Сергей Степашин: Готовится новый закон, по которому замену аварийному жилью можно будет получить деньгами или на вторичном рынке. Или доплатить за бóльшую площадь

Сергей Степашин: Готовится новый закон, по которому замену аварийному жилью можно будет получить деньгами или на вторичном рынке. Или доплатить за бóльшую площадь
Лжебанкиры: как их вычислить по телефонному звонку? Рекомендации эксперта Дмитрия Ибрагимова
Сокращение бюджетных мест идет за счёт заочного образования. И это вполне правильно, потому что оно во многом было некачественным
Могут ли люди во власти работать честно?
Реальные цифры: траты на еду. Экономика и новые налоги. Аграрная политика: развитие села. Перелёт как роскошь. Ситуация в Грузии
Сергей Лесков: Компании вкладывают огромные деньги в социальную сферу не из гуманитарных соображений. Просто так оказалось выгодно
Академик РАН Иван Ушачёв - о комплексной программе развития села
Константин Калачёв: Для Грузии тема потерянных территорий всегда будет кровоточащей раной. Не говорите с грузинами о политике, если приехали в гости
Александр Фридлянд: Из года в год авиакомпании терпят миллиардные убытки из-за дорожающего авиакеросина. И это должно взорваться в цене авиабилета
Нацпроекты - это всего 8% экономики. А что будут делать остальные 92%? Смотреть, как бедные становятся беднее, а богатые богаче
Доходы от нефти мы не вкладываем в экономику, а кладём в кубышку на плохие времена. А они-то и настают, когда не занимаешься своей экономикой
Гости
Сергей Степашин
политик, общественный деятель, председатель Императорского Православного Палестинского Общества, Председатель наблюдательного совета государственной корпорации «Фонд содействия реформированию жилищно-коммунального хозяйства»

В «Личном мнении» сегодня - Сергей Степашин, глава Наблюдательного совета Фонда содействия реформированию ЖКХ. О новой программе расселения аварийного жилья, капремонте, взносах и финансировании регионов.

Петр Кузнецов: Здравствуйте! Мы снова в прямом эфире. Позади – большой выпуск новостей, большая погода. Впереди – полтора часа прямого эфира программы «Отражение». В студии Ольга Арсланова и Петр Кузнецов.

Ольга Арсланова: Уже через полчаса мы возвращаемся к нашей теме дня: на Украине новый президент. Владимир Зеленский победил Петра Порошенко с рекордной поддержкой за всю историю независимости страны. Много удивительного было во время этих выборов. Естественно, мы поговорим обо всем этом. И главное – что ждет российско-украинские отношения и какой курс возьмет новый глава государства? И будут ли его еще всерьез воспринимать? Это тоже вопрос, который интересует многих наших зрителей. С 8 до 9 вечера говорим о выборах на Украине. Готовьтесь задавать вопросы нашим гостям, пишите SMS, заходите на сайт и в группы в социальных сетях.

Петр Кузнецов: Мы напомним про опрос для рубрики «Реальные цифры», который мы запускаем по понедельникам. «Компания развития общественных связей» составила первый рейтинг тревог и фобий россиян. Так вот, оказывается, больше роста цен и гонки вооружений люди боятся укуса бродячих собак. Так чего же боитесь вы? – мы будем спрашивать у вас всю неделю с сегодняшнего дня. Напишите нам о своих личных и глобальных страхах, а мы в пятницу подведем итоги и составим свой рейтинг тревожности.

Ольга Арсланова: Ну а сейчас мы продолжаем, это рубрика «Личное мнение». Сегодня мы говорим о Программе расселения аварийного жилья, о Программе капитального ремонта и о многом другом интересном с нашим гостем. У нас в студии – Сергей Степашин, председатель Наблюдательного совета государственной корпорации «Фонд содействия реформированию жилищно-коммунального хозяйства». Сергей Вадимович, добрый вечер.

Петр Кузнецов: Добрый вечер.

Сергей Степашин: Добрый вечер.

Ольга Арсланова: Как всегда, у нас открытый эфир, открытая программа, по темам мы ждем ваших звонков в прямом эфире.

Давайте начнем с аварийного жилья. Вот некоторые цифры, которые мы хотели бы напомнить нашим зрителям. По этой Программе переселения граждан из аварийного жилья за предыдущие одиннадцать лет в итоге новое жилье получили более миллиона человек. Посмотрим на эти цифры прямо сейчас в нашей графике.

Почти 16 миллионов квадратных метров аварийных строений снесено. Власти пообещали в предстоящие шесть лет ускорить темпы и ликвидировать почти 12 миллионов квадратов жилья, которое было признано аварийным уже до 2017 года. То есть – более полумиллиона человек жилье получат. По предварительным расчетам, из федерального бюджета на это выделят свыше 430 миллиардов рублей. Раньше федеральный бюджет выделял на решение проблемы с аварийным жильем 50% необходимых средств, а оставшуюся половину находили регионы и муниципалитеты. Теперь доля федеральной помощи вырастет до 70%, и то и до 80%. Ну, это открытые данные.

Что эти новые цифры нам дадут? В частности, новые бюджетные вливания что дадут?

Сергей Степашин: Ну, во-первых, эта программа беспрецедентная, у нас таких не было. И когда пять лет назад я возглавил Набсовет Фонда ЖКХ, мне интересно было посмотреть, есть ли такие программы где-либо в других странах, в том числе в Украине, кстати. Или не «кстати». Так вот, таких программ не было.

Это была личная инициатива Владимира Путина, когда появились излишки, связанные с господином Ходорковским. И вот эти деньги были направлены прямым назначением в созданный тогда Фонд переселения из аварийного жилья. Он длинно называется, назову его именно так.

Ольга Арсланова: Вот такой был источник финансирования?

Сергей Степашин: Да. Цифры вы назвали правильные, комментировать здесь нечего. То, что эта проблема одна из серьезнейших в нашей стране – это тоже очевидно. Мы рекордсмены мира по количеству многоквартирных домов. Этим очень долгое время гордилась наша страна – послевоенным строительством, хрущевскими переселениями. Но понятно, что большая часть этих домов приходит уже в негодность, и в них жить просто опасно. Поэтому стояла дилемма: что делать дальше?

К сожалению, не все поддержали продолжение переселения из аварийного жилья, в том числе чиновники, в том числе и предложения фонда – мол, пускай регионы сами этим занимаются. Понятно, что из этого бы ничего не получилось. И хочу подчеркнуть, что это было личное решение Владимира Путина. Нашлись деньги. У нас обычно говорят: «Денег нет, но вы держитесь». Деньги нашлись. Ни много ни мало, вы цифру назвали.

И в отличие от прошлой программы, почти 85%, а в некоторых регионах и более 90% средств на переселение из аварийного жилья пойдут из федерального бюджета через фонд по тем же механизмам, что были у нас и раньше. Планируем привлечение частных инвестиций. Ну, опыт показал, что не так много желающих. Это не Москва, это не Санкт-Петербург, где заработала программа реновации, поэтому где-то порядка 7 миллиардов всего-навсего пойдет на частные инвестиции именно под Программу переселения из аварийного жилья.

Но есть одна проблема. Вы цифру-то назвали, она была на январь 2017 года. Тогда большая часть регионов не знала, будет ли программа продолжаться или нет, поэтому, скажу откровенно, серьезно подзанизили количество аварийного жилья и граждан, которые в нем живут. Знаете, до какой цифры? Почти на 400 тысяч человек. Вот если сегодня реально посмотреть, у нас уже данные есть, нам придется переселять (а деваться некуда, это аварийное жилье) еще столько же – почти 1 миллион человек. Поэтому уже сейчас мы задумываемся о том…

Петр Кузнецов: Это как раз из-за этого занижения, да?

Сергей Степашин: Конечно. Поэтому сейчас мы уже задумываемся о том, где находить дополнительные средства. В этом году нам дают не так много – порядка 35 миллиардов. Это, что называется, разгон программы. Уже 9 миллиардов мы выделили за одну неделю в 14 регионов, и в мае месяце все заявки будут реализованы. Основной удар, если так можно назвать, конечно, будет – 2021-й, 2022-й, 2023-й и 2024-й годы.

Поэтому я хочу к гражданам нашим обратиться, к тем, кто живет в «аварийке»: имейте в виду, даже если сегодня, в том числе по вине чиновников, вы не попали в так называемый перечень аварийного жилья, вы будете переселены. Это позиция Правительства, это позиция президента. И мы, что называется, с этой темы никогда не уйдем.

Петр Кузнецов: Сергей Вадимович (сейчас, секунду), а по каким принципам будут эти деньги распределяться по регионам? Потому что у каждого есть право на жилье, но получается, что гражданин зависит от состояния региона, он превращается во второгосортного гражданина.

Сергей Степашин: Вы знаете, это было до того, как… Сегодня гражданин зависит от федерального бюджета. Я уже сказал, что практически 90% средств будет давать через фонд федеральный бюджет на данном этапе. Региональные бюджеты будут давать 10–12% максимум, в зависимости от бюджетообеспеченности. Поэтому взял на себя федеральный бюджет эту ответственность.

Я думаю, еще правильно и потому, что это не просто плохое жилье, это не просто очередники, это не просто коммунальные квартиры (в которой, кстати, я сам вырос, в Ленинграде, в свое время), а это жилье, где просто опасно для жизни. И здесь будет просто уголовная ответственность, если, не дай бог, что случится. Поэтому Правительство и президент в этой связи взяли полностью ответственность на себя. Поэтому я еще раз подчеркну: граждане, которые живут в аварийном жилье, в обязательном порядке будут из него переселены.

Ольга Арсланова: У нас звонок из Оренбургской области, Евгения в прямом эфире. Добрый вечер, мы вас слушаем.

Петр Кузнецов: Евгения, здравствуйте, слушаем вас.

Зритель: Добрый вечер. Спасибо, что будете слушать. Я вообще так рада, что я дозвонилась! Мы из Оренбургской области, город Орск. Пожалуйста, помогите нам как-нибудь. Наш дом, 40-х годов постройки, в 2016 году был признан аварийным, а в 2019-м… Сейчас скажу. Написано постановление, что 30 декабря 2020 года что нас расселят. Но нам никто не гарантирует, что нас расселят в это время, потому что вопросы мы задаем уже и мэру города, и всем. Никто не может сказать, когда нас расселят. Дом разваливается, как «Титаник», вообще на две части, это даже визуально видно – вообще полностью! Отпадают все эти деревянные конструкции. Мне кажется, наша квартира конкретно держится на навесных потолках, которые муж мой сам сделал, и на пластиковых панелях, мы укрепили его…

Сергей Степашин: Все понятно, спасибо.

Ольга Арсланова: Евгения, спасибо большое.

Сергей Степашин: Спасибо огромное. Давайте так – по конкретному вашему дому (у нас все записывается, что называется, в студии) я лично подготовлю письмо и позвоню вашему новому исполняющему обязанности губернатора. Если дом зарегистрирован как аварийный в 2016 году, вам должны точно довести график, когда вы будете оттуда переселены. Берем это на личный контроль.

Кстати, хочу ко всем телезрителям обратиться. У нас есть телефон легко запоминаемый в Фонде ЖКХ (ну, впереди, вы знаете, +7 или 8 495): 800-700-89-89. Звоните – и мы на каждый ваш звонок отреагируем, даем вам честное слово.

Ольга Арсланова: Все-таки есть ли сейчас четкие критерии, по которым тот или иной дом включается в программу?

Сергей Степашин: Есть, есть, есть.

Ольга Арсланова: Вы говорите, что что-то недосчитали, 400 тысяч.

Петр Кузнецов: И будут ли они меняться?

Сергей Степашин: Критерии аварийного жилья меняться не будут. Есть абсолютные критерии, есть соответствующие службы, которые за это отвечают, есть жилищные инспекции и так далее. Все это есть. Другое дело, что вы правильно…

Петр Кузнецов: А от региона зависят эти критерии, да? Или они общие?

Сергей Степашин: Нет, эти критерии общероссийские. Другое дело, вы правильно сказали, и я об этом вначале сказал, что многие чиновники, особенно в муниципалитетах, понимая, что придется отвечать, может быть, и своей должностью, если будет срыв аварийного жилья, просто прячут.

Вот приведу один простой пример. На днях был в Карелии, в Петрозаводске. Поехали вместе с губернатором посмотреть четыре аварийных дома. Два из них… Ну, слушайте, это надо было посмотреть. Говорухина я вспоминаю: «Так жить нельзя». Там действительно жить нельзя просто. Два дома одинаковых признаны аварийными, два стоят рядом. «Нет, будем делать капремонт». Я подозвал местных начальников: «Вы зайдите и понюхайте, чем там пахнет. Сейчас вам на голову все упадет. Какой капремонт? Совесть есть?» Ну, надеюсь, что уже появится. Поэтому принято решение, что эти дома тоже в ближайшее время будут переведены в перечень аварийных.

Я еще раз обращаюсь к телезрителям. У нас, к сожалению, есть и хороший, и негативный опыт, когда просто обманывали наших граждан, живущих в аварийном жилье. Звоните, пишите, не стесняйтесь. Кстати, у нас есть прекрасное соглашение (и оно работающее) с Генеральной прокуратурой, так что нерадивые чиновники не открутятся, поверьте мне.

Петр Кузнецов: Сергей Вадимович, президент также поручил ввести понятие ветхого жилья. Что это решит? Потому что порой (вот случай из Карелии) сами жильцы только понимают, что…

Сергей Степашин: Вот видите дом?

Петр Кузнецов: Да.

Сергей Степашин: Примерно в таком доме я был в Петрозаводске. Посмотрите.

Ольга Арсланова: То есть тем, кто там живет, понятно, что это аварийный. Но они же не знают всех тонкостей.

Сергей Степашин: Да понятно, что в таком доме жить нельзя по-человечески. По ветхому, да, Владимир Путин дал поручение, оно оформлено письменно, кстати. Тем более что тема аварийного жилья включена в нацпроект – что дает нам дополнительные возможности при строительной программе в нашей стране.

Так вот, до 22 июля… Сейчас проект закона уже подготовлен и находится в Правительстве, в ближайшее время он будет вывешен, что называется, на сайтах, его можно будет просто посмотреть. Одно из поручений – определиться, что же такое ветхое жилье. Это тоже будут общероссийские нормы.

В чем смысл, чтобы было понятно? Ветхое – это то жилье, которое теоретически (не все, конечно) еще можно отремонтировать, будь то крыша, балкон, дверь и так далее. То есть его можно через капремонт вернуть, продлить ему срок жизни, если так можно сказать, вот таким образом и не доводить его до аварийного. Поэтому вот эта задача и поставлена. Но при этом должны быть жесткие критерии, жесткие критерии. Если это жилье опасно для жизни, не надо туда вбухивать миллиарды и миллионы на капитальный ремонт – о чем мы сегодня еще с вами и поговорим. Поэтому вот эта задача будет решена в обязательном порядке. Но, как всегда, вы знаете, законы пишутся у нас правильные, а исполнение не всегда срабатывает. То есть здесь мы должны работать вместе – вместе с территориями и вместе с нашими гражданами, кстати.

Петр Кузнецов: Сергей Вадимович, есть еще жалобы (я думаю, вы тоже с такими сталкивались), когда расселяют, факт расселения есть, но расселяют – как бы вам сказать? – из аварийного в аварийное. То есть люди въезжают и говорят: «Лучше бы не расселяли, потому что там, где мы жили раньше, было лучше и не так опасно».

Сергей Степашин: Вы правы. Но таких случаев не так много. Я цифры могу условные сказать: где-то порядка 120–130 такого рода домов на самом деле по всей стране. Вот в Бийске у нас была такая история. Сейчас мы как раз в Карелии разбираемся, в Кондопоге, есть такой населенный пункт, аварийный дом или не аварийный. К сожалению, да, такая практика была.

Здесь мера ответственности следующая. Бюджет региона, в частности в Бийске, должен переселить людей из этого жилья в качественное. Подрядчик должен понести за это материальную ответственность, а те, кто принимали этот дом – в том числе и уголовную. Кстати, в Бийске двое в бегах, а один в местах лишения свободы. Правда, к сожалению, не все дома пока еще переселили. Ну, сейчас там тоже пришло новое руководство, и эту тему будем дотягивать. А вопрос вы поставили абсолютно правильный.

Ольга Арсланова: Все-таки есть ли какая-то альтернатива? Получить деньгами, например.

Сергей Степашин: Есть. Вы знаете, сейчас новый закон, который готовится, там будет несколько вариантов. Пока мы работаем по старинке. Будет возможность и получить деньгами. Есть возможность получить квартиру на вторичном рынке, что называется, не самые плохие дома. Есть еще один вариант, когда, скажем, мне хочется получить квартиру побольше и получше, чем я жил…

Петр Кузнецов: Улучшить жилищные условия.

Сергей Степашин: Ну, побольше – с точки зрения квадратных метров. Сейчас дается метр на метр. Если нет возможностей у бюджета, то ты можешь доплатить. Пожалуйста, доплачивай – и ты получишь… У тебя была двухкомнатная, а станет трехкомнатная, четырехкомнатная квартира. То есть такие формы предложены.

Вы знаете, есть еще один нюанс. Пускай на меня наши соотечественники не обижаются, но некоторые поживились на программе аварийного жилья. И мы таких примеров знаем достаточно много. Получил квартиру якобы под переселение из аварийного жилья – и тут же ее продал! То есть у человека есть другое жилье, есть дом, есть квартира.

Вот здесь с этой историей тоже законодательно мы будем разбираться, чтобы были жесткие временные ограничения, чтобы никто не имел возможности просто так взять и перепродать квартиру. А вообще это спекуляция, по большому счету, и этого быть не должно.

Ольга Арсланова: В каких регионах, по вашим ощущениям, наблюдениям, сейчас самая сложная ситуация? Кому нужно помогать?

Сергей Степашин: У меня не ощущения, у меня знания объектов. Тяжелая ситуация в Тыве, где программа выполнена только на 50%. Сложная ситуация в Приморье, в Забайкалье. Ну, там просто один дом построили, он треснул – и 360 семей не смогли переехать. Хотя очень хорошее место, я сам там был полгода назад. Сложная ситуация у нас в Дагестане – там понастроили, а люди переезжать не хотят: ни дорог, ни инфраструктуры, ни магазинов, ни школ. Вот сейчас мой боевой товарищ Владимир Абдуалиевич Васильев там разбирается. Кстати, бывший руководитель ЖКХ, который занимался как раз строительством, сейчас в бегах. Не могут найти, куда-то убежал из Дагестана, бегает где-то. Ну, поймаем, я думаю, надеюсь.

Вы знаете, меня смущает… Вот сегодня на Набсовете мы рассматривали… Я сейчас впервые, может быть, об этом скажу. Смущает история в Крыму и в Севастополе, где Программа переселения из аварийного жилья в прошлом году была сорвана. Это уже ни в какие ворота не лезет! Хотя деньги были выделены. Ссылаться на то, что на то, что нам это оставила Украина…

Петр Кузнецов: Наследие Украины?

Сергей Степашин: Хватит Украину вспоминать, пять лет уже прошло. Друзья мои, не можете работать? Занимайтесь другими делами. Или поезжайте в Украину.

Петр Кузнецов: Закрывая тему расселения аварийного жилья. Вы уже сказали о частных инвестициях. Получается, что сейчас сложно найти какие-то инструменты, которые могут заинтересовать честного застройщика?

Сергей Степашин: Вот смотрите. Для чего пойдет частный застройщик? Чтобы заработать. В таких городах, как Москва… Вот реновация сначала шумливо прошла, вы помните, но сработала, потому что в Москве дорогая земля. Сегодня по Севастополю мы говорили. Реновация в Севастополе может тоже сработать, там земля дорогая. Ну, город сказочный, город нашей славы. Другие крупные города: Краснодар, Новосибирск и так далее. В остальных городах, в малых городах, конечно, эта программа не сработает.

Но есть один нюанс. В связи с тем, что наша программа сейчас включена в программу нацпроекта по жилью… А программа по жилью – сложноватая. Президент поставил задачу – мы должны построить жилье для 5 миллионов человек. Вот здесь мы можем включиться активнее в эту программу.

Что я имею в виду? Сейчас многие строители говорят: «У нас денег нет. Эскроу-счета после обманутых дольщиков не везде сработали, жилье удорожается». Мы даем гарантированно деньги бюджетные. Вы на этом можете и подзаработать. Не так уж много, может быть, как на коммерческом жилье, но это гарантированные бюджетные деньги. И там, где умеют работать руководители соответствующих структур (ну, я имею в виду ЖКХ и губернаторов), там эти компании будут работать.

Но, как показал опыт десяти лет работы нашего фонда, к сожалению, когда в начале 90-х годов многие строительные компании в стране были просто разрушены, качество строительных и подрядных работ не всегда высоко, то сейчас, конечно, очень важно, чтобы мы имели эффективно и качественно работающие строительные компании, причем не только за счет мигрантов. Вы понимаете, о чем я говорю.

Петр Кузнецов: Еще одна острая проблема – это теплосети – то, с чем мы сталкиваемся, фиксируем каждую зиму. Ну, в XXI веке… У нас есть еще одна инфографика на эту тему.

Ольга Арсланова: Да, давайте посмотрим. Около трети всех теплосетей в России нуждаются в замене, по данным Минстроя. В некоторых регионах – например, в Тверской области, в Крыму – износ труб составляет более 70%, а в Екатеринбурге и во Владивостоке превышает 60%. И ежегодно следует обновлять от 4 до 5% этой инфраструктуры, но на деле меняется значительно меньше.

В чем проблема? Почему не получается?

Сергей Степашин: Если коротко ответить – в деньгах. Минстрой сделал абсолютно правильный диагноз. Так вот, чтобы нам решить, что называется, махом… ну, не махом, естественно, а за 5–6 лет всю проблему качественных теплосетей, требуется 300 миллиардов рублей в год.

Петр Кузнецов: В год?

Сергей Степашин: Это примерно 80% от всего Фонда переселения из аварийного жилья. Кстати, белорусы, к опыту которых мы относимся по-разному, иногда философски… Вы понимаете, о чем я говорю, да? Так они за десять лет… Они сделали госпрограмму по замене 62% своих сетей. И они их заменили.

Ольга Арсланова: Ну, там территория поменьше.

Сергей Степашин: Подходы разные.

Петр Кузнецов: А у нас ремонт теплосетей в федеральную программу не входит?

Сергей Степашин: У нас – нет. Вот только сейчас мы к ней подходим. Значит, в Фонде ЖКХ есть такая программа, она небольшая, у нас всего 13 миллиардов рублей на всю эту историю, что называется. Мы провели соответствующую работу за несколько лет, и 6 миллионов человек худо-бедно смогли получить, что называется, эффект, в том числе от замены теплосетей. Поэтому сейчас эта программа вновь заработала с 13 миллиардами.

Но что меня обнадеживает? Ну, 13 миллиардов – вы сами понимаете, что это капля в море. Что меня обнадеживает? Дмитрий Анатольевич дал команду, и сейчас готовится постановление Правительства, суть которого заключается в том, что нужно найти дополнительные средства из бюджета на модернизацию объектов с износом более 60%. А таких у нас большинство сегодня. И когда спросят: «А где средства?» – ну, вы видите…

Я работал в Счетной палате. Все-таки бюджет сегодня формируется у нас в достаточно комфортных условиях. Вы видите, какая цена на нефть: закладывали 42 долларов за бочку, а сейчас она у нас уже за 70. Мы покупаем золото. Слава богу, перестали покупать золото, чтобы не поддерживать американскую экономику. Поэтому резерв есть. Вы представляете, да?

Строим дом – теплосети взорвались. Что дешевле – заменить теплосети или делать потом постоянно капитальный ремонт? Я не говорю уже о том, насколько это бьет по нашим гражданам. Вы знаете, что в этом году уже были серьезные аварии в ряде регионов, когда по 300–500 тысяч человек одновременно оказывались без воды. Это никуда не годится.

Ольга Арсланова: То есть этот ремонт, эта замена с каждым годом, получается, становится дороже и дороже?

Сергей Степашин: Совершенно верно, абсолютно правильно. Да еще, вы знаете, сейчас поменьше стало, а раньше принято было зимой менять. Всегда думают: а почему зимой-то? Да потому, что зимой расценки другие.

Петр Кузнецов: Внедрение новых технологий – понятно, это тоже деньги.

Сергей Степашин: Вы знаете, вот хороший вопрос вы сейчас задали. Все спрашивают: «А есть ли?» Да, есть. Пятилетний опыт опять же моей работы в этом качестве… Кроме того, я еще возглавляю Общественный совет Минстроя. Мы знаем предприятия, мы знаем организации, мы знаем ноу-хау и прекрасные технологии, которые есть.

Петр Кузнецов: То есть мы не отстаем в этом плане?

Сергей Степашин: В этом плане мы не отстаем. И цена/качество не отстает. Важно внедрение. И знаете, что еще важно? Чтобы еще на рынок тебя пустили. Вот для этого нужен Антимонопольный комитет, для этого нужно и Министерство экономического развития, и Министерство энергетики, потому что нужно делать энергоэффективный и капремонт, и энергоэффективные дома, переселяемые под «аварийку». Это все – взаимосвязанные вещи, в том числе то, о чем мы сейчас говорим с вами.

Ольга Арсланова: А у нас зрители интересуются сразу из разных регионов, не поднимут ли коммунальные взносы с населения, учитывая этот серьезный износ теплосетей.

Сергей Степашин: Ну, Правительство этого не предусматривает. Куда еще повышать? У нас и так тарифы каждый раз скачут. А потом, ведь не я это сказал, а Дмитрий Анатольевич, выступая в Госдуме, он впервые назвал цифру. Цифра зловещая. У нас 19 миллионов человек – а это целая европейская страна – живущих за чертой бедности. С кого брать-то? Ну, с кого брать? С пенсионера с 14 тысячами? И это в лучшем случае пенсия.

Петр Кузнецов: В лучшем случае.

Сергей Степашин: В лучшем случае. Надо же понимать эти вещи.

Петр Кузнецов: Ну, раз уж мы начали говорить о тарифах, о капремонте, то что у нас с программой капремонта? Где мы улучшаемся? Каких изменений ожидать?

Сергей Степашин: Программа заработала. Потому что я вспоминаю, когда она начиналась, даже несколько политизированной была эта тематика. Вы помните, многие выступали против того, чтобы собирать с людей на капремонт: «Обдираем народ! Будем платить из бюджета». Ну, наверное… не наверное, а точно, если твое частное жилье, то, конечно, ты должен участвовать в его капитальном ремонте, ну, кроме инфраструктурных вещей.

Поэтому программа заработала. Сегодня собираемость у нас по стране одна из самых высоких стала. В прошлом году – 95%. Кстати, прошлый год тоже дал неплохое количество результатов по капитальному ремонту – отремонтирована 41 тысяча домов. А вообще в программу сейчас попало порядка 700 тысяч домов, 93 миллиона человек. Две трети населения живут в домах, которые требуют капитального ремонта.

Что смущает в капитальном ремонте? Первое – это, конечно, низкие темпы освоения средств, которые собраны гражданами. 200 миллиардов рублей сегодня еще лежат на счетах. Иногда они не работают. Были опять же в той же Карелии: они деньги держат в казначействе, они никуда не пропадут, но под нулевой процент. То есть – деньги не работают, они не зарабатывают.

Поэтому мы сейчас, когда фонду поручено теперь уже заниматься контролем, по сути дела… А раньше мы этим не занимались, только факультативно работали. Сейчас поправка в закон прошла, и мы будем контролировать все эти вопросы. Поэтому первое – это, конечно, ускорение темпов капитального ремонта. Несвоевременно сделали капитальный ремонт – дом становится аварийным. И мы зайца гоняем дальше по кругу, что называется.

Второе – качество. Очень много претензий, больше всего по двум аспектам – замена как раз теплосетей в доме и крыша, как ни странно. Что-то с крышами у нас неважно. Я не знаю, разучились, видимо, делать. Поэтому, конечно, качество капитального ремонта. Это не должно быть – подмазали, размазали. Помните, Свердловскую область показали: дом сайдингом покрыли, а ветер подул – и все сдуло. Это называется «капитальный ремонт»?

Ольга Арсланова: Ну, внешне было симпатично.

Сергей Степашин: Третье – граждане должны знать сроки, качество и кто будет делать. Поэтому я предлагаю тем, кто еще не собрал деньги на капремонт или продолжает собирать, все-таки на спецсчет. Когда я собрал в своем доме деньги на спецсчет, я знаю, куда и когда мои деньги пойдут. Сейчас бо́льшая часть у нас собрана в так называемый общий котел.

Ольга Арсланова: А если уже выбран этот вариант, то перестроиться нельзя?

Сергей Степашин: Ну как нельзя? Это же решает совет дома. Люди должны более активно участвовать. Кстати, очень много зависит от так называемого управдома. Знаете, как правило, если там крепкий и умный человек… Мужчина или женщина – не имеет значения. Что называется, рукастые люди, в отличие от Мордюковой. Помните? «Лотерейный билет не купите – газ отключу». «Управдома – друг человека». Есть люди, умеющие работать в этой связи. Но тема капитального ремонта, действительно, сегодня становится одной из самых актуальных, с точки зрения тех позиций, о которых я сейчас сказал.

Ольга Арсланова: Как раз жалобы. Например, пишут из Краснодарского края: «Когда будут делать ремонт? Крыша прогнулась, на подпорках. Обещали на 2018 год, перенесли на 2032-й. Дому 40 лет».

Сергей Степашин: Как на 2032-й?

Ольга Арсланова: А вот так, не знаю.

Сергей Степашин: А кто отнес на 2032-й?

Ольга Арсланова: Это пишет нас зритель.

Сергей Степашин: Ну, я телефон вам дал. В любом случае пишите в Фонд ЖКХ.

Ольга Арсланова: Звоните и расскажите.

Петр Кузнецов: Он сейчас появится в низу экрана.

Ольга Арсланова: А может такое быть, что люди не собрали этих денег, поэтому им приходится жить с такой крышей?

Сергей Степашин: Вы знаете, где у нас очень плохо собирают деньги? Это откуда? Какой регион вы сейчас сказали?

Ольга Арсланова: Это был Краснодарский край.

Сергей Степашин: Там все в порядке. У нас неважно, к сожалению, в наших северокавказских республиках, кроме Чечни: Кабардино-Балкария, Дагестан, Северная Осетия, Ингушетия. Вот там плохо собирают. В Краснодарском крае сбор нормальный. Вообще меня Краснодарский край удивляет. Это наша житница. О чем мы говорим? Пишите письмо на мой адрес, будем разбираться. Я даже пошлю специально нашу комиссию, специально по вашему дому, честное слово. Это безобразие.

Петр Кузнецов: Спрашивают, что прямо сейчас делать людям, если дом не включают в программу капремонта, вот не включают.

Сергей Степашин: А кто может не включить в программу капремонта? Кто? Управляющая компания? Или кто не включает-то? Вы разберитесь, кто не включает, кто у вас за это отвечает. Управляющая компания? Значит, к ней обращайтесь. Если не получается с управляющей компанией – пишите в Фонд ЖКХ. Я еще раз говорю: с этого год мы имеем полные законодательные полномочия контролировать эти процессы. Пожалуйста, не стесняйтесь, пишите.

Ольга Арсланова: Ну и все-таки давайте по регионам поговорим поподробнее. Лидеры и аутсайдеры этого процесса сегодня какие?

Сергей Степашин: Ну, аутсайдеры по сбору – я уже сказал.

Ольга Арсланова: Это Северный Кавказ?

Сергей Степашин: К сожалению, да. Ну, по качеству капремонта у нас Магадан и Чукотка. Мало того что там прохладно, так еще и с капремонтом не ахти. Лидер у нас – Белгород. Он, кстати, лидер во всем, это наш самый продвинутый и лучший регион.

Ольга Арсланова: Как им это удается?

Сергей Степашин: Вы у Савченко спросите. Человек умеет работать, и команда великолепная на самом деле. Там и село развивается, там и малое строительство, и аварийное жилье, и люди живут не нарадуются. Харьковчане им завидуют сейчас белой завистью, когда смотрят, как живут белгородцы.

Это Саратовская область. Это Владимирская область при Светлане Орловой. Правда, граждане Владимира на выборах этот фактор не учли. Посмотрим, как будет с нынешним начальником. Так что это те регионы, где лучше всего обстоит с качеством капитального ремонта. Ну, в Москве, насколько я знаю. Но Москва – это другая страна, давайте так будем говорить.

По Питеру мы сейчас, кстати, с Александром Бегловым эту тему обсуждали. Я сейчас готовлю предложение для Дмитрия Анатольевича. Знаете, какая тема с капремонтом? В Петербурге больше всего домов, которые должны подвергаться капитальному ремонту (именно подвергаться) – это памятники культуры федерального значения. Весь Петербург Достоевского (так он называется), что за Невским проспектом, в ту сторону – это памятники. И конечно, за те деньги, которые собирают граждане… А там самая низкая собираемость. Ну, так решили, чтобы немного брать с питерцев. Там доплачивает бюджет Санкт-Петербурга 50%.

Конечно, должны быть другие средства для капремонта памятников культуры. Это надо включать в подпрограмму, конечно, Министерства культуры, ибо капремонт памятников культуры можно провести так, что ни памятника не будет, ни капремонта, как вы понимаете. Это тоже новая тема, на которую мы сейчас вышли.

Петр Кузнецов: Еще нас просят еще раз проговорить, как собственники могут вести контроль за капремонтом. То есть крыша течет – ремонтируют фасад…

Сергей Степашин: Ну смотрите. Во-первых, есть ТСЖ, есть управляющие компании, которые обязаны за это отвечать. Если они будут безобразно работать, есть возможность отзыва у них лицензий. Есть в конечном счете правоохранительные органы, обращайтесь. И конечно, Фонд ЖКХ.

Я еще раз говорю: давайте вместе смотреть за этими аспектами. У вас все права для этого есть. Это ваши деньги, это ваши деньги, имейте в виду. Это не водопроводчик Афоня пришел вам кран поменять, и вы ему трешку на водку дали. Это совершенно другая история. Надо привыкать, что вы хозяева. И ведите себя более жестко. И не стесняйтесь, пожалуйста.

Ольга Арсланова: Спасибо большое.

Сергей Степашин: Не за что.

Ольга Арсланова: Хорошая точка, по-моему. Сегодня у нас в студии был председатель Наблюдательного совета государственной корпорации «Фонд содействия реформированию жилищно-коммунального хозяйства» Сергей Степашин, его личное мнение. Спасибо.

Петр Кузнецов: Спасибо большое.

Сергей Степашин: Спасибо.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (10)
Александр
Сказать спасибо за рассматриваемый вопрос - слишком мало. Огромное спасибо за актуальность и жизненность проблемы, которую готовы разрешить для миллионов граждан России.
Venbud Bud
Если Вы не равнодушны и Вам надоело издевательство власти над населением – прочтите Петицию «Неотложные меры по защите населения России от коррупции и произвола властей", пройдите по ссылке , и если согласны, - подпишите!
Venbud Bud
должно проводиться расследование и применяться штрафы и уголовная ответственность. 7.В течении 2019 – 2020 года, путем помесячного пропорционального понижения довести зарплаты депутатов и чиновников до средних по стране (с учетом региональности), и установить прямую зависимость между ростом зарплаты депутатов и чиновников с ростом средней заработной платы по стране и региону. (Как говорил генерал Лебедь: «Богатеть надо вместе с державой, а не за ее счет.») 8.Вернуть в УК РФ статьи о полной конфискации имущества за коррупционные преступления, и ввести высшую меру наказания в отношении замешанных в коррупции госслужащих и депутатов, 9.Данный законопроект, затрагивающий интересы не менее 99% россиян, предлагаю вынести на Всенародное Обсуждение, и принять путем Всенародного Голосования.
Venbud Bud
5.Предоставить возможность добровольного возврата в Российскую Федерацию денежных и иных материальных ценностей действующими чиновниками и депутатами в течении 3-х месяцев с момента вступления закона в силу. 6.Чиновники и депутаты, позволившие себе или допустившие по халатности оскорбительные или уничижительные высказывания в отношении российского населения, должны немедленно отстраняться от занимаемой должности. В отношении этих лиц должно проводиться расследование и применяться штрафы и уголовная ответственность.
Venbud Bud
3.Запретить чиновникам, (начиная с определенного ранга), а также депутатам всех уровней выезжать за границы РФ на все время нахождения на государственной службе. Исключение – только по служебной необходимости, после проведения проверок и выдачи разрешений соответствующими ведомствами, несущими за это ответственность. (Чиновник и депутат должен быть подобен контрактнику: подписал контракт и работаешь в России. А захотел поехать заграницу – увольняйся из правительства (ведомства) и уезжай куда хочешь.) 4.Наличие собственности, денежных средств и иных материальных ценностей чиновника (депутата) за границей в период нахождения на государственной должности должно приравниваться к предательству, и расследоваться специально созданным оперативно-следственным Отделом ФСБ РФ и ГСУ СК РФ. Все найденное имущество, деньги и прочие материальные ценности должны быть конфискованы по ускоренной процедуре, и возвращены государству на специальный счет для повышения зарплат и пенсий населения. Чиновники, депутаты и их пособники, подозреваемые в коррупционных преступлениях, сбежавшие или находящиеся за пределами РФ, должны быть неотвратимо доставлены в Россию и после публичного расследования наказаны как предатели Родины. (Оперативникам и следователям – в целях повышения эффективности – предоставить возможность получать определенный % от выявленных и возвращенных в РФ средств.)
Venbud Bud
«Неотложные меры по защите населения России от коррупции и произвола властей" ПЕТИЦИЯ: 1. Граждане РФ, претендующие на государственную должность, а также избираемые депутаты всех уровней, обязаны перед утверждением добровольно задекларировать все свои денежные и материальные ценности, а также все денежные и материальные ценности членов своих семей и их родственников. Наличие заграничных денежных и(или) иных материальных ценностей для кандидата недопустимо. 2.Ввести добровольный еженедельный «антикоррупционный тест» на проверку чиновников и депутатов на полиграфе по вопросам коррупции. В случае отказа от добровольного прохождения теста, или отрицательного результата теста, полномочия должностного лица (депутата) немедленно прекращаются, и назначается проверка оперативно-следственными органами.
Нина
В Белгороде все инстанции начиная с жилищной инспекции и заканчивая судами защищают интересы ни жильцов, а управляющих организаций, т.е. местной власти.
Татьяна
Наша УК Еврокомфорт не убрала из квитанции вывоз мусора.
Юрий Михайлович
Наше ЖСК постоянно приписывает потребление холодной и горячей воды в 5... 7 раз более показаний наших законных приборов учета. Я перестала платить за квартиру. Суд отклоняет ихние претензии, а ранее мы выигрывали в суде ихние претензии. Что делать? Что делать
Валентина
Добрый день. Я жаловалась на управляющую компанию во все инстанции Санкт-Петербурга, вплоть до губернатора. НЕ ВЕРЮ, что можно изменить с ЖКХ.

Выпуски программы

  • Полные выпуски
  • Все видео