Архитектор Сергей Ткаченко: Мы как страна пока на таком этапе развития, что будем продолжать строить человейники

Архитектор Сергей Ткаченко: Мы как страна пока на таком этапе развития, что будем продолжать строить человейники
Промежуточные итоги марафона ОТР помощи Иркутской области.. Жизнь взаймы. запрещённое лекарство. Переобучение пенсионеров. «Автомобили»
Среднему заемщику для погашения кредитов потребуется почти 11 зарплат. Как себя обезопасить от пени и брать в долг у банка меньше?
Почему рост экономики сдерживается и из чего складываются зарплаты
Советы по выбору автомобиля от Андрея Осипова, автоновости и тест-драйв Hyundai i30N
Сергей Левченко: Люди, лишившиеся жилья, смогут купить дома за госсчет с квадратными метрами не меньше, чем у них было
Почти 4 миллиона пострадавшим от наводнения в Иркутской области собрали зрители ОТР. Рассказываем, на что пойдут эти деньги
Переобучение для пенсионеров - поиск самореализации или дополнительного дохода?
Процентная ставка по кредитам должна быть адекватна доходам населения и росту экономики
Лекарство или срок. Почему родителей больных детей вынуждены добывать необходимые препараты контрабандой?
«Матери детей-инвалидов попадают под статью за то, что лечат своих детей. Это абсурд!»
Гости
Сергей Ткаченко
архитектор, профессор Московского архитектурного института

Новые микрорайоны. При застройке новых районов нужна хорошая инфраструктура. И её строительство возьмут на себя власти. Об этом заявил Владимир Путин. Сами застройщики не справляются. Из-за этого жить в новых кварталах очень трудно.

Ольга Арсланова: Ну а сегодня мы продолжаем подводить итоги прямой линии с президентом Владимиром Путиным, он отвечал на вопросы россиян и пытался решать их проблемы. Звонки, SMS поступали из разных регионов страны.

В частности, Владимир Путин сказал, что российские власти совсем скоро возьмут на себя строительство социальной инфраструктуры при застройке новых жилых районов. Известно, что раньше строительством всей социальной инфраструктуры – это школы, больницы и детские садики – занимались застройщики, а следовательно, и дольщики, поскольку это дополнительные расходы, строительные компании впоследствии их включали в стоимость жилья. Но теперь оплачивать возведение таких объектов должно государство, но у него пока что нет правовой базы и источников финансирования. Именно эти вопросы в ближайшее время и должно решить правительство, это подчеркнул Владимир Путин во время прямой линии.

Есть конкретные примеры, мы о них обязательно чуть позже расскажем, но если вы живете в новом микрорайоне и вам не хватает инфраструктуры, позвоните в прямой эфир и расскажите, как вы живете.

Петр Кузнецов: А мы приветствуем в студии Сергея Ткаченко, архитектора, профессора Московского архитектурного института. Сергей Борисович, добрый вечер.

Сергей Ткаченко: Добрый вечер.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Скажите, пожалуйста, вот какие сегодня есть стандарты современного строительства домов? И на каком уровне они регулируются?

Сергей Ткаченко: Вы, кстати, сначала сказали, что сейчас все делается за счет инвесторов. Вот в Москве в 1990-е гг. и в начале 2000-х гг. это все делалось за счет города, даже речи не шло о том, что это должны делать инвесторы.

Ольга Арсланова: То есть региональные власти оплачивали?

Сергей Ткаченко: Безусловно, это все входило в так называемую социальную инфраструктуру: дороги, инженерная инфраструктура и школы, детские сады, поликлиники и так далее. То есть не было речи о том, чтобы это повесить на инвестора. Потихоньку, постепенно это все переходит и все начинают забывать о том, что муниципалитет, город, я не знаю, субъект федерации обязан это делать, это обеспечение конституционных прав жителей, избирателей.

Петр Кузнецов: За счет каких средств, это уже проблема региона?

Сергей Ткаченко: Это бюджет, это всегда было бюджетом.

Так вот, я не думаю, что кто-то обсуждает, должна быть застройка комплексной или нет, должны быть… Если мы строим какое-то количество жилых домов, там будет жить столько-то людей, у этих людей обычно бывают дети; для детей должны быть детские сады, а потом школы, дальше уже это их дело, как они будут жить, эти самые дети. Пока они на попечении родителей, на ответственности родителей, власти, исполнительная власть должна обеспечить вот эту самую социальную инфраструктуру, чтобы опять конституционные права жителей обеспечить.

Ольга Арсланова: Но это правда, что сейчас новые микрорайоны принимаются, например, даже без предусмотренной парковки? Мы уже не говорим про школы, про детские сады, дороги и так далее.

Сергей Ткаченко: Нет, это совершенно разные вещи. Парковка – это не то, что обеспечивается действующим законодательством. Хотите делайте, хотите не делайте парковку.

Ольга Арсланова: А как без нее?

Сергей Ткаченко: А так. Вот, например, опять я про Москву: ведь есть политика репрессий для автомобилей. Например, усилия исполнительной власти направлены на то, чтобы не ездили люди на своем, на частном автотранспорте, а использовали городской общественный транспорт, желательно внеуличный транспорт, метро, я не знаю, электрички. Естественно, это в какой-то мере будет решать московские пробки. То же самое, в общем-то, я не про пробки, а про проблемы, которые возникают в любом городе России: лучше, конечно, пользоваться общественным транспортом, если он есть, если он удовлетворяет все потребности.

Петр Кузнецов: Хорошо, парковки не столь обязательны.

Сергей Ткаченко: Да.

Петр Кузнецов: Но вот принимают без соответствующей очень необходимой инфраструктуры – это так? Самое интересное, кем принимается еще.

Сергей Ткаченко: Понимаете, в чем дело? Ведь принимают… Есть комиссия, в которую обязательно входят представители исполнительной власти, городской власти или муниципальной власти, и они не могут принять жилье, квартал без соответствующей социальной инфраструктуры, не могут.

Петр Кузнецов: Но…

Сергей Ткаченко: Если они это делают, значит, это делается под гарантийные письма, под какие-то там, не знаю, звонки и так далее…

Ольга Арсланова: «Через пару лет построим», да?

Сергей Ткаченко: Ну вот, понимаете, мы сейчас с вами смеяться смеемся, на самом деле…

Петр Кузнецов: Да нет, на самом деле это не смешно.

Сергей Ткаченко: Я не хочу сказать, что это преступление, но эти допущения очень часто бывают, бывают.

Ольга Арсланова: Давайте посмотрим конкретные примеры. Например, что беспокоит жителей самарского микрорайона, как он выглядит, какие там проблемы.

СЮЖЕТ

Ольга Арсланова: Вот несколько сообщений. «Эти микрорайоны напоминают осиные гнезда – как же люди живут в этих гетто? Кто это проектировал? Такое жилье действует еще и на психику людей отрицательно».

Давайте еще посмотрим на один микрорайон. Парк и детскую площадку под ковш – так нужно застройщику. Жители района Березовая роща в Воронеже пытаются сохранить одну из самых зеленых частей города. Итак, в начале года в районе Березовая роща начали активно вырубать деревья, освобождая площадь под целый комплекс жилых многоэтажных зданий, ну а застройщик предъявил права и на детскую игровую площадку, которая по документам, как выяснилось в ходе разбирательства, не считается придомовой территорией. Мэрия утверждает, что этот участок находится в частной собственности с 2001 года и просто долгое время стоял невостребованным. Но жители убеждены, что их обманули при продаже квартир.

Татьяна Русанова: Около наших домов началось капитальное строительство. Эти строители хотят сломать детскую площадку, которая у нас тут уже много лет существует, срубить наши деревья. Это надо остановить, зеленый пояс сохранить, который вокруг Воронежа существует.

Ольга Арсланова: Ну а еще жители Березовой рощи опасаются, что после сдачи нового жилого комплекса единственная на весь микрорайон школа и 3 детских сада не выдержат наплыва детей. И опасаются они, видимо, этого оправданно, так и будет, скорее всего.

Сергей Ткаченко: Боюсь, что так и есть. Вообще как положено? Должен сначала быть разработан проект планировки, по которому должен быть градостроительный баланс: сколько жилья, столько детских садов, столько школ и так далее.

Петр Кузнецов: Нет-нет, общий градостроительный план, вот то, что мы сейчас видим, неважно, точечно, это даже уже не важно…

Сергей Ткаченко: Неважно.

Петр Кузнецов: Это даже уже не точечная застройка, но это же отклонение от градостроительного плана, начнем с этого.

Сергей Ткаченко: Значит, это или пропустила каким-то образом, не знаю, каким образом, она не могла пропустить, исполнительная власть, или никто не обратился в прокуратуру о нарушении официально утвержденных градостроительных документов, то есть генерального плана города, проекта планировки и так далее. То есть все забывают про прокуратуру.

Петр Кузнецов: А какими-то поправками они могли воспользоваться, которые позволяют им это сделать?

Сергей Ткаченко: Нет поправок, которые поправляют основные наши нормативы.

Петр Кузнецов: И этот общий план должен же обновляться через какое-то время.

Сергей Ткаченко: Он регулярно обновляется, проходит…

Петр Кузнецов: Может быть, они как раз воспользовались обновлением?

Сергей Ткаченко: Нет, он проходит публичные слушания, он утверждается в органе законодательной власти, Думе или еще каком-то соответствующем, города я имею в виду, это генеральный план города я имею в виду. Проект планировки утверждается исполнительной властью, но проходит публичные слушания, то есть все имеют право высказаться. Хорошо, если все выскажутся о том, что нам не нужно детских садов, не нужно стоянок, не надо зелени, так можно проектировать, – утрирую, конечно, но тем не менее. Но должны быть результаты публичных слушаний.

Петр Кузнецов: Ну и чтобы эту историю, я прошу прощения, добить, – даже если они сейчас все соберутся и попробуют эту историю победить, я не знаю случаев, когда кто-то приедет и все эти новостройки, которые появились, снесет просто.

Сергей Ткаченко: Никто ничего не снесет, но нужно сделать так, чтобы что-то перепроектировали, чтобы, может быть, вместо последнего коммерческого жилого дома появилась школа, детский сад, не знаю, как-то вот так. То есть жителям надо успевать, жителям надо решительнее действовать в рамках законодательства, безусловно. Опять я повторяю про прокуратуру, которая помогает соблюдать.

Петр Кузнецов: Увидел бульдозер во дворе – пиши сразу, беги.

Ольга Арсланова: Сразу.

Сергей Ткаченко: Да. Если вы не участвовали в публичных слушаниях, если вы не знаете, откуда это все появилось, надо обращаться во все органы. Не могут не ответить, как ответят – следующий вопрос.

Петр Кузнецов: Лучше коллективно.

Сергей Ткаченко: Обязательно.

Ольга Арсланова: Давайте послушаем Алексея из Краснодара, у него история, видимо, о том, что в этом городе происходит. Алексей, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Вы в эфире.

Зритель: Я живу в городе Краснодаре в новом микрорайоне с 2013 года. Вот 6 лет идет плотная застройка, микрорайон называется «Почтовый». Он окружен рекой Кубань. У нас 2 въезда и 2 выезда с него. В нашем микрорайоне ни одной школы, ни одного садика, ни одной поликлиники нет. Ходим в садик, в школу в соседний район. Если пешком идти до садика до ближайшего, минут 15–20, если будет взрослый человек идти, а если на машине ехать утром, то это 45 минут занимает. Ничего не делается.

Соседний микрорайон старый, гидростроителей, там есть школы, садики, они переполнены. У меня дочка, 47 человек в одной группе у нее в садике, в школе по 10–11 первых классов. Ничего никто не делает. Губернатор приезжает, головой кивает и уезжает на протяжении 6 лет.

Ольга Арсланова: Спасибо. Что могут сделать жители?

Сергей Ткаченко: Странно, в Краснодаре есть бюджет, есть бюджетные средства для решения таких вопросов, это нормальный регион, я просто в курсе. Не понимаю, почему, потому что новые жилые районы, кварталы обязаны иметь социальную инфраструктуру. Опять повторяюсь, это обеспечение конституционных прав людей.

Ольга Арсланова: Еще несколько сообщений. «Новые микрорайоны выглядят сюрреалистично, жутковато и непритягательно. Со страхом ждем, когда в Саратове закроют старый аэропорт, застройка жилья превышает все разумные пределы. В Саратове построены новые районы – это ужас! Половина домов не заселена, потому что денег у людей нет, проезд между домами в одну машину, разъехаться невозможно. Школ и поликлиник нет».

Скажите, пожалуйста, есть ли какие-то общие планы, которые обязательно присутствуют при строительстве микрорайонов и от которых ни в коем случае нельзя отступать? Потому что очень часто бывает так, что в процессе застройки, например, в Подмосковье были случаи, застройщик говорил: «Мы что-то как-то денег мало собрали, поэтому мы построим не в две полосы, а в одну полосу. А детский сад мы построим, но года через 3, а вот на школу уже не хватило», – и все. Хотя план вроде как должен был быть.

Сергей Ткаченко: Я могу сказать, что так не бывает, хотя, видимо, бывает.

Ольга Арсланова: Так бывает.

Сергей Ткаченко: Это странно. Я даже не знаю, что вам сказать, потому что нельзя через 3 года детский сад делать при готовых жилых домах.

Петр Кузнецов: Тогда давайте так: часто ли задержки со строительством, проблемы всяческие связаны только с недобросовестностью застройщика?

Сергей Ткаченко: Нет. Значит, бывает, я просто знаю такие случаи, прежде всего проектировщики идут на поводу у застройщиков и делают довольно странные проекты планировки, в которых могут и отсутствовать вот эти детские сады, школы и так далее, это в расчете на то, что они в соседних районах и так далее, и даже такие документы получают. После этого делается, так сказать, проект организации строительства, где вот эти дома в первую очередь строятся, а социальная инфраструктура (детские сады, школы) отъезжает на вторую, третью, четвертую очередь. Это утверждает исполнительная власть, еще раз хочу подчеркнуть, поэтому надо обращаться к своей исполнительной власти и обращаться в прокуратуру при нарушении конституционных прав.

Петр Кузнецов: Давайте вернемся к заявлению Владимира Путина. Как вам кажется, Сергей Борисович, как это будет работать, поддержка государства? То есть появится какая-то некая госкорпорация, которая, наверное, в данном случае будет выполнять роль заказчика; соответственно, застройщики будут какими-нибудь подрядчиками.

Сергей Ткаченко: Ну если это будет типа того, что в Москве делается с реновацией…

Петр Кузнецов: А это похоже, да?

Сергей Ткаченко: Да, у людей отбирают землю, отбирают все, кроме квартир, это другая у нас с вами тема. Но тем не менее я полагаю, что при реновации все-таки, может быть, не очень достаточно, но социальная инфраструктура возникать будет, не смогут сдать в Москве кварталы (кстати, и в Подмосковье, как правило, это всегда комплексная застройка) должны быть жилые дома с детскими садами, школами, где-то есть поликлиника. Да, не хватает…

Петр Кузнецов: Просто потому что реновация под микроскопом сейчас у общественности.

Сергей Ткаченко: Ну да, в Москве активное население, совсем уж все нарушать не дадут. Вспомните, в свое время, в конце 1990-х гг. выяснилось, что не хватает детских садов в Москве, и в начале 2000-х гг. была программа, когда каждый год строилось 100 детских садов, и они строились действительно. И потихоньку вот эта вот нужда в местах в детских садах сошла на нет. Значит, сейчас надо сделать это в федеральном масштабе: действительно будет некий фонд, который будет этим заниматься. Да, это будет заказчик, через него будут проходить федеральные средства, он будет проводить конкурсы – сначала конкурсы на проектные работы, потом конкурсы на подрядчиков, потому что нельзя просто так натыкать без проекта…

Петр Кузнецов: Привлекать инвесторов, для инвесторов нужно придумать какие-то привлекательные условия, потому что так просто они без выгоды строить не будут.

Сергей Ткаченко: Конечно, конечно, это нормально.

Петр Кузнецов: Давайте Андрея из Самары послушаем, у него есть как раз предложение.

Ольга Арсланова: Да, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте, уважаемая студия. У меня вот какое предложение. На самом деле вот я звоню из Самары, у нас в Самаре 3 проекта комплексной застройки, все их знают в нашем городе – это «Волгарь», «Кошелев» и «Новая Самара». И можно решить эту проблему, если бы финансирование социальных объектов, как школы, детские сады или поликлиники, планировались не на 1 год, как сейчас, а сразу на 3 года. Потому что застройщики связываются с такой проблемой, что один год финансирование может быть выделено, этого хватает только на финансирование, на закладку фундамента, а потом может быть перерыв.

И допустим, государственный бюджет страны у нас же финансируется на 3 года вперед, почему бы и муниципальные, областные бюджеты и как раз на развитие социалки не планировать на 3 года вперед? И инвесторы бы себя чувствовали достаточно уверенно, и жители бы понимали, что конкретно под их жилой микрорайон на 3 года выделены государственные, областные, муниципальные деньги. Это было бы таким изящным, простым способом, и не надо было бы никакую госкорпорацию создавать.

Петр Кузнецов: Ну и потом строительство – это что? Это рост экономики.

Зритель: Рост экономики – это дополнительные рабочие места, то есть каждое рабочее место в стройке дает до 8–12 рабочих мест в смежных областях, те же самые продажи строительных материалов, мебели, техники и так далее.

Петр Кузнецов: Спасибо.

Ольга Арсланова: Спасибо.

Сергей Ткаченко: Абсолютно правильно. Но 3–5 лет – это среднесрочный бюджет. К сожалению, наши субъекты федерации не могут правильно и устойчиво спланировать вот этот свой среднесрочный бюджет, среднесрочное финансирование, 1 год точно, а дальше могут быть какие-то перебои, поэтому, может быть, социалка слетает в первую очередь.

Ольга Арсланова: Еще несколько сообщений. Вот Воронеж нам пишет: «Улица Ломоносова, во дворе каждый метр занят стоянкой под машину, в среднем 70 машин. В центре детская площадка, детям негде кататься на велосипеде, самокате. Постоянное движение машин, есть риск, что ребенок попадет под машину. В случае пожара спецмашина не въедет во двор, и это окраина города. Есть какие-либо нарушения?»

Сергей Ткаченко: Видимо, есть.

Ольга Арсланова: С виду похоже на нарушения.

Сергей Ткаченко: Похоже на нарушения. Хорошо, должен быть проект планировки территории, должны быть публичные слушания, должны быть ограничены места для парковки автомобилей, должны быть всегда возможные эти противопожарные, санитарные проезды и так далее. То есть как бы все давным-давно изобретено, еще, извините, в советское время это все было изобретено, просто не было таких проблем.

Ольга Арсланова: «Надо строить малоэтажные дома, а не каменные джунгли». Я так понимаю, что пока что об этом речи не идет в больших городах.

Сергей Ткаченко: Нет.

Петр Кузнецов: Просто это невыгодно.

Сергей Ткаченко: Значит, мы находимся на таком этапе развития, наша страна и наши города, что мы пока будем строить вот эти вот «человейники» многоэтажные. Через какое-то время, может быть, когда мы станем богаче, мы сможем позволить себе иметь среднеэтажное жилье, а потом и малоэтажное.

Ольга Арсланова: Что будет со строительством «человейников» после введения новых правил строительства, после введения эскроу-счетов и по сути запрета долевого строительства? Наверняка будут расти цены и далеко не все смогут себе позволить такие квартиры купить.

Сергей Ткаченко: Внешне ничего не поменяется, «человейники» будут, и будут стремиться сделать их еще дешевле и еще менее качественными в строительстве…

Ольга Арсланова: Ага, и сэкономить в том числе и на…

Сергей Ткаченко: …а стоимость возрастет.

Петр Кузнецов: Есть ли вообще при этом гарантии с новыми эскроу-счетами, что так же достроят в срок и качественно?

Сергей Ткаченко: Есть большая гарантия, что при соблюдении законов это будет хоть как-то защищать жителей.

Петр Кузнецов: Просто дополнительные гарантии.

Краснодар снова у нас на связи, но не Алексей уже, а Валентина. Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Зритель: Добрый день. Тот же самый Краснодар беспокоит.

Ольга Арсланова: Да, слушаем вас.

Зритель: Простите, новый микрорайон «Российский» в Краснодаре – нет не только социальной инфраструктуры, как вы говорите, детских садов и школ, а вот не исполнена инженерная инфраструктура. Многоэтажки построены рядом с септиками, на септиках: канализации нет, 7-этажный дом и рядом септик. Дорог нет – это однозначно нет. Электричеством не в полной мере обеспечен, потому что разрешения давались на индивидуальное жилищное строительство, а понастроили застройщики многоэтажек и потом узаконили их через суд, то есть власть взяла на себя, так сказать, узаконивание вот этих недостатков строительства.

И вот теперь тоже власти приезжают, конечно, возмущаются, да-да, всегда говорят, что так жить нельзя, но никаких ни обещаний, ни наметок на исправление вот этих неполадок не предвидится. Вот дальше куда? А ведь узаконенное строительство. Дорог нет, дома отапливаются многие мазутом, газ не подведен в полной мере и электричество, и связь тоже нарушается очень. Вот теперь куда обращаться? Хотя многоэтажки уже узаконены судом – выше суда куда обращаться? К Путину я пыталась вчера дозвониться, минуту дали, но навряд ли дошло, как говорится.

Ольга Арсланова: Спасибо.

Петр Кузнецов: Удивительно, да, Сергей Борисович? Вы после первого звонка из Краснодара сказали, что вообще странно, Краснодар такой благополучный город…

Сергей Ткаченко: Я просто…

Ольга Арсланова: А тут вообще септики.

Петр Кузнецов: И пожалуйста, второй звонок.

Сергей Ткаченко: Вы знаете, вот это вот… У нас ведь совершенно независимая судебная власть, которая последняя инстанция, которая может решить вот это вот, на дачном участке индивидуального жилого строительства 3–5-этажный жилой дом имеет право или нет. Ну судья человек всегда предельно грамотный, поэтому он может решить, может несколькосекционный жилой дом, построенный там, где должны быть 1–2-этажные домики, без дорог, без очистных сооружений, без всего существовать или нет. Судья решает, что может. Я затрудняюсь, куда в данной ситуации…

Ольга Арсланова: А вопрос, почему люди это покупают.

Сергей Ткаченко: А потому что это дешево, я думаю.

Ольга Арсланова: Ну тогда…

Сергей Ткаченко: У людей вот на это денег хватит.

Ольга Арсланова: Понятно.

«В Екатеринбурге строят жилые комплексы без инфраструктуры. Точечно ставят дома, огромные нагрузки на школы, садики и на коммуникации», – вот, пожалуйста, Свердловская область. Видимо, по всей России.

Сергей Ткаченко: Ну эта болезнь по всей России, и я не знаю, где она полностью преодолена.

Ольга Арсланова: Вот вы говорили, что и в Подмосковье такого быть не может, что школы не строят, – Балашиха у нас спрашивает: «Когда построят школу в ЖК «Балашиха» Московской области? Обещали, не построили».

Сергей Ткаченко: Я не сказал, что не может быть, к сожалению. Попадается, но в меньшей степени, чем где-нибудь подальше от Москвы, где меньше контроля.

Петр Кузнецов: И в завершение, в качестве итога: все-таки связываете ли вы какие-то надежды с новой инициативой государства по строительству социальных объектов?

Сергей Ткаченко: Может быть, хотя бы эта инициатива закончится положительно и будут какие-то результаты. Значит, если 10% из того, что будет по этой инициативе, случится, будет реализовано – отлично.

Петр Кузнецов: Уже хорошо.

Сергей Ткаченко: Уже хорошо, и реализовано будет по всей стране пусть точечно, пусть немного, но это…

Петр Кузнецов: Это наш девиз во многих сферах: если хотя бы на 10%, уже хорошо.

Ольга Арсланова: Лучше, чем ничего. Спасибо.

Петр Кузнецов: Спасибо.

Сергей Ткаченко: Давайте надеяться на лучшее все-таки.

Ольга Арсланова: Спасибо. Архитектор, профессор Московского архитектурного института Сергей Ткаченко был у нас в гостях.

Сергей Ткаченко: Спасибо.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски