• Главная
  • Программы
  • ОТРажение
  • Сергей Смирнов: Любой пересмотр состава потребительской корзины ведет к единовременному повышению уровня бедности

Сергей Смирнов: Любой пересмотр состава потребительской корзины ведет к единовременному повышению уровня бедности

Гости
Сергей Смирнов
доктор экономических наук

Повышение прожиточного минимума. Минтруд посмотрел в подорожавшую продуктовую корзину и предложил поднять прожиточный минимум. Трудоспособные получат побольше, пенсионеры - поменьше. Выясняем у эксперта, что это изменит в кошельках россиян.

Марина Калинина: Ну а мы к следующей теме. Минтруд посчитал, сколько стоит продуктовая корзина, и предложил повысить прожиточный минимум. Вот несколько цифр.

Юрий Коваленко: Для трудоспособного населения Минтруд предлагает установить размер прожиточного минимума на уровне, если быть точным, 11 тысяч 280 рублей, пенсионерам – 8 тысяч 583 рубля, детям – 10 тысяч 390 рублей.

Марина Калинина: Больше всего подорожали картофель, овощи и фрукты, они занимают более 30% продуктового набора. Сахар подорожал почти на 10%, если быть точным, 9.7%, пшено на 8%. Цены на мясные и молочные продукты почти не изменились. Также в составе величины прожиточного минимума увеличились на 4.3% стоимость непродовольственных товаров и услуг соответственно.

Юрий Коваленко: Ну и по данным Росстата, численность россиян с доходами ниже прожиточного минимума в 2017 году составила 19.3 миллиона человек, ну а если в процентном соотношении, то 13% с лишним населения.

Марина Калинина: Ну что, сейчас будем эти цифры обсуждать. Сергей Смирнов у нас в гостях, доктор экономических наук. Здравствуйте.

Сергей Смирнов: Здравствуйте. Всегда рад вас видеть, всегда рад.

Марина Калинина: Снова здравствуйте. Да, мы тоже рады.

Вы знаете, у меня первый вопрос, который назревает буквально сразу. Наверное, я как и многие наши сограждане, россияне вообще не понимаю, откуда берутся эти цифры, как они складываются, почему, как мы уже говорили, 11 тысяч 280 рублей размер прожиточного минимума, а пенсионеры почему едят меньше, на 8 тысяч 583 рубля?

Сергей Смирнов: Вы знаете, на самом деле откуда берутся эти цифры, как раз очень простой ответ. Значит, не реже, чем раз в 5 лет, в пятилетку утверждается корзина прожиточного минимума. Она включает в первую очередь, как сейчас она утверждается, продовольственную часть, это те самые непродовольственные товары и это услуги. В натуральных измерителях определяется только продовольствие. Скажем, чтобы не быть голословными, что ныне действующая корзина, что нас интересует, трудоспособное население, допустим, овощей и бахчевых им отводится 114.6 килограмма, пенсионерам – 98 килограммов, а растущим детям – 112.5 килограммов.

Марина Калинина: А растущие дети до какого момента считаются растущими?

Сергей Смирнов: Они дети до 18 лет считаются вообще-то.

Марина Калинина: А, до 18.

Сергей Смирнов: Они все растут, растут и растут. И на самом деле отсюда берутся 3 корзины прожиточного минимума. И естественно, наш замечательный Росстат, который ведет наблюдение за ценами, у них много достаточно позиций, у них есть методика отслеживания этих цен, они считают, сколько стоит килограмм того же мяса, литр того же молока, того же килограмм сахара и так далее, и тому подобное, и определяется стоимость продовольственной части корзины, продовольственной части, если хотите, прожиточного минимума. Раз в квартал это происходит, раз в 3 месяца.

После того как вы определили продовольственную часть, ее стоимость, туда накручивается, школьная арифметическая операция, 0.5 от этой суммы составляет непродовольственная часть – это то, что мы с вами носим, то, что одеваем сверху, и прочие непродовольственные товары. И еще мы умножаем на 0.5 продовольственную часть и получаем услуги те самые. Для трудоспособного населения еще туда включается обязательные платежи и сборы, это, как правило, 13% налога на доходы физических лиц. Вот так определяется стоимость этой самой корзины. Она пересматривается раз в квартал, раз в 3 месяца, и соответственно те цифры, с которыми вы сегодня ознакомили наших телезрителей, собственно говоря, очередной пересчет корзины. Это не революционные изменения.

Юрий Коваленко: А насколько это все правдоподобно? Потому что я вот сейчас смотрю состав продуктовой корзины, тут говядина, баранина, крольчатина, свинина, рыба свежая, колбасные изделия. Я сомневаюсь, что пенсионеры, получающие 8.5 тысяч, могут себе это позволить. Каким образом это коррелирует с реальностью нашей жизни вообще, эти 8 тысяч и все остальное.

Сергей Смирнов: Вы знаете, вот эти все десятые и все прочее на самом деле достаточно условные вещи. На самом деле та продовольственная часть и вот эти различия в составе продовольственной части связаны с тем… Они определяются на основе рекомендаций диетологов на самом деле, что вот яиц кто-то должен потреблять больше, кто-то меньше и так далее. И вот, собственно говоря, государство когда определяет меры социальной поддержки, оно говорит, что в принципе если вы не доходите до прожиточного минимума, вам полагаются различные виды социальной помощи: где-то прямые доплаты, где-то продовольственная помощь. Вспомните хотя бы вот эти, мы не раз тут обсуждали в студии, продовольственные талоны, они в ряде регионов были введены, это идет оттуда.

Марина Калинина: Как-то не прижились они почему-то.

Сергей Смирнов: Они не прижились, потому что это региональный бюджет, а региональный бюджет, достаточно послушать нашу замечательную Наталью Зубаревич, она вам расскажет абсолютно все про региональные бюджеты и будет абсолютно права. И дальше что происходит? Дальше теоретически вот это прожиточный минимум. Пенсионерам он гарантирован, вы понимаете, потому что неработающий пенсионер не может получать пенсию ниже прожиточного минимума. Несмотря на все эти пенсионные новации, которые, возможно, будут приняты, все равно гарантия прожиточного минимума пенсионеру заложена в бюджет, она всегда будет соблюдаться.

Другое дело, мы говорили об этих десятых, сотых и так далее, – никто у нас, конечно, не потребляет до этих десятых и сотых, вы прекрасно это понимаете, и у всех у нас разные потребности, кто-то не дай бог диабетик, зачем ему сахар на самом деле в таких количествах? Кто-то борется с повышенным холестерином и так далее…

Марина Калинина: Но смотрите, если ему не нужен сахар, то ему нужны лекарства как диабетику.

Сергей Смирнов: Ему нужны лекарства, да. Лекарства – это на самом деле большая проблема продовольственной корзины, лекарства конкретно в нее не входят. Это, как правило, непродовольственные товары, и здесь возникает большая проблема действительно. Но она частично решается – подчеркиваю, частично, но неполностью – только что мы смотрели вещи, связанные, дай бог поддержим этого мальчика и многих других больных, но реально у кого-то действительно серьезные заболевания, а кому-то даже того же валидола не надо или валокордина, предположим.

Юрий Коваленко: Ну и самое страшное, что ни в прожиточный минимум, ни в потребительскую корзину не входит коммуналка, заплатив ее, уже все…

Сергей Смирнов: Коммуналка входит как услуги.

Юрий Коваленко: А в том ли размере она рассчитана?

Сергей Смирнов: Да, и в том числе там присутствует коммуналка, та же самая связь и электроэнергия, горячее и холодное водоснабжение. Они проходят как 0.5 от стоимости продовольственной части корзины. Скажем, вы определили ее в 5 тысяч рублей, значит, умножили на 0.5 (1/2) и получили 2.5 тысячи рублей, вы можете их тратить на коммуналку по прожиточному минимуму и ни в чем, как говорится, себе не отказывать. Вот, наверное, так.

Марина Калинина: Давайте послушаем звонок, Азамат ждет на линии из Астрахани. Здравствуйте, вы в эфире. Слушаем вас.

Зритель: Здравствуйте, уважаемые ведущие, здравствуйте, уважаемый гость. Вот сейчас вы говорите про прожиточный минимум. Я отец многодетной семьи, у меня трое детей, одному 15, другой 2.5, третий маленький ребенок, сейчас буквально перед телевизором лежит, 7 месяцев. Моя жена в декретном отпуске. Мне интересно… Моя зарплата дворника-садовника 25 тысяч рублей. Скажите, пожалуйста, наши великие умы в Госдуме вот эту вот сумму озвучили, 11.5 тысяч рублей. Если я правильно понял, мы можем питаться, я и жена, а вот на пропитание детям я, к сожалению, вынужден где-то, скажем так, искать, если вот… Даже если это не 11.5 с тысяч рублей.

Я очень сейчас слушал внимательно программу, поверьте, это для меня больной вопрос, я вам честно говорю. Сказать, что я ленивый человек, я не могу, меня дома не бывает вообще, я на работе живу. Вот этих соцподдержки, все сопутствующее, 50%-е скидки на электричество, коммунальные услуги – это все сказки. Вы знаете, какие кипы документов моей жене приходилось собирать? Я в Астрахани обращаюсь, моя жена, я, в госучреждения, я говорю: «Ребята, помогите». Если честно, я забыл, что такое вкус мяса, и я не один такой в Астрахани. Я не плачусь, я хочу сказать о том, что у нас вот придумали эти 11.5 тысяч, принесли справку, что у нас 25 тысяч, – извините, у вас вот чуть выше прожиточного минимума на двоих, то есть как будто детей забыли уже.

Марина Калинина: Понятно, спасибо большое, Азамат, понятна ваша история.

Сергей Смирнов: Азамат, вы знаете, на самом деле я немножко удивлен, почему к вам такое отношение. Потому что на самом деле я думаю, что в Астрахани, насколько я помню, есть же система детских пособий. Кроме того, Азамат со своей замечательной женой, насколько я понимаю, многодетная семья, а по многодетным семьям, как правило, регионы, учитывая, как говорится, федеральные веяния, всячески поддерживают многодетные семьи, там какие-то льготы есть. И если вам отказывают, то это, извините, просто противозаконно.

Юрий Коваленко: Прокуратура?

Сергей Смирнов: Да, это на самом деле прокуратура, если действительно все так, как говорит Азамат. И кроме того, безусловно, вот эти те же самые субсидии на оплату жилья и коммунальных услуг, я думаю, что Азамат тут в курсе, тут ему просто не могли, как мне кажется, отказать.

Другое дело, что вот он абсолютно прав: 11 тысяч 163 рубля (могу ошибаться в цифрах) минимальная заработная плата с 1 мая, минимальный размер оплаты труда. Безусловно, это достаточно смешно, это приблизительно соответствует, это точно соответствовало прожиточному минимуму трудоспособного населения. Ну и понятно, что это очень скудное существование. С голоду вы не умрете, безусловно, но это…

Марина Калинина: Ключевое слово – это «существование», понимаете.

Сергей Смирнов: Да, это, к сожалению, действительно так. И более того, в отличие от неработающих пенсионеров, никто Азамату и его семье не гарантирует, что его доходы будут выведены, в семье средние доходы на уровень прожиточного минимума. Вот это действительно проблема.

Марина Калинина: Ну смотрите, мне коллеги подсказывают, что есть несколько регионов в нашей стране, в том числе туда входит и Астрахань: если у женщины второй брак и в первом браке были дети, то она не считается многодетной. Есть такая история?

Сергей Смирнов: Вы знаете, я не настолько знаток регионального законодательства, хотя, по-моему, это абсолютно неправильно, я бы сказал, бесчеловечно где-то. Ну мало ли у кого что не сложится в личной жизни, но то, что она принесла в копилку решение демографической программы страны трех детей или четырех, неважно сколько мужей, главное чтобы мать получала, как говорится, вот эти самые детские пособия и считалась действительно многодетной матерью. Скажем, в Москве те же самые многодетные отцы, между прочим, имеют право на бесплатный проезд на общественном транспорте. Не буду называть фамилию, но один из известных российских политологов, он здесь бывает на ОТР, мы как-то тут с ним даже пересеклись, он многодетный отец, и вот только что, на днях похвастался в Facebook, что получил право на бесплатный проезд на общественном транспорте Москвы.

Юрий Коваленко: То есть он воевал за это или свободно получил?

Сергей Смирнов: Вы знаете, технологии я не знаю, но органы соцзащиты в Москве, кстати, под руководством того же Петросяна, я должен сказать, один из наиболее работающих органов структур города Москвы.

Юрий Коваленко: Ну здесь прокуратура просто поближе и как-то…

Сергей Смирнов: Возможно, возможно.

Марина Калинина: У нас есть еще один звонок из Смоленской области, Виталий у нас на связи. Виталий, здравствуйте.

Зритель: Добрый вечер. В общем, ситуация такая. Вот эта вот продуктовая корзина составляет 11 тысяч, да? А почему не учитывается то, что в эту продуктовую корзину еще должна обувь войти, одежда, то есть идти нужно голым в магазин и питаться на эту продуктовую корзину? Так получается?

Марина Калинина: Сейчас Сергей Николаевич вам разъяснит, я думаю.

Сергей Смирнов: Наш замечательный телезритель из Смоленской области еще и оптимист, я бы сказал вот так. 11 тысяч… В общем, наш телезритель из Смоленска, извините бога ради…

Юрий Коваленко: Виталий.

Сергей Смирнов: Виталий, вы оптимист действительно, потому что вот эти 11 тысяч и сколько-то там рублей, новая цифра прожиточного минимума, включает и одежду, и обувь, и коммунальные платежи, мы в самом начале об этом говорили. Поэтому, скорее всего, продовольственная часть действительно где-то 5.5 тысяч рублей, не больше. Поэтому я искренне сочувствую.

Юрий Коваленко: То есть на одежду, обувь…

Сергей Смирнов: Да, 11 тысяч, новая цифра Минтруда, это все туда входит, коллеги, поймите.

Юрий Коваленко: Ну это в таком случае зубную щетку в ипотеку покупать.

Марина Калинина: А какие цены вообще берутся за основу при расчете цифр?

Сергей Смирнов: Ну это наблюдения за ценами, у Росстата есть своя методика, они следят за ценами в рознице, естественно, не оптовые цены, а розницу. Есть выборка, те магазины, которые они посещают, и на основании этого они смотрят за динамикой цен.

Марина Калинина: Смотрите, есть магазин «Пятерочка», грубо говоря, а есть магазин «Азбука вкуса», соответственно, как тут?

Сергей Смирнов: Вы знаете, они не ориентируются на элитное потребление, на элитную корзину, это на самом деле цены скорее «Пятерочки» и «Дикси», чем цены вот таких топовых сетей, скажем так.

Марина Калинина: Это даже, мне кажется, ниже, чем в «Пятерочке» и «Дикси».

Юрий Коваленко: Положа руку на сердце, в процентном соотношении вот этот прожиточный минимум насколько реалиям отвечает? Какой он сейчас есть, мы знаем, а какой он гипотетически вменяем в России?

Сергей Смирнов: Вы знаете, что я могу сказать? На фоне других экономических показателей он им соответствует. Поймите меня правильно, я не говорю, что он большой, но он соответствует приблизительно среднему размеру назначенной месячной пенсии. Не может так быть, чтобы, допустим, та же пенсия была средняя 30 тысяч рублей, а прожиточный минимум 11 или наоборот, такого просто не бывает в природе. Поэтому с этой точки зрения эти показатели… Я понимаю, что я навлеку сейчас на себя гнев телезрителей, но эти показатели… Я не сказал, что это большие величины, я сказал просто, что они сбалансированы между собой, а дальше речь идет, конечно, об их повышении.

Юрий Коваленко: А вот справедливо ли утверждение, гипотеза точнее, о том, что у нас будет повышаться пенсия, мы это знаем, соответственно, предположили о том, что будет повышаться и прожиточный минимум вслед за пенсией? То есть пенсия у нас будет расти с определенным интервалом шагов и вслед за ним минимум? То есть получается, что от роста пенсии выигрывают все?

Сергей Смирнов: Вы знаете, на самом деле нет, потому что прожиточный минимум с размером пенсии никак не связан. Почему не связан? Потому что продуктовая корзина, или услуги те же самые, или непродовольственная часть формируются независимо от пенсии, просто дано сверху, как задача в школе, дано, нужно определить, сколько это стоит: наблюдения за ценами умножаем на килограммы, литры, штуки, получаем стоимость этой корзины.

Проблема состоит еще в другом. Состав корзины, ее улучшение в соответствии с федеральным законом 2012 года, когда в последний раз пересматривался состав корзины, она была несколько улучшена, должен производиться пересмотр не реже раза в 5 лет. То есть теоретически в конце прошлого года мы должны были получить, российское население, новый состав корзины прожиточного минимума. Теперь в декабре прошлого года принимается очередной федеральный закон, в соответствии с которым действие существенной корзины прожиточного минимума продлевается до 31 декабря 2020 года, то есть никаких улучшений в ближайшее время не произойдет. Мы будем только смотреть за ценами, как они будут изменяться.

Марина Калинина: Сергей Николаевич, ну что же вы так?

Давайте послушаем Валентину из Астрахани, что-то у нас сегодня Астрахань как-то очень активна. Валентина, здравствуйте, говорите, пожалуйста.

Зритель: Здравствуйте. Очень приятно вас слышать. У меня такой вопрос. Моя знакомая пенсионерка, она получает минимальную пенсию, она федеральный льготник, то есть у нее льготы идут федеральные. Ей доплачивают до прожиточного минимума ее же льготами, то есть к основной пенсии ей добавляют льготы и говорят, что это правильно. Вот нам хотелось бы узнать, правильно это или нет. Потому что льготы-то соцзащита плотит, а пенсии плотит Пенсионный фонд, почему они складывают и прожиточный минимум ей делают ее же льготами?

Марина Калинина: Да, спасибо за вопрос.

Сергей Смирнов: Да. Я, может быть, не очень точно выразился на самом деле, но речь идет о совокупном доходе пенсионера, и здесь речь идет о выводе его доходов на уровень прожиточного минимума, здесь учитывается и пенсия, и вот эти все самые льготы. То есть если вот эта подруга нашей телезрительницы из Астрахани не выработала большую пенсию, то тогда понятно, она выше головы не прыгнет, это, собственно говоря, федеральное законодательство.

И если можно, еще такая немножко мрачная штучка, добавлю. 13.2% у нас бедного населения, по данным обследования Росстата, это Росстат тоже проводит обследование. Почему не пересматривается состав потребительской корзины? Потому что любой пересмотр, если корзина реально улучшается, ведет к единовременному повышению уровня бедности, понимаете? Потому что понятно, стоимость растет, прожиточный минимум увеличивается, доходы в принципе не увеличиваются, соответственно уровень бедности может упасть. И вот эта задержка, как мне кажется, связана с поставленной сейчас задачей в том числе снижения уровня бедности, что есть в майском указе.

Марина Калинина: Понятно.

Сергей Смирнов: Поэтому Минтруд, то, что я знаю по некой инсайдерской информации, готовит в принципе новую корзину, которая действительно будет отличаться в лучшую сторону и будет больше стоить, но это будет не раньше 2021 года.

Марина Калинина: Ну что же, посмотрим, как это все будет на самом деле.

Сергей Смирнов: Будем оптимистами.

Юрий Коваленко: Поживем – увидим.

Марина Калинина: Сергей Смирнов, доктор экономических наук, был у нас в эфире. Спасибо, Сергей Николаевич.

Юрий Коваленко: Спасибо.

Сергей Смирнов: Спасибо, всего доброго.

 

 

 


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

О повышении прожиточного минимума

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты