

Александр Денисов: Если тебе мало денег – иди и зарабатывай больше! А если ты там сел – ну все, неси вахту.

Сергей Силивончик: Мы сейчас говорим о том, что человек подписал, он поставил подпись, он работает охранником, но должностные обязанности не выполнил. И да, он понесет за это ответственность. И я уверен, что он понимает, какую ответственность он понесет. Безусловно, факт халатности, факт невыполнения своих обязанностей налицо.

Анастасия Сорокина: Давайте поговорим с нашим гостем. На связи с нами Марина Анатольевна Семенова, член Общественного совета при уполномоченном при президенте Российской Федерации по правам ребенка. Марина Анатольевна, здравствуйте.

Марина Семенова: Да, здравствуйте.

Анастасия Сорокина: Вот эту ситуацию, которая произошла в детском саду, как вы оцениваете? Что можно теперь сделать, чтобы обезопасить детей? Действительно ли все упирается только в то, что нет денег, и нужно теперь, руководствуясь таким доводом, просто взять и повысить зарплату всем, кто охраняет образовательные учреждения?

Александр Денисов: Вот этот охранник стал бы лучше, который сидит в Нарьян-Маре, если бы ему положили зарплату даже в 100 тысяч? Как вы думаете, стал бы он лучше?

Сергей Силивончик: Если бы он отучился.

Марина Семенова: Ситуация страшнейшая! Вы знаете, смысл, мне кажется, не в повышении зарплаты, а в том, что как раз должностные обязанности четко не прописаны. То есть сидит этот дяденька-охранник. И что он должен был делать? Паспорт проверять? Или он должен был проверить по списку, может ли вообще этот человек заходить в это заведение? То есть – конкретно, каким образом можно было обезопасить детский сад от такого ненормального человека.

Александр Денисов: Марина Анатольевна, а я вам скажу, что он должен был делать. Он должен был сидеть хотя бы в том же здании, а не где-то в другом, в подсобке, – для начала.

Марина Семенова: Ну, это да, с этим я согласна. Но если бы он даже находился в этом же здании… И еще. Допустим, если это неадекватный родитель, который приходит за своим ребенком и совершает такие неадекватные действия… Здесь надо, я думаю, очень серьезно подумать вообще обо всей этой системе безопасности наших детей как в детских садах, так и в школах.

Анастасия Сорокина: Подумать и что сделать? Упираемся в вопросы: они некомпетентные, они этих правил не знают? Человеческий фактор, какая-то такая безответственность человеческая?

Марина Семенова: Мы увеличим зарплаты – и все будет то же самое.

Анастасия Сорокина: Спасибо.

Александр Денисов: Спасибо.

Анастасия Сорокина: На связи была Марина Анатольевна Семенова, член Общественного совета при уполномоченном при президенте Российской Федерации по правам ребенка.

Александр Денисов: Сергей, так уж получилось, что вы у нас, соответственно, за всех этих российских охранников…

Сергей Силивончик: Смотрите, смысл не только…

Александр Денисов: Это лицензированный вид деятельности до сих пор?

Сергей Силивончик: Да.

Александр Денисов: И как же ему лицензию дали?

Сергей Силивончик: Дело не в лицензии. Лицензию дают не охраннику, а лицензию дают частному охранному предприятию.

Александр Денисов: И оно обязуется…

Сергей Силивончик: А охранник получает удостоверение частного охранника. И с этим удостоверением он устраивается в частную охранную организацию.

Но возвращаюсь к вопросу… Еще раз хочу отметить, что дело не только в деньгах. Смысл не в том, чтобы платить им больше денег. Просто большая стоимость поста позволяет вкладывать средства в обучение охранников, в их подготовку.

Анастасия Сорокина: Ну сколько же можно готовить? Там правила, что ли, меняются каждый месяц?

Сергей Силивончик: Да дело не в правилах. Дело в том, что они не учатся тому, чтобы охранять школу. Они не понимают специфику охраны образовательных организаций. Они дополнительных знаний не получают. Они не знают, что делать в такой ситуации.

Анастасия Сорокина: Так они сидят на охране. Вот пусть сидят и их изучают. Что, это так сложно?

Сергей Силивончик: А конкретно с этим человеком – он мог бы обратить на него внимание, подойти и с ним пообщаться. Он действительно был в нетрезвом состоянии, он действительно был странно одет. Это значит, что охранник на него не обратил внимания. И вот эта версия, что вроде бы это родитель…

Анастасия Сорокина: Как вахтер.

Александр Денисов: Это значит, что охранник с ним рядом даже не был.

Сергей Силивончик: Его не было рядом с ним. Ну, это же очевидно. Если бы он общался…

Александр Денисов: Если бы даже в паре метров прошел, то почувствовал бы запах.

Сергей Силивончик: Безусловно, он бы определил, что человек в неадекватном состоянии. И он вызвал бы полицию, если кнопка у него была.

Анастасия Сорокина: Юрий из Московской области на связи. Здравствуйте.

Зритель: Да, здравствуйте. Я не согласен с вашим экспертом. Прежде всего, он неправильно рассуждает по поводу охраны тех или иных объектов, в том числе и дошкольных. Сидят сторожа, пусть даже и в форме охранников, но это в большинстве случаев так называемые нелицензированные охранники, которые не имеют никакого представления в большинстве случаев о том, как нести нужно службу, и не понимают не только свои обязанности и права, но и не понимают, какая им грозит ответственность. Вот в этом случае нужно посадить непосредственно этого охранника по многим статьям, если скрупулезно покопаться адвокату потерпевшей стороны.

Давайте не будем забывать, что лицензированный охранник прежде всего предусматривает получение оружия. Вряд ли охранник, который получает оружие благодаря данной лицензии, в зависимости от разряда, пойдет охранять детский сад или школу, где не предусмотрено ношение оружия. Это во-первых.

Да, обусловлено все, конечно, человеческим фактором. Но давайте не будем списывать со счетов, что сейчас подмосковные и московские школы охраняются настолько, независимо от того, сторожа это либо лицензированные охранники, которые просто ни под каким предлогом не впускают в здание школы никакого родителя, даже по паспорту либо по какому-то другому документу. Это обезопасило, я думаю, на долгие годы вперед, независимо от того, кто там сидит на вахте.

Я с этим часто сталкиваюсь, когда прихожу за сыном в школу, и меня ни под каким предлогом… Даже учитель выходит на проходную, чтобы поговорить со мной. Ну, если не предусмотрено, конечно, родительское собрание, когда уже по списку родителей всех пропускают. Естественно, все проходят через рамку.

Я думаю, что этот человек был ранее судимый, имеет уголовное прошлое. И не просто так это совершилось. И не надо все спихивать на так называемую сезонность, в том числе…

Александр Денисов: Юрий, простите, поправлю вас. Были сообщения, что он не судимый, а что он на учете состоял.

Зритель: Я думаю, что данная фирма должна лишиться лицензии, потому что она не предоставила дошкольному учреждению квалифицированных работников, в результате чего произошло данное преступление.

Александр Денисов: Спасибо, спасибо.

Анастасия Сорокина: Спасибо, Юрий, за звонок.

Александр Денисов: Он не был судимый, по сообщениям.

Сергей Силивончик: Да, он не был судимый.

Александр Денисов: Он был на учете.

Сергей Силивончик: Я реально понимаю, что, видимо, у нашего гостя не совсем полное представление о том, как охраняются московские школы. В московских школах нет сторожей. В московских школах, в образовательных организациях сидят на постах, стоят, дежурят (не важно, как мы это назовем), там находятся работники охраны, все с удостоверением частного охранника, прошедшие дополнительную подготовку. Возможно, где-то в регионах есть сторожа, администраторы, еще кто-то, но это совершенно другие люди, у них разный функционал, совершенно другая ответственность.

Все охранники, которые действительно подготовлены, они осознают свою ответственность, они понимают свои обязанности, и они знают, что они делают, как им поступать в какой ситуации. Да, я согласен с тем, что случаи нахождения на постах администраторов и сторожей есть. Но дело в том, что, как я отметил вначале, Москва и регионы – это просто параллельные вселенные, они кардинально отличаются. То есть там нет единых требований к охране, нет единого понимания, что им нужно делать. В некоторых городах не всегда найдешь работника охраны, где он находится.

Мы это реально понимаем. И мы пытаемся опыт Москвы, как это выстроено в Москве, распространить на все регионы. Но это происходит с огромнейшим трудом и движется по миллиметру. Сделать это очень тяжело.

И еще раз возвращаюсь к вопросу финансирования и подготовки. Дело не в деньгах. Сколько бы ни дать человеку денег, не будет результата. Деньги нужны для того, чтобы вкладывать ресурсы в подготовку работников охраны. А это частная охранная организация может сделать только из своей прибыли, она не может это делать в минус, это нельзя просто сделать.

Поэтому, да, пока не изменится ситуация в регионах, пока не будет действительно подготовленных охранников на постах охраны, которые понимают, что им нужно делать, когда им нужно делать, как поступить, не будет технических средств охраны, которые помогают своевременно отреагировать на ситуацию создавшуюся, то ситуации будут повторяться, и мы от этого не уйдем.

Анастасия Сорокина: Если говорить про программы… Ведь если это вопрос безопасности и если у регионов нет на это денег, то нельзя ли провести, я не знаю, обмен опытом, что ли?

Сергей Силивончик: Мы готовы меняться опытом. Программы, которые разработала саморегулируемая организация на базе профессионального стандарта, они есть в открытом доступе, по ним можно обучать работников охраны, это не секрет. Любая организация, у которой есть лицензия на образовательную деятельность, она может давать эти дополнительные знания.

Но за какие средства будут обучать частные охранные предприятия охранников – непонятно. И за какие средства будут нанимать частные охранные предприятия школы – тоже не совсем понятно, если у нас даже на сегодняшний день в регионах не предусмотрены средства на то, чтобы заключить договор с ЧОПом. То есть здесь вопрос в этом. У работников охраны есть желание готовиться, но школа не может их поставить, потому что нет денег на заключение договора.

Александр Денисов: Челябинская область, дозвонилась Любовь. Любовь, добрый вечер.

Анастасия Сорокина: Здравствуйте.

Зритель: Это Любовь Викторовна из города Челябинска. У меня вот такой вопрос: где же были воспитатели? Где был помощник воспитателя в это время? Ну как так можно безответственно оставить детей? Чай они пили, наверное. Они понадеялись на этого охранника, что у них закрыто, они такие свободные.

У меня свекровь проработала 35 лет в детских яслях. Я все время там у нее была, я знаю. Они тряслись за этих детей! Дети спят, а они сидят тут же на стульчике, следят за ними и смотрят.

Почему сейчас такая безответственность? Вот ваш гость в студии… У меня старший сын живет в Москве. Гость в студии говорит про московские школы и прочее. Я была, и девчонки говорят: «Бабушка, тебя туда не пустят, в эту школу». Действительно, там стоят такие турникеты. А вот в нашу школу очень легко прошмыгнуть. У меня младшая внучка здесь учится в гимназии. Можно запросто пройти!

Если такие случаи у нас происходят в стране, то давайте как-то к этому ответственно относиться. Ну нельзя же так детей терять, просто так, ни за что! Вот ребенка потеряли – и каково родителям? Какой-то идиот зашел, какой-то идиот его пустил. Какие-то две – я не знаю, как их назвать – где-то были. Их тоже надо посадить за это. Я считаю, вот только так.

Александр Денисов: Спасибо, Любовь, спасибо.

Анастасия Сорокина: Спасибо, Любовь.

Александр Денисов: Настя, кстати, а ты же за детьми ездишь в школу. И как тебя пропускают – с трудом или нет?

Анастасия Сорокина: Ну, у меня дети учились сначала в одной школе, где охранники только с рук на руки передавали по списку разрешенному. А в другой школе детей просто выпускают на улицу, потому что им негде ждать на территории школы, и они все…

Александр Денисов: Тоже вариант, между прочим, не особо…

Анастасия Сорокина: Пройти на территорию школы я действительно не могу. Но зато, когда они заканчивают учиться, они врассыпную гуляют около школы и ждут, когда за ними придут.

Сергей Силивончик: Ну, это зависит еще от возраста детей…

Анастасия Сорокина: Это начальная школа.

Сергей Силивончик: Ну, здесь нужно разбираться, почему они гуляют, на самом деле.

Александр Денисов: В общем, нужно со всем разбираться у нас. Спасибо.

Анастасия Сорокина: Надеюсь, что разберемся после этого случая. Спасибо. У нас в студии был Сергей Евгеньевич Силивончик, исполнительный директор ассоциации «Школа без опасности». Спасибо, что были с нами.

Александр Денисов: Обсуждали трагедию в Нарьян-Маре. Не уходите, через пару минут вернемся.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (1)
Алекс
Охранник, как выясняется, тоже может спасать жизни как врач, но с зарплатой охранника в 9 тысяч рублей, почему-то не хочется. В конце концов не охранник же убил. В ДТП ежедневно гибнут десятки детей, но разве это кого-то волнует?

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски