Сергей Смирнов: Сколько будет стоить пенсионный балл через 10 лет, никто не знает

Сергей Смирнов: Сколько будет стоить пенсионный балл через 10 лет, никто не знает
Никита Кричевский: В нашей стране нужно жить в долг, причём долгосрочный. И тогда ты одалживаешь не деньги, а время
Сергей Ильченко: Если бы Ленинград пал, то Москва бы не выстояла абсолютно точно
Чем новые технологии угрожают миру?
Аренда жилья подорожает: где, почему и на сколько?
Зарплата мечты — 92 тысячи рублей в месяц. Опрос портала Работа.Ру
Ипотека под 2% : кому она положена и много ли документов нужно собрать?
Коронавирус угрожает России? В Забайкалье введен режим повышенной готовности
Сергей Лесков: Болезненный национализм и антисемитизм развиваются параллельно
Реальные цифры: чего хотят россияне от нового правительства?
Наказы новому Правительству. Европа отказывается от систем распознавания лиц. Московскую антидопинговую лабораторию снова закрыли. Что привлекает иностранных туристов в Россию.
Гости
Сергей Смирнов
доктор экономических наук

Александр Денисов: Ну и продолжим про отечественные елки, так сказать, разговор.

Анастасия Сорокина: Всю накопленную пенсию россияне смогут снять разом, заплатив 13% налога. Правительство готовит новый гарантированный план взамен обязательным пенсионным накоплениям, которые были заморожены в 2014 году. Добровольные отчисления привлекут тех, кто не хочет ждать пенсионного возраста. Через 30 лет после начала программы можно будет забрать все свои сбережения сразу – правда, с удержанием НДФЛ. Таким образом Центробанк хочет застраховать пенсионеров от соблазна растратить всю сумму сразу.

Александр Денисов: Тему обсуждаем вместе с вами, подключайтесь к дискуссии, звоните и пишите.

В студии у нас – Сергей Николаевич Смирнов, доктор экономических наук. Сергей Николаевич, добрый вечер.

Сергей Смирнов: Всем доброго вечера.

Александр Денисов: Давайте сразу оговоримся. Пенсионную реформу мы с вами обсуждали не один раз.

Сергей Смирнов: Не раз, да.

Александр Денисов: Еще и не раз обсудим. Какую часть именно пенсии мы сейчас будем обсуждать? Не страховую именно, которую непременно каждый будет получать, а вот какую часть? И от чего она зависит?

Сергей Смирнов: Ну давайте так, Александр: страховую будут получать не все.

Александр Денисов: Не все все-таки?

Сергей Смирнов: Большинство, но не все. Почему не все? Потому что для того, чтобы иметь право на получение страховой пенсии, вы к наступлению пенсионного возраста должны иметь соответствующее количество баллов, которое повышается потихонечку, и необходимый стаж вашей трудовой деятельности. Если у вас этого нет, то спустя пять лет после официального пенсионного возраста (теперь 60 для женщин и 65 для мужчин – значит, у женщин с 65, а у мужчин с 70) вы будете получать так называемую социальную пенсию.

Александр Денисов: Социальную. То есть какую-то крошечную?

Сергей Смирнов: Да.

Александр Денисов: А вот это что за часть?

Сергей Смирнов: Но это мы говорим о государственной системе пенсионного обеспечения. То, что сейчас Центробанк с Минфином, извините за вульгаризм, в кавычках… ладно, без кавычек, вынесли на суд общественности – это на самом деле негосударственная система, абсолютно добровольная система. Вы можете участвовать в ней. И вы в ней можете не участвовать.

Кстати, насчет 13%. Мне кажется, вот то объяснение, которое было сейчас озвучено, в нем довольно много лукавства. Это не столько страхование наших пенсионеров…

Александр Денисов: Это наша трактовка заботы ЦБ. Вот чем это обусловлено?

Сергей Смирнов: Нет, на самом деле-то фишка в другом. Потому что те взносы, которые кто-то будет направлять в этот гарантированный пенсионный план… 13%, как вы знаете, освобождаются от уплаты, выводятся из-под налогообложения. А что такое эти 13%? Это, извините меня, доходы региональных и местных бюджетов. Мы знаем, что ставка подоходного налога устанавливается на федеральном уровне, это федеральный бюджет, но эти деньги идут в региональные и местные бюджеты.

Теперь предположим, что у вас зарплата, абсолютно условно, 100 тысяч рублей в месяц. Предположим, вы участвуете в этом гарантированном пенсионном плане. И если я правильно понимаю, 13 тысяч рублей ежемесячно региональный бюджет теряет. Умножаем это на 12 месяцев – и получаем, по-моему, 156 тысяч рублей, если я правильно посчитал. Соответственно, региональные бюджеты говорят: «Уважаемые коллеги-федералы, вы нас лишили наших доходов. А наши доходы – это и социальная сфера, это и зарплата тех же самых муниципальных служащих, и так далее и тому подобное».

Поэтому мне кажется, что эти 13% – это не столько забота о пенсионерах (хотя, наверное, тут что-то есть), но в первую очередь это все-таки система государственных финансов, как мне кажется.

Анастасия Сорокина: Сергей Николаевич, прочитала, что эту систему очень тщательно анализировали. Соответственно, с 2014 года была заморозка. К 2021-му ее тщательно готовили как аналог, как некую другую формулу, когда человек может накопить…

Сергей Смирнов: Другая форма накоплений финансовых ресурсов, на которые мы будем существовать, когда наступит пенсионный возраст.

Анастасия Сорокина: Как вы считаете, эта система интереснее того, что было до этого? Стоит ли сейчас ее рассматривать как, например… Ну, я не знаю, какая у меня будет пенсия. У меня есть выбор. Я могу пойти в банк и там откладывать деньги. Или все-таки в эту систему вкладывать?

Сергей Смирнов: Я бы не сравнивал эти две системы, потому что это абсолютно разные вещи. В каком смысле разные? Содержательно, может быть, они и одинаковы – в том смысле, что должны формироваться какие-то ресурсы к нашему пенсионному возрасту. С точки зрения формальных отношений, нашего участия в них, это абсолютно разные вещи. Почему?

Потому что та накопительная часть, которая существовала в системе государственного пенсионного страхования – это была, извините, как в преферансе, шесть пик, обязаловка. Извините, если кто-то не играет в преферанс. Ну простите. Вы должны взять четыре взятки. Так вот, вы должны были обязательно отчислять эти взносы. То есть как обязательно? Вы могли выбирать между страховой частью… Ну, можно все туда направлять, но все равно вот эти 28%, максимум 6% вы должны были использовать для формирования накопительной части. По-любому 28% – обязательно. А как вы распределяли – это другой вопрос.

То, что предлагается сейчас – это негосударственная система, правда, при определенных гарантиях со стороны государства. В чем эти гарантии? Во-первых, сохранность этих сбережений. Во-вторых, это ежемесячная… ежегодная индексация на уровень инфляции за предыдущий год.

То есть населению говорят: «Ребята, вы участвуйте. Инфляция у нас, допустим, 3% в год. Значит, на 3% сумма ваших накоплений индексируется». Собственно говоря, это некий механизм все-таки, который делает систему… или при помощи которого пытаются сделать систему более или менее привлекательной.

Александр Денисов: Сергей Николаевич, уже очевидно, два плюса можно насчитать. Первое – не облагается 13-процентным налогом. То есть можно с зарплаты выводить какую угодно сумму, вкладывать в этот гарантированный пенсионный продукт…

Сергей Смирнов: В пенсионный план. План, план.

Александр Денисов: Да, план.

Сергей Смирнов: Продукт – это из другой оперы.

Александр Денисов: Ну, легко запутаться, много слов.

Сергей Смирнов: Конечно.

Александр Денисов: Не платить 13%. Плюс еще индексация ежегодная на 3%. Ну очевидные плюсы.

Анастасия Сорокина: Подожди. А еще же можно передавать по наследству деньги, которые ты копишь.

Александр Денисов: Да.

Сергей Смирнов: Там отдельная песня. Наверное, там будут какие-то более подробные разъяснения. Но в чем там… Не хочу произносить. Ну ладно. В чем там подводный камень? Эти средства… Скажем, человек уходит из земной жизни. У него там завещание, и его сын/дочь получают эти средства. Но они теоретически не могут их получить. Если они пенсионеры, этот сын с дочерью, условные сын с дочерью, они могут получить эти средства не в виде какой-то наличной выплаты, а присоединенными к их пенсионному вкладу в этой самой системе.

Александр Денисов: То есть на таких условиях от пенсионера к пенсионеру?

Сергей Смирнов: Конечно. Если вы не достигли пенсионного возраста, то вы эти средства получаете на свой пенсионный счет, и он у вас увеличивается. Опять же идет некая индексация. Опять же идут некие дивиденды от размещения этих средств в каких-то финансовых активах. Вот так все будет происходить.

А если вы пенсионер (возвращаюсь к первой ситуации), то из этих средств вы можете получать надбавку, соответствующим образом рассчитанную, к той пенсии, которую вы страховали сами в рамках накопительной этой самой системы.

Анастасия Сорокина: В рамках накопительной системы сейчас социальная пенсия откладывается до 45 тысяч, если я не ошибаюсь, и с нее идут отчисления. То есть больше зарабатываешь, но все равно идут отчисления с этой суммы.

Сергей Смирнов: Это страховая, это не социальная пенсия.

Анастасия Сорокина: Это страховая.

Сергей Смирнов: Это страховая, да.

Анастасия Сорокина: А здесь почему-то говорят о том, что это предложение интересно тем, у кого зарплата выше, чем 45 тысяч рублей. В чем здесь разница?

Сергей Смирнов: Безусловно, выше средней. У нас, кстати, медианная зарплата сейчас, по-моему, где-то в районе 28–29 тысяч. То есть это существенно ниже.

Мы говорили о плюсах этой системы. А минусы? Эти средства, в общем-то, «омертвляются». Вы понимаете, да? Соответственно, если у вас возникает какая-то непредвиденная ситуация, забрать деньги из банка мы всегда можем. Продать облигации федерального займа для населения (то, что сейчас выпускает государство) мы тоже всегда можем.

Александр Денисов: Сергей Николаевич, но с оговоркой: смотря какой вклад. Там тоже предусмотрена комиссия – так же, как и здесь.

Сергей Смирнов: Нет, там налога фактически нет. Я не помню сейчас, сколько точно. Налогом это облагается только в том случае, если ставка, которую вам предлагает банк (крупные банки этого не предлагают), существенно выше учетной ставки Центробанка.

Александр Денисов: Тогда будет комиссия, да?

Сергей Смирнов: Но с этим лучше не связываться. Понятно, что это спекулятивные структуры, и, скорее всего, тут нечистая игра идет. А так это абсолютно ваши чистые, как говорится, деньги, и вы можете забрать. Где-то есть безотзывные депозиты, и тут есть свои проблемы. Но, в принципе, если вы размещаете на каких-то таких вкладах в крупных банках с ежемесячной выплатой процентов или с выплатой процентов в конце срока, то вы можете потерять что-то, если вы нарушаете этот срок, но, в принципе, это гораздо выгоднее.

Анастасия Сорокина: Давайте примем звонок. Сейчас на связи с нами Архангельская область, Татьяна дозвонилась. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Анастасия Сорокина: Да, Татьяна, добрый вечер.

Зритель: Звоню из города Архангельска. Подскажите, пожалуйста. Если я правильно поняла, значит, у меня существует сейчас накопительная часть пенсии. Я участвовала в программе Пенсионного фонда по этой накопительной части. И если вдруг, не достигнув пенсионного возраста, я ее снимаю, то я должна заплатить налог 13%? Я правильно поняла?

Сергей Смирнов: Только после того, Татьяна, как эти средства будут переведены в негосударственный пенсионный фонд в рамках запускаемого проекта. Сейчас все ваши накопления лежат (их никто, как говорится, не разворует, безусловно), но в рамках действующей системы вы сможете их получить только тогда, когда достигнете пенсионного возраста.

Поэтому вот здесь нужно четко разделять государственную систему и ту систему, которую предлагают сейчас Минфин и Центробанк. Поэтому вот эти средства вы в дальнейшем сможете перевести в негосударственный пенсионный фонд. И, насколько я понимаю, вы можете их взять единовременно, но только тогда, когда эта система заработает, если единовременно (это Татьяну нашу интересует), с уплатой 13% НДФЛ, я так понимаю.

Анастасия Сорокина: Очень интересует вопрос суммы, которую ты будешь получать. Отчисляешь ты эти деньги… Сейчас вы заговорили про то, что все складывается из баллов, сколько ты накопил. И для тебя, по большому счету, к моменту выхода на пенсию это такой сюрприз.

Сергей Смирнов: Ты не знаешь, сколько будут стоить баллы.

Анастасия Сорокина: Да.

Александр Денисов: Почему же? Можно рассчитать сейчас, на сайте Пенсионного фонда России есть калькулятор.

Сергей Смирнов: Калькулятор есть, но он абсолютно, как говорится…

Александр Денисов: Я «забивал» свою зарплату – и мне посчитало, что у меня пенсия будет 30 или 40 тысяч, я уже не помню.

Сергей Смирнов: Можно рассчитать, да, но в рамках действующей системы. А сколько будет стоить этот самый пенсионный балл даже через 10 лет – этого мы с вами не знаем. Правда, Правительство гарантирует, что индексация стоимости пенсионного балла будет производиться не ниже инфляции. Сейчас это происходит на уровне инфляции за предыдущий год.

А вот сами пенсии, которые уже назначены и которые получают неработающие пенсионеры, с 1 января этого года проиндексированы, по-моему, на 6,6%. Ну, это где-то 1,8–1,9 по отношению к той инфляции, которую дал Росстат за прошлый год или даст, скорее всего.

Анастасия Сорокина: При системе гарантированного пенсионного плана… Хотела сказать ГПП, но расшифрую.

Сергей Смирнов: Да бога ради!

Анастасия Сорокина: …как можно будет рассчитать свою пенсию? Станет ли понятно, сколько ты будешь получать в итоге, когда выйдешь?

Сергей Смирнов: Вы знаете, нельзя. Почему нельзя? Потому что мы не знаем, какая будет доходность этих самых накоплений, как негосударственный пенсионный фонд разместит эти средства, какова будет экономическая конъюнктура, как мы с вами… Ну, это практически невозможно.

Александр Денисов: Вот это, пожалуй, главный минус.

Сергей Смирнов: Конечно.

Александр Денисов: Потому что с банком-то все понятно.

Сергей Смирнов: С банком понятно.

Александр Денисов: Да, все понятно.

Сергей Смирнов: Я абсолютно согласен с нашими замечательными экономистами, с тем же самым Антоном Табахом, которые говорят: «Да, мы сейчас все это рассчитываем». Казалось бы, банковские депозиты достаточно выгодные, хотя недавно они снизились в очередной раз. Но мы не знаем, что будет опять же через 10–15 лет. Мы знаем, по крайней мере, что 1 миллион 400 тысяча мы по-любому… гарантированы вот эти средства, их сохранность. А какова будет их доходность? Ну, это вопросы неопределенные. «Тайна сия велика есть». Можно представить какие-то проценты абстрактные. Это будет не 50%, если не произойдет что-то, как это произошло в начале 90-х, вот этот бурный период реформирования. Такая инфляция вряд ли когда-то будет, мы не Венесуэла.

Александр Денисов: Так называемая гиперинфляция.

Сергей Смирнов: Да, гиперинфляция. Ну, я надеюсь, что чаша сия минует Россию.

Александр Денисов: Там две тысячи процентов.

Сергей Смирнов: Мы и так слишком много испивали из той чаши, население наше. Поэтому тут тоже есть неопределенность. Но мне кажется, что риски неопределенности (пусть меня поправят профессиональные финансисты), с точки зрения вложения каких-то средств, они достаточно… ну, они более неопределенные, скажем так.

Александр Денисов: Сергей Николаевич… Настя, пожалуйста.

Анастасия Сорокина: Если пенсии неработающих пенсионеров сейчас складываются из отчислений наших, вот мы работаем, а они получают пенсию, то что будет, если наши деньги будут уходить в эти фонды, если мы не будем их направлять на эту социальную пенсию?

Сергей Смирнов: Во-первых, страховую.

Анастасия Сорокина: Страховую, страховую.

Сергей Смирнов: Если у кого-то из нас… Ну, у меня была эта самая накопительная часть, я успел поучаствовать пару-тройку лет. Не помню… 2002–2004-й. После чего поставили возрастную границу, и мужчины до 66-го года включительно исключались из этой системы. Ну понятно – потому что «омертвлялись» средства. Это проблема бюджетного трансферта в Пенсионный фонд, потому что эти средства на накопительную часть «омертвлялись». Их нельзя было направить на выплату пенсий имеющимся пенсионерам.

И вот тогда возникла эта проблема, в начале нулевых годов. Об этом тогда еще говорила Оксана Генриховна Дмитриевна, которая еще не очень вымылась из нашей памяти, дай бог ей здоровья. И она считала, что это одна из ошибок той пенсионной реформы, которая была запущена в 2002 году.

А здесь у вас есть вариант – оставить эти средства там же, где они есть. Никто насильно вас не будет выгонять из Пенсионного фонда России в негосударственный какой-то пенсионный фонд. А дальше судьба тех средств, которые существуют и имеются на вашем накопительном счете в Пенсионном фонде России: либо вы их получаете единовременно, при этом без НДФЛ, либо вы получаете в виде ежемесячной прибавки к вашей пенсии. Это зависит от суммы ваших накоплений. Сейчас не помню эти коэффициенты. Там рассчитывается по отношению к той пенсии, которая вам назначается из страховой части, не из накопительной.

Анастасия Сорокина: Но сегодняшние пенсионеры от этого не пострадают? Вот все возьмут, разом пойдут и вступят в эту программу гарантированного пенсионного плана.

Сергей Смирнов: Я думаю, во-первых, не все вступят, это понятно, потому что при маленькой заработной плате участвовать в этой системе тем более смысла нет. Ну сколько вы получите, какую прибавку? Ну тысячу рублей, я не знаю, ну 2 тысячи рублей к пенсии. Я понимаю, когда средняя по России сейчас где-то 14 400 (по-моему, меньше 14,5 тысячи рублей), 2 тысячи все-таки погоду не делают. Все-таки эта система – на мой взгляд, это система для людей с высокой заработной платой…

Анастасия Сорокина: От скольки, на ваш взгляд?

Сергей Смирнов: …которые могут разложить свои «лишние» средства по разным корзинам. Ну, возьмем некоего министра А, не будем никаких фамилий цитировать.

Александр Денисов: Можем фамилии называть – Силуанов, Орешкин. Они говорили, что уже готовы перейти на эту систему. Давайте называть – Силуанов и Орешкин.

Сергей Смирнов: Я не хотел говорить. Возьмем министра О. Что-то он будет держать, безусловно, на депозите. Дай бог, чтобы ничего не прогорело. Что-то он понесет в эту самую систему новую, безусловно. Почему нет? Может быть, он прикупит облигации федерального займа или индивидуальный инвестиционный счет. Все это зависит…

Я понимаю, что для большинства наших телезрителей, к сожалению, подчеркиваю, это звучит… Ну, вы знаете, что доходы у нас, к сожалению, практически не растут. В прошлом году выросли пенсии, а зарплата практически не выросла (это мы знаем) или выросла очень незначительно. Но тем не менее за счет высокодоходных групп населения, высокозарплатных, скажем так, эта система может каким-то образом существовать. Для низкодоходных я бы не то что не советовал, а все тщательно бы взвесил.

И возвращаюсь, может быть, к началу нашей беседы, когда вы говорили, что Центробанк хочет подстраховаться и так далее. Все это на самом деле решается финансовой грамотностью населения. Я понимаю, что это достаточно абстрактная вещь, когда у нас низкие доходы: как грамотно себя вести? Но если они хоть немножко вырастут, то тогда реально имеют смысл вот эти самые стратегии финансового поведения населения, стратегии рационального финансового поведения населения.

Меня очень, кстати, если говорить об этом… Я понимаю немножечко боковой сюжет, но когда перед Новым годом пошла агрессивная реклама, мол: «Возьмите заем на новогодние подарки», – извините, это рассчитано на население, у которого уровень финансовой грамотности, как мне кажется, мало отличим от нуля.

Александр Денисов: Но не факт, что воспользовались советом, Сергей Николаевич.

Сергей Смирнов: Ну, дай бог, чтобы не воспользовались. Во-первых, вы сами видели, какие проценты там.

Анастасия Сорокина: По поводу финансовой грамотности. Как вы рекомендуете сейчас в этих системах разбираться? И откуда ее почерпнуть, чтобы не ошибиться?

Сергей Смирнов: Вы знаете, на самом деле все-таки Пенсионный фонд России должен вести разъяснительную работу. Хотя понятно, что это не его уже епархия. Он может, честно говоря, умыть просто руки и сказать: «Ребята, вы чего?»

Анастасия Сорокина: «Решайте сами».

Сергей Смирнов: «Вы чего? Решайте сами». С его точки зрения, как мне кажется, вот эта накопительная часть… В конечном счете – чем больше у него денег на счету, тем, наверное, ему лучше.

Александр Денисов: Лучше для всех.

Сергей Смирнов: Для Пенсионного фонда России.

А что касается программы финансовой грамотности, то я не знаю, как сейчас с этим обстоят дела. Но я помню, что несколько лет назад были выделены очень немаленькие деньги на то, чтобы нас с вами в финансовом отношении развивали и говорили, где стоить тратить деньги, а где не стоит.

Александр Денисов: Давайте зрителей послушаем, Настя.

Анастасия Сорокина: Да, давайте.

Александр Денисов: Дозвонилась Ольга из Адыгеи. Ольга, добрый вечер.

Зритель: Здравствуйте.

Анастасия Сорокина: Здравствуйте.

Зритель: Скажите, пожалуйста… У меня такой вопрос. У меня муж работал официально, он умер год назад. У нас были пенсионные накопительные. Нам сказали, что… Есть государственный фонд, у него было там 40 тысяч… Ой, в государственном – 100 тысяч, а в негосударственном – 40.

Александр Денисов: Ольга, простите, пожалуйста, выключите звук на телевизоре и отойдите подальше, а то мы плохо слышали сейчас. Повторите еще раз вопрос.

Зритель: У меня такой вопрос. У меня муж работал официально, у него пенсионные накопительные. То есть получается, что государственный фонд – 100 тысяч, а в негосударственном – 40 тысяч. Он умер уже год назад. Почему я не могу снять эти 100 тысяч в государственном? Мне отказывают.

Александр Денисов: Спасибо. Сейчас ответим.

Анастасия Сорокина: Спасибо, Ольга.

Сергей Смирнов: Вы знаете, я не знаток вот такого рода деталей, но тем не менее, насколько я помню, эти средства входят в наследственную массу при условии, что умерший, застрахованный будущий пенсионер, не начал получать эту накопительную часть. Поэтому Ольге можно только посоветовать попытаться сделать запрос в Пенсионный фонд России, наверное, в центральный аппарат, чтобы получить полностью все разъяснения.

Насколько я понимаю, если ее покойный муж не успел ни разу получить вот эту самую накопительную пенсию из Пенсионного фонда России, то эти средства должны быть унаследованы. По-моему, я не ошибаюсь.

Анастасия Сорокина: А если получил?

Сергей Смирнов: А если получил, то там…

Александр Денисов: Даже если частично получил?

Сергей Смирнов: Даже при одной выплате. Надо более подробно посмотреть.

Александр Денисов: Обратиться в центральный офис, в Москву, да?

Сергей Смирнов: Конечно. Я думаю, что да.

Анастасия Сорокина: Из Самарской области примем звонок.

Александр Денисов: Да. Алексей.

Анастасия Сорокина: Алексей, здравствуйте.

Зритель: Добрый вечер.

Александр Денисов: Здравствуйте.

Зритель: Очень приятно слышать. У меня такой вопрос. У нас существует два выхода на пенсию – досрочный по вредности и по возрасту. Если наследник выходит на пенсию досрочно по вредности, возможно ли ему начисление по наследству пенсионной выплаты?

Сергей Смирнов: Честно говоря…

Александр Денисов: Алексей, а вы имеете в виду что? Накопленные средства в рамках государственного пенсионного…

Сергей Смирнов: Нет-нет-нет, его нет пока.

Александр Денисов: Его нет, да.

Сергей Смирнов: Он пока виртуальный.

Александр Денисов: Вы имеете в виду эту будущую систему? Или что?

Зритель: Да-да-да.

Александр Денисов: Спасибо. Имеется в виду вот та будущая система, которую мы обсуждаем.

Сергей Смирнов: Ну, надо смотреть, потому что будут не только официальные заявления Центробанка и Минфина, но это должен быть пакет нормативно-правовых актов, который примет Государственная Дума на уровне закона федерального, и там будут детали.

Александр Денисов: Ну, как вы сказали, от пенсионера к пенсионеру будет наследоваться.

Сергей Смирнов: Да-да-да, нужно будет смотреть детали. Надеюсь, что дьявола не будет в этих деталях.

Александр Денисов: Сергей Николаевич, понятно, что в каждой системе есть свои плюсы, есть минусы. Нужно дать себе труд, чтобы во всем этом разобраться. Но без труда уже можно понять. То есть нам непрозрачно намекают: «Дружище, если хочешь жить на пенсии хорошо, откладывай так или иначе. Хочешь – в ГПП. Хочешь – на счет».

Сергей Смирнов: «А хочешь – в банк». Конечно, да.

Александр Денисов: Можем ли мы подвести итог и сказать, что уже все, однозначно государство расписывается в этой рекомендации?

Сергей Смирнов: Да, безусловно. А почему нет? На самом деле вы знаете, что я очень часто критикую разного рода управленческие решения. Но я только за то, чтобы палитра возможностей была больше. Чем больше финансовых инструментов, которыми мы можем воспользоваться, тем лучше, как мне кажется. И тогда у нас появляется возможность выбора. А дальше это уже практика каждого конкретного человека.

По поводу гарантированного пенсионного плана. Вы знаете, можно уже говорить о том, что государство пока… или просто не обмануло нас с облигациями федерального займа. По первому займу сейчас 10% годовых выплачивается, там по нарастающей идет. Оно не обмануло нас в данном случае, во всяком случае пока.

Александр Денисов: Я так чувствую, Сергей Николаевич, раз вы в преферанс играете, то вы и облигации прикупили, да?

Сергей Смирнов: Нет, это не источник моего… это не средство для моего существования. А в преферанс я с друзьями, и очень изредка, но тем не менее.

Вы понимаете, это опять же палитра возможностей. В отличие от облигаций федерального займа, в отличие от банковских инструментов, так сказать, мы знаем, уже накоплен какой-то опыт – правильно? – и мы можем им поделиться со своими друзьями, коллегами и так далее.

Гарантированный пенсионный план получит этот (извините за интересное слово) бэкграунд, некую прошлую историю только через 30 лет или через несколько десятилетий. И тогда нужно будет посмотреть, как все действительно будет. Вот этого козыря у гарантированного пенсионного плана пока нет.

Александр Денисов: Именно 10-процентной доходности?

Сергей Смирнов: Ну да. Там же никто ничего не гарантирует. С банком мы заключаем договор: «Вот вам 5,75% годовых», – условно, видел тут в «Сбере». Мы знаем, на что идем. С гарантированным пенсионным планом мы не знаем пока.

Анастасия Сорокина: Из Кировской области сообщение: «Рассчитано все на богатых людей. А вот тем, у кого и копить не с чего, что делать, как готовиться к пенсии?»

Сергей Смирнов: Вы знаете, я не знаю, что тут посоветовать. Наверное… Я понимаю, что звучит абстрактно и меня сейчас будут ругать. Ну, искать более доходную работу, наверное. По-другому ну ничего тут не сделаешь. Государство создало вот такую систему.

Александр Денисов: Сергей Николаевич, может быть, нечего, но все равно копить? Потому что хорошие времена никогда не настанут, скажем прямо.

Сергей Смирнов: Вы знаете, копить, когда вам не хватает денег на одежду, еду, обувь… на одежду, обувь и иногда у некоторого количества на еду, то о накоплениях речь не идет, к сожалению.

Александр Денисов: Ну хорошо, одежду и обувь купил, в следующем месяце можно отложить.

Сергей Смирнов: Если что-то осталось, то, конечно, нужно каким-то образом это использовать.

Анастасия Сорокина: Хорошо. Вы заговорили про финансовую грамотность. Были выделены деньги. Мы должны быть уже все подкованными, как пионеры. Где можно этой финансовой грамотности обучиться самостоятельно, если никто не приходит и тебя не обучает?

Сергей Смирнов: Вы знаете, на самом деле нужно начинать с младых ногтей в школе. Правильно? Есть учебники соответствующие того же Игоря Липсица, профессора, моего коллеги, который, в общем-то, раскладывает экономику по полочкам: что можно, где возможно, где нельзя, где не стоит, где какие риски есть. И поэтому это должно начинаться со школы. Потому что я, честно говоря, не слышал про курсы финансовой грамотности для людей, которые окончили школу или тем более какие-то гуманитарные вузы.

Александр Денисов: В общем, подводя итог, можно, Настя, сказать: сбереги на пенсию смолоду. Сергей Николаевич, правильно?

Сергей Смирнов: Безусловно, конечно.

Александр Денисов: Другого варианта нет.

Сергей Смирнов: Чего всем и желаю, кстати.

Александр Денисов: И нам тоже?

Сергей Смирнов: Конечно.

Анастасия Сорокина: Спасибо, спасибо. У нас был Сергей Смирнов, доктор экономических наук. Обсуждали гарантированный пенсионный план. Спасибо, что были с нами.

Сергей Смирнов: Спасибо.

Александр Денисов: Не уходите, дальше про льготы поговорим.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски