Сергей Смирнов: Реальную возможность заботиться о своих пенсиях будут иметь только высокооплачиваемые граждане

Сергей Смирнов: Реальную возможность заботиться о своих пенсиях будут иметь только высокооплачиваемые граждане
Леонид Григорьев: Мировой кризис бывает, когда грохается большая страна и происходит драматическое падение нефти
Как потребовать перерасчёт за оплату мусора и при этом добиться его своевременного вывоза
Дмитрий Гордеев: Местные бюджеты – это «тришкин кафтан»: очень большие публичные функции, а средств катастрофически не хватает
Саркис Дарбинян: Если мы хотим иметь конкурентные IT-сервисы, надо раз и навсегда отказаться от репрессивного правового регулирования этой отрасли
Погашение кредитов: какую часть семейного бюджета это отнимает?
Год в сапогах: военкоматы теперь займутся новобранцами и без официальной прописки
Таганрог остался без воды. О ситуации в городе - наш корреспондент Дмитрий Андреянов
«Матчи Евро-2020 у нас совершенно точно не отберут!»
Сокращение чиновников: станет ли в стране меньше бюрократии?
Какие пенсии в России? Достойная зарплата. Пентагон нацелился на Калининград. Лишние уроки. Тату детям не игрушка!
Гости
Сергей Смирнов
доктор экономических наук

Иван Князев:Ну и наша рубрика «Личное мнение». Минфин фактически похоронил концепцию индивидуального пенсионного капитала, призванную модернизировать замороженную с 2014 года накопительную пенсию, и разработал проект о гарантированном пенсионном продукте.

Тамара Шорникова:Он предполагает добровольное подключение россиян к отчислениям на будущую пенсию. Скоро инициативу будут обсуждать. Тем временем глава Банка России Эльвира Набиуллина заявила, что не видит готовности к внедрению новой системы пенсионных накоплений и считает необходимым привести в порядок действующую.

Иван Князев:Ну а еще Центробанк предлагает запретить досрочные переводы пенсионных накоплений граждан чаще 1 раза в 5 лет между негосударственными фондами и в Пенсионный фонд России, при которых граждане теряют инвестиционный доход.

Тамара Шорникова:В общем, новостей много, пенсионных накоплений немного…

Иван Князев:…переводы замораживают…

Тамара Шорникова:Давайте разбираться, что с этим делать. Поможет нам в этом в рубрике «Личное мнение» Сергей Николаевич Смирнов, доктор экономических наук. Здравствуйте.

Иван Князев:Здравствуйте, Сергей Николаевич.

Сергей Смирнов:Рад всех видеть, здравствуйте.

Тамара Шорникова:Давайте разбираться с начала. Итак, индивидуального пенсионного капитала… Не разбирались в нем и не надо, не будет?

Сергей Смирнов:Мне глагол «похоронить» не очень понравился, точнее «похоронил» в прошедшем времени, потому что на самом деле он и не рождался: никаких нормативно-правовых актов в ту же самую Государственную Думу не вносилось. Это было все на уровне, скажем так, каких-то предварительных обсуждений, как вы знаете, время от времени происходили дебаты на уровне правительства, госпожа Набиуллина говорила одно, господин Силуанов другое, и так далее, и тому подобное. Но на самом деле эта идея с самого начала, как мне кажется, была не очень продуктивна.

Почему? Потому что пытались создать нечто новое, не затрагивая то, что уже было или, точнее, до сих пор есть в системе обязательного государственного пенсионного страхования. Концепция индивидуального пенсионного капитала, насколько я знаю, надеюсь, что не ошибаюсь, никогда не обращалась к судьбе тех пенсионных накоплений, которые уже были сделаны в рамках вот этой самой системы обязательного пенсионного страхования, пока действовала накопительная система.

И может быть, немножко забегая вперед: то, что предлагается сейчас, во всяком случае на самом общем уровне, уважаемые коллеги, вы это прекрасно понимаете, там по крайней мере затрагивается судьба вот этих самых пенсионных накоплений, у кого они есть, они могут перейти в эту самую новую систему. И некоторые весьма уважаемые эксперты, тот же Евгений Якушев, сказал: «Тут нет никакой новизны, мы просто возвращаемся к той системе, которая существовала до 2002 года», – система негосударственных пенсионных фондов, куда люди могли добровольно абсолютно опять же делать соответствующие отчисления.

Тамара Шорникова:Что еще включает в себя этот вот объемный новый «зверь» под названием «гарантированный пенсионный продукт»?

Сергей Смирнов:Вы знаете, вот опять же, я думаю, мы все смотрим новостную ленту, читаем комментарии и так далее, и многие сконцентрировались на слове «продукт», да? Молочный продукт, да?

Тамара Шорникова:Мне как-то спокойнее становится от слова «гарантированный».

Сергей Смирнов:Да, слово «продукт» на самом деле… «Гарантированный» да, но «продукт»… Вы знаете, на самом деле это абсолютно не рабское, нет, просто обычное космополитичное заимствование из западной терминологии, там есть замечательно этот пенсионный продукт, у нас просто «продукт» в последнее время слово несколько скомпрометировано.

Тамара Шорникова:Да.

Сергей Смирнов:Потому что есть «молоко» и есть «молочный продукт». Но даже не в этом на самом деле суть. На самом деле вот этот самый продукт для абсолютного большинства населения, вы знаете, извините за вульгаризм, мимо сада. Почему «мимо сада»? – потому, что чтобы реально получить на выходе что-то достойное вашей будущей жизни на пенсии, для этого нужно иметь достаточно приличную заработную плату или доходы какие-то от занятости от той же самой, в противном случае игра не стоит свеч.

Почему рухнула предыдущая, на мой взгляд, концепция индивидуального пенсионного капитала? Потому что сначала хотели подписать всех, а потом стали считать и говорят: ребят, ну вот у вас зарплата условно 25 тысяч рублей, ну какое обязательное участие в этой самой системе?

В данном случае есть другая опасность. Действительно, пенсионный продукт вот там, на верхах, мало кого волнует этот термин, потому что реально… И вот, скажем, мой уважаемый коллега, профессор Липсиц, говорил о том, что в будущем, в отдаленном достаточно будущем пенсионеры России разделятся на две крупные группы. Первые, около 20%, будут получать вот тот самый гарантированный пенсионный продукт, и, наверное, с большим инвестиционным доходом за годы их трудовой деятельности. А остальные 80%, учитывая нынешний уровень зарплат, учитывая нынешнее состояние экономики, будут получать, скажем так, пенсии в размерах, мало отличимых от нынешних. Это будет, я не знаю, 14 200, по-моему, сейчас, поправьте, если я ошибаюсь, 15, 16, 17, но это другой порядок цифр, это скорее некое социальное пособие, которое, да, скорее всего и точно абсолютно будет не ниже прожиточного минимума пенсионера, но извините. И когда господин Орешкин, по-моему, на Московском финансовом форуме…

Тамара Шорникова:…заявил о готовности…

Сергей Смирнов:…который сейчас в Манеже изъявил личную готовность, – ну извините, это абсолютно открытая информация, в прошлом году господин Орешкин задекларировал 21 миллион рублей с копейками годового дохода. Непонятно, что там зарплата, может быть, какие-то операции с недвижимостью, другой вопрос. Но когда вот человек сидит в регионе, да и в Москве тоже, и получает 30–40 тысяч рублей, и думает о том, что… И он говорит про себя: «Нет, я не буду первым в этой системе и даже не буду крайним».

Тамара Шорникова:Я коротко поясню нашим телезрителям, потому что мы-то, конечно, по роду своей должности и профессии все новости читаем: глава Минэкономразвития Максим Орешкин считает правильной концепцию предложенного Минфина нового механизма добровольной накопительной пенсии под рабочим названием «гарантированный пенсионный продукт». Более того, заявил: «Готов первым начать перечислять часть зарплаты в эту систему». Можем понять, можем понять.

Сергей Смирнов:Да. Единственное, что я хотел сказать, чтобы точно отбить позицию…

Тамара Шорникова:Простите, мне кажется, он может даже и не заметить эти отчислений, да, в какой-то момент?

Сергей Смирнов:Конечно, да, часть зарплаты. Я не против этой системы, вот так чтобы понять, я просто пытаюсь анализировать, какие последствия она будет иметь для разных групп граждан.

Тамара Шорникова:Да, что, простите, отчислять, тут бы на еду и на ЖКХ хватило.

Меня знаете, что всегда смущает? Что в индивидуальном, что в гарантированном, можно ведь как угодно эту лодку назвать, если уж мы о других словах говорим, смущает всегда слово «добровольное». Мне все время кажется, что планомерно, год за годом государство хочет переложить ответственность с себя на меня.

Иван Князев:Ну мы с Тамарой правильно понимаем, что фактически нам самим придется заботиться о том, как у нас будет пенсия в будущем?

Тамара Шорникова:Это уже реальность, правильно?

Сергей Смирнов:Ну вы знаете, мы и сейчас, в общем-то, заботимся об этом…

Тамара Шорникова:Ну кто может себе это позволить.

Сергей Смирнов:…потому что чем больше заработная плата, тем бо́льшую пенсию мы будем получать в дальнейшем. Безусловно, нет такой бешеной дифференциации пенсий, я не говорю про, так сказать, определенные категории, которые, в общем-то, получают не страховую пенсию, а процентную пенсию, в процентах к их окладу, скажем, те же самые чиновники и так далее, и тому подобное. Но реально бо́льшая часть людей получает пенсии на основе действительно страховых взносов, и заботиться о пенсии, я еще раз подчеркиваю, или точнее реальную возможность заботиться о пенсиях своих будущих, будут иметь только высокооплачиваемые граждане.

Я не думаю, что будет закрыт вход в систему на основе каких-то вот действительно зарплатных показателей, но реально люди вряд ли туда потянутся, имея те же самые 25–30 тысяч, я очень сомневаюсь. Им нужно свести концы с концами, собрать ребенка в школу, записать его в секцию, полечиться и подобного рода вещи.

Иван Князев:Еще одна инициатива, связанная с пенсиями: Центробанк предлагает запретить досрочные переводы пенсионных накоплений граждан чаще 1 раза в 5 лет. Чем это вызвано, давайте расскажем нашим телезрителям.

Сергей Смирнов:Вы знаете, я не готов детально обсуждать эту проблему. Я так понимаю, что это была некая ответная реакция Центробанка на вот ту уголовщину, извините, это без кавычек абсолютно, которую вот тут вот пытаются раскрыть, определить виновных и так далее. Я думаю, что какие-то вещи действительно со стороны Центробанка абсолютно разумны, эти предложения.

Но вы понимаете, есть какие-то вещи… Я бы привел такой пример из банковской опять же сферы. Вот, скажем, сейчас это меньше, но по-прежнему существует, некий банк Х предлагает процентные ставки по депозитам в 1,5–2 раза выше, чем в среднем. И дальше он действительно некоторое время живет «припеваючи», а потом наступает банкротство. Я понимаю, люди получают свои 1 миллион 400 тысяч, у кого они там есть по вкладам. И вот на самом деле эта ситуация с некими временны́ми ограничениями действительно имеет право на существование. Но 5 лет или 3 года, мне кажется, имеет смысл обсуждать.

Тамара Шорникова:И вот я снова уточню для наших телезрителей, чтобы им был понятнее масштаб проблемы действительно: сейчас клиенты негосударственных пенсионных фондов вправе переводить свои пенсионные накопления из одного, собственно, НПФ в другой…

Сергей Смирнов:…или в Пенсионный фонд.

Тамара Шорникова:…или в Пенсионный фонд, да.

Иван Князев:Да-да, когда захочешь.

Тамара Шорникова:Да. Но если средства находились там менее 5 лет, то, естественно, накопленный инвестиционный доход будет потерян. И вот эксперты говорят о том, что многие представители этих негосударственных пенсионных фондов (ладно, скажем так, не многие, но некоторые) этим пользуются и даже без ведома людей переводят накопления из одного фонда в другой, соответственно люди теряют абсолютно деньги…

Сергей Смирнов:Но кто-то находит эти деньги, как вы понимаете.

Тамара Шорникова:Не пенсионеры.

Сергей Смирнов:Не пенсионеры.

Иван Князев:Да.

Тамара Шорникова:И вот о цифрах… компаний: с 2017–2018-х гг. Центробанк фиксировал большое как раз число жалоб граждан на перевод их накоплений без их согласия. По данным Пенсионного фонда России, в 2018 году, только в 2018 году граждане, досрочно сменившие Пенсионный фонд России на негосударственный, например, потеряли 11 миллиардов рублей. До сих пор эта проблема не решена, соответственно, вот каким-то таким образом пытаются решить.

Иван Князев:Мне лишь остается добавить, что Следственный комитет уже этой ситуацией вплотную занимается, так заводятся уголовные дела по этому поводу. Правда, непонятно, вернутся ли гражданам деньги или нет.

Тамара Шорникова:Да, здесь забота вроде как бы государства о каких-то средствах в общем и целом очевидна.

Сергей Смирнов:Ну…

Тамара Шорникова:Что касается другой инициативы по поводу досрочного изъятия пенсионных накоплений?

Сергей Смирнов:Вы имеете в виду что под досрочными изъятиями?

Иван Князев:Ну вот, в частности, то, что пенсионные накопления можно будет изъять в тех случаях, что и, к примеру, ипотечных каникул касаются.

Тамара Шорникова:В тяжелых жизненных ситуациях.

Иван Князев:В порядке специальных ситуаций жизненных и тому подобное.

Сергей Смирнов:Ну вы знаете, в этом есть свой резон. Мы же знаем, что, скажем, по тому же материнскому капиталу, который тут планируется проиндексировать и увеличить, там есть возможности получения части средств в виде ежемесячных выплат. Здесь, на мой взгляд, то же самое. Но нужно четко абсолютно очертить, какие это жизненные ситуации, понимаете? Я понимаю, что когда не хватает средств на лечение, это, безусловно, должно сюда войти, подобного рода вещи должны быть.

Но я не думаю, что таких ситуаций должно быть много, слишком много. Мы, к сожалению, имеем примеры из нашего прошлого, когда те же самые негосударственные пенсионные фонды использовались в виде некоего агента выплат зарплат, вы помните, да? Страховались, туда перечислялись некие средства, и чтобы не платить все социальные взносы, использовались, как говорится, как источник выплаты заработной платы. Такого рода варианты тоже были, сейчас они меньше, конечно, распространены по сравнению с теми же 1990-ми годами, но тем не менее вот эта опасность тоже есть. И поэтому здесь я тоже за то, чтобы вот предоставить право.

Иван Князев:Сейчас, одну секундочку… Да, звонок мы успеем принять. Сергей Николаевич, а мне вот все-таки интересно, кто будет решать, насколько ситуация действительно серьезная и тяжелая? Ну мало ли…

Сергей Смирнов:Четкие критерии должны быть.

Иван Князев:Они прописаны там все-таки или нет?

Сергей Смирнов:Вы знаете, это должно быть прописано, безусловно, особенно для новой системы. Ну какие здесь могут быть? Если лечение, то заключение, конечно… Ну как, извините, по инвалидности как там эти справки называются, вот приблизительно то же самое должно быть, потому что человек не должен чувствовать себя покинутым и не ходить с протянутой рукой на лечение.

Иван Князев:Я просто к тому, что найдутся те люди, которые скажут: «Ну это же мои деньги, мало ли, на что я захочу их потратить! Мне нужно сейчас квартиру купить, а до пенсии я не доживу».

Сергей Смирнов:«Мои деньги»… Вы знаете, все-таки это не совсем ваши деньги, потому что вы их как бы откладываете на будущую пенсию, но не несете, например, в тот же самый банк и не получаете ежемесячный процент, вот тут точно ваши деньги. А по тем средствам, которые будут в новой системе, это, безусловно, ваши средства, они никуда не денутся, но они имеют некие, извините, обременения, вот есть ограничения на их использование.

Тамара Шорникова:Варвара, Волгоградская область к нам дозвонилась. Здравствуйте, Варвара, послушаем телефонный звонок. Здравствуйте.

Иван Князев:Здравствуйте, Варвара.

Зритель:Здравствуйте! У меня вопрос такого плана. Я вот вступила в эту вот накопительную пенсионную, но не в какой-то коммерческий, а в государственный банк, в государственный пенсионный фонд.

Тамара Шорникова:Так.

Зритель:Теперь получилось как? В 2014 году я получила первую выплату и у них спросила (извините, очень волнуюсь), когда могу получить следующую выплату. Мне сказали, что через 5 лет. Я своевременно выплачивала по 12 тысяч.

Теперь, значит, в 2018 году, 5 лет выплатила, в конце года я спрашиваю, когда можно к ним обратиться. Они мне сказали: «В 2019-м в июле месяце». Я обратилась, а они мне говорят… Я им сказала, что обращалась к Татьяне Васильевне, они мне сказали: «Это другая теперь Татьяна Васильевна, мы будем вам по 550 платить». Я говорю: «Я получу эти деньги, когда на тот свет уйду». У меня уже, во-первых, возраст большой, а во-вторых, я на инвалидности, мне много денег идет на лечение. Я их просила отдать мои деньги, не нужны мне их дополнительные.

И теперь, значит, они меня довели до того, что я пошла в нашу прокуратуру, прокуратура отправила в Пенсионный фонд Волгограда, из Волгограда пришло… Вот, значит, первый раз они мне выслали 1 223 рубля и еще 552 отдельно, сказали, что это мне единовременная, «мы будем вам так посылать». Я говорю: «Не нужны мне ни так ни эдак, отдайте мои 60 тысяч, а эти не нужны мне!» И вот я теперь ничего не могу добиться.

Приходила к ним опять, они мне сказали: «У нас такой закон, он пришел в 2014 году». Я говорю: «Почему вы меня в 2014-м не известили? Я не согласна с вами. Если бы сказали в 2014 году, что такая неразбериха будет, простите, я бы ни рубля, ни копейки не вложила».

Тамара Шорникова:Да, Варвара, спасибо вам за ваш звонок.

Иван Князев:Да, спасибо большое.

Сергей Смирнов:Ну это я не готов говорить в деталях, но это не накопительная пенсия абсолютно, просто действовала такая система, когда государство софинансировало ваши добровольные взносы в систему пенсионного страхования. Это действительно было 12 тысяч, насколько я понимаю, Варвара участвовала 5 лет в этой системе, соответственно там на каждый рубль государство докладывало, по-моему, 2 рубля.

Тамара Шорникова:По-моему, да.

Сергей Смирнов:Вот. Но, к сожалению, я не знаю порядка выплаты этих пенсий. Если действительно местное отделение Пенсионного фонда что-то нарушает, но я не уверен, что оно нарушает, то есть нужно разбираться конкретно в этом случае.

Тамара Шорникова:Но речь о замороженной, вот той как раз…?

Сергей Смирнов:Нет-нет, это совершенно другие средства, это не накопительная часть пенсии.

Тамара Шорникова:Год просто совпал, поэтому…

Сергей Смирнов:Накопительная часть пенсии, источником ее были наши начисления на фонд оплаты труда, а здесь добровольные взносы…

Тамара Шорникова:Соответственно, те, которые оплачивал работодатель?

Сергей Смирнов:Конечно-конечно, это разные вещи.

Иван Князев:Еще один звонок у нас есть, Татьяна из Белгородской области. Здравствуйте, Татьяна.

Зритель:Здравствуйте. Я очень рада, что дозвонилась до вашей передачи.

Тамара Шорникова:Спасибо.

Зритель:Но мой вопрос повторяет предыдущий. Я тоже по поводу заморозки вот этого софинансирования. Рекламировали по телевидению, ходили уговаривали; когда люди вступили, все заморозили и тишина, никто нигде не говорит, насколько, это первый вопрос.

И второй вопрос. Я уходила на пенсию на максимальный коэффициент, но у меня на данный момент за 3 года увеличения даже нет 10 тысяч, 10 тысяч без 50 рублей, вот вам. Я читала Пенсионный фонд по тем временам, как бы ту сумму, которая положена, коэффициент максимальный 1,2, но пенсии на сегодняшний день нет даже 10 тысяч.

Тамара Шорникова:Да, Татьяна, скажите коротко, вы на каких условиях участвовали в этой программе софинансирования?

Зритель:Программа софинансирования, там в течение года кладешь от 2 до 12 тысяч, и тебе государство увеличивает. Первый год я положила, на следующий год сняла, они завлекли, так мои друзья сделали; потом второй раз положила, типа на год отложили, второй раз положила, сказали, на 5 лет. Никто не говорит конкретно, что, где, кого.

Сергей Смирнов:А можно вопрос Татьяне?

Тамара Шорникова:Да, конечно.

Сергей Смирнов:Татьяна, извините бога ради, а вы работаете?

Зритель:Нет, я не могу найти работу.

Сергей Смирнов:А, вы не работаете.

Зритель:Я живу в сельской местности, работы нет.

Тамара Шорникова:Можно было бы как-то компенсировать?

Сергей Смирнов:Нет, тогда бы просто была индексация и пенсия бы была…

Тамара Шорникова:…больше 10 тысяч?

Сергей Смирнов:В общем, я не очень понимаю, почему 10 тысяч, действительно не очень понимаю. А что касается софинансирования со стороны государства, я, честно говоря, не очень в курсе, какие были приняты нормативно-правовые акты, нужно просто посмотреть по поводу судьбы вот этих самых средств.

Тамара Шорникова:Да, конечно, нужно разбираться. В общем-то, мало чем по рассказам отличается от пирамиды.

Сергей Смирнов:Да, похоже, что так.

Тамара Шорникова:Николай из Самары, здравствуйте, давайте еще выслушаем телефонный звонок.

Иван Князев:Здравствуйте, Николай.

Зритель:Алло, здравствуйте. Меня зовут Николай, я с Самары. Я просто тоже по накопительной пенсии. Получилась ситуация, вот супруга у меня вышла на пенсию в 2018 году, и когда она вышла, ей сказали, что у нее есть накопительная часть пенсии, это те 6%, которые работодатель отчислял на вот эту накопительную пенсию.

Тамара Шорникова:Ага.

Зритель:И у нее получилось как? Сумма получилась очень большая, 193 тысячи, и эту сумму ей разбили, ей в единовременной выплате отказали, сказали, что сумма превышает 5%-й порог, там есть специальная такая формула, и разбили на 25 лет по 670 рублей без всякой индексации. И когда мы пришли разбираться в этот пенсионный фонд, они сказали: «Есть закон 360-й, который мы не можем перепрыгнуть: у вас сумма превышает порог вот этот 5%-й».

Мы спросили, можно ли было перевести их, эту накопительную часть, в страховую? Нам сказали, что да, только в 2014–2015-х гг., но об этом никто нигде не говорил, поэтому это идет обман государства, я считаю, это обман пенсионеров, которые выходят на пенсию, потому что, когда вышел на пенсию, тебе говорят: «Ты не можешь деньги получить, мы тебе их только можем раскидать на 25 лет». Ну как это можно прожить, 25? У нас срок дожития, извините, минимальный совершенно…

Иван Князев:Ну да, если от 65…

Сергей Смирнов:Вообще на 25 лет – это очень странно, между прочим.

Иван Князев:Как-то странно.

Сергей Смирнов:Теоретически это должно было быть 19 лет, по-моему, как максимум. Значит, что здесь происходит? Один сюжет: да, действительно, разбили на помесячные выплаты, но они индексируются в рамках общей индексации вот этих самых пенсий, если жена нашего уважаемого Николая не работает.

Второй сюжет: сейчас, по-моему, не принят еще акт, но рассматривается вопрос о повышении вот этого самого порога, и вот эти 193 тысячи, которые были у супруги Николая, безусловно, войдут в этот порог. И если примут этот нормативно-правовой акт, то Николаю или его супруге, естественно, нужно сразу же бежать в Пенсионный фонд и говорить: «Все, у меня вот такие отчисления, пожалуйста, выплатите мне их единовременно».

Иван Князев:Ну Сергей Николаевич, потому что да, цифра даже в 19 лет какая-то запредельная.

Сергей Смирнов:Ну 19 – это абсолютно, как говорится, официальный возраст дожития.

Тамара Шорникова:Собственно, основной мотив многих сообщений и звонков: во-первых, неразбериха, во-вторых, во многих случаях, конечно, в каждом нужно разбираться отдельно, но люди не получили то, что им обещали. В связи с этим понятно, откуда такое недоверие к Пенсионному фонду в частности и к разным программам, как их не назови, в общем.

Сергей Смирнов:Я думаю, что это не Пенсионный фонд, это федеральное законодательство на самом деле.

Тамара Шорникова:Учитывая все это, кроме Максима Орешкина все-таки из тех, кто мог бы откладывать, инвестировать в пенсию, сколько реально согласятся на это? Какие перспективы у таких программ в нашей стране?

Сергей Смирнов:Вы знаете, где-то было заявлено, кем-то, не помню фамилию из этих наших управленцев, – было заявлено, что если даже 20% работающих будут участвовать в этой системе, то это уже победа, вот как-то так было сказано.

Тамара Шорникова:А мы дойдем до 20%?

Иван Князев:А на общем фоне, когда общий фон «нас обманули», дойдем ли мы до таких параметров?

Сергей Смирнов:Трудно сказать, я не готов прогнозировать.

Тамара Шорникова:Да, спасибо вам большое.

Иван Князев:Спасибо большое.

Тамара Шорникова:Обсуждали разные варианты, что будет с нашими пенсионными накоплениями, вместе с Сергеем Смирновым, доктором экономических наук. Это была рубрика «Личное мнение». Спасибо.

Сергей Смирнов:Спасибо.

Иван Князев:Спасибо большое.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски