• Главная
  • Программы
  • ОТРажение
  • Сергей Смирнов: Увеличение пенсионного возраста — это фактически повышение налогов, хотя Силуанов пообещал их не менять в течение 6 лет

Сергей Смирнов: Увеличение пенсионного возраста — это фактически повышение налогов, хотя Силуанов пообещал их не менять в течение 6 лет

Гости
Сергей Смирнов
директор Института социальной политики и социально-экономических программ ВШЭ

Юрий Коваленко: Ну а мы начинаем с нашей первой темы. Поговорим о будущем и надеждах. Институт социологии Российской академии наук провел социологическое исследование: у россиян спрашивали о самых проблемных сферах российской экономики, о том, какой помощи от государства они ждут и какие хотели бы видеть перемены в России. И вот некоторые результаты этого опроса в цифрах.

Марина Калинина: Такие цифры. Число россиян, которые считают, что стране нужны существенные изменения, выросло за последние 6 лет вдвое и впервые заметно, 56% против 44%, и превзошло количество тех, кто считает, что стабильность важнее.

Юрий Коваленко: Также за последний год с 31% до 45% выросло число тех, кто уже увидел в стране перемены к лучшему. Последние оценки оказались самыми позитивными за весь период мониторинга. Жители нашей страны по-прежнему надеются на поддержку государства: более половины опрошенных считают, что без этого им и их семьям просто не выжить.

Марина Калинина: И еще несколько цифр. Более 90% респондентов заявили, что государство всегда должно обеспечивать достойный уровень жизни пожилым, медицинскую помощь всем нуждающимся, справедливую оплату труда и равенство возможностей для детей из семей с разным достатком. Почти половина – 41% россиян – отмечают, что государство должно защищать всех малоимущих; 39% ждут от государства адресной помощи и другим социальным группам, которые попали в трудное положение: это безработные, бедные, семьи с детьми и так далее.

Юрий Коваленко: Разбираться в цифрах детально, скажем так, на пальцах мы будем с гостем нашей студии: сегодня у нас Сергей Николаевич Смирнов, доктор экономических наук. Здравствуйте.

Сергей Смирнов: Добрый день.

Марина Калинина: Здравствуйте, Сергей Николаевич. Рады вас опять видеть в нашей студии.

Сергей Смирнов: Аналогично.

Марина Калинина: Давайте оттолкнемся от тех цифр, которые мы с Юрием назвали только что…

Сергей Смирнов: Так много, честно говоря, что пугает немножко даже.

Марина Калинина: Давайте начнем с того, что вот то, что заметно изменилось с предыдущего периода опроса – это то, что больше 50% людей все-таки ждут каких-то перемен, не считают, что стабильность в нашей стране важнее, чем какие-то изменения в экономике, в социологии и так далее. Как это можно прокомментировать?

Сергей Смирнов: Вы знаете, на самом деле я бы посмотрел на макрообстановку, макроэкономическую, макросоциальную, которая изменилась по сравнению с 2012 годом, действительно очень сильно изменилась. В 2012 году мы все-таки относительно вышли из кризиса 2008-2009-х гг., стали расти постепенно доходы населения, в принципе ситуация действительно была достаточно стабильной, она устраивала большое число россиян, почти три четверти, насколько я понимаю. Тогда на "ура", в общем-то, прошли президентские выборы, если мне не изменяет память, и все, как говорится, было более-менее нормально. Потом случился 2014 год, случился 2015 год с очень нехорошими экономическими показателями, в том числе в социальной сфере, впервые с 1998 года упали доходы пенсионеров в реальном исчислении, не была проведена индексация пенсий. И поэтому дальше то, что происходило после кризиса 1998 года или 2008 года, был достаточно быстрый подъем потом. После 1998 года, как мы знаем, нефтяной бум в нулевых и так далее, и ситуация…

Марина Калинина: Тогда такие "жирные" годы были, да.

Сергей Смирнов: Да, улучшалась быстрее, а тут вдруг выяснилось… И кстати, устами премьера, как говорится, глаголит, скажем так, истина: он сказал, что не следует ждать (я немножко перефразирую) чудес, следует привыкать жить в той обстановке, которая сейчас сложилась, и выяснилось, что 56% россиян не очень-то готовы жить в этих новых условиях. Они привыкли, что их доходы будут расти, что будет расти их уровень благосостояния, и поэтому вот эти базовые цифры, ключевые цифры действительно очень важны.

Есть еще одна ключевая цифра, если я не очень вас заговорил, – 52% наших с вами сограждан, которые зависят от государства. К сожалению, это очень тревожная, на мой взгляд, цифра. Что это значит на самом деле? Что россияне зависят в первую очередь от тех доходов, которые они получают сегодня у кассы в виде заработной платы, в виде пенсий, то есть касса в широком смысле этого слова. И они по-прежнему будут рассчитывать, что государство будет индексировать. Вопрос о том, что регулирование заработной платы, обеспечение – не функции это государства на самом деле…

Марина Калинина: Ну хотят они справедливого…

Сергей Смирнов: Вы понимаете, они хотят справедливой зарплаты. Как это делать в условиях рыночной экономики, в условиях разных собственников предприятий, мне на самом деле не очень понятно, можно только гарантировать минимальный размер оплаты труда, который, вы знаете, у нас 1 мая повышен.

Юрий Коваленко: Позвольте, это здравое в принципе желание с ростом инфляции получать большую зарплату, получать больше поддержки.

Сергей Смирнов: Безусловно.

Юрий Коваленко: Почему в таком случае это вызывает удивление?

Сергей Смирнов: Вызывает удивление то, что, вы знаете, в принципе в чем, на мой взгляд… Я не буду говорить о приватизации, это отдельная песня. Мы будем говорить о том, что произошло с населением. Ведь на самом деле в нормальной рыночной экономике у значительной части населения появляются сбережения, люди обрастают активами, и к своему, скажем, пенсионному возрасту, да и по ходу жизни, это накопление предыдущих поколений, ваших родителей и так далее… К сожалению, Россия 74 года развивалась в тех условиях, когда серьезных капиталов, серьезных имущественных каких-то отношений не было.

Марина Калинина: По сути жили на одну зарплату.

Сергей Смирнов: Конечно, большинство и жили на одну зарплату не очень высокую. Нет, была элит, был советская интеллигенция, которую поддерживали (кандидаты, доктора наук и так далее), это более-менее был приличный уровень жизни. Но то, что не произошло кардинальных изменений, на мой взгляд, в отношении этих 52%, что они по-прежнему рассчитывают на государство, что государство будет бороться с инфляцией, и оно борется, 4% устами президента озвучено как задача, как целевой фактически показатель. Но что там будет дальше… Ребят, давайте увеличивать, компенсировать и так далее.

Что меня еще пугает в этой ситуации? Не столько пугает, сколько напрягает. Мне кажется, мы в этой студии не раз обсуждали ответственность наших глав министров и ведомств, чиновников за свои слова. Вот когда господин Силуанов вчера, по-моему, или сегодня говорил о том, что в течение 6 лет мы не будем менять налоги – хорошо, прекрасно, все голосуют двумя руками "за". А дальше, извините, если рассматривать его фразу или предложение – слава богу, я тоже двумя руками "за" – но это…

Марина Калинина: Это уже обещание, получается.

Сергей Смирнов: Это обещание, дай бог, что бизнес и мы с вами получим стабильные условия, не будет повышаться подоходный налог и так далее. Но с другой стороны, пенсионный возраст, мы его повышаем, точнее не мы, а те, кто принимают решения (Дума, президент, подписывающий закон, и так далее). Что эти вот лишние 5 лет, это же фактически по факту налог, это действительно повышение налогов, потому что те, кто в 60 лет уходил на пенсию, будут выходить в 65 условно (поэтапно, мягкий вариант повышения и так далее), но эти 5 лет за них работодатель будет платить взносы в Пенсионный фонд России, Фонд социального страхования и так далее.

Юрий Коваленко: Это при условии, если они найдут работу, если им в 60+ лет можно будет найти работу.

Сергей Смирнов: Безусловно. И вы видите вот эти цифры по работе, я не могу сказать, что это опасение ключевое, правильно, но оно присутствует, и это опасение, я думаю, возникло именно вне контекста экономического кризиса. Уровень безработицы все-таки в России не очень высокий. Есть разные оценки, что неправильно Росстат проводит опросы, что официально регистрируется мало безработных и так далее, потому что маленькие пособия по безработице. Но в реальности что происходит? В реальности люди осознали, что если повышается пенсионный возраст, вы абсолютно правильно сказали, они будут бояться, что когда вам там 61, 62 и 63, вас выкинут… Ну не выкинут…

Марина Калинина: Попросят.

Сергей Смирнов: Вас попросят, вы пойдете в службу занятости, вас обязаны будут поставить на учет, вы будете получивших в худшем случае 850, по-моему, рублей в месяц, в лучшем случае 4 900 без региональных этих самых коэффициентов. И вот это, я думаю, одно из важных изменений.

Юрий Коваленко: Но вторая часть фразы господина Силуанова о том, что налоговая политика не будет меняться в течение 6 лет: "Она будет настраиваться, будем настраивать систему". На что настраивать систему? Что это будет? – опять повышение какой-то части налогов и копеечные дотации или что?

Сергей Смирнов: Вы знаете, вы тоже абсолютно правильно схватили, как говорится, суть проблемы. Если не будет меняться налоговая система, давайте будем смотреть. Общая налоговая нагрузка может не измениться, с тем чтобы не снизить уровень доходов, но внутри самой налоговой системы, внутри этих налогов, возможно, будут происходить какие-то изменения. И вот то, что я говорил, это значит, не будет повышаться подоходный налог, в принципе голову на отсечение или какие-то другие части своего тела я, безусловно, не дам, потому что 6 лет – это все-таки очень большой период.

Марина Калинина: Тем более что не вы это решали.

Сергей Смирнов: Да-да. И вот результаты опроса, который тут провел наш значимый Институт социологии, замечательный без кавычек, который вы тут замечательно "опять же без кавычек) презентировали, действительно свидетельствуют, что за 6 лет может много чего измениться. Это может измениться психология, внешняя обстановка, внешняя среда, и у людей через 6 лет – я не хочу загадывать, что там будет – возможно, будут совершенно другие, наверное, возможности. Может быть, опять пойдет вверх стабильность, если правительству, президенту удастся выполнить тот самый майский указ, разработать прекрасные национальные проекты (их 12 предусмотрено), возвращение, как говорится, к временам, когда Дмитрий Анатольевич был президентом, или перед этим, тогда, помните, было несколько приоритетных национальных проектов. Сейчас их будет 12, предположим. Если их удастся реализовать, может быть, опять большая часть населения будет голосовать за стабильность. Поживем, как говорится.

Марина Калинина: Ну вот несколько сообщений прочту. Кемеровская область: "Жду социальных перемен, хочу достойного возраста дожития и качество жизни, доступного лечения".

Сергей Смирнов: Очень разумно.

Марина Калинина: Хабаровский край: "Жду создания рабочих мест, введение прогрессивного налога, и все получится". Ярославская область: "Я надеюсь только на себя, государству доверия нет".

Сергей Смирнов: Один из 48%.

Марина Калинина: "Чиновники только мешают жить, не дав бабушке на рынке продать пучок укропа без какой-то кассы или сделав туалет платным". Много такого всего. "Я ничего не жду, я каждый день говорю "спасибо, Господи, за прожитый".

Сергей Смирнов: Ну это позитивный на самом деле настрой у товарища.

Марина Калинина: Да. И давайте посмотрим, как отвечали люди на вопрос наших корреспондентов в разных городах. Вопрос был такой: "Какие реформы вы ждете от государства в первую очередь?" Давайте посмотрим и послушаем, что люди говорили, а потом продолжим беседу.

ОПРОС

Марина Калинина: Ну вот такие вот ответы услышали наши корреспонденты, теперь и мы с вами и наши телезрители. Прокомментируете как-то?

Сергей Смирнов: Вы знаете, что мне понравилось в этих ответах, отсутствие – я надеюсь, не было какого-то фильтра – некоей агрессивности. То есть у людей, у каждого свои проблемы. Вот насчет коррупции, я не знаю, вот эти коллеги сталкивались конкретно с вот этими самыми случаями, видимо, действительно волнует. Но в основном вы видите: если пожилой человек, он говорит о здравоохранении, у кого что болит, тот о том и говорит, молодежь говорит про заработную плату, это тоже абсолютно понятно.

Потому что, немножко возвращаясь назад, как говорится, закольцовывая, если высокая заработная плата, то вы можете не все тратить с колес, правильно, а что-то откладывать, что-то приобретать, не залезая в кредиты эти самые чрезмерные и так далее. Поэтому мне кажется, некий позитивный настрой все-таки есть, то есть не ломать… Это то, что мне еще понравилось – не ломать кардинальным, революционным образом, мы уже наломали на протяжении XX века, много чего наломали, а в данном случае все-таки большая часть, как мне кажется, может быть, я ошибаюсь, делает выбор в пользу некоей стабильности с точки зрения, в контексте эволюционного процесса. Понимаете, эволюция должна быть, но как мне кажется, люди против каких-то революционных действий.

Юрий Коваленко: Но государство невыгодно, когда деньги лежат у человека в кубышке, они должны работать в экономике. То есть прежде всего государству необходимо дать людям деньги, чтобы они отдали их обратно в государство: это либо облигации федерального займа, либо вложения в экономику, либо инвестирование чего-либо, если есть возможность. Как мотивировать людей не держать деньги под матросом?

Сергей Смирнов: Вы знаете, во-первых, вклады в банках у нас растут, в том числе в крупнейших.

Юрий Коваленко: Боятся люди.

Сергей Смирнов: Да. Гарантии есть вот этих самых 1 миллиона 400 тысяч. Если вы не работаете с какими-то "левыми" банками, которые сулят вам какие-то запредельные проценты, которых в природе быть не может, в принципе история с МММ, со всеми этими пирамидами многих на самом деле научила. Потом мне кажется, основное, что вы абсолютно правильно сказали, должны быть гарантии. Гарантии в принципе есть, 1 миллион 400 тысяч в любом банке, пусть у вас будет 140 миллионов, я понимаю, загибаю очень высоко, для подавляющего большинства это какая-то нереальная величина, даже 14 миллионов, но вы разбросайте эти 14 миллионов по 10 банкам, и в случае чего все эти 14 миллионов к вам вернутся, но без процентов и все такое. Поэтому основное – это предсказуемость.

И как бы ни относиться к заявлению Силуанова, все-таки таких заявлений, на мой взгляд, должно быть больше. И может быть, даже не из уст уважаемого Силуанова, а из уст первых лиц государства, скажем, того же Владимира Владимировича, потому что одно дело это скажет Силуанов, министры у нас… Да, они достаточно стабильны, но завтра Силуанов условно может стать министром спорта, к примеру, если анализировать перемещения в нынешнем…

Марина Калинина: Бывает и так.

Сергей Смирнов: Бывает. И как там у Булгакова? – "бывает, еще как бывает", вспомним эту историю. А вот президент все-таки на 6 лет избран, и мне кажется, что вот пока есть некое определенное доверие, достаточно высокое по-прежнему к Владимиру Владимировичу сохраняется, мне кажется, он должен быть, выполнять свои основные функции, выступая гарантом наших с вами социальных прав. Он не может повысить зарплату до 100 тысяч рублей, так чтобы не было каких-то претензий в этом отношении к нему, но какие-то вещи обеспечить, стабильность, что ребят, не будем мы этого делать гарантированно, на мой взгляд, очень важно. Тогда, может быть, тот же малый бизнес – вспомните, кто-то из респондентов говорил про малый бизнес – не будет таких, в общем, экстремальных подходов, как снос ларьков в Москве, к примеру, все-таки люди вкладывались. Я не знаю, уродовали или не уродовали, но тем не менее это реальный малый бизнес, который работал на нас с вами. На мой взгляд, это важно.

Марина Калинина: Давайте послушаем Владимира из Красноярского края. Владимир, здравствуйте, вы в эфире.

Зритель: Добрый день. Очень приятно мне, что я дождался вашего голоса и вы моего, конечно. Я постоянный зритель вашей программы, приглашаете вы хороших экспертов, замечательных, они все прекрасно рассказывают. Но вот все-таки дело в том, что такое ощущение, что вот о чем они говорят, они далеки от действительности, которая происходит в таких регионах, как Сибирь, в таких небольших городишках, где все загубили, все производства. Я думаю, что и в Красноярске тоже не очень-то, краевой центр, с работой у людей.

В первую очередь, я так думаю, все-таки надо бы обратить внимание, для того чтобы производство в первую очередь наладили и рабочие места дали людям, вкладывать все инвестиции, не за рубеж отправлять, там где-то под какие-то проценты на сохранение, вроде бы на какие-то там нужды на будущие, а вкладывать в производство в свое, развивать это производство, и тогда все будет нормально. Надо политикой заниматься гаранту Конституции президенту, а внутри государства должен заниматься председатель правительства, которого мы не хотели бы видеть, но его почему-то по новой поставили, этого председателя правительства. И эти же все лица, окружение это же самое, и либеральная эта политика проводится.

Хоть и говорят сейчас, ваш гость сказал, что инфляция такая-то, небольшая вроде, если за месяц, за май поднялась цена на бензин у нас конкретно (я думаю, вы, наверное, получили много сообщений и звонков), ходовой бензин 40 рублей уже стоит – ну куда это годно? Соответственно, все остальное будет повышаться. И какая тут инфляция в 2-3? Тут не 2-3%, а до 10%. Ежедневно все прибавляется и прибавляется, а я как пенсионер, допустим, мне же ничего не добавляется. Живем, как говорится, надеждами, но надежды эти уже, все сроки им прошли, пора уже что-то было менять, но пока вот с выбором такого правительства, по-моему, мы ничего хорошего не дождемся.

Марина Калинина: Спасибо вам большое. Спасибо за ваш звонок. Что скажете?

Сергей Смирнов: Ну я не могу сказать, что мы тут в Москве хуже знаем жить, как живут вот эти маленькие города, как Сибирь, Дальний Восток. У меня много, скажем так, фейсбучных друзей, которые очень активно высказываются на эту тему. А страдаем… Мы все страдаем от повышения цен на бензин, в Москве, я должен сказать нашему слушателю, меньше 40 рублей сейчас тоже нет, по-моему, даже меньше 41 рубля.

Марина Калинина: 42.

Сергей Смирнов: Это тоже важно. В Москве точно так же закрылись крупные промышленные предприятия, если катиться по берегу Москва-реки и смотреть то, что сейчас происходит на территории бывшего "ЗИЛ", понятно, неэффективное производство, неконкурентоспособные грузовики, прожорливые, бензиновые, понятно все, что происходило, там сейчас строится жилой квартал, как вы знаете, "ЗИЛАРТ", по-моему, он называется, бога ради. То есть все, в общем-то, страдают в определенной мере.

И это не вопрос персоналий, на самом деле. Вот сколько было вариантов назначить коммуниста председателем правительства и так далее. Вот реально если подумать, вот вы понимаете, некоторые наши коллеги живут в какой-то, ну не знаю, в каком-то выдуманном мире. В каком смысле в выдуманном мире? Ну вот завтра, скажем, кто-то из коммунистов станет председателем правительства, – что изменится? Какие конкретные программы будут? Ренационализация, национализация вот этих самых частных? Государство уже доказало, что оно не может быть эффективным собственником, советский период, плановая экономика, мы знали прекрасно, как все это функционирует и устроено. То есть в принципе можно совершенствовать действующий механизм, но вот эти гигантские стройки (я не говорю про мост известный), возможно, такого рода проекты где-то… Та же самая Сибирь: когда открыли Крымский мост, пошел вал, как говорится, писем: "Ребят, а у нас тоже надо что-то делать с переправой через реку Витим", – извините.

Марина Калинина: Много проблем.

Сергей Смирнов: Проблем очень много.

Марина Калинина: Будем их обсуждать на следующих наших эфирах.

Сергей Смирнов: Безусловно.

Марина Калинина: Спасибо большое.

Сергей Смирнов: Спасибо вам.

Марина Калинина: Сергей Николаевич Смирнов, доктор экономических наук.

Юрий Коваленко: Спасибо.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты